Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Миграционная политика царской администрации в отношении адыгов Северо-Западного Кавказа (1864-1917 гг.)

Кумпан В.А.
(Кафедра новой, новейшей истории и международных отношений Кубанского государственного университета, Краснодар)

  Правительства традиционно стремились создать на своей территории такую структуру населения, которая позволяла бы достигать стоящих перед ними целей. Данная задача ставилась российской администрацией, и после завершения войны на Северо-Западном Кавказе в отношении проживавших здесь адыгов.
  Первая задача, которая встала перед царской администрацией на Северо-Западном Кавказе после 1864, - покорение проживавших там горских народов. Кроме военных она решалась и мирными методами. Одним из методов, позволивших России одержать верх над горскими народами на последнем этапе, была переселенческая политика. Адыгским племенам предлагалось или спуститься на плоскость или удалиться в Турцию освободившиеся территории заселялись казаками, русскими крестьянами, иностранными колонистами и т.д. стихийная колонизация сочеталась с целенаправленной правительственной политикой.
  Как показала практика, наиболее эффективным стало переселение адыгейских этнических групп с гор на равнину между казачьими станицами, которые располагались кордоном между аулами и горами . Большинство адыгов, поддавшись убеждению собственных феодалов и представителей османского правительства, эмигрировали в единоверную Турцию. Существует версия, что в обмен Россия предлагала переселиться в свои пределы христианам Блистательной Порты50.
  Выселение около 400 тыс. (по официальным данным) адыгов в Турцию (махаджирство) стало национальным бедствием для них. В результате Северо-Западный Кавказ, по оценкам современников, в начале 60-х гг. был "слабо заселен и освоен", и экономическая эксплуатация этого региона была в силу этого невозможна. В отечественной исторической науке существует традиция подчеркивать резкое снижение уровня экономического развития региона в результате махаджирства. К сожалению, достоверно оценить этот процесс невозможно. С одной стороны, отрицательную роль сыграло выселение экономически активного населения, с другой - прекращение военных действий - положительную .
  В авангарде колонизационного потока шли, волей или неволей, наиболее активные из русских - казаки. Используя их, царская администрация по мере присоединения новых земель передавала основной земельный фонд Северо-Западного Кавказа Кубанскому казачьему войску.
  Русские на всех окраинах империи довольно безболезненно интегрировались в местную этническую социально-экономическую ситуацию .
  Следует учитывать, что сразу же после выселения основной массы адыгов в 1865 г. Попечитель горских народов Кубанской области отмечает: “В начале текущего года горцы Кубанской области” выступали за выселение в Турцию, “но вследствие энергичных мер, принятых начальниками, в настоящее время они отказались это делать .
  В декабре 1865 г. наместник на Кавказе приказал “прекратить выселение горцев массами...”, допускались лишь “одиночные выселения горцев таких, которых будет признано полезным, по каким-либо видам, не удерживать в крае.”. Предполагалось даже наказание за обращение с просьбой о выселении в обход местного начальства. Уже с 1864 г. кавказская администрация ограничивает, а с 1867 г. запрещает “выселение горцев массами” . С начала 1865 г. кавказское начальство затрудняло выезд горцев в Турцию, хотя определенных правил на этот счет не существовало. В 1867 г. наместник на Кавказе Великий князь Михаил Николаевич, объехав Кубанскую область, лично объявил офицерам, что переселение горцев в Турцию прекращается. Все прошения о выезде в пределы Османской империи с конца 1867 до 1873 гг. были оставлены без внимания. Лишь после ряда прошений, поступавших с 1871 г. осенью 1873 г., переселились 3400 чел..
  Отвечая на запрос имперского посла в Константинополе, наместник на Кавказе писал в 1867 г., что с окончанием войны он считает нужным препятствовать дальнейшему выселению “кавказских мусульман, мало-помалу начинающих приучаться к нашему управлению и обещающих со временем сделаться трудолюбивыми поселянами”. Одиночное выселение поощрялось, т.к. предполагалось, что администрация таким образом освободит регион “от бесполезных и вредных личностей”, упростив “труд администрации по дальнейшему устройству” Кавказа.
  С 1868 г. для заселения нагорной полосы Кавказа наравне с русскими колонистами привлекались и турецко-подданные молдаване, греки, армяне. Как нежелательному для заселения региона контингенту им не предоставлялось российское подданство в приграничном районе. Согласно указу императора от 29 мая 1898 г., их поселки было решено на Кубани ликвидировать, переселив турецко-подданных за границу.
  В 1874 г. Александр II, соглашаясь с предложенными мерами по поводу желания горцев выселиться в Турцию, отметил: “Весьма желательно, чтобы оно не возобновлялось”. Среди заинтересованных ведомств значились Военное министерство, МВД, МИД.
  После завершения Кавказской войны кроме запрещенного массового с 1867 г. переселения в Турцию идет скрытое махаджирство. Всякими правдами и неправдами еще в 1873 г. выехали в Турцию несколько сот черкесских семей. Но когда в том же году оставшиеся на Кавказе бжедухи и абадзехи просили позволения выселиться поголовно, им это не только запрещали, когда они. настаивал, против них были двинуты войска, этот факт, - по мнению Я. Абрамова,- прекратил переселение горцев Западного Кавказа в Турцию” . В 1874 г. наместник на Кавказе писал в докладной записке о том, что, зная о намерении значительного числа адыгов переселиться в Турцию и зная пагубность их переезда по опыту прошлых лет, он, “дабы затруднить переселение, но первый раз подчинил выезд . некоторым ограничениям и условностям”. Но некоторое число семей выехало. В марте 1874 г. горцы отправили депутатов в Константинополь и с этого момента заявили, что “не признают над собой русской власти”. Зачинщики были арестованы, в ряде аулов сменены старшины. Но в 4-х аулах горцы отказались подчиниться, туда были двинуты войска, “с прибытием которых бжедухи изъявили готовность покориться всем требованиям правительства, и выдали 10 человек главных виновников. Спокойствие водворено без употребления силы.”. Выезд горцев в 1874 г. совершенно запрещен, арестованные сосланы в Сибирь.
  В 1883 г. горцы из Кубанской области выразили желание эмигрировать в Турцию в связи с распространением слухов о призыве их к военной службе. С помощью разъяснительной работы движение это было приостановлено. Но в августе 1885 г. 800 чел. выселилось на собственный счет в Турцию и перед администрацией встала проблема заселения освободившегося пространства .
  Вопрос о переселении мусульман в Турцию касался не только Кавказа. “В 1894 г. в МВД были получены сведения, что среди мусульман. распространялись ложные слухи о предстоящем, по распоряжению правительства, обращению их в православие. что побудило их к распродаже имуществ для переселения в Турцию. благодаря своевременно принятым мерам. выселение их в Турцию прекратилось.”. На будущее в 1899 г. было решено “препятствовать выселению, разъясняя неверность слухов, в крайнем случае, допуская ограниченное выселение”.
  Мы можем говорить о том, что в случаях воссоединения семей правительство шло навстречу горцам. Если же горец хотел выехать в Турцию, аргументом за разрешение считалось наличие ценной недвижимости в России как гарантии возвращения.
  В 1897 г. горцам запрещено выезжать в Турцию, кроме как “для свидания с родственниками и не более 20 в год”.
  В 1905 г. выехавшие в Турцию вскоре просили вернуться в российское подданство, т.к. “умерло в 4,5 года с 1905 г. 2/3 переселенцев”. Выехали же они, поверив слухам, “что нашему брату в Турции жить хорошо”.
  Достаточно сложен вопрос о реэмиграции. Можно согласиться с точкой зрения В. А. Матвеева о том, что возвращение ранее выселившихся горцев было ограничено во избежание “стихийности и непредсказуемости массовых миграций”. Реэмиграция же небольших партий запрещена не была и продолжалась на всем протяжении исследуемого периода.
  Сохранилось мало сведений о возвращении горцев, ранее выселившихся в Турцию. Тем ценнее имеющиеся. “В течение 1866 г. неоднократно прибывали . отдельные семейства, а иногда и большие партии. уроженцев. удалившихся в предшествовавших годах в Турцию. все они самовольно проследовали, . не встречали препятствий со стороны наших властей,... такая легкость обратного перехода в наши пределы может возбудить в . переселенцах, . недовольных своим положением, общее стремление к возвращению. До настоящего времени пробиравшиеся семейства были водворяемы на прежних местах из человеколюбия и снисхождения к их бедственному положению.”. Наместником было дано указание “управляющим отдельными частями принять зависящие от них меры, чтобы местные полицейские власти. не дозволяли следовать обратно подобным переселенцам”. Мы можем констатировать, что при разрешении на реэмиграцию проводился отбор, и горцы “неодобрительного поведения” такого права не получали.
  Из Кубанской области выселилось в Турцию: в 1871-1884 гг. - 3598 чел. в 1888 г. - 3421 чел. в 1890 г. - 9153 чел. в 1895 г. - 3999 чел. и всего за эти годы - 20161 чел. . Массовые переселения в Турцию начинаются в 1890-е г.: 1890 г. - 9153 чел. об. пола. В 1895 г. Порта дала согласие на переселение 5000 чел. . В августе 1895 г. предполагалось выселение около 4000 горцев из Кубанской области через Новороссийский порт. Для этого мероприятия не было соответствующей юридической основы, и оно не состоялось .
  Таким образом, мы можем констатировать, что после массовых переселений горцев царское правительство разрешало переселяться в Турцию лишь неблагонадежным и стремилось к сохранению статус-кво, ограничивая реэмиграцию, как и эмиграцию больших групп горцев.
  Параллельно на Северо-западном Кавказе адыги перемещаются на плоскость. Традиционной стала точка зрения, что горцы были поселены “на малопригодных для жизни болотистых местах”. Князь Барятинский считал, что “единственно надежное средство для прочного утверждения нашего владычества и предгорного пространства нашим вооруженным казачьим населением... водворение туземного горского населения на богатых равнинах Прикубанья и введение правительственного за ними надзора и управления” . Не подчинившиеся горцы еще некоторое время оставались в горах, скрываясь от правительственных войск, затем к ним были отправлены представители ранее покорившихся адыгов, и они вышли с гор, “поселены в Лабинском и Псекупском в округах, живут мирно”. Как писал по поводу сложившейся обстановки Я. Абрамов, в 1864 г. предполагалось “. выселить остающихся горцев из гор на плоскость, а места, прежде занятые горским населением, заселить казачьим населением... всякий раз, когда какое-либо горское племя Западного Кавказа покорялось русским оружием, перед ним ставилась дилемма: или переселиться к Кубани и безусловно подчиниться русскому управлению, или выселиться в Турцию. Прикубанские болота, отводимые горцам, могли менее всего прельстить их” . Тезис о переселении адыгов на болота не находит подтверждения, даже если мы обратимся к карте, то увидим, что их земли располагаются не только рядом с реками.
  К началу 1865 г., согласно сведениям, предоставленным подполковником Дукмасовым, “горским населением в 6-ти главных группах, занято огромное пространство по всей длине р. Кубани и низовья р. Лабы. 1) Бжедухи, натухайцы в Прикубанье между реками Афипсом и Пшитлем, . причисленные к ним шапсуги и натухайцы составляют 13643 души об. пола. 2) Остатки абадзехов, темиргоевцев, егурхаевцев и др. мелких черкесских народов на реках Лабе и Белой, их до 10 тыс. (переписи еще не было). Население очень разбросано. Следовало бы все аулы переселить ближе . 3) Беглые кабардинцы и махошевцы выше и ниже Лабинской станицы по р. Ходзю и Чахроку более 11 тыс. 4) Разноплеменные жители Армавирского участка Верхнекубанского округа, более 7,5 душ об. пола. Земли обширны, население сгруппировано между станицами Григориополисской и Прочноокопской и Николаевской и Бжедуховской. 5) Жители Абазинского участка, ногайцы, абазины, кабардинцы и бесленеевцы, шапсуги, живут на реках. Кубань и Зеленчук на юге до устья Малого Зеленчука. до 12722 д. об. пола. 6) Карачаевцы более 14,5 тыс. и кумские абазинцы 15 тыс. всего 16135 душ об. пола. Всего их было, таким образом, в Кубанской области более 70 тыс. к 1865 г. по официальным, частью оценочным данным. Помощник начальника Кубанской области по управлению горцами Дукмасов. Предложил сселить их в более крупные аулы для удобства управления, что и было реализовано в дальнейшем.
  Изменялась структура расселения горцев. “Для лучшего контроля горцев селили большими аулами, стараясь окружить их казачьими станицами. При этом царизм разрушал родоплеменные связи. По статистическим данным за 1877 г. в Кубанской области не было ни одного аула населенного одним племенем”. Любопытно было положение горцев в отдельных станицах, где они “были поселены на правах иногородних, с правом пользоваться землей наравне с казаками” , то есть получали общинный земельный надел, но не несли воинской повинности.
  В результате целенаправленной политики самодержавия к 1895 г. “большая часть Северного Кавказа, в которой преобладают народности столь значительно, что мало, чем отличается от многих коренных частей империи”. Активное заселение продолжалось “для ослабления инородческого элемента, водворенного в прежнее время,. поселяли группы русских . к инородческим поселкам . Бурное экономическое развитие Кубани свидетельствовало об успешности выбора контингента для заселения региона.
  Знаковым документом с точки зрения изменений этнических стереотипов является отчет начальника Урупского округа за 1868 г. "В туземном населении, вследствие перевода аулов на сухие возвышенные места, правильной разбивки аулов, чистоты содержания улиц и дворов, и устройства во всех саклях русских печей население пользуется лучшими условиями и болезни, имевшие место в прежнее время, или вовсе прекратились, или приняли менее злокачественный характер. Вследствие чего смертность уменьшилась. Благодаря принятым мерам воровство почти исчезло. В настоящее время среди туземного населения, стало преобладать более хозяйственное и меркантильное направление. Население больше заботиться о законно-приобретенной прибыли, а не о присвоении чужого имущества. Теряется традиция подарков и отдарков, каждый старается продать”. Тут же чиновник предостерегает от самоуспокоения: "если правительство перестанет уделять внимание окружным управлениям , то все вернется обратно".
  С выселением горцев в Турцию их земли передавались в руки их привилегированных сословий и заселялись проживающим в Кубанской области семействами отставных чинов бывшей Кавказской армии. Как писал Ф.А.Щербина, “война закончилась чисто мирным актом колонизации”. Кто в большей мере страдал от миграционной политики царизма, так это переселенные в горы казаки ввиду неприспособленности к местным условиям и неудачному выбору администрацией мест для поселения терпели значительную нужду. Результатом стали “казачьи возмущения”. Под их влиянием в первоначальный план были внесены определенные изменения .
  Царское правительство, считая одной из основных целей заселение Кавказа русским населением, оказывало помощь части переселенцев, но основная часть русских крестьян вынуждена была прибывать в регион на свой страх и риск. Общероссийской тенденцией миграционной политики было “переселение русских в горячие точки, чтобы усилить русский элемент среди населения”.
  Можно согласиться с тезисом С.В.Лурье: "Колонизация - это, в конечном счете, попытка приведения мира в соответствие с тем идеалом, который присущ тому или иному народу. Причем идеальные мотивы могут преобладать над всеми прочими - экономическими, военными и другими". Таким образом, снимается традиционное для отечественной историографии противопоставление действий правительства и народных устремлений, когда первым приписывалось все отрицательное, что происходило в стране, а успехи в какой-либо области считались результатом активности народа, проявленной вопреки царской политике . Если в отдельных частных случаях действия чиновников в корне противоречили общей стратегии развития Российского государства и русского народа, то они компенсировались народным протестом или действиями других чиновников либо просто не могли быть реализованы. Правительственные мероприятия могли лишь координировать народные устремления, вводя их в более рациональное русло.

 
© www.txtb.ru