Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 6. Отношения Русской Православной Церкви с Римско-Католической Церковью

  Римско-Католическая Церковь в силу своих апостольских основ и живого опыта первого тысячелетия неразделенного христианства имеет много общего с Православной Церковью в вере, богословии и христианской жизни. Однако существуют и серьёзные разногласия, которые на протяжении веков определяли отношения между православием и католичеством.
  Православные всегда ощущали церковное разномыслие как явление болезненное, аномальное.
  Поиски реальных путей к обретению единства начались со времени понтификата папы Иоанна XXIII (1958-1963 гг.), отличавшегося широтой взглядов на контакты с некатолическими исповеданиями.
  На I Всеправославном Совещании на о. Родосе (1961) было решено развивать отношения с Римско-Католической Церковью «в духе любви Христовой». Третье Всеправославное Совещание (1964 г.) подтвердило право каждой Поместной Церкви самостоятельно развивать связи с римо-католиками.
  Начало богословским собеседованиям между представителями Русской Православной и Римско-Католической Церквей положил митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим (Ротов) (* 1978 г.), выступивший на Всемирной Конференции ВСЦ «Церковь и Общество» в Женеве в 1966 году с докладом: «Диалог с римо-католиками в современной христианской социальной мысли».
  Во второй половине XX столетия состоялись собеседования представителей обеих Церквей в г. Ленинграде (1967), г. Бари, Италия (1970), в Загорске (1973), в Тренто, Италия (1973) и в Одессе (1980).
  Русская Церковь активно участвовала в работе Межправославной технической комиссии по подготовке к диалогу.
  Для изучения западной церковной традиции Русская Церковь направляла богословов из выпускников духовных академий в высшие учебные заведения Римско-Католической Церкви.
  Осуществлялись и взаимные паломнические поездки. Основа, на которой строилось сотрудничество, независящее от вероисповедных различий, - миротворчество. Его задачи обсуждались на собеседованиях представителей нашей Церкви с католической миротворческой организацией «Пакс Кристи интернационалист начатых в 1974 году.
  На встрече в 1978 году плодотворно дискутировались итоги Совещания по безопасности в Хельсинки.
  Однако не просто сложились отношения с Римско-Католической Церковью в конце 80-х и начала 90-х годов прошлого столетия. Богословский диалог был практически приостановлен в 1990 году, когда вышла из подполья Греко-Католическая (Униатская) Церковь. Восстанавливая свои структуры на Западной Украине, она стала делать это неприемлемым для христианского сознания агрессивными методами, практикуя насильственный захват православных храмов и другие жестокие действия.
  В связи с этим чрезвычайным обстоятельством была образована четырехсторонняя комиссия в составе Русской Православной Церкви, Украинской Православной Церкви, Римско-Католической Церкви и Греко­Католической Церкви, выработавшая рекомендации, согласно которым началось справедливое распределение храмов на Западной Украине и в Закарпатье. Но спустя несколько месяцев греко-католики вышли из состава этой межцерковной примирительной комиссии, сорвав процесс урегулирования проблемы.
  Русская Православная Церковь заняла принципиальную позицию, заявив о невозможности продолжать богословский диалог, а сосредоточить его на проблемах унии и прозелитизма, которые усложняют межцерковные отношения. Тем не менее, в поисках решения проблемы в 1992 и в 1994 годах в Женеве состоялись двухсторонние переговоры, которые, однако, к желаемому результату не привели.
  В это время все же продолжалось сотрудничество РПЦ с РКЦ в рамках Всемирного Совета Церквей и Конференции Европейских Церквей с Римско-Католическим Советом Епископских конференций Европы (СЕКЕ).
  В 1993 году на конференции «Вера и церковное устройство» принимали активное участие православные и католические богословы, которые были едины в призыве возвратиться к богословским традициям Древней неразделенной Церкви. В том же году представителями Католической и Православной Церквей был принят совместный документ, в котором говорится, что уния «не может быть больше принята ни как метод, ни как модель единства, к которому стремятся наши Церкви».
  В 1996 году в Риме состоялось совещание смешанной межцерковной комиссии представителей Русской и других Православных Церквей по православно-католическому диалогу и, в частности, рассмотрению вопросов присутствия Католической Церкви на канонической территории Московского Патриархата.
  Стороны констатировали, что хотя в документах и заявлениях Римско-Католической Церкви и в документах, принятыми обеими Церквями, говорится об исключении любых прозелитских действий, однако практика далеко не всегда отражает эти установки, порождая таким образом напряженность в отношениях между РПЦ и РКЦ. В частности и без того неблагополучная ситуация была усугублена трагическими событиями в Западной Украине, где по словам Святейшего Патриарха Алексия II «произошел в буквальном смысле слова разгром православных епархий во Львове, Тернополе и Ивано-Франковске». Униатами и католиками было захвачено более 1000 православных храмов.
  Подобная межконфессиональная напряженность сохраняется между общинами Украинской Православной Церкви и греко-католиками, удерживающими силой ранее захваченные у православных храмы, а священники и даже епископы Московского Патриархата подвергаются угрозам. Имелись случаи избиения православных священников униатами, что лишний раз доказывает, насколько сильны среди греко-католиков шовинистические и националистические настроения. Эта волна дискриминации православных со стороны греко-католических общин продолжалась на Западной Украине до конца прошлого столетия.
  Поэтому отношения Русской Православной Церкви с Римско- Католической Церковью за истекший период времени характеризовались отсутствием реального богословского диалога, который был прекращен на рубеже 80-х - 90-х годов XX века в связи с упомянутыми событиями на Западной Украине, а также с прозелитской деятельностью католических организаций на территории нашей Церкви. Подтверждением сказанного является одностороннее решение об учреждении на канонической территории Московского Патриархата четырех Римско-Католических епархий без предварительного обсуждения и согласования со Священноначалием Русской Православной Церкви.
  Напряженность в отношениях РПЦ с Ватиканом достигла апогея в начале 2002 года, когда папа Иоанн-Павел II решил преобразовать апостольские администратуры в России (форма представительства) в епархии. Это решение об учреждении на канонической территории Московского Патриархата четырех католических епархий не было предварительно обсуждено и согласовано со священноначалием РПЦ. В официальном заявлении Священного Синода Русской Церкви этот шаг был охарактеризован как «вызов, брошенный Православию».
  В связи с этой сложившейся ситуацией Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II заявил: «Русскую Православную Церковь поставили перед фактом уже принятых решений, в то время как подобные вопросы, особенно в условиях напряженности, нуждаются в предварительном обсуждении. Мы убеждены, что для окормления католиков, не столь многочисленных в России и в других странах СНГ, не было необходимости повышать статус уже существующих католических церковных структур».
  Одновременно следует отметить ряд положительных моментов в отношениях между РПЦ и РКЦ. Позитивно развивается сотрудничество с различными католическими благотворительными организациями; взаимное участие представителей обеих Церквей во всех наиболее значимых событиях церковной жизни, как, например, сотрудничество в научно-богословской сфере, чему служат ежегодные симпозиумы по русской духовности, организуемые итальянским монастырем Бозе.
  Положительные примеры говорят о том, что улучшение всего комплекса отношений с Римско-Католической Церковью может оказать доброе влияние на различные стороны жизни обеих Церквей, содействовать укреплению мира и взаимопониманию народов Европы.

 
© www.txtb.ru