Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


4. Неоконсерватизм

  Значительную роль в становлении постиндустриального общества сыграл неоконсерватизм, доминировавший в наиболее развитых странах с конца 70-х до начала 90-х годов ХХ века. Это идейно-политическое течение сочетает либерально-технократическую приверженность прогрессу, свободе и экономическому росту с ориентацией на сохранение и укрепление традиционных общественных ценностей.
  Наиболее значимых результатов неоконсерватизм достиг в США и Великобритании. В практике европейских государств неоконсервативные взгляды и представления не получили широкого распространения ввиду укоренившейся социал-реформистской традиции, воплощенной в функционировании социального государства.
  Разработкой неоконсервативных идей в США занимались И.Кристол и Н.Подгорец, которых нередко называют «крестными отцами» неоконсерватизма, Д.Белл, С.Липсет, С. Хантингтон и др.; в ФРГ - Г.Кальтенбруннер; во Франции - А.Бенуа и П.Вьяль. В США самые известные неоконсервативные идеологи вышли из либеральных кругов, близких к демократической партии. Европейский консерватизм также имеет либеральные корни.
  Американские неоконсерваторы первой волны И.Кристол, Н.Подгорец, Д.Мойнихен и др., дистанцировавшись от традиционных консерваторов, отрицавших необходимость в идеологических конструкциях, выступили за реидеологизацию политики Соединенных Штатов. Эта установка проявилась в объявлении Советского Союза «империей зла», которую необходимо уничтожить, а в начале ХХI века стала идеологической составляющей политики «экспорта демократии», проводимой Соединенными Штатами с целью обеспечения своего доминирования в мире.
  В молодости многие отцы-основатели неоконсерватизма увлекались левыми идеями, особенно троцкизмом с его мессианскими представлениями и радикальной революционностью. С течением времени критика сталинизма переросла в воинствующий антикоммунизм и неприятие любых форм вмешательства государства в общественную, прежде всего экономическую жизнь, а троцкистская идея мировой революции трансформировалась в концепцию «благотворной гегемонии» Соединенных Штатов в международных отношениях, проявляющейся в повсеместном распространении демократии.
  В 80-х гг. минувшего века неоконсервативными идеями руководствовались известные политические деятели Р.Рейган, Дж.Буш (отец), М.Тэтчер, Г.Коль. Эти идеи во многом определяют военно-политическую стратегию администрации Дж. Буша (сына). Приверженность неоконсерватизму неоднократно демонстрировали вице-президент Р.Чейни и бывший министр обороны Д.Рамсфелд. В течение ряда лет неоконсерваторы были представлены во власти заместителем последнего П.Вулфовицем, председателем Комитета по оборонной политике Пентагона Р.Перлом и спецпредставителем США в ООН Дж.Болтоном.
  Существенное влияние на американскую политику оказывают ведущие центры неоконсервативной ориентации (Фонд «Наследие», Гуверовский институт по проблемам войны, революции и мира при Стэнфордском университете, Центр стратегических и международных исследований Джорджтаунского университета, Институт внешнеполитических исследований и др. ). Их рекомендации определяли стратегию рейганизма, а в настоящее время - курс на закрепление американского доминирования в мире, резкое усиление военной составляющей внешней политики.
  В сфере международных отношений неоконсерватизм основывается на идеях влиятельной на Западе школы « политического реализма», отдавая предпочтение силовым методам разрешения конфликтных ситуаций, особенно на локальном уровне. В то же время ряд исследователей, в целом разделяющих неоконсервативные идеи, выступают против концепции «локальных войн», поскольку на практике трудно определись грань между «ограниченным» и «неограниченным» применением силы, способным создать угрозу самому существованию человечества.
  Социальную базу неоконсерватизма составил «новый средний класс», заинтересованный во внедрении в экономику достижений научно-технической революции, и группировки так называемого «молодого капитала», сформировавшиеся в современных отраслях экономики - электронной, аэрокосмической, авиационной и др.
  В 70-80-х гг. неоконсерватизм отразил такие глубинные общественные процессы, как потребность экономики в ослаблении государственного регулирования и поощрении предпринимательской инициативы, в расширении сферы действия конкурентных рыночных начал. Возникновению неоконсерватизма способствовало углубление «кризиса веры», проявлявшегося в утрате гражданами готовности подчиняться законам и сдерживать эгоистические соблазны. «Сдвиг» в пользу неоконсерватизма был вызван также неприятием частью элиты Запада радикальных движений социального протеста 60-70-х гг. - антивоенного, молодежного, феминистского и др., которые рассматривались как угроза общественной стабильности. Реакцией ряда общественных деятелей и идеологов на эти выступления были требования установления «сильной власти», ограничения демократии, применения решительных мер против протестующих.
  Внешнеполитические подходы неоконсерваторов мотивировались необходимостью «защиты индустриально развитых демократий», в первую очередь Соединенных Штатов, от «финляндизации», стремлением Запада обеспечить для себя создание максимально выгодного экономического и политического миропорядка. Этой цели должна была служить глобальная стратегия, которая сочетала бы либерально-универсалистские идеи, акцент на военной силе и воинствующий антикоммунизм.
  По своей сути неоконсервативное течение близко к взглядам Ф.Хайека и Л.Мизеса. От либертаризма его отличает прагматичность, стремление выработать конкретные рекомендации для корректировки государственной политики. Как идеология и, особенно, как политика он синтезировал принципы либерализма (рынок, конкуренция, свободное предпринимательство и др.) с традиционными ценностями консерватизма (семья, культура, религия, мораль, порядок и пр.).
  Обвинив либералов в переоценке возможностей социальной политики государства, в поощрении «революции растущих ожиданий», неоконсерваторы по-новому сформулировали модель отношений между индивидом и государством, гражданами и государством. В рамках этой модели индивид должен прежде всего рассчитывать на собственные силы и солидарность граждан, а государство должно обеспечивать ему жизненные условия на основе правопорядка, стабильности и преемственности.
  Антиэтатистская стратегия неоконсерваторов привела к значительному сужению функций государства, существенной корректировке логики функционирования государственных институтов. «Разгрузив» государство от многих, прежде всего социально-экономических функций, которые оно взяло на себя в период функционирования кейнсианской модели, сократив государственный аппарат и повысив качество его деятельности, неоконсерваторы укрепили авторитет государства и его политическую роль. Заметное место в практике неоконсерваторов заняли вопросы местного самоуправления и региональной политической активности.
  В экономике был сделан упор на развертывание предпринимательской инициативы и широкую конкуренцию, резкое снижение налогов с целью высвобождения сил свободного рынка. В основу социальной сферы были положены, с одной стороны, четко ограниченная и регулируемая государственная благотворительность для сравнительно ограниченного круга нуждающихся, с другой стороны - «самопомощь» основной части населения за счет их сбережений или через различные формы социального страхования.
  Наряду с ограничением своего участия в регулировании экономики государство активно способствовало обновлению основных фондов производства, совершенствованию структуры капиталовложений, усилению финансирования перспективных отраслей, научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР).
  Неоконсерватизм доказал свою способность осуществлять весьма радикальные преобразования, умело используя традиции прошлого. Под его воздействием сформировалась динамичная модель общественного развития, ориентированная на уверенную в себе личность. Она основывается на саморегуляции и весьма устойчива к социальным катаклизмам. Такая модель отвечает потребностям перехода стран Запада от индустриального общества к постиндустриальному.
  Реформы, осуществленные американскими неоконсерваторами в 80-е годы, во многом предопределили высокие темпы экономического и научно-технического развития Соединенных Штатов в 90-е годы. Беспрецедентный экономический подъем минувшего десятилетия позволил этой стране прирастить ВВП в параметрах, равных суммарному ВВП таких развитых государств, как Германия и Япония.
  В области международных отношений неоконсерватизм эволюционировал к более широким и реалистичным позициям. Усилившиеся в нем к середине 80-х годов прагматические тенденции проявились в учете реалий взаимосвязанного и взаимозависимого мира, отказе от восприятия СССР и России как врагов, в готовности к установлению партнерских отношений с ними.
  В связи с возрастанием в современном обществе роли знаний и информации неоконсерваторы ориентируются главным образом на проблемы образования, культуры и качества жизни. Культура и духовность рассматриваются как базовые ценности для освоения новых технологий, сохранения природы.
  При очевидных достижениях в экономической сфере неоконсерватизм не смог выработать адекватные подходы к решению ряда ключевых проблем перехода от индустриализма к постиндустриализму. Углубляется социальная дифференциация в странах Запада, потенциально чреватая конфликтами. Увеличивается разрыв в уровнях жизни Севера и Юга, который сдерживает развитие международного разделения труда и расширение рынков наукоемкой продукции.
  В терактах 11 сентября 2001 г. идеологи неоконсервативной части американской элиты усмотрели, с одной стороны, глобальный вызов Америке как носителю либеральных ценностей и лидеру формирующегося американоцентричного миропорядка, а с другой - осуществление прогноза С.Хантингтона о «столкновении цивилизаций» и прежде всего иудеохристианской и мусульманской. Война с международным терроризмом интерпретировалась неоконсервативными экспертами как своего рода возрождение борьбы двух различных систем политических ценностей и принципов, участие в которой является исторической миссией США. В этой войне виделся также дополнительный шанс для проведения более активной политики по созданию нового миропорядка,
  Суть нынешней внешнеполитической программы неоконсерваторов состоит в том, что Соединенные Штаты призваны осуществлять «гуманную глобальную гегемонию» во всем мире в силу изначального превосходства своих моральных, культурных и политических ценностей. Эта гегемония должна устанавливаться как с помощью международных институтов (например, Международного Валютного фонда и Всемирного банка), так и путем наращивания военного потенциала, осуществления силовых акций.
  Неоконсерваторы позиционируют себя как приверженцы демократического глобализма, согласно которому распространение демократии является универсальным средством обеспечения безопасности Соединенных Штатов и всего мира. Их позиция зиждется на спорном тезисе о том, что государства с демократическим устройством не воюют друг с другом из-за приверженности общим ценностям и политическим принципам Демократический глобализм в американской версии имеет не только моральное, но и геополитическое измерение - создание американоцентричного миропорядка, установление контроля над источниками сырья и путями их транспортировки.
  Война в Ираке, по мнению неоконсерваторов, должна продемонстрировать миру решимость Соединенных Штатов обеспечить свое доминирование в мире на длительную перспективу. В этом смысле весьма характерно суждение неоконсерваторов «второй волны» У.Кристола (сына И.Кристола) и Л.Каплана: «Миссия начинается в Багдаде, но им не заканчивается...Мы стоим на рубеже новой исторической эпохи. <...> Этот момент имеет решающее значение. Речь идет даже не о будущем Ближнего Востока и войны с террором. Речь идет о той роли, которую Соединенные Штаты намерены играть в двадцать первом веке».
  Представители неоконсервативной школы американской военно-политической мысли активно поддерживают идею американского доминирования в космосе, которое рассматривается сквозь призму основополагающих принципов геополитики. Предлагая разработать «космическую доктрину Монро», они считают, что в ХХI веке космос заменит моря в развитии торговли, технологий и обеспечении национальной безопасности. По их мнению, использование космоса в военных целях создает беспрецедентные возможности для проецирования силы и влияния.
  Среди сторонников создания глобальной американской системы противоракетной обороны (ПРО) немало тех, кто стоял у истоков «Стратегической оборонной инициативы» Р.Рейгана, в частности, Г.Купер, возглавлявший Агентство по СОИ в Министерстве обороны США, У.Грэхем, занимавший пост советника по науке президента Р.Рейгана, Р.Пфальцграф, возглавлявший Институт внешнеполитических исследований, чьими консультациями пользовался Р.Рейган.
  В последние годы, особенно под влиянием фиаско в Ираке, внешнеполитический курс США, во многом основывающийся на неоконсервативных ценностях, стал объектом критики со стороны ряда влиятельных представителей политического и интеллектуального сообщества как внутри страны, так и за рубежом. Оппонентами неоконсервативного силового унилатеризма выступают одновременно сторонники умеренного консерватизма во внешней политике и эксперты либерального толка.
  Стремление неоконсерваторов увековечить глобальное военное доминирование США и силой объединить мир вокруг вольно трактуемой «демократической идеи» один из ведущих политических мыслителей США Зб.Бжезинский резонно оценил как «подновленную версию империализма», далекую от реалий глобализирующегося мира и способную истощить ресурсы во имя заведомо недостижимой внешнеполитической цели.
  Известные американские эксперты называют администрацию Дж.Буша революционерами, а проводимую ими политику революционной. По оценке президента фонда Р.Никсона Д.Саймса, акции США в Ираке и Афганистане основаны на «неотроцкистской вере в перманентную революцию (пусть даже демократическую, а не пролетарскую)».
  За полный пересмотр внешнеполитического курса, сформированного под влиянием неоконсервативных теоретико-политических представлений, высказываются либералы. Силовой гегемонизм они расценивают как стратегию, вызывающую перенапряжение Соединенных Штатов, неприемлемую для мирового сообщества. Однако отличие позиции либералов от исповедующей неоконсервативные ценности республиканской администрации состоит в отказе не от ориентации на «глобальное распространение демократии», а от применения силовых методов, которые приводят к многочисленным региональным войнам и неприемлемым с американской точки зрения людским потерям.
  В связи с неудачами в распространении демократии наметилась тенденция к размежеванию радикального и умеренного подходов в американском неоконсерватизме. Один из наиболее влиятельных неоконсерваторов «второй волны» Ч.Краутхаммер противопоставил идеологии «демократического глобализма», которой придерживался и сам, новую концепцию «демократического реализма». В соответствии с ней поддержка демократии и применение силы необходимы лишь в случаях «стратегической необходимости» и тогда, когда отвечают «задачам борьбы с врагом». Такая позиция предполагает возможность определенных ограничений в применении военно-силовых методов.
  Далек от безоговорочной поддержки внешнеполитического курса действующей администрации известный журналист и политолог У.Р.Мид, активно пропагандирующий взгляды неоконсерваторов. Он оправдывает вторжение Соединенных Штатов в Ирак, «войну с международным терроризмом», но вместе с тем обращает внимание на просчеты в деятельности разведки и экспертного сообщества государственных учреждений, провалы в сфере «публичной дипломатии» (прежде всего при подготовке общественного мнения в мире и в самих США к иракской кампании) и т.д.
  В обозримом будущем неоконсерватизм останется влиятельным идейно - политическим течением в странах Запада, возможно, в сочетании с либерально-социалистическими ценностями (права и свободы человека, демократия, социальная защита и т.д.). От американских неоконсерваторов вряд ли следует ожидать кардинального пересмотра жесткой установки на создание международно-политических условий, гарантирующих господствующее положение единственной сверхдержавы в формирующемся миропорядке.
  Вышеизложенное позволяет сделать следующие обобщения
  1. Консерватизм, возникнув в конце ХVIII века как реакция на революции, ориентировался не на восстановление низвергнутых ими порядков, а на радикальные преобразования с опорой на традиции прошлого, на реформы, предотвращающие социальные катаклизмы.
  2. При идейно-политическом доминировании неоконсерватизма произошла смена утратившей эффективность кейнсианской модели развития экономики и социальной сферы динамичной моделью, отвечавшей потребностям перехода от индустриального общества к постиндустриальному. Эта модель основывается на саморегуляции и обладает относительно высокой степенью устойчивости к социальным катаклизмам.
  3. Примером экономического динамизма, сочетавшегося с внешнеполитической и военно-политической жесткостью, неоконсерватизм ускорил размывание устоев социализма. Во второй половине 80-х годов неоконсерваторы предприняли ряд конкретных шагов для утверждения в международных отношениях нового политического мышления.
  4. С преодолением раскола мира на противоположные общественные системы неоконсервативная модель с ее отлаженным механизмом сочетания частной инициативы и общественного регулирования имеет общечеловеческое значение. Она дает ориентиры России, которые помогли бы ей занять достойное место в постиндустриальном мире.
  5. В начале ХХ1 века внешнеполитический курс США, формируемый под влиянием неоконсерватизма и вильсонианского либерального универсализма, превратился в политику глобальных воздействий по созданию американоцентричного мироустройства. Приоритетной задачей этого курса стало распространение демократии силовыми методами, вызывающее негативизм со стороны мусульманского мира и критику влиятельных представителей политико-академического сообщества.
  Таким образом, современный консерватизм представляет собой совокупность ориентаций и приоритетов в политической, экономической, социальной и духовной сферах. Представляется сложным определение границ основных направлений консерватизма. Очевидно, что различия между этими направлениями коренятся не столько в исходных установках, сколько в акцентировании тех или иных аспектов жизни общества.

Контрольные вопросы

  1. В чем сущность консерватизма как идейно-политического течения и каковы его основные ценности?
  2. Какие события способствовали возникновению идеологии консерватизма?
  3. Какое идейное течение положило начало консерватизму?
  4. Назовите мыслителей, сформулировавших базовые принципы консерватизма. Чьи интересы они выражали?
  5. Изложите систему воззрений основателей консерватизма.
  6. Когда и по каким причинам были исчерпаны объективные предпосылки традиционного консерватизма как идейно-политического течения?
  7. Назовите наиболее известного представителя традиционного консерватизма в ХХ веке и изложите его идеи.
  8. Кем были заложены концептуальные основы либертаризма?
  9. Охарактеризуйте воззрения основателей либертаризма.
  10. Сопоставьте идеи либертаризма и классического либерализма.
  11. Кем и когда были разработаны идеи неоконсерватизма?
  12. Какие общественные потребности отразил неоконсерватизм?
  13. В чем состояла сущность антиэтатистской стратегии неоконсерваторов?
  14. Охарактеризуйте неоконсервативную стратегию в области международных отношений.
  15. Дайте обобщающую характеристику неоконсерватизма как идейно-политического течения.

Рекомендуемая литература

  Алексеева Т.А. Современные политические теории. М.: РОССПЭН. 2007.
  Бёрк Э. Размышления о революции во Франции. М.: «Рудомино» 1993.
  Бёрк Э. Правление, политика и общество. Сборник. Пер. с англ. М.: Канон-Пресс-Ц. 2002.
  Боуз Д. Либертарианство: История, принципы, политика. Челябинск. 2004.
  Бьюкенен Патрик Дж. Смерть Запада. Пер. с англ. М.: Аст. 2003.
  Бьюкенен Патрик Дж. Правые и не-правые. Как неоконсерваторы заставили нас забыть о рейгановской революции и повлияли на президента Буша. Пер. с англ. М.: Аст. 2006.
  Блинов В.В. Политико-психологический подход к изучению консерватизма: обоснование и структура анализа//Политико-психологический подход к изучению консерватизма: обоснование и структура анализа//Вестн. Моск. ун-та. Серия 12. Политические науки. 2007. №1.
  Василенко Ю.В. Опыт типологии испанского консерватизма//Полис. 2005. №5.
  Гарбузов В.Н., Богданов Д.Ю. Президент Буш и парадоксы сострадательного консерватизма//США - Канада: экономика, политика, культура. 2001. №8.
  Галкин А.А. Консерватизм в прошлом, настоящем и будущем/ Размышления о политике и политической науке. М.: «Оверлей». 2004.
  Григоров С.Г. Преодоление заданности. Размышления о консерватизме //Полис. 2000.№3.
  Громовик В.Г. Консервативная идеология в современном мире. М.: РИЦ ИСПИ РАН. 2005. Глава 1.
  Дегтярева М.И. Традиция: модель или перспектива? Жозеф де Местр и Эдмунд Бёрк //Полис. 2003. №5.
  Керк Р. Мысли об американском консерватизме //Америка. 1981. №298.
  Кирк Р. Какая форма правления является наилучшей для счастья человека? // Полис. 2001. №3.
  Кирк Р. Бёрк и политика, основанная на праве давности // Полис. 2004.
  Консерватизм в России и мире. В 3-х ч./ Под ред.А.Ю.Минакова (отв. ред.) и др. Воронеж: Воронежский гос. ун-т. 2004.
  Кристол И. Неоконсервативное убеждение //Логос. 2004. №6.
  Малинова О.Ю. Исследуя феномен консерватизма//Полис. 2003. №3.
  Мангейм К. Консервативная мысль //Мангейм К. Диагноз нашего времени. М.: Юристъ. 1994.
  Местр Ж. де. Рассуждения о Франции. Пер. с франц. М.: РОССПЭН. 1997.
  Мид Дж. Власть, террор, мир и война: внешняя стратегия Америки в мире риска. Пер. с англ. М.: Прогресс - Традиция. 2006.
  Мизес Людвиг фон. Либерализм в классической традиции/Пер. с англ. А.В.Куряева. М.: Издательство «Экономика». 2001.
  Неоконсерватизм//Новая философская энциклопедия. В 4 т. М.: Мысль. 2001. Т.3.
  Нисбет Р. Прогресс: история идеи / Пер. с англ. М.: ИРИСЭН. 2007.
  Павлов А.В. Уильям Фрэнк Бакли-младший и возникновение американского консерватизма // Полис. 2008. №3.
  Рахшимир П.Ю. Американские консерваторы и Европа//Мировая экономика и международные отношения. 2004. №7.
  Рахшимир П.Ю. Консерватизм и либерализм: метаморфозы консенсуса//Полис. 2005. №5.
  Руткевич А.М. Что такое консерватизм? М.: Университетская книга. 1999.
  Самуйлов С.М. Неоконсерваторы и внешняя политика Вашингтона //США-Канада: экономика, политика культура. 2006. №5.
  США: консервативная волна. Пер. с англ./Введение и общ. ред. А.Ю.Мельвиля. М.: Прогресс. 1984.
  Фридман М. Капитализм и свобода. М.: «Новое издательство». 2007. Хайек Ф.Дорога к рабству. М.: Новое издательство. 2005.
  Честнейшин Н.В. Консерватизм и либерализм: тождество и различие//Полис. 2006. №4.
  Эволюция консерватизма: европейская традиция и русский опыт. Материалы международной науч. конф. Самара. 2002.
  Brzezinski Z. Second Chance. Three Presidents and the Crisis of American Superpower. N.Y.: Basic Books. 2007.
  Eccleshall. The Doing of Conservatism / Journal of Political Ideologies. 2000. Vol.5. N3.
  Jeffries A. British Conservatism: Individualism and Gender // Journal of Political Ideologies. 1996. Vol.1. N1.
  Muller J. Comprehending Conservatism: A New Framework for Analysis // Journal of Political Ideologies. 2006. Vol.11. N3.Nash G. The Conservative Intellectual Movement in America. N.Y.: Basic Books. 1976.
  Nicholas R. “Conservatism” and “the Right” in America Ideological Conflict: Categories and Language //Journal of Political Ideologies. 1997. Vol.2. N3.
  Russell K. The Conservative Mind: From Burke to Eliot. 7th. Rev. Ed. Wash.: Regnery Publishing, Inc. 2001 .

 
© www.txtb.ru