Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


3. Законодательные и организационные механизмы регулирования социальных прав

  Законодательные и организационные механизмы регулирования социальных прав охватывают нормы, касающиеся положения человека в сфере труда и быта, занятости, благосостояния, социальной защищенности и имеющие целью создание условий, при которых люди могут быть «свободны от страха и нужды».
  Базовые формулировки, касающиеся механизма регулирования социальных прав человека в современной России, содержатся в основных актах, провозглашающих цели российского общества и российского государства в социальной сфере. Самая общая из них, как записано в статье 7 Конституции РФ —«создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».
  Смысл этой конституционной формулы становится еще более очевидным в свете положений Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, где говорится, что участники пакта (Россия входит в их число) стремится к достижению «экономического, социалистического и культурного развития и полной производительной занятости в условиях, гарантирующих основные политические и экономические свободы человека».
  Применительно к индивиду общая конституционная формула определяет центральное социальное право каждого человека —право на личное свободное развитие и достойную жизнь, а также право непосредственно пользоваться условиями, которые должно создать для этого государство.
  Достойная жизнь, достойное существование предполагает, что работнику обеспечивается, как записано во Всеобщей декларации прав человека, «такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по независящим от него обстоятельствам» (статья 25, пункт 1).
  Чрезвычайно существенным следует отметить то обстоятельство, что демократическая система социально-экономических прав не сводится только к государственной защите граждан. Такой механизм регулирования может действовать только в том случае, если государственные гарантии ее осуществления подкрепляются и утверждаются социальной самостоятельностью населения, работников социальной сферы.
  В зрелых демократиях с правами, обозначающими социально-экономические идеалы и конкретные социально-экономические блага, которые должны быть доступны нормальному человеку, соседствуют права, гарантирующие людям возможность самостоятельных усилий для реального получения этих благ.
  Социальные права человека существенно отличаются от его исходных гражданско-политических прав, утверждающих базовые свободы, — прав на жизнь и личную неприкосновенность, на равенство перед законом, на собственность, свободу мысли, совести, убеждений и их выражения, свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами, проводить мирные собрания и создавать ассоциации, принимать участие в управлении своей страны и т. д.
  Социальные права человека гораздо менее универсальны, нежели права гражданско-политические. Меньшая универсальность особенно наглядна в двух отношениях.
  Во-первых, не вполне универсальна сама сфера их действия. Она исторически и культурно подвижна, пределы ее меняются в социальном времени.
  Во-вторых, социальные права в их нынешнем понимании имеют смысл исключительно в приложении к массе рядовых неэлитарных работников и незащищенных слоев населения в социальном плане. Для менеджеров высшего звена, политической и культурной элиты социальное обеспечение, защита от безработицы, безопасные условия труда или право на здоровое жилище и достойный уровень жизни приобретают критическую важность лишь в исключительных случаях. В современном мире блага, защищаемые социальными и экономическими правами, для верхов общества подобны воздуху, который доступен каждому.
  Социальные права — это, строго говоря, не права человека вообще, а права рядовых людей, трудящихся в традиционном (хотя и не совсем точном) словоупотреблении. На их долю приходится не менее 60—70 % активного населения развитых стран.
  Помимо меньшей универсальности, социальные права отличаются от гражданско-политических еще меньшей определенностью, несколько меньшей четкостью и жесткостью формулировок. Фундаментом множества ведущих социальных нормативов служат предельно общие и широкие понятия, такие как «справедливый», «достойный», «удовлетворительный», «разумный» и т. п. Понятия эти отражают очень изменчивые, так сказать, «текучие» явления, крайне трудно определяемые в юридическом смысле. Практическое использование их требует рассмотрения и установления особых критериев, рамок, качественной меры едва ли не в каждом конкретном случае.
  Очень существенным является, что в системе социальных прав повышенную роль играет рекомендательное начало. Осуществление социальных прав требует явно большего времени и несравнимо больших материальных ресурсов, нежели обеспечение базовых свобод. Закономерно, что в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах устанавливается обязанность подписавших его государств обеспечить полное осуществление признаваемых в нем прав постепенно и в пределах имеющихся ресурсов. В то же время в Международном пакте о гражданских и политических правах оговорка о постепенности отсутствует.
  Меньшая универсальность и четкость социальных прав, их во многом рекомендательный, условный (зависящий от ресурсов) и постепенно осуществляемый характер означает своего рода вторичность, производность этих прав сравнительно с гражданско-политическими. Именно последние составляют фундамент естественных прав человека, присущих самой человеческой природе. Социальные права надстраиваются на этом фундаменте, развиваются на этой естественной основе.
  Из первичности гражданско-политических прав не следует, что вторичные социальные права играют второстепенную роль в сегодняшнем мире. Будучи в определенном смысле менее важным сравнительно с первым, второе «поколение» (социальные права) права человека само по себе чрезвычайно значимо. Социальные права человека потому и дополнили гражданско-политические, что государственная защита и общественная самозащита социальных интересов рядовых людей приобретают в современных обществах огромное и растущее значение.
  Значимость эта определяется существом социальных отношений, возникающих на базе крупного индустриального производства, городской культуры, всеобщего школьного образования и повсеместного распространения средств массовой информации. Крупное производство, особенно использующее наемный труд, устроено таким образом, что его участники разделяются на две категории, в одну из которых входят собственники, руководители, высшие распорядители — менеджеры, а в другую — рядовые работники, специалисты, низшие руководители. Вторая категория, условно обозначаемая термином «трудящиеся», хотя и охватывает большинство экономически активного населения, во многих отношениях социально слабее первой.
  Собственники и руководители производства в общественных отношениях всегда действуют и в качестве некоторой организации. Напротив, рядовые работники, пока не предприняты специальные усилия, образуют совокупность отдельных индивидов, не способных противостоять социально-производственной организации.
  Исходное неравенство основных участников ведет к тому, что развитие крупного производства тяготеет к ограниченному вознаграждению за работу, к экономии на условиях труда и на мерах по защите занятости. Естественным следствием этих тенденций становится медленный рост или даже снижение жизненного уровня трудящихся, усугубляемые расширением пропасти между ними и верхами общества. Поэтому необходимой предпосылкой здорового развития общества оказывается создание условий, возмещающих стихийное неравенство социальных отношений.
  Развитие, оформление и утверждение системы социальных прав человека составляют один из главных элементов социальной политики, необходимой для того, чтобы возместить исходное неравенство общественных сил в индустриальном производстве и в то же время избежать опасности тоталитарного огосударствления. Социальные права прямо утверждают только низшие, минимальные пределы социальных нормативов, тот уровень, который вполне достижим в данное время и нарушение которого абсолютно нетерпимо.
  В России, стремящейся перейти к демократии, социальному государству, социальные права, их соблюдение или несоблюдение приобретают особое значение. Факторы, определяющие важность этих прав во всех индустриальных обществах, сегодня действуют у нас едва ли не сильнее, чем где-либо еще. К тому же сказывается влияние дополнительных обстоятельств, специфических именно для российских условий.
  Так, для России сейчас и в ближайшем будущем заметно характерна более высокая доля людей наемного труда, нежели это бывает в индустриально развитых странах. В рамках советского государственного социализма в положении наемных работников государства фактически находились почти все занятые (явно более 95 %). Разгосударствление изменило это положение. Но сегодня в России работает по найму 80—90 % экономически активного населения. Правда очень большая часть их не связана теперь с государством. Но в частном или полугосударственном секторе подавляющее большинство трудящихся остаются наемными работниками, к положению которых непосредственно относятся все формулировки социальных прав человека.
  Сам факт, что неуниверсальность социальных прав человека в России играет относительно меньшую роль, можно рассматривать и как негативный фактор, способствующий повышению их значимости. Становится очевиднее, что в российском обществе отчетливо выступают позитивные факторы, прямо увеличивающие важность социальных прав человека.
  На первое место тут, пожалуй, надо поставить заметное обеднение едва ли не большинства населения России в начале 90-х годов. В Российской Федерации и в остальных странах СНГ размах кризиса и связанное с ним падение благосостояния людей оказались более глубокими, чем в большинстве других обществ, выходящих из государственного социализма. В начале 90-х годов жизненный уровень основной массы населения снизился по многим характеристикам в 1,5—2 раза. Преодоление тенденций обеднения, социальная защита и социальная помощь беднеющему большинству превратились в центральную проблему социальной политики.
  Средством юридического, политического, культурно-идеологического обеспечения усилий, направленных на решение этой проблемы, как раз и становятся социальные права человека, их формулирование и конкретизация применительно к российской обстановке.
  Российская социальная политика может стать очень эффективной еще и потому, что она делает более реальной перспективу относительно планового перехода от государственного и частного социального патернализма к ответственному, демократическому социальному партнерству. Медленный и тяжкий процесс формирования совершенно непривычного для нас, крайне противоречивого взгляда на социальные отношения как на область ответственности и столкновения преимущественно частных интересов дополняется и облегчается представлениями об общепризнанных социальных правах и социальной справедливости, поддерживаемых авторитетом государства, социума, всего международного сообщества в целом.
  В более широком смысле свобода борьбы за индивидуальные, профессиональные, классовые интересы и одновременно ограничение этой свободы неотъемлемыми социальными правами человека образуют один из самых важных устоев социального государства. Подобное сочетание отличает социальное государство, социальное рыночное хозяйство от государственного социализма с его всеобъемлющим подчинением человека партии-государству, с одной стороны, и от социально безответственного, нерегулируемого стихийного капитализма — с другой.
  Возможное культурное и идейное воздействие социальных прав человека в переходной России явно выходит за рамки труда, трудовых отношений, сферы благосостояния. На нынешнем этапе становления российской демократии этот род прав может стать едва ли не главным направлением развития и распространения правосознания в массовой народной среде. Массовое принятие идеологии и ценностей прав человека нигде не происходит мгновенно. Подобные процессы всюду развертываются шаг за шагом, от одного поколения прав к другому, от более простых прав к более сложным социальным правам.
  При этом нельзя забывать об особенностях процесса формирования представлений о правах человека и их освоении массовым сознанием. Оно долго развивалось преимущественно в гражданско-политической области. Лишь в XX столетии, после того как права получили распространение, началось их дополнение признанием социальных и культурных прав.
  После крушения государственного социализма на рубеже 90-х годов массовое правосознание заметно выросло сравнительно с предшествующим временем. Но его абсолютный вес все еще очень невысок. Более того, распространение правосознания в народной среде идет медленнее, чем меняются многие другие экономические и политические отношения.
  Отставание массового правосознания образует сегодня одно из главных препятствий российской демократии. Оно затрудняет формирование гражданского общества, лишает социальной опоры нравственно зрелую, ответственную часть социально-политической элиты, создавая среду, где прекрасно чувствуют себя наиболее циничные и аморальные представители верхов.
  Ускоренное развитие массового правосознания, его движение вширь, ускорение в системе ценностей рядового человека становятся сейчас необходимой предпосылкой успеха российских преобразований. Рядовой человек сталкивается с социальными проблемами, с конфликтами трудовых отношений и благосостояния повседневно. Он отчетливо воспринимает и осознает их непосредственное содержание и насущную значимость. Соответственно, здесь легче перейти от ощущений конкретного случая к осознанию общеправовых принципов, в том числе принципов фундаментальных, из которых складываются социальные права человека. В свою очередь, ускорение социальных прав в массовом сознании может стать основой для освоения гражданско-политических прав.
  К тому же, если традиции гражданско-политических прав личности относительно слабы в российской культуре, то традиции социальных прав и социальной защиты в ней как раз прочны и общепризнанны. По крайней мере, судя по материалам 1994 года, значительная доля россиян чаще придает первостепенное значение конституционным гарантиям в области социальных, а не гражданско-политических прав и свобод. Таким образом, не исключено, что в России социальные права человека станут «спусковым механизмом» и ускорителем массового распространения идеологии прав человека и правосознания в целом.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Закон РФ «О социальной защите инвалидов в РФ» // Российская газета. 1995. 3 дек.
  2. Закон РФ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 33. С. 33-40.
  3. Закон РФ «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» // Российская газета. 1993. 18 авг.
  4. Конституция РФ. М., 1993.
  5. Основные направления государственной социальной политики по улучшению положения детей в РФ до 2000 г. Национальный план действий в интересах детей // Российская газета. 1995. 21 сент.
  6. Федеральная миграционная программа // Собрание законодательства РФ. 1994. № 18.
  7. Право социального обеспечения. М., 1995.
  8. Сироткин С. Социальные и экономические права в проекте Конституции РФ // Социальные проблемы и права человека: Сборник семинара московско-хельсинской группы. Вып. 3. М., 1993.
  9. Богораз Л. Неотъемлемые права и свободы человека // Естественные права человека: Сборник семинара Московско-хельсинской группы. Вып. 4. М., 1995.
  10. Гордон Л. Надежда или угроза?Рабочее движение и профсоюзы в переходной России. М., 1995.
  11. Аукуционек С. Переходный кризис как новый объект исследования // Общественные науки и современность. 1995. № 4.
  12. Михайловский И., Кузьминский Е., Мазаев Ю. Права человека в массовом сознании. М., 1995.

 
© www.txtb.ru