Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 7. Единство существа Божьего

  Как существо беспредельное во всех отношениях и всесовершенное Бог может быть мыслим только единым в своем существе. Высочайшее и совершеннейшее из всех существ возможно только одно. Бог един, прежде всего, в смысле количественном, численном: нет другого существа, столь же совершенного, которое можно было бы поставить рядом с Ним. При численном единстве Бог обладает и полнейшим внутренним единством. Единство Божие внутреннее — это несложность, простота, единство и тождество всех Его свойств. По изъяснению святого Иоанна Дамаскина, единство Божие не представляет собою чего-либо похожего на то единство, какое мы замечаем в мире, где единое слагается из многого, где, например, камни, деревья соединяются в одно и образуют один дом. Существо же Божие просто (то есть цельно, едино) и не делимо. Не есть это также и единство рода, распадающего на многие неделимые, отдельные существа, потому что единство Божие — не отвлеченное понятие. Бог живет единою жизнью в Трех нераздельных Лицах. Следовательно, единство Божие несравнимо с каким-либо единством, известным нам из опыта.
  Истина единства Божия возвещается как в Ветхом, так и в Новом Завете. В ветхозаветной религии учение о Едином Боге составляет первый догмат, первую заповедь для народа еврейского; это учение отличало еврейскую религию от религий всех других древних народов. Веровать в единого Бога — Творца, Ему одному служить, не почитать языческих богов за действительных богов и не поклоняться им, это была первая обязанность древнего еврея, о которой постоянно и настойчиво напоминал богоизбранному народу Моисей и другие пророки. Первою заповедью Моисеева закона была заповедь о почитании единого Бога: «Я есть Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим» (Исх. 20 : 2-3).
  Прощаясь с народом перед смертью, ветхозаветный законодатель в таких словах внушал хранить эту заповедь твердо и вечно: «Слушай, Израиль! Господь Бог наш. Господь един есть» (Втор. 6 : 4).
  В Новом Завете эта истина также находит многократное подтверждение. Так, Спаситель на вопросы законника: «Какая первая из всех заповедей», отвечал: «Слушай, Израиль! Господь Бог наш, есть Господь единый» (Мк. 12 : 28-29).
  В первосвященнической молитве Своей к Богу Отцу Он говорил: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя единого истинного Бога» (Ин. 17 : 3). Апостолы также возвещали эту истину. Апостол Павел, например, многократно обличал многобожие язычников и в послании к коринфянам в противоположность языческому многобожию писал: «Идол в мире ничто, и что нет иного Бога, кроме Единого. Но у нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него» (1 Кор. 8 : 4-6).
  В Древней Церкви истина единства Божия особенно сильно защищалась против манихейского дуализма, признававшего два начала — Бога доброго и злого. В новейшее время истина единства Божия не отрицается человеческою мыслию, но она не считается первоначальною, а производною. Как высшая и отвлеченная идея, она говорит, могла образоваться только в результате длинного процесса человеческого мышления, поэтому первоначальная форма религии была не монотеизм, а политеизм.
  Следы этого политеизма усматривают и в ветхозаветной религии в наименовании Бога «Елогим», Адонаи, Иегова, Ел. Шалдай и наименование Его Богом израилевым, еврейским, Богом богов и Господом господей, и т.д. Однако все эти ссылки при надлежащем понимании соответствующих мест Библии нисколько не противоречат учению о единстве Божием. Так, наименование «Елогим» формой множественного числа указывает на полноту свойства Божества, а не на множество богов, что подтверждается, например, тем, что сказуемое (глагол) при этом употребляется в единственном числе, а также и тем, что это наименование употребляется нередко там, где с особой силой утверждается истина единства Божия, например, в словах: «чтобы ты знал, что Иегова есть Бог (Елогим), и нет еще, кроме него» (Втор. 4 : 35), или еще: «И говорит Бог (Елогим) к Моисею: Я есть сущий» (Исх. 3 : 14). Наименование Бога еврейским, израилевым и проч. указывает на особенные отношения Иеговы к народу израильскому и народа Божия к Иегове вследствие домостроительства человеческого спасения.
  Защищая истину единства Божия против еретических извращений этой истины, древние учителя пользовались и рассудочными соображениями. Так они основали эту истину на понятии о Боге как существе всесовершенном и при наблюдении над миром: наблюдаемый в мире порядок и гармония приводит к мысли о едином Творце и промыслителе, потому что «многоначалие есть безначалие» и потому порядок и гармония немыслимы при многобожии.
  Против двубожников учители Церкви представляли следующие соображения. Система дуализма вовсе не так уж и необходима для объяснения происхождения зла, так как зло физическое есть результат зла нравственного, а зло нравственное есть дело сотворенной свободы, из которой оно и объясняется. Сосуществование двух начал доброго и злого - притом же совершенно немыслимо, ибо если эти начала равносильны, то борьба их окончилась бы истреблением добра и зла в мире, то есть самоистреблением их, а если они неравносильны, то сильнейшее уничтожило бы слабейшее и осталось бы в результате одно начало.
  Можно еще предположить существование некоего высшего начала, третьего, которое удерживает их на соответствующих границах, но тогда мы придем неизбежно или к трибожию, если допустить, что все эти начала равны, или к единобожию, если принять, что доброе и злое начала находятся в подчинении высшему началу.

 
© www.txtb.ru