Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Демографические и миграционные процессы на Дальнем Востоке России

Мотрич Е.Л.
(ИЭИ ДВО РАН, Хабаровск)

  Демографическое развитие стало одним из показателей устойчивого развития государства и фактором его национальной безопасности.
  А что происходит на Дальнем Востоке? 1 января 1991 г. — зафиксирована Последняя максимальная численность населения на Дальнем Востоке — 8 056,6 тыс. чел. На 1 января 2004 г. на Дальнем Востоке проживало 6 634,1 тыс. чел. Это меньше, чем по состоянию на 1981 г. (6 993,7 тыс. чел.). За период после предыдущей переписи населения 1989 г. регион потерял 1,3 млн. чел., или 16,5 % собственного населения (Россия - 2,2 %).
  Каковы перспективы роста демографического потенциала?
  К 2025 г. в регионе может быть всего около 4,7 млн. чел. (это 1959 г.)
  К 2050 г. всего порядка 4 млн. чел.
  Территория ДВ - 36,4 % от России; доля в населении - 4,6 %; плотность - 1,1 чел. (в России 8,4). Следовательно, 1/3 территории России является малонаселенной и существующая диспропорция между численностью населения и огромной территорией в перспективе заметно возрастет.
  Возникает вопрос кто и сколько будет жить и работать на Дальнем Востоке? Какие факторы будут влиять на величину демографического потенциала?
  Рождаемость. Показатели рождаемости на Дальнем Востоке существенно сократились. В 1991 г. на 1000 населения было 13,7 новорожденных, в первой половине 2004 г. — 11,8. Коэффициент рождаемости за этот период уменьшился на 13,9 % (в России - на 6,7 %: 12,1%о в 1991 г. и 10,5% — в первом полугодии 2004 г.).
  В последние годы рождаемость обнаружила тенденцию к небольшому повышению. Но обольщаться в отношении ее будущего не следует. Во-первых, потому, что общие коэффициенты рождаемости менее 16,0% не обеспечивают даже простого воспроизводства населения. Во- вторых, потому, что абсолютное число родившихся на Дальнем Востоке в 2003 г. составило к уровню 1990 г. всего 62,1 %. В-третьих, потому, что в репродуктивный возраст в эти годы вступила более многочисленная когорта населения, рожденная в 80-годы. Можно ли рассчитывать на повышение рождаемости до уровня хотя бы простого воспроизводства? Ответ однозначный — нет. Почему? Во-первых - демографическое будущее заложено в современной возрастно-половой структуре населения; во-вторых, повышается средний возраст матери, что ведет к сокращению числа рождений и в-третьих, суммарный коэффициент рождаемости не может быть ниже 2,15 для численного замещения поколений родителей их детьми, а он у нас 1,290.
  Смертность. При интенсивном сокращении рождаемости Дальний Восток "отличается" высокими темпами увеличения коэффициента смертности. За 1991-2003 гг. в регионе он увеличился на 73,3 %, в России - на 43,9 %. Превышение смертности над рождаемостью обусловило появление в 1993 г. так называемого демографического креста, ярко демонстрирующего процесс естественной убыли населения.
  Разница между рождаемостью и смертностью характеризует естественный прирост (или убыль) населения. Здесь есть один любопытный факт. В России коэффициент естественной убыли составлял в 1993 г. -5,1%, в 2003 г. -6,2%, на Дальнем Востоке -1,3% и - 3,3%. Внешне ситуация у нас более благоприятная, но динамика этих показателей говорит о чрезвычайно тревожном положении: коэффициент естественной убыли населения увеличилась по Дальнему Востоку почти на 254 %, а по России - на 21,6 %. Следовательно, мы вправе сказать, что демографическое разрушение на Дальнем Востоке выражено более ярко.
  Продолжительность жизни. Ожидаемая продолжительность жизни населения на Дальнем Востоке не достигает среднероссийского показателя и имеет тенденцию к сокращению. В 1989-1990 гг. продолжительность жизни составляла в России 69,38 лет, для дальневосточников - 67,6 лет. Рожденные на Дальнем Востоке в 2002 г. имеют шанс дожить только до 63,49 лет (в России - 64,82).
  Миграция. Миграция всегда была базовым источником формирования населения на Дальнем Востоке. Тезис привлечения и закрепления населения присутствовал в Программах развития российского Дальнего Востока 1987 и 1992 гг. В последней Программе до 2010 г. этого тезиса уже нет. За 1991-2002 гг. миграция составила 88,5 % (945,0 тыс. чел.) от общего сокращения числа жителей на Дальнем Востоке. Почему такое происходит? Исчезли два стимула у населения: первый - ощущение нужности и второй - преимущество в доходах. Картина территориального движения населения в России изменилась коренным образом, прервав надолго (а может навсегда) движение населения на север и восток страны. Поэтому не случайно, что на столь обширной территории Дальнего Востока проживает населения меньше, чем в Москве.
  Пик миграционного оттока пришелся на 1992-1995 гг., когда шел процесс интенсивного оттока населения из северных территорий региона, обусловленный тем, что былые установленные государством льготы и надбавки к заработной плате в условиях галопирующей инфляции не только потеряли стимулирующую роль, но и не обеспечивали поддержание достойного уровня жизни.
  Вместе с тем наблюдается ситуация сокращения объемов отрицательного сальдо миграции. Можно было бы расценивать эту ситуацию как позитивную. Однако здесь дело в том, что сократились объемы миграции по прибытию. Значит, уменьшилась и возвратная миграция. И еще: население, ориентированное на выезд, в основном уже покинуло регион. Но потенциальных мигрантов у нас еще много. Так, миграционный отток в 2003 г., превысил прибывших на 18,6 %.
  За последние годы произошли изменения в направленности миграционных потоков: сокращается миграционное партнерство с регионами России и растет доля внутрирегиональных взаимодействий.
  Основные внутрирегиональные миграционные потоки сосредоточены в южной зоне Дальнего Востока. Наиболее притягательными для мигрантов являются Хабаровский и Приморский края.
  Дальний Восток стабильно отдает население всем другим экономическим районам страны, которые сейчас тоже "страдают" от сокращения населения и, имея более высокие среднедушевые доходы, выступают конкурентами для региона по привлечению миграционных потоков. Именно по этой причине самым привлекательным для мигрантов является Центральный район. На одного прибывшего из этого района приходится около 4 чел. убывших. В 1995 г. Дальневосточный район отставал от Центрального по среднедушевым месячным доходам на 8,5 %, в 2002 г. - на 25,5 %, Уровень общей безработицы в ЦФО был 5,4 %, а в Дальневосточном - 8,6 %. Единственной территорией, с которой Дальний Восток стал с 2002 г. иметь положительное сальдо, — ВосточноСибирский федеральный округ, где среднедушевые доходы в 2001 г. были на 22,1 % ниже, а уровень общей безработицы выше (10,1 %). Однако миграционный «выигрыш» здесь минимальный.
  Дальний Восток в перспективе не может рассчитывать на прирост своего населения за счет других экономических районов страны. Во всяком случае, до тех пор, пока альтернативные доходы в других регионах остаются более высокими.
  Последствия естественной убыли населения и миграционного оттока достаточно предсказуемы. Основные из них:
  - деформируется возрастная структура населения, ухудшающая его качественные характеристики и разрушающая основы народонаселения региона, сформированные в течение многих десятилетий с большими трудностями и издержками;
  - увеличивается демографическая нагрузка на занятое население.
  Доля населения в возрасте старше трудоспособного возраста в структуре населения к 2015 г. может достичь 22,7 % против 15,4 % в 2002 г. Рост населения в возрасте старше трудоспособного в условиях сокращения населения в возрасте младше трудоспособного неминуемо ведет к появлению еще одного креста - возрастного (его по праву можно назвать трудовым). О нем пока не говорят. Но он уже очевиден. Этот крест показывает, что лиц, вступающих в трудоспособный возраст, будет недостаточно для замещения современного трудоспособного населения, переходящего в когорту населения старше трудоспособного возраста. В результате произойдет рост демографической нагрузки с 543 чел. в 2002 г. до 669 к началу 2016 г.
  В дальнейшем может быть два варианта демографического развития страны (и ее регионов):
  Первый вариант - предоставить демографической ситуации развиваться по сложившемуся сценарию и игнорировать все возможные последствия. Это путь социально-экономической и политической деградации страны с вымирающим населением.
  Второй вариант - разработка и реализация демографических программ, реализация которых делает осмысленными все существующие в России реформы в сфере управления демографическим развитием. «... программы (планы действий) - ... могут быть едиными, охватывая мероприятия по всем компонентам демографического развития, и специальными, предназначенными для реализации задач в сфере рождаемости и укрепления семьи, улучшения здоровья и снижения смертности населения, рационализации демографических процессов».
  Следовательно, в стратегическом плане основой позитивных демографических изменений в регионе должны стать перевод Дальнего Востока на траекторию быстрого и устойчивого народнохозяйственного роста и задействование сильной социальной политики, ориентированной на сохранение численности собственного населения, увеличение продолжительности жизни населения, привлечение и закрепление мигрантов. В противном случае Дальний Восток будет оставаться «большим вокзалом» с убывающим населением.

 
© www.txtb.ru