Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Современный взгляд на изучение миграции населения  в России в первой половине XIX в

Моисеенко В.М.
(Центр по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова, Москва)

  На рубеже XX-XXI вв. утвердилась точка зрения о существенной роли миграции в жизни современной и будущей России. В поисках ответа на актуальные вопросы теории и практики изучения миграции мы обращаемся к мировому опыту. Учитывать этот опыт надо и знать его необходимо. Но ответ можно попытаться найти в историческом опыте собственной страны. Теоретическое наследие ученых России в области изучения миграции значительно. Как самостоятельное направление оно остается по- прежнему невостребованным и мало известным. Конечно, было бы наивным искать в работах наших предшественников конкретные рецепты для решения всех сегодняшних проблем. Объективные условия кардинально изменились. Но в научном наследии есть положения, методологические подходы, теоретические выводы из исследований, которые могут представлять интерес и для современного специалиста. Кроме того, важна образовательная задача. Большие периоды развития миграционной мысли остаются неизвестными. Сказывается длившееся десятилетиями замалчивание научных школ, направлений и в этой области знаний.
  Наступившая во второй половине XIX в. в жизни России эпоха Великих реформ определила на многие десятилетия характер миграции. Исследования миграции достигают высокого уровня, сопоставимого в этот период с исследованиями в странах Запада и Северной Америки. Но оказалось необходимым оценить события, происходившие в дореформенное время. Такой экскурс показывает, как медленно и постепенно рос интерес, накапливались подходы к изучению миграции. Приведем сначала несколько общих положений.
  1. Исследования народонаселения в первой половине XIX в. происходили в рамках статистики, для быстрого развития которой в России в это время сформировались благоприятные предпосылки. Основная часть ученых до середины 1860-х гг. разделяла теоретические идеи госу- дарствоведения (описательной статистики).
  2. В центре внимания статистиков было естественное движение. Такой подход отражал магистральное направление формирования демографии в рамках статистики. Но интерес к миграции стал проявляться уже в начале XIX в. Существенное значение имели особенности России - территориальная дифференциация динамики и плотности населения. В рамках административной статистики не ослабевало внимание к данным о населении - ревизиям и церковно-приходскому учету, что косвенно стимулировало интерес к данным о миграции.
  3. Новый этап в изучении миграции наступил в конце 1840-х- 1850-е гг. В эти годы миграция начинает рассматриваться в качестве компоненты движения населения. В ряде публикаций отходничество анализируется как самостоятельный процесс. В качестве источника данных для анализа миграции используются обследования. На этом этапе существенно растет интерес к зарубежному опыту организации учета населения, прежде всего к переписям, многие из которых уже в то время изучали миграцию.
  4. Термин «миграция населения» применительно к исследованиям в первой половине XIX в., конечно, условен. Он встречается в отечественной литературе только во второй половине XIX в. Его использование мы объясняем не устоявшейся терминологией, определенным удобством термина - способностью объединять разнообразные виды перемещений населения в пространстве, характерные для рассматриваемого времени (отходничество, принудительные переселения крестьян помещиками, рекрутство, ссылку, бегство крестьян от помещиков и др.).
  5. Оценка опыта изучения миграции в первой половине XIX в. предполагает учет конкретных исторических условий — низкую мобильность крепостного крестьянства, значительную роль принудительных перемещений. Некоторые из результатов могут казаться очевидными для современного читателя, но для своего времени они могли быть определенным этапом в развитии миграционной мысли.
  Соотношение населения и пространства в России на протяжении первой половины XIX в было одной из ведущих тем исследования.. Разнообразные природные и исторические условия, не в последнюю очередь обусловленные увеличением территории России, ставили задачу изучения региональных проблем народонаселения. На региональном уровне особенно заметным становится интерес к миграции. Так, уже в начале XIX в. К.Ф. Герман выявляет характеристики и причинноследственные связи переселений крестьян на казанные земли Саратовской губернии. Анализируя тенденции движения народонаселения в Ярославской губернии, которая, по данным ревизии 1795 года, была одной из густонаселенных в России, К.Ф. Герман выявляет наличие больших групп временного населения в городах губернии. В их число он включает дворян, духовенство, гражданских и военных, а также иностранцев.
  В работах «Начертание статистики Российского государства» и “Статистические очерки России” К.И. Арсеньев продолжил тему соотношения населения и пространства. Используя показатель плотности населения (по терминологии автора - «истинной населенности»), он определил пять классов территорий. По его мнению, Сибирь является колонией России, важной для метрополии в политико-экономическом отношении. Причиной низкого роста населения Костромской губернии К.И. Арсеньев называет давнюю привычку «здешних поселян к промысловым занятиям и к дальним и продолжительным отлучкам из домов своих».
  Изучение народонаселения не представляло единого беспрерывного процесса в начале XIX в. Тем не менее, в 1800-1840-е гг. формируются предпосылки роста внимания к миграции в рамках изучения динамики народонаселения и дифференциации плотности населения на региональном уровне. В конце 1840-х гг. - 1850-е гг. формируются новые подходы к изучению миграции, в том числе и благодаря трудам созданного в 1845 г. императорского Русского географического общества (далее - РГО). В этот период важную роль сыграла монография Д.П. Журавского «Об источниках и употреблении статистических сведений» (Киев, 1846). Здесь подводятся итоги развития статистики в России и ставятся задачи изучения народонаселения. Автор анализирует опыт европейских государств, оценивает их достижения в организации сбора статистических данных. Важнейшим препятствием для получения точных статистических сведений в России он считал величину ее территории. Одним из первых в России Д.П. Журавский ставит задачу определения масштабов движения народонаселения на региональном уровне, включая в него переселения по губерниям, уездам и городам, временные переезды по служебным, торговым и другим делам внутри Империи и чрез границу и т.п. Среди его научных замыслов, к сожалению, не реализованных - использование материалов архивов и присутственных мест. В целом работы Д.П. Журавского выходят за границы сложившихся представлений о движении населения и источников данных для анализа движения населения, подтверждая вывод о длительности и сложности процесса формирования предпосылок для изучения миграции.
  Известна критика П.И. Кеппеном - одного из учредителей РГО - сложившейся в России системы учета населения, в первую очередь ревизий, а также обоснование замены ревизий переписями: «... Для статистика критика данных должна быть важнее самих данных». Этот подход актуален и в настоящее время. П.И. Кеппен предлагал использовать данные ревизий для анализа миграции.
  Развитие статистических исследований в рамках РГО в 1850-е гг. проявилось в использовании новых подходов к оценке движения населения. Так, В.В. Трубников на материалах народных переписей в Ардатов- ском районе Симбирской губернии исследует движение населения как «полный» процесс, включает в него и миграцию, используя для ее анализа сведения окладных книг. Стремление расширить источники информации о движении населения, столь характерное для 1850-х годов, проявилось в организации двух статистических экспедиций Министерством внутренних дел в Ярославскую и Нижегородскую губернии. Цель экспедиций состояла в оценке различных категорий населения, включая и «находившихся в отлучке», т.е. в отходничестве. Так, статистическая экспедиция в Ярославской губернии за 1842-1852 гг., изучавшая данные уездного казначейства, городской думы и волостных управлений, впервые показала в динамике число отходников, выявила более активное участие государственных крестьян в отходничестве, а также абсолютный и относительный рост «эмигрирующих» женщин.
  Экспедиция оценочной комиссии Министерства государственных имуществ также отметила широкое распространение отходничества населения Ярославской губернии, в котором «развился дух предприимчивости, отличающий их от жителей других губерний». В отходничестве принимал участие каждый восьмой житель губернии, в том числе каждый шестой государственный крестьянин. Интересны критерии оценки благосостояния семей отходников: своевременная уплата государственных податей и повинностей, частичная выплата деньгами натуральных повинностей, ежегодная покупка рекрутских квитанций, хорошие жилищные строения и утварь, щеголеватый вид и более качественное питание, элементы городского образа жизни и др.
  Внимание статистиков в 1850-е гг. было привлечено к широкому кругу вопросов миграционной тематики. В эти годы продолжились исследования соотношения численности населения и пространства в России - темы, важной для первого этапа. В этот период активно изучается зарубежный опыт организация учета населения. Новейшие исследования в этой области регулярно публикуются в периодических изданиях РГО и Министерства внутренних дел («Вестник императорского русского географического общества», «Журнал Министерства внутренних дел» и др.). Ученые России принимают активное участие в Международных статистических конгрессах. Обобщение опыта учета населения позволило А.Б. Бушену выделить статистику населения в качестве самостоятельной отрасти знаний статистики. В работе «Об устройстве источников статистики населения в России» (СПб. 1864) он проанализировал опыт учета населения в европейских странах, в первую очередь Швеции. Англии и Бельгии. На этом фоне проанализировал состояние статистики народонаселения в России. Из широкого круга вопросов, рассмотренных в книге, обратим внимание на оценку состояния текущих списков населения. Их частью были полицейские списки, задача которых состояла в учете миграции. А.Б. Бушен пишет о том, что полицейские списки существуют лишь в отдельных городах. Тесно связанные с паспортною системой, системой адресных и иных билетов, видов на жительство, они основываются на различных правилах, что «дает огромное место произволу». И все же, по его мнению, полицейские списки содержат информацию о наличном населении, дают возможность контролировать иногороднее юридическое население и позволяют, хотя и крайне неудовлетворительно, следить за перемещением значительной части населения. На этой основе автор делает оптимистический вывод о том, что текущие списки — «единственная часть текущего контроля населения, которая способна к улучшению и может со временем представить материал для статистики». В целом же А.Б. Бушен оценил источники данных о населении в России как «крайне шаткие и неполные». Такая оценка важна потому, что в конце 1850 гг. выходят в свет два статистических сборника: «Статистические таблицы Российской империи за 1856 год» и «Статистические таблицы Российской империи за 1858 год», подготовленные Статистическим отделом Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел. В этих сборниках были опубликованы данные о численности населения губерний, рассчитанные на основе данных ревизий и данных полицейского учета о прибывших в губернию и выбывших из нее. А. Б. Бушен предлагает кардинальные меры по преобразованию источников статистики населения в России. Но их реализация относится уже к другой исторической эпохе, наступившей после реформы 1861 года. В целом в первой половине XIX в., особенно в 1850-е гг., заметно усиливается интерес к миграции населения. В рамках статистики это явление первоначально интересовало с точки количественного влияния на динамику численности населения. Как самостоятельное направление формировалось изучение отходничества крестьян. При его анализе уделялось внимание причинам и последствиям. Население ряда губерний Центральной России уже в 1840-50-е гг. принимало активное участие в отходничестве. Этот вывод важен с точки зрения влияния последующих социально-экономических реформ. В то же время нерешенной на протяжении всего периода оставалась проблема источников данных, состояние которых не могло удовлетворить запросы научного подхода к анализу миграции. С этих позиций заслуживает внимания начавшийся в 1840-50-е гг. поиск источников данных, альтернативных официальным сведениям.

 
© www.txtb.ru