Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


5.4. Деятельность в экстремальных ситуациях и типологические особенности

  Имеется много профессий, где деятельность носит экстремальный характер, где присутствуют, по выражению К. М. Гуревича, «катастрофогенные» ситуации. Это и оперативные дежурные энергосистем, это и водители авто-, авиа- и морского транспорта, это и космонавты, и ряд военных специальностей, и т. д. Главным фактором здесь является переживание опасности в связи с возможными авариями и большой личной ответственностью за их ликвидацию. Стрессовая ситуация ведет к нарушению сенсорной и мыслительной деятельности. Человек неадекватно воспринимает показатели приборов («зацикливается» на одном-двух из них, игнорируя другие), соответственно принимая неправильные решения, а порой и вообще забывая, что надо делать. В то же время многие авторы отмечают, что подверженность стрессу у людей не одинакова.
  Одним из первых исследований роли типологических особенностей свойств нервной системы в экстремальных ситуациях явилась работа К. М. Гуревича и В. Ф. Матвеева. Авторы показали на примере операторов — руководителей энергосистем, что «оперативные качества», позволяющие успешно справляться с работой в аварийной ситуации, больше выражены у лиц с сильной нервной системой. Ненадежными оказались лица со слабой нервной системой и преобладанием торможения. У них часто наблюдалась растерянность, доходящая до шока.
  Психическое напряжение может возникать по тем или иным причинами самых различных видах профессиональной деятельности. Например, Л. А. Копытова обнаружила, что наладчики, имеющие слабую нервную систему, покрываются потом при простое станков, их нервирует крик мастера. То же выявил Е. А. Климов у ткачих с инертностью нервных процессов, для которых всякая неожиданно возникающая ситуация является стрессогенной в связи с их плохой переключаемостью.
  В деятельности водителей городского транспорта экстремальность ситуаций является постоянным фоном. Исследования В. А. Трошихина, С. И. Молдавской и И. В. Кольченко показали, что при стаже более пяти лет высокую надежность показывают водители с высокой подвижностью нервных процессов и с сильной нервной системой. Водители с высокой инертностью нервных процессов осторожны при вождении, сравнительно редко нарушают правила движении, но несмотря на это, попадают в аварии чаще. Самая высокая надежность у водителей, имеющих наряду стильной нервной системой среднюю степень подвижности нервных процессов.
  В. С. Клягин нашел, что у водителей со слабой нервной системой аварий не бывает. Такое утверждение, без указания о водителях какого транспорта и в каких условиях работающих идет речь, выглядит некорректно, тем более что в другой работе (К. М. Гуревич, В. С. Клягин, М. И. Серков) отмечается, что в ситуации выбора у лиц со слабой нервной системой наблюдались нерешительность и большое количество неадекватных действий. Правда, полученные В. С. Клягиным данные можно объяснить и с других позиций. Слабость нервной системы в значительной мере связана с высокой тревожностью и боязливостью людей. По этой причине такие лица могут проявлять и положительное качество — большую осторожность при вождении машины. Лицам же с сильной нервной системой более комфортна именно экстремальность ситуаций, отсюда проявление лихачества и большее количество аварий.
  Во всяком случае, данный пример показывает, что прямое отнесение многих профессий к определенному типу деятельности (монотонной, экстремальной и т. д.) не правомерно, тем более, что в большинстве случаев эти профессии могут предъявлять человеку противоположные требования. В связи с этим в более выгодном положении могут оказаться лица не с крайними проявлениями свойств нервной системы и темперамента, а со средней их выраженностью.
  С. А. Гапонова, изучая частоту дорожно-транспортных происшествий у водителей различного транспорта, нашла, что количество лиц с сильной и слабой нервной системой было одинаковым как в группе безаварийно работающих водителей, так и в группе «аварийщиков». Автор объясняет это тем, что у первых выражены такие качества, как эмоциональная устойчивость, помехоустойчивость, концентрация и переключение внимания, а у вторых — высокая способность к вероятностному прогнозированию, подвижность нервных процессов, большая пропускная способность зрительного анализатора, долговременная память. Кроме того, имеет значение и большая монотоноустойчивость лиц со слабой нервной системой, что имеет значение в дальних перевозках. И. П. Бондарев и соавт. пришли к выводу, что в профессиях, где деятельность связана с неожиданно возникающими проблемными ситуациями (например, у диспетчеров энергосистем), профессиональная пригодность обусловлена сильной нервной системой и преобладанием возбуждения над торможением.
  В. К Сафоновым и Г. Б. Суворовым показано, что количество «аварий» в деятельности авиадиспетчера и допускаемых ими предава- рийных ошибок зависит от силы нервной системы: у «сильных» их меньше. Кроме того, меньше аварий у лиц с инертностью торможения.
  Г. С. Никифоров и соавторы показали, что более успешными в тренажерной подготовке оказались выпускники летных училищ с подвижной нервной системой, экстраверсией и низкой тревожностью.
  Успешность деятельности пожарников в экстремальных ситуациях зависит от склонности к риску. Эта склонность, как показал А. П Самсонов, сильнее выражена у пожарников с сильной нервной системой и низкотревожных.
  Приведенных примеров достаточно, чтобы утверждать, что с экстренными ситуациями, возникающими в процессе профессиональной деятельности, успешнее справляются лица с сильной нервной системой и подвижностью нервных процессов. Не случайно В. Д. Небылицын ввел понятие «оперативной надежности человека», базирующейся на типологических особенностях свойств нервной системы и включающей в себя выносливость к экстренному напряжению и перенапряжению, помехоустойчивость.
  Устойчивость человека к стрессу зависит и от темпераментных свойств и свойств личности. Д. Бродбент пришел к выводу, что интроверты при выполнении заданий, моделирующих операторскую деятельность, работают лучше, чем экстраверты. Много фактов получено в отношении меньшей надежности лиц с высокой тревожностью. По этому поводу Г. С. Никифоров заключает, что лицам с высокими показателями тревожности присущ повышенный самоконтроль, к которому они обращаются в процессе приема и переработки информации с целью компенсации собственной неуверенности в правильности принимаемых решений. В связи с этим можно предположить, что как операторы такие люди будут работать в тех системах, где имеется достаточная временная избыточность, т. е., иначе говоря, там, где нет скоротечности управляемых процессов и, соответственно, есть возможность для осуществления в необходимой мере самоконтроля совершаемых действий и правильности принимаемых решений.

 
© www.txtb.ru