Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Внешние факторы конформизма

  Всю совокупность факторов, побуждающих человека к конформизму, условно можно разделить на внешние и внутренние. При этом внешние действуют как угроза, а внутренние — как потребность.
  С самого раннего детства мы усваиваем простую истину — несогласие с окружающими, с группой всегда грозит обернуться для нас каким-то наказанием. Санкции могут быть самыми разнообразными: физическое наказание, брань, насмешки, антипатия, неодобрение, отверженность. Подавляющее большинство людей не терпят инакомыслия, несогласия. Раньше мы уже отмечали, что непохожесть, отличия, в том числе отличия во взглядах и в поведении, воспринимаются человеком как угроза его самосознанию.
  У индивидов, объединившихся в группы, степень нетерпимости к инакомыслию возрастает многократно. Ведь люди в группе выступают уже не от собственного лица, а от лица группы. Это вселяет в них уверенность в своей абсолютной правоте, с одной стороны, а с другой — порождает неприязнь, а то и ненависть, агрессию ко всем тем, кто чем-то или в чем-то отличается, не соблюдает групповые нормы и вообще «не такой как все». «Белым воронам» всегда приходилось туго. Их осмеивали, изгоняли, преследовали, они всегда оказывались отверженными.
  Все это давно было известно, но социальный психолог Стенли Шехтер (1951) решил с помощью экспериментального исследования продемонстрировать эффект отторжения инакомыслия в группе. В эксперименте Шехтера типичная группа участников состояла из девяти человек, трое из которых были негласными сообщниками исследователя. Каждый из них играл предписанную роль: один — конформиста, всегда соглашавшегося с шестью настоящими испытуемыми, другой — был «перебежчиком», который сначала спорил с группой, но потом, поддавшись давлению, уступал ей. Третий играл роль «диссидента», то есть постоянно несогласного с большинством человека, отстаивающего собственную позицию. По сценарию эксперимента участники должны были в группе обсуждать вопрос о том, насколько строго необходимо наказывать несовершеннолетнего нарушителя по имени Джонни Рокко (Зимбардо Ф., Ляйппе М., 2000).
  План эксперимента предусматривал создание и участие нескольких групп настоящих испытуемых. Все они продемонстрировали одно и то же отношение к «диссиденту». Вначале участники пытались его увещевать, но когда становилось очевидным, что переубедить «диссидента» не удается, группа начинала его бойкотировать. По окончанию дискуссии участники давали взаимную оценку друг другу. Понятно, что самое отрицательное мнение в группе сложилось об инакомыслящем диссиденте. Зато наиболее положительную оценку получал постоянно соглашающийся с группой «конформист».
  Кроме того, члены группы не хотели иметь никаких отношений с «диссидентом» и в будущем. При составлении списков групп для решения предстоящих задач инакомыслящего участника в них не включали. Таким образом, несогласие с большинством заканчивалось для «диссидента» отвержением и изоляцией.
  В реальной жизни подавляющее большинство людей боится стать изгоями, и этот страх побуждает их к конформизму. Индивиды предпочитают лучше следовать нормам группы, чем оказаться отщепенцами. Конформизм, таким образом, в данном случае является следствием нормативного социального влияния. И сам он, в свою очередь, выступает в качестве всеобщей социальной нормы человеческого поведения.
  Степень подчиненности индивида групповым нормам зависит от различных факторов. Один из них — размер группы. В целом можно сказать, что чем больше группа, тем сильнее ее влияние. Ведь по мере увеличения размера группы все больше становится приверженцев и защитников ее норм.
  Понятно, что размер группы имеет значение лишь в том случае, когда ее члены воспринимаются как единое целое. Тогда давление группы ощущается человеком не как разрозненные влияния отдельных ее членов, а как единое общее влияние. И человек будет уже подчиняться или противостоять не «им» (т. е. индивидам), а «ей» (т. е. группе). Именно единство группы оказывает на каждого ее члена исключительно сильное давление.
  Если же в группе нет единства, и она разделена на большинство и меньшинство, то уже каждая из этих подгрупп внутри группы начинает оказывать свое собственное влияние. В эксперименте Аша достаточно было, чтобы кто-то один из сообщников исследователя выразил несогласие с остальными членами группы, как степень конформности настоящих испытуемых резко шла на убыль. Ободренные поддержкой хотя бы одного члена группы, испытуемые чувствовали себя гораздо увереннее и начинали отстаивать свою позицию (Аш С, 1951). Тот же эффект продемонстрировал в своих исследованиях С. Милграм (Милграм С., 2000) Таким образом, в ходе исследования создавалась ситуация раскола группы на большинство и меньшинство. И меньшинство начинало оказывать свое собственное влияние.
  Во взаимоотношениях индивида с группой обнаруживается еще одна закономерность. Чем больше расхождение между индивидом и группой, тем большее давление он будет испытывать. Что, в свою очередь, станет побуждать его к проявлению большей конформности. И напротив, незначительные расхождения не вызовут усиленного давления группы на индивида. В этом случае группа будет более снисходительна и терпима. Следовательно, индивид, не подвергаясь усиленному давлению группы, проявит меньший конформизм.
  Нормативное социальное влияние способно вызвать, как полагают Зимбардо и Ляйппе, внешний, показной конформизм. Продемонстрировав согласие с групповыми нормами, индивид получает одобрение, приязнь и принятие группы (Зимбардо Ф., Ляйппе М., 2000). Но люди проявляют не только внешний конформизм. У них также развивается и внутренняя конформность. Что их к этому побуждает?

 
© www.txtb.ru