Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 4.1.3. Роль социального конструирования в определении проблемы насилия в семье

  Представим другой взгляд на проблему определения понятия “насилие в семье”, который представлен конструктивистскими концепциями. Многие социологи придерживаются идеи социального конструирования социальных проблем (Spector & Kitsuse, 1977). С позиции социально-конструктивистской теории, “социальные проблемы” объективно не распознаваемы. Согласно этой перспективе, центральное место в процессе признания социального условия социальной проблемой занимают социальные реакции. Социальные реакции могут поступать из самых разных источников: церкви, организаций социальных движений, политически заинтересованных групп, СМИ и других. Все эти различные заинтересованные группы (claim- makers) активно включены в процесс привлечения внимания к определенному социальному условию, высвечиванию разного рода противоречий в свете их неприемлемости в обществе. Таким образом, проблема насилия в семье была “обнаружена” именно через процесс социальных реакций и социального определения.
  Однако процесс социального конструирования важен не только в области признания социального условия социальной проблемой, но он также помогает концептуализировать проблему. Так как соревнующиеся между собой группы и их члены редко приходят к единому мнению, то отсутствует универсальное определение понятия насилие в семье. В целом, исследователи пользуются массой определений в зависимости от требований конкретного исследования, а также от их собственных теоретических убеждений и взглядов. Приведем пример. Некоторые люди полагают, что шлепок можно расценивать как серьезную форму насилия в семье и что оно должно быть остановлено (Straus, 1994). Это является примером влияния определенной группы на то, что мы будем понимать как насилие в семье. Если эта группа окажется успешной в своих требованиях, тогда такой вид поведения, как шлепок будет признан насилием и может быть криминализован, как и произошло в Скандинавии (Straus, 1994). На другой части спектра оказываются люди, убежденные в том, что дети - это их собственность и что общество не имеет права говорить, что им делать с собственными детьми, а что нет (Hechler, 1988). Они также олицетворяют собой группу, пытающуюся повлиять на социальное определение насилия. Таким образом, важным аспектом в конструктивистской перспективе является, кто задает вопрос “Что такое детское насилие?” Согласно этой перспективе, в обществе постоянно ведутся переговоры между соревнующимися группами по поводу определений социальных явлений. Такая неопределенность ситуации часто осложняет задачу исследователей, занимающихся проблемой насилия в семье, а также тех, кто призван контролировать ситуацию в обществе. Поэтому представители правоохранительных органов (милиции, полиции), судьи, социальные работники, криминологи, психологи и другие группы должны иметь единое определение, согласно которому они будут работать. По крайней мере, это позволит им как-то понимать друг друга.
  Исследователи, в свою очередь, должны операционально определять понятие насилие в семье. Операциональное определение - это определение понятия через методы, используемые для измерения этого понятия. Операциональное определение понятия “насилие”, например, может быть сфокусировано вокруг таких критериев, как природа самого акта (грубость, форма, частота), физические и психологические последствия поведения, а также намерение лица, совершающего данный тип поведения (Emery, 1989).
  Вероятно, наиболее общей стратегией среди всех исследователей является внимание к грубости и частоте насилия, совершенного в доме. Таким образом, насилие можно определить как “поведение, совершаемое с намерением или воспринимаемое как совершаемое с намерением причинения физического вреда другому человеку”. Хотя это определение можно расширить, включив, например, эмоциональное насилие, или сузить, исключив шлепки, оно может служить отправной точкой в этой области исследований.
  В 1979 году Р. Джиллес и М. Страус (R. Gelles & M. Straus) предложили рассматривать определение домашнего насилия по двум различным шкалам. Континуум легитимность - нелегитимность отражает степень, в которой социальные нормы легитимируют насилие. Континуум инструментальность - экспрессивность отражает степень, в которой насилие используется как средство “заставить другого человека сделать что-то или воздержаться от совершения чего-то”, т.е. учитывается последствие само по себе (например, удар кого-то в приступе злости). Эти два континуума в совокупности дают четыре возможных типа домашнего насилия.
  Легитимность - Экспрессивность
  Насилие - это катарсис. Этот тип насилия отражен в убеждении, что “лучше ударить ребенка, чем держать злость в себе”.
  Легитимность - Инструментальность
  Наиболее распространенный тип насилия в семье. В эту категорию входит физическое наказание детей, но не ограничивается этим.
  Нелегитимность - Экспрессивность
  Широко признанный и часто отражаемый в СМИ тип домашнего насилия, включающий детское насилие, избиение жен и убийства в семье.
  Нелегитимность - Инструментальность
  Тип наказания, к которому родитель обращается “ради блага самого ребенка”, но общество оценивает это как насилие.
  Хотя каждый из перечисленных выше типов поведения является типом насилия в семье, мы будем концентрировать свое внимание в большей степени на линии легитимности, т.е. том поведении, которое общество признает насилием.
  Очевидно, что, если ограничивать домашнее насилие только физической агрессией, не охватывается весь спектр враждебной и опасной семейной интеракции. Сексуальное насилие, например, может только побочно коснуться физического насилия, однако негативный эффект может сказываться всю жизнь. Невнимание к детям (child neglect) и эмоциональное насилие (emotional abuse) могут иметь даже более негативные последствия, чем физическое насилие, согласно результатам некоторых исследований (e.g., Gleason, 1993). Женщина может испытывать глубокое психологическое страдание в отношениях с мужчиной, который даже не касается её пальцем. Члены семьи преклонного возраста могут гораздо чаще страдать от невнимания и безразличия к себе, чем от прямого физического насилия. Если только единственным критерием насилия в семье считать физические травмы и повреждения, то все перечисленные выше типы нужно было бы исключить из определения насилия.
  Итак, абсолютно очевидно, что определение и оценка насилия в семье сами становятся большой и противоречивой областью исследования при изучении домашнего насилия.

 
© www.txtb.ru