Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 3. Природные ресурсы небесного тела и их правовой статус

  С самого начала освоения космоса ведутся споры и дискуссии о порядке и правилах разработки природных ресурсов небесных тел. При этом все авторы сходятся в одном: такая деятельность не может быть абсолютно бесконтрольной и неупорядоченной.
  В этом отношении при сопоставлении положений международных документов о запрещении присвоения недр и природных ресурсов небесных тел, а также о разрешении их использования вызывали и продолжают вызывать дискуссии на эту тему. Так, некоторые юристы толковали принцип запрещения национального присвоения космоса и небесных тел в самом широком смысле — как исключающий всякие имущественные права в этих сферах.
  Их противники при этом указывали, что вообще без каких-либо имущественных прав на недра и природные ресурсы было бы нельзя организовать экономическую деятельность и разработку ресурсов небесных тел. По мнению российского юриста — международника В. М. Постышева, присвоение — понятие чрезвычайно емкое, отражающее не только правовые явления, но и явления материальные, базисные. Поэтому запрещение всякого присвоения природных ресурсов соответствующих пространств было бы равнозначно запрещению их использования и эксплуатации, что, на его взгляд, вряд ли приемлемо для подавляющего большинства государств. С такой точки зрения, — продолжает В. М.Постышев, и следует рассматривать ст. 11 Соглашения о Луне, в которой Луна и ее природные ресурсы объявляются общим наследием человечества. В п. 2 данной статьи (как и в ст. II Договора по космосу), имеется в виду присвоение в публично-правовом смысле, т. е. распространение на поверхность Луны и ее недра суверенитета, юрисдикции или постоянных исключительных прав государств. Такое присвоение запрещено, поскольку оно означало бы раздел Луны и ее ресурсов в ущерб принципу свободы исследования и использования космоса. В. М. Постышев отмечает, что в п. 3 ст. 11 Соглашения о Луне говорится о присвоении в частноправовом смысле, о цивилистических правах, необходимых для любой экономической деятельности. В этой норме, однако, ничего не говорится о добытых ресурсах и лишь отмечается, что «вышеизложенные положения не наносят ущерба международному режиму, упомянутому в п. 5 настоящей статьи», т. е. режиму их эксплуатации. Это, как утверждает В. М. Постышев, свидетельствует, по крайней мере, о том, что государства не намеревались установить запрет на присвоение добытых ресурсов и, в частности, на обращение их в собственность тех государств или хозяйственных организаций, которые обеспечили их добычу.
  Рассуждая о порядке и правилах разработки ресурсов небесных тел, Л. Голди высказывает мнение, что ООН могла бы выдавать на это концессии или лицензии. Считая процедуру международных лицензий наиболее подходящим решением вопроса, Голди подкрепляет свою мысль следующими словами: «Такой институт должен будет осуществлять беспристрастное распределение привилегий на эксплуатацию небесных тел между государствами, имеющими технические возможности и добросовестно применяющими их». В связи с этим аргентинский юрист Сеара Васкес высказывал следующее: «Вопрос идет об интернационализации небесных тел и создании международного органа для их эксплуатации при участии всех государств — членов ООН».
  В п. 1 ст. 11 Соглашения 1979 г. установлено, что «Луна и ее природные ресурсы являются общим наследием человечества».
  Хотя Соглашение о Луне не содержит определения либо толкования понятия «общее наследие человечества», ст. 11 в определенной степени раскрывает его содержание. Прежде всего провозглашается, что государства исследуют и используют Луну «без какой бы то ни было дискриминации на основе равенства и в соответствии с международным правом и положениями настоящего Соглашения» (п. 4). За общим запрещением национального присвоения Луны (п. 2) следует положение, которое предусматривает, что «размещение на поверхности Луны или в ее недрах персонала, космических аппаратов, оборудования, установок, станций и сооружений, включая конструкции, неразрывно связанные с ее поверхностью или недрами, не создает права собственности на поверхность или недра Луны или их участки» (п. 3). Вместе с тем образцы минеральных и других веществ, которые в соответствии со ст. 6 Соглашения 1979 г. государства имеют право собирать на Луне и вывозить с Луны, остаются в распоряжении собравших их государств, которые могут использовать их для научных целей. Эти вещества могут также использоваться для поддержания жизнедеятельности лунных экспедиций «в необходимых для этой цели количествах».
  Право собственности государства сохраняют лишь на свои космические корабли, оборудование, установки, станции и сооружения на Луне (п. 1 ст. 12).
  Соглашение устанавливает, что каждое заинтересованное государство-участник вправе осуществлять свою деятельность «в любом месте поверхности или недр Луны» (п. 1 ст. 8). Далее в статье раскрывается смысл этого общего положения: государства вправе осуществлять посадку своих космических объектов на Луне и их запуск с Луны; размещать свой персонал, аппараты, оборудование, установки, станции и сооружения в любом месте поверхности или ее недр. При этом как персонал, так и все перечисленные аппараты, оборудование и станции могут там «свободно передвигаться или быть перемещены...» (п. 2).
  Предоставляя государствам широкие возможности по размещению аппаратуры или станций на поверхности или в недрах Луны, Соглашение обязывает государства осуществлять свои действия так, чтобы не создавать помех для деятельности, проводимой на Луне другими государствами, а также осуществлять все другие положения Соглашения (п. 3 ст. 8).
  Идея «общего наследия человечества» в отношении небесных тел и их ресурсов была выдвинута аргентинским юристом А. Коккой еще в 1963 г. Он предложил считать космическое пространство, Луну и другие небесные тела res communis humanitatis (вещь, принадлежащая человечеству).
  В дальнейшем латиноамериканские юристы применительно к режиму природных ресурсов небесных тел начали использовать понятие «общее наследие человечества», имеющее, по словам А. Кокки, одинаковые правовые основания с правовым режимом дна морей и океанов. По мнению другого аргентинского юриста — М. Ферерра, для того чтобы использование небесных тел стало возможным, нужно будет фактически приобретать части этих небесных тел (например, для извлечения ресурсов из недр). В какой степени право на извлечение ресурсов, являющихся частью небесного тела, будет противоречить запрещению их национального приобретения? По мнению М. Ферерра Договор по космосу придал небесным телам, не принадлежащим по своей природе никому, — res nullis — новый юридический характер res communis humanitatis, который и обусловливает законность эксплуатации природных ресурсов небесных тел.
  М. Куриа (Аргентина) отмечала, что доставленные на Землю «продукты» могут использоваться в научных и в коммерческих целях.
  Договор по космосу, по ее мнению, разрешает обе формы применения природных ресурсов, если они употребляются на благо человечества, и при этом принцип запрещения национального присвоения небесных тел сохраняет свое действие.
  Повышенное внимание латиноамериканских юристов к проблеме ресурсов небесных тел не случайно.
  В 1970 г. Аргентина представила Юридическому подкомитету Комитета ООН по космосу проект международного соглашения относительно использования природных ресурсов небесных тел, в котором предлагалось считать природные ресурсы Луны и других небесных тел «общим наследием человечества», понимая под природными ресурсами «все материалы, местом происхождения которых является Луна и другие небесные тела». Проект, представленный Аргентиной, не нашел поддержки в Подкомитете и по существу так и не рассматривался.
  Сейчас в литературе активно обсуждается вопрос о том, приобрела ли концепция «общего наследия человечества» в результате включения ее в Соглашение 1979 г. характер правового принципа.
  Канадский юрист Н. Матт утверждает, что эта концепция приобрела значение международно-правового принципа, применимого к конкретной ситуации — использованию природных ресурсов Луны. Он считает, что этот принцип — единственная возможность обеспечить, чтобы эксплуатация этих природных ресурсов осуществлялась на равной основе.
  Однако по мнению многих юристов, концепция «общего наследия» представляется неясной, расплывчатой, лишенной юридического смысла. Американский юрист Дж. Уолкотт, например, предлагает вообще убрать из Соглашения о Луне ст. 11, которая, по его словам, служит источником международных конфликтов, и заменить ее положениями, разрешающими извлечение и перевозку ресурсов любым государством «в соответствии с принципами справедливости».
  Не меньше споров вызывает содержание п. 5 ст. 11 Соглашения о Луне в соответствии с которым, как отмечалось, государства обязуются установить международный режим для регулирования эксплуатации природных ресурсов Луны. Намерение создать такой режим имеет особое значение для частных компаний полагающих, что будущая эксплуатация природных запасов Луны может принести большие прибыли. Американский юрист М. Ментер считает, что частный бизнес может не опасаться того, что ст. 11 Соглашения 1979 г. устанавливает мораторий на эксплуатацию природных ресурсов Луны, пока такой режим не создан. Х. Ван Траа-Энгельман (Голландия) пишет, что ни одна из статей Соглашения не содержит прямого запрещения эксплуатации ресурсов Луны. Однако запрещение национального присвоения Луны (п. 3, ст. 11) в сочетании с признанием Луны и ее природных ресурсов «общим наследием человечества» ограничивает, по ее мнению, такую деятельность для государств или частных предпринимателей до создания международного режима.
  Поэтому она приходит к выводу, что государства, их учреждения и граждане должны получить гарантии для более интенсивной эксплуатации Луны.
  Много споров и толкований в литературе вызвали положения относительно юрисдикции и контроля, содержащиеся в Договоре 1967 г. и Соглашении 1979 г.
  Некоторые западные юристы (Ю. Брукке, С. Горов и др.) неоднократно высказывали опасения, что осуществление юрисдикционных прав в отношении персонала и сохранение прав собственности на космические объекты на практике могут привести к фактическому присвоению частей небесных тел в противоречие со ст. II Договора по космосу и п. 2 ст. 11 Соглашения о Луне, запрещающих национальное присвоение космического пространства, небесных тел и их частей. Решение проблемы эти авторы, как правило, видят в создании специального международного органа, наделенного полномочиями решать широкий круг вопросов, связанных с деятельностью космических объектов и их персонала на Луне, либо в интернационализации всей космической деятельности под эгидой ООН.
  Так, американский юрист М. Ментер настаивает на создании международного агентства или администрации для управления эксплуатацией природных ресурсов Луны. Такой орган, по его мнению, мог бы обеспечить необходимый контроль в интересах всех государств и равное распределение выгод, полученных от эксплуатации ресурсов.
  Юрист из ФРГ А. Беклинг выражает сожаление, что при заключении Договора по космосу была упущена возможность интернационализации Луны и других небесных тел или учреждения над ними опеки ООН. Он полагает, что проблемы, возникающие в связи с запрещением «оккупации» небесных тел, могут быть удовлетворительно решены лишь путем установления контроля и управления со стороны международной организации. Постоянное использование небесных тел, считает Беклинг, можно разрешать только посредством международных лицензий с помощью соответствующих международных процедур.
  Отечественные юристы не разделяют таких взглядов, поскольку подобная организация при современном состоянии международных отношений не может обеспечить интересы всех государств на справедливой основе. Так, Э.Г. Василевская (Жукова) и А.С. Пирадов говорят, что попытки подходить к решению вопросов с позиций интернационализации или придания такой международной организации наднациональных функций и полномочий несостоятельны, так как они противоречат принципу государственного суверенитета.
  Говоря об установлении и развитии правового режима небесного тела, хочется особо отметить, что включенные в ст. 3 Соглашения о Луне формулировки о соблюдении «положений настоящего Соглашения» имеют особое значение для международно-правового статуса небесных тел и безопасности на Земле. Совершенствование космической техники, возможности, которые в результате этого могут открыться перед государствами, а также состояние международных отношений могут оказаться непредсказуемыми.
  А поэтому особое значение приобретают нормы Соглашения о Луне 1979 г., которые:
  — требуют неукоснительно соблюдать нормы международного права, включая Устав ООН (ст. 2),
  — запрещают применять силу, угрозу силой или любые другие враждебные действия (ст. 3),
  — запрещают устанавливать на поверхности Луны и в ее недрах объекты с ядерным оружием или другими видами оружия массового уничтожения (ст. 3),
  — запрещают национальное присвоение поверхности Луны и ее недр (ст. 11) и т. д.

 
© www.txtb.ru