Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 6. Свойства чувства Божьего

  Наряду с разумом и волею Откровение усвояет Богу как существу личному сердце — орган чувствований. Так о Боге в Священном Писании говорится, что Он нашел мужа по сердцу Своему — Давида, сына Иессеева (1 Цар. 13 : 14), что Он в одних случаях радуется от всего сердца Своего (Пер. 32 : 11), а в других — сердце Его исполняется жалости (Ос. 11 : 8), что Он любит правду и ненавидит беззаконие (Пс. 44 : 8).
  Если отличительной чертой разума является стремление к истине, то отличительную черту сердца составляет стремление к благу. Существенными свойствами человеческого чувственного духа являются, с одной стороны, влечение и любовь к собственному благу и чувство радования или блаженства от обладания этим благом, а с другой — влечение к благу других или любовь к другим. То и другое откровение усвояет и Богу, конечно, в высочайшей степени. Отсюда существенными свойствами Божиими со стороны Его чувствования являются: все блаженство Божие и бесконечная благость или любовь Божия к тварям.
  1. Всеблаженство Божие означает то, что Бог, обладая всеми совершенствами разума и воли, ощущает блаженство от согласного действия всех сил и свойств Своей бесконечной природы. Всеблаженство Божие есть необходимое следствие всех других Его свойств и совершенств.
  В Боге имеется вся полнота бытия и жизни, в Нем нет никаких недостатков, и эта полнота совершенства находится в полной гармонии, так что ни одно из них не подавляет другого и ни одно не исчезает в другом. Это ощущение полноты совершенства в их гармонии и есть высочайшее благо. А так как в Боге стремление к благу совпадает с самым обладанием им, то Он есть существо всеблаженнейшее.
  Понятно, что такая полнота блаженства не может быть свойственна человеку, человек хотя и имеет непреодолимое стремление к благу, но так как не в нем самом, а вне его существуют условия, необходимые для удовлетворения этой потребности, так как преодолеть препятствия к достижению блага, он часто бывает не в состоянии, то ощущение блага или блаженства в нем неизбежно ослабляется и затемняется чувствами неприятными, проистекающими от ощущения неполноты или даже совершенного лишения блага.
  В Боге этого быть не может, так как в Нем любовь к благу неизменно совпадает с самым обладанием им.
  Священное Писание усвояет это свойство Богу, когда называет Его «блаженным» (1 Тим. 1 : 11), или указывает, что «полнота радостей пред лицом Твоим, блаженство в деснице Твоей во век» (Пс. 15 : 11).
  2. Бесконечная благость или любовь Божия к тварям. Будучи существом всеблаженным, то есть любящим верховное благо и обладающим им, Бог открывает Себя и во вне Существом всеблагим и любящим. Это свойство Божие и состоит в том, что Бог дарует тварям Своим столько благ и совершенств, сколько нужно для их блаженства, и сколько каждая из них может принять по своей природе и состоянию. Благость, по учению Откровения, составляет как бы самую сущность Божию. «Если бы у нас, — говорит святитель Григорий Великий, — кто спросил: что мы чествуем и чему поклоняемся? — ответ готов: мы чтим любовь. Ибо, по изречению Святого Духа, «Бог Наш есть Любовь». Это неизреченная любовь, или благость, является побуждением всех действий Божиих по отношению к миру и человеку. Сердце, полное любви к истинному благу, и в высшей степени обладающее им, не может не желать, чтобы и другие участвовали в нем и разделяли его. Эта благость побудила Бога создать мир и непрестанно промышлять о нем. Откровение говорит: «Благ Господь ко всем, и щедроты Его на всех делах Его» (Пс. 144 : 9).
  В особенности Бог проявляет Свою благость в отношении к человеку. В Ветхом Завете Бог, обращаясь к Израилю, говорит: «Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? Но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя» (Ис. 49 : 15). А в Новом Завете Спаситель говорит: «и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах» (Мф. 23 : 9). Он всячески печется о всех наших нуждах, Он «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф. 5 : 45). Высшим же проявлением благости Божией Святое Писание представляет дело искупления: «ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3 : 16).
  Еще в древности возникало недоумение: как согласовать любовь Божью, столько милости и блага оказывающую человеку, с правдою Божьей, столь строго судящей и наказывающей за грехи? Некоторым даже казалось (гностики, особенно Маркиониты, Манихеи, позднее — павликане и богомилы), совершенно невозможным существование в едином Боге свойства любви и правосудия, так что они приходили к мысли о существовании двух богов: Бога верховного — благого (новозаветного) и подчиненного ему бога злого, ветхозаветного; первый открывается как любящий отец, второй — как грозный судия. На это недоумение древние учители отвечали так: разделять между собой правду Божию и любовь нельзя. Конечно, Бог есть любовь, но любовь Его есть правда, осуществленная любовью; любовь без правды не была бы истинной любовью, она обратилась бы в простую чувствительность, в благодушие; равно и правда без любви превратилась бы в холодность или в безумие. В частности любовь Божия к людям целью своей имеет блаженство людей, но в основе своей она есть не что иное, как любовь к раскрывающемуся в людях нравственному добру, при наличности которого только и возможно блаженство. Правда же Божия, когда она воздает блаженством за добро, является тою же любовью, но и тогда, когда она лишает грешника благ и даже наказывает его за зло, она является благою, поскольку цель земных наказаний состоит в том, чтобы вразумить грешника и побудить его к исправлению. «Ибо кого любит Господь, того наказывает», — говорит Премудрый (Притч. 3 : 11), наказывает, как любящий отец для блага наказываемого.

 
© www.txtb.ru