Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 8. Политическая власть и общественное развитие

  Власть — это способность и возможность субъекта осуществлять свою волю путем применения различных средств: авторитета, закона, насилия, это также способность осуществлять управляющие, регулирующие действия; это целесообразная деятельность, содействующая приведению системы в оптимальное состояние, поддержанию или повышению уровня ее организованности. Различные политологические школы и мыслители прошлого выделяли (а иногда и абсолютизировали) в определении власти директивную, функциональную, созидательную черты, либо рассматривали их в том или ином сочетании.
  Исходя из определений власти, можно сказать, что политика, представляющая собой процесс движения к власти, участия в ней, взаимоотношений, связанных с властью, должна иметь соответствующие черты. В глаза бросается, в первую очередь, такая черта политики, как использование власти для контроля над обществом и получения благ — борьба за власть видится как борьба за привилегии меньшинства над большинством. Однако прямо выдвинуть личные или групповые цели сегодня не решится ни один политик. Обычно декларируется другая цель — забота о порядке и справедливости, помогающая объединить членов общества (не всех, конечно, так как представления о порядке и справедливости различаются и иногда поляризуют общество). Ценой поддержки со стороны большинства общества для политика становится сознательная (в рамках первоначальной программы- обещания) или вынужденная (под давлением реальности, в том числе контроля со стороны общества) реализация общественных целей. Иначе сиюминутный успех в политике грозит обернуться полным провалом и отсутствием перспективы. Серьезным вопросом, постоянно открытым, остается вопрос о соотношении морали и политики — под него подпадают и соответствие личных, групповых (партийных) и общественных целей, которые предстоит осуществить политику, и определение особой технологии властных отношений, то есть выбор средств осуществления политики (в этом, как и в способности убеждать, заключается политическое искусство), которые далеко не всегда оправдываются ее целями.
  Власть, в сущности, подразумевает наличие господства и подчинения, поэтому вопрос о ее происхождении связывается с процессом зарождения социального неравенства, протекавшим (а в некоторых районах Африки, Океании протекающим) на фоне объективной естественноисторической эволюции и субъективных попыток людей сознательно управлять. По мнению Ф. Энгельса, основывавшегося на исследованиях Л. Моргана и чьи взгляды были искажены в советский период, отношения господства и подчинения возникали двояким путем. Первый — сосредоточение в руках отдельных людей общих функций (разрешение споров, наказание лиц, превышающих свои права, распределение производственных функций, надзор за орошением, религиозные функции и т. п.), необходимых для существования общества, превращение их в наследственные функции, приводящее к противопоставлению этих людей и подчиненных им масс. Первоначальный слуга общества при благоприятных условиях постепенно превращался в господина над ним либо в виде восточного деспота, либо вождя греческого рода или кельтского клана. Уже здесь — во многих случаях до возникновения частной собственности — появлялось принуждение, насилие одной части общества над другой, требовавшее специального механизма осуществления этого насилия — государства.
  Второй путь был связан с повышением производительности труда, появлением излишков производившихся продуктов и их накоплением в руках немногих людей. Рабочая сила приобрела стоимость, а раб, плененный в ходе войны, стал нужен в хозяйственных целях. К общим функциям управления прибавились функции завоевания и затем удержания в подчинении рабов.
  Уже Ф. Энгельс обращал внимание на семью, род как важнейшую промежуточную ступень на пути к властным отношениям, видя в воспроизводстве самого человека, а не только средств к его существованию фактор становления общественного порядка. В XX веке усилиями К. Леви-Cтрocса доказана возможность еще одного побудительного мотива для введения управления, включавшего насилие со стороны одной части рода по отношению к другой и расширение взаимных контактов родов (мирных и немирных) во избежание кровосмешения (инцеста), приводившего к вырождению рода.
  Проявления власти возможны в различных сферах общественной жизни: экономической, политической (в том числе государственной), семейной, военной, психологической и т. п. В свою очередь, политическая (или государственная) власть, рассматриваемая нами, если согласиться с выводами М. Вебера, может быть наследственной (авторитет традиции), харизматической (авторитет необычного личного дара «завораживания» людей, присущего вождям) и выборной (плебисцитарной), когда господство осуществляется в силу веры людей в обязательность «легального установления» и деловой компетентности лидеров-избранников.
  Формы функционирования власти многочисленны: управление и контроль, сотрудничество и конкуренция, поощрение и наказание как рычаги принуждения. Но если принуждение (или, напротив, стимулирование) являются необходимыми для эффективного выполнения решений, принимаемых на том или ином уровне власти, то односторонняя зависимость, сопровождаемая репрессивным насилием, разрушает основу общества — человеческий потенциал, хотя внешне создается впечатление порядка, четкого исполнения решений сверху донизу.
  Власть эффективна не столько тогда, когда она выглядит неприступной и вынуждена опираться на насилие, а когда граждане видят и ее усилия по обеспечению наилучших условий для своей жизни и, по возможности, реализацию этих усилий. К тому же опора власти на насилие разрушает принципиальную возможность контроля со стороны общества, происходит разрыв между властью и ответственностью власти перед гражданами за результаты своей деятельности.
  Уже здесь становится понятной важность ограничения власти во времени, то есть регулярной и безусловной сменяемости властных органов, и разделения полномочий этих органов с тем, чтобы не допустить всевластия какого-либо органа или человека. Прошли века существования властных отношений, прежде чем сначала политическим мыслителям и затем гражданам стала понятна формула, ясно выраженная А. Токвилем: людей развращает не сама власть как таковая и не привычка к покорности, а употребление той власти, которую они считают незаконной, и покорность тем правителям, которых они воспринимают как узурпаторов и угнетателей.
  Своеобразием властных отношений является то, что субъектами и объектами политики являются люди, причем вне зависимости от осознания степени своего участия. Естественно, что через политическую власть субъекты политики пытаются реализовать свои социальные интересы и представления о социальном идеале. Вообще политика тесно связана с экономикой, и суть здесь не в банальных утверждениях, что политика представляет собой «концентрированное выражение» экономики, а в том, насколько политические условия, формы политического устройства общества соответствуют формам и содержанию экономической жизни.
  Диалектику взаимодействия политики и экономики можно рассмотреть при анализе понятия «справедливость», близкого подавляющему большинству членов общества. Ведь в конечном счете во имя по-разному понимаемой справедливости осуществляются реформы и революции, цели которых отражают соотношение таких общечеловеческих ценностей, как свобода и равенство. Еще недавно эти понятия рассматривались у нас в едином контексте, однако более внимательный подход заставляет нас от этого отказаться.
  Распространение свободы на экономическую сферу автоматически приводит к росту роли личностного умственного и физического потенциала, а он не может быть одинаковым у всех членов общества. Усилия, вкладываемые индивидами, в идеале могут быть одинаковыми, но приведут они к разным результатам. Конечно, могут повлиять и другие факторы, например, наследство, протекция, дискриминационные ограничения, создавая иную «стартовую площадку» для индивида. Но так или иначе, равенство в таких условиях возможно лишь юридически, перед законом, а крайние точки зрения защитников «свободы» граничат с социал- дарвинизмом — «естественным» отбором обладателей более высокого начального потенциала (в том числе знаний, навыков, капитала, связей и т. д.). Роль общества в такой ситуации состоит в защите ослабленных социальных групп (дети, пенсионеры, инвалиды) и в выравнивании «стартовых» .возможностей индивидов в получении профессии и образования.
  Другой тип справедливости связан с реализацией идеи фактического равенства, пока возможной лишь в сокращении разрыва между различными социальными группами. Известны два варианта реализации этой идеи, оба связанные с повышением роли общества (государства) в экономической сфере. Социал- демократический вариант реформ, сохраняя множественность форм экономической жизни, использовал рычаги налоговой системы для перераспределения средств в пользу различных социальных групп. Коммунистический вариант революционным путем (конфискаций или частичного выкупа) осуществил формальное обобществление средств производства, что в реальной жизни привело к монополии государства в экономике и уравнительному перераспределению. Монополия для предприятий означала диктат распределяющих органов в отношении финансов, ресурсов, кадров, а для потребителя-индивида - невозможность выбора продукции по качеству и ценам на нее. Эффективность такой экономики в сравнении со свободной конкуренцией, где чрезмерная монополизация ограничивается обществом, ниже, что и подтверждал уровень жизни соответствующих профессиональных и социальных групп.
  Поэтому, несомненно, что политический выбор общества по форме и методам управления должен соответствовать его экономическим целям — как показывает опыт так называемых новых индустриальных стран (Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Латинской Америки) и нашего государства, невозможно долго и без определенных задач, скажем, ограничивать политические свободы жестким режимом управления, нужным в период кризисов и структурных реформ, или, напротив, подменять реформы разговорами о них.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

  Амелин .В. Н. Власть как общественное явление // Политология и современный политический процесс. — М., 1990.
  Бутенко А. П. Власть народа посредством самого народа. — М., 1988.
  Вебер М. Харизматическое господство//Социологические исслед- я. 1988. № 5.
  Власть: Очерки современной политической философии Запада / Мшвениерадзе В. В. и др. — М., 1989.
  26 основных понятий политического анализа // Полис. — 1993. — № 1.
  Коваль Б. И., Ильин М. В. Власть versus политика // Полис. — 1991. — № 5.
  Ленин В. И. Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата //Полн. собр. соч. — Т. 39.
  Славный Б. И. Проблема власти: новое измерение.—Человек и власть // Полис. — 1991. — №№ 5, 6.
  Хайек Ф.А. Дорога к рабству. - М., 1992.
  Шабо Ж.-Л. Государственная власть: конституционные пределы и порядок осуществления // Полис. — 1993. — №3.
  Шин И. А. Феномен НИС: соотношение экономики и политики // Полис. — 1991. — № 1.
  Шпакова P. П. Легитимность политической власти: Вебер и современность // Сов. государство и право. — 1990. — № 3.

 
© www.txtb.ru