Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 4. Особенности правового режима использования отдельных районов космического пространства

  Особыми районами в космическом пространстве следует признать геостационарную орбиту и так называемые точки либрации.
  Геостационарная орбита (ГСО) — это ограниченный район околоземного космического пространства, протяженностью около 260 тыс. км. Она проходит в плоскости экватора и находится на расстоянии около 35800 км от поверхности Земли.
  При использовании государствами космического пространства эта орбита приобрела особый интерес.
  Особенности геостационарной орбиты заключаются в том, что запущенный на нее космический объект обращается вокруг Земли, двигаясь с запада на восток с угловой скоростью, совпадающей с угловой скоростью вращения Земли вокруг своей оси.
  Благодаря этой особенности спутник Земли, находящийся на геостационарной орбите, как бы «зависает» над определенным участком поверхности Земли в районе экватора и для наблюдателя с Земли пребывает неподвижно в одной и той же точке космического пространства.
  Географической координатой положения спутников на такой орбите, называемой точкой стояния искусственного спутника Земли, является долгота.
  Особенности нахождения искусственного спутника Земли на ГСО, как видно, обеспечивают постоянное его нахождение над определенным участком земной поверхности.
  Данное явление стало использоваться государствами для размещения на геостационарной орбите спутников связи, в том числе и спутников систем непосредственного телевизионного вещания.
  Уникальное преимущество геостационарной орбиты перед другими орбитами состоит в том, что с расположенных на ней спутников Земля видна под углом 17°. Каждый из спутников охватывает примерно 1/3 ее поверхности. Три искусственных спутника Земли, разнесенные между собой по этой орбите на 120°, обеспечивают охват почти всей Земли, за исключением полярных районов.
  В случае использования на геостационарной орбите спутников связи и непосредственного телевизионного вещания:
  - обеспечивается непрерывность работы различных систем и стабильность уровня сигнала в точке приема;
  - практически устраняется эффект Допплера (т.е. не происходит изменения частоты принимаемых сигналов из-за перемещения ИСЗ);
  - отпадает необходимость в применении систем сопровождения наземных антенн и т.д.
  При исследовании природных ресурсов Земли с помощью таких спутников не происходит «смаза» получаемых изоб- ражений. Такой «смаз» имеет место при использовании низкоорбитальных искусственных спутников Земли. При использовании геостационарных спутников упрощаются прием и передача информации и др.
  В отличие от низкоорбитальных метеорологических спутников, обследующих сравнительно небольшие участки земной поверхности с интервалом в 12 часов, 3 геостационарных спутника могут держать под постоянным контролем почти всю Землю, передавая информацию в реальном масштабе времени.
  Указанные преимущества геостационарной орбиты вызывают особую заинтересованность государств в запуске на нее различных ИСЗ (научных, народнохозяйственных, военных). Широкие возможности, в частности, открываются в связи с созданием и размещением в геостационарном пространстве крупных сооружений, включая многоцелевые космические платформы, обитаемые орбитальные станции и др.
  Вместе с этим при эксплуатации спутников, размещаемых на геостационарной орбите, было установлено, что при их нахождении на близком друг от друга расстоянии их радиоаппаратура создает взаимные помехи. Все это становится условием того, что на геостационарной орбите можно разместить ограниченное число спутников.
  Размещение новых спутников на этой орбите уже сегодня наталкивается на определенные трудности, а в некоторых случаях становится и вовсе невозможным из-за возникновения взаимных радиопомех. В связи с этим отдельные наиболее выгодные участки геостационарного пространства (над Атлантическим и Индийским океанами, над Африкой) оказались уже заполненными или близкими к такому заполнению.
  В этих условиях возникает проблема эффективного и безопасного использования геостационарной орбиты, обеспечения доступа к ней всех государств на справедливой, равноправной и недискриминационной основе. При чрезмерно тесном расположении спутников на ГСО могут возникать взаимные помехи не только между спутниками, но и между спутниками, с одной стороны, и наземными службами — с другой. Для обеспечения электромагнитной совместимости ИСЗ должны находиться на определенном расстоянии друг от друга по долготе. Этот интервал может меняться в зависимости от диапазона частот, в котором работает радиооборудование ИСЗ и наземных станций. Данное обстоятельство также зависит от совершенствования такого оборудования и принимаемых соответствующих технических мер, к которым относятся следующие: обеспечение оптимальной диаграммы направленности антенн ИСЗ на Землю, разнесение рабочих частот отдельных спутников; оптимальное использование частотных диапазонов и др. В настоящее время в соответствии с рекомендациями Международного союза электросвязи спутники на ГСО должны удерживаться с точностью по широте и долготе + 0,1°.
  В будущем по мере увеличения количества геостационарных искусственных спутников Земли и появления крупногабаритных космических конструкций повысится и вероятность их столкновения. В то же время оставшиеся неуправляемыми, прекратившие активное существование спутники постепенно дрейфуют в геостационарном пространстве, концентрируясь в двух областях гравитационных аномалий — 75° восточной долготы и 105° западной долготы, что создает потенциально опасные зоны.
  Проблему засорения геостационарной орбиты можно сделать менее острой, если принять соответствующие юридические и технические нормы, предусматривающие, например: оснащение каждого искусственного спутника Земли двигательной установкой и достаточным запасом топлива для увода спутника с орбиты после завершения его активного существования; обязанность выводить не отдельные небольшие спутники, как это делается сейчас, а многофункциональные космические платформы, на борту которых размещались бы полезные нагрузки различного назначения, работоспособность которых могла бы поддерживаться с помощью космических кораблей обслуживания, периодически (1—2 раза в год) стыкующихся с платформами для дозаправки топливом, замены, ремонта аппаратуры и оборудования.
  Предотвращению столкновений геостационарных спутников способствовало бы выполнение требования о конструировании космических аппаратов с таким расчетом, чтобы во время функционирования в геостационарном пространстве от них не отделялись никакие фрагменты (болты, детали и др.). Этой же цели отвечало бы и обеспечение тщательного контроля за обстановкой в геостационарном пространстве, что позволяло бы своевременно уводить работающие ИСЗ и тем самым не допускать их столкновения.
  Одним из путей обеспечения безопасности на геостационарной орбите могло бы стать установление в пространстве, непосредственно прилегающем к спутнику, определенной зоны безопасности, в которой государство регистрации осуществляло бы юрисдикцию и контроль над любыми объектами, попадающими в эту зону, статус которой были бы обязаны уважать все государства. Параметры таких зон, безусловно, должны иметь разумные пределы и согласовываться с требованиями по точностям удержания функционирующих геостационарных искусственных спутников Земли по долготе относительно своей номинальной позиции.
  Как видно из сказанного, использование государствами геостационарного пространства ставит целый ряд не только технико-юридических, но и международно-правовых проблем. Значительный вклад в их разрешение вносит ООН, а также ее комитеты и иные специализированные учреждения.
  В 1976 г. ряд экваториальных государств приняли Богот- скую декларацию. Декларация была подписана Колумбией, Конго, Эквадором, Индонезией, Кенией, Угандой и Заиром.
  В Боготской декларации 1976 г. экваториальные страны заявили свои претензии на те участки геостационарной орбиты, которые соответствовали их территориям по экватору.
  Принимая Боготскую декларацию 1976 г., экваториальные страны исходили из того, что в настоящее время «нет имеющего юридическую силу или удовлетворительного определения космического пространства, которое могло бы быть выдвинуто в обоснование утверждения о том, что геостационарная орбита находится в космическом пространстве». Кроме того, в Комитете ООН по космосу представители этих стран утверждали, что положения Договора по космосу 1967 г., запрещающие национальное присвоение космического пространства, не действуют, так как в позитивном международном праве, по их мнению, нет определения понятия «космос».
  Эти притязания экваториальных государств были отвергнуты, как противоречащие принципу неприсвоения космического пространства.
  Состоявшаяся в августе 1982 г. в Вене Конференция ООН по исследованию и использованию космического пространства в мирных целях (ЮНИСПЕЙС-82), рассмотрев проблему использования ГСО, в частности, рекомендовала государствам изучить возможность включения в будущем в принимаемые по этому вопросу нормы положения о том, что владельцы искусственных спутников Земли несут ответственность за удаление с геостационарной орбиты своих спутников, срок службы которых истек, с тем, чтобы иметь возможность вывести на орбиту новые работоспособные спутники.
  Этой рекомендации уже следуют некоторые государства и международные организации.
  Общие положения, касающиеся спектра радиочастот и орбиты геостационарных спутников, нашли свое отражение в принятой на Полномочной конференции Международного союза электросвязи в Найроби в 1982 г. Международной конвенции электросвязи. Более детальные технические правила и процедуры использования частот и ГСО содержатся в Регламенте радиосвязи 1979 г., который предусматривает распределение полос частот между различными спутниковыми и наземными службами, а также специальные правила и процедуры использования этих частот. Эти правила и процедуры разрабатываются на всемирных или региональных Административных конференциях Международного союза электросвязи.
  Важную роль в разработке международно-правовых аспектов проблемы использования геостационарной орбиты играют Комитет ООН по космосу и его Научно-технический и Юридический подкомитеты.
  Точки либрации — особые точки в космическом пространстве, где при нулевой скорости объекта сила притяжения между двумя или более космическими объектами уравновешена и равна нулю. Из этого следует, что космический аппарат или иной объект, запущенный или помещенный в такую точку и оставленный в ней, будет оставаться в этой точке относительно длительный период времени.
  Явление либрации, которое представляется не менее уникальным, чем свойства, приобретаемые объектами, находящимися на геостационарной орбите, известно более 200 лет. Еще в 1767 г. Л. Эйлер и в 1772 г. Ж. Лангранж исследовали вопрос, какими особенностями должно обладать небесное движение трех взаимно тяготеющих материальных точек, для того чтобы расстояние между ними в течение всего движения оставалось равным.
  Известно, что для каждой пары небесных тел существует несколько точек либрации, причем часть из них, находящихся на одной линии с обоими небесными телами (так называемые прямолинейные или коллинеарные точки), являются неустойчивыми и при любом малейшем смещении небесного тела или спутника от такой точки либрации это небесное тело или спутник может удалиться на значительное расстояние от этой точки.
  Однако для каждой пары небесных тел существуют две так называемые треугольные или устойчивые точки либрации. Доказано, что всякое малое небесное тело, оказавшееся в какой-то момент времени достаточно близко от одной из этих точек и имеющее относительно малую относительную скорость, должно оставаться вблизи этой точки либрации неограниченно долго.
  Принимая во внимание ограниченное количество либра- ционных точек в конкретных районах космоса, можно предположить, что по мере дальнейшей активизации космической деятельности точки либрации, расположенные в конкретных районах космоса, будут представлять определенный интерес для государств, использующих космическое пространство.
  Учеными разных стран уже выдвигались предложения о возможном использовании либрационных точек. В числе таких предложений создание в точках либрации космических станций, поселений, перевалочных баз, космодромов, расположенных непосредственно в космическом пространстве. Право и порядок использования точек либрации может вызвать споры, если правовой режим их использования не будет определен заранее в договорной форме. Ведь в одной и той же точке пространства невозможно разместить одновременно два объекта, которые могли бы быть использованы в качестве, например, космического поселения. Вместе с этим можно также предположить, что на право использования точек либрации могут претендовать как минимум два государства.
  Представляется, что при выработке правовых норм, регулирующих порядок разрешения рассматриваемой проблемы, было бы целесообразным установить международный режим использования точек либрации, в которых при создании и использовании какого-либо объекта принимали бы участие все государства Земли, пожелавшие в этом участвовать и сделавшие свой вклад в развитие общего дела. В качестве примера можно привести Международную космическую станцию гражданского назначения (МКС), которая должна послужить примером международного сотрудничества в космосе на благо и в интересах всех стран.
  В любом случае режим либрационных точек не должен иметь каких-либо существенных отличий от правового режима космического пространства, установленного положениями Договора по космосу 1967 г., а их использование кем- либо из субъектов международного космического права не должно ущемлять прав других субъектов, исследующих и использующих космическое пространство.
  Хочется отметить, что свобода государств исследовать и использовать космическое пространство была бы иллюзорной, если бы отдельные государства захватили какую-то часть космического пространства, небесное тело или его часть, или хотя бы объявили о своем суверенитете на часть этого пространства или небесного тела.

 
© www.txtb.ru