Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 2. Особенности правового режима небесного тела

  Международно-правовой режим небесных тел имеет определенную специфику, объясняющуюся, в первую очередь, физическими особенностями собственно космического пространства и находящихся в нем небесных тел.
  Запущенные на небесное тело космические объекты располагаются на его поверхности либо в его недрах. Они могут быть «неразрывно», по терминологии Соглашения 1979 г., связаны с их поверхностью или недрами. Кроме того, на небесных телах возможны разработка и эксплуатация полезных сырьевых ресурсов, что при отсутствии должного правового регулирования может стать в будущем источником получения небольшой группой государств односторонних преимуществ и в силу этого — причиной серьезных разногласий и даже конфликтов.
  Принятое в 1979 г. Соглашение о деятельности государств на Луне подтвердило одно из кардинальных положений Договора по космосу 1967 г. — обязанность использовать Луну и другие небесные тела «исключительно в мирных целях» (п. 1 ст. 3). В этой части Соглашение 1979 г. развило положения Договора, установив дополнительный запрет на вывод любого оружия массового уничтожения на орбиты вокруг Луны и других небесных тел, а также на угрозу силой или применение силы или другие враждебные действия «в отношении Земли, Луны, космических кораблей, персонала космических кораблей или искусственных космических объектов» (п.п. 2 и 3 ст. 3).
  Указанное положение следует считать важным достижением международного космического права. Учитывая, что в соответствии со ст. 1 Соглашения 1979 г., все его положения, в том числе и запрещение военной деятельности, распространяются на «орбиты вокруг Луны или другие траектории полета к Луне или вокруг нее», гарантии использования небесных тел исключительно в мирных целях можно считать весьма весомыми, так как эти положения включают не только небесные тела, но и значительные пространства вокруг них и траектории полета к ним, т.е. определенные районы космического пространства.
  Кроме того, п. 4 ст. 3 Соглашения подтверждает установленное Договором по космосу запрещение создавать на Луне военные базы, сооружения и укрепления, проводить испытания любых типов оружия и военные маневры.
  Как устанавливает ст. IV Договора по космосу и ст. 3 п. 1 Соглашения о Луне, Луна и другие небесные тела используются «исключительно в мирных целях». На Луне и других небесных телах запрещена любого рода военная деятельность. Возможность использования «военного персонала для научных исследований или каких-либо иных мирных целей» (ч. 2 ст. IV Договора, п. 4 ст. 3 Соглашения) не влияет на исключительно мирный характер деятельности на Луне.
  Хочется подчеркнуть, что ст. IV Договора по космосу и ст. 3 Соглашения о Луне означают полную демилитаризацию небесных тел подобно тому, как Договор об Антарктике, от 1 декабря 1959 г. (ст. I) установил демилитаризацию Антарктики. Также как и Антарктика, несмотря на различие в физических условиях и в значении для чисто земных дел, небесные тела должны использоваться исключительно в мирных целях и не должны быть ареной или предметом международных разногласий. Нормы этих международных документов, содержащие обязательство демилитаризации Луны и других небесных тел, приобретают особое значение при создании на них постоянных автоматических и обитаемых научно-исследовательских станций.
  Исключение всякой военной деятельности, вытекающее из установления режима полной демилитаризации Луны и других небесных тел в соответствии со ст. IV Договора о космосе, подтверждается и иными его положениями. Имеется в виду положение ст. I, которое говорит о том, что исследование и использование Луны и других небесных тел, как и самого космического пространства, «осуществляется на благо и в интересах всех стран».
  Статья IV запрещает «создание на небесных телах военных баз, сооружений и укреплений, испытания любых типов оружия и проведение военных маневров», что не допускает проведения любой военной деятельности. Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах, подтвердив таким образом положение ст. IV Договора по космосу, добавляет к этому запрещение угрозы силой или применение силы или любые другие враждебные действия, а также угрозы их совершения. Запрещается к тому же «использование Луны для совершения любых подобных действий или применения любых подобных угроз» в отношении как самой Луны, так и космических кораблей, их персонала, искусственных космических объектов, а также Земли (п. 2 ст. 3).
  Деятельность, осуществляемая персоналом объектов на Луне, может иметь только мирный, созидательный характер и должна быть направлена на обеспечение интересов всех государств, как это предусмотрено международными соглашениями. Любого рода враждебная деятельность персонала объекта на Луне в отношении иностранного космического объекта или его персонала, а также Земли будет нарушением соответствующих статей Договора по космосу 1967 г. и Соглашения о Луне 1979 г.
  Любопытна в связи с этим ситуация, которая ставилась на обсуждение членами Рабочей группы, занимающейся проблемами освоения небесных тел в рамках Международного института космического права.
  В докладе группы Коллоквиуму по космическому праву, состоявшемуся в октябре 1968 г. в Нью-Йорке, рассматривался вопрос о поведении персонала соседних космических станций на небесном теле в случае войны на Земле между соответствующими странами. Поскольку Договор по космосу прямо запрещает всякую военную деятельность на небесных телах, любые враждебные действия, в том числе и проведение там действий военного характера, незаконны, тем более что в Договоре 1967 г. подчеркивается необходимость оказания космонавтам взаимной помощи, в том числе и во время нахождения на небесных телах. Следовательно, космонавты воюющих стран, находясь на небесном теле, в соответствии с принципом демилитаризации небесных тел должны не только воздерживаться от агрессивных действий в отношении друг друга, но и при необходимости оказывать взаимную помощь и поддержку.
  Учитывая, что все положения Соглашения о Луне, в том числе и о запрещении военной деятельности, распространяются на «орбиты вокруг Луны или другие траектории полета к Луне или вокруг нее» (п. 2 ст. 1), т.е. практически на определенные районы космического пространства, сфера их применения тем самым значительно расширяется.
  Таким образом, в Договоре 1967 г. и Соглашении 1979 г. четко устанавливается режим запрещения милитаризации Луны и других небесных тел, включая орбиты вокруг них и траектории полета к ним.
  Из сказанного следует, что существенной особенностью правового режима небесных тел является полное запрещение их использования в военных целях. Следует отметить, что такое запрещение не распространяется на космическое пространство в целом.
  Исключение всякого использования в немирных целях Луны и других небесных тел предполагает уважение общепризнанных норм международного права и принципов международного сотрудничества.
  Статья III Договора по космосу, подкрепляемая ст. 2 Соглашения о Луне, обязывает государства, осуществляющие деятельность по освоению космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, соблюдать нормы международного права, включая Устав ООН, «в интересах поддержания международного мира и безопасности и развития международного сотрудничества и взаимопонимания». Здесь имеются в виду исключительно прогрессивные и современные нормы и принципы международного права, включая Устав ООН.
  Среди основных принципов ведущее место, несомненно, принадлежит таким общепризнанным принципам современного международного права, как принципы мирного разрешения споров, невмешательства во внутренние дела государств, уважения международных обязательств и др. Эти принципы распространяются на любую деятельность на небесных телах и лежат в основе их правового режима.
  Нормами общего международного права, не относящимися к космическому праву, а значит, естественно, и к небесным телам, по нашему мнению, следует считать, во-первых, те, которые как lex specialis касаются исключительно той или иной среды и, во-вторых, те, которые были заменены или изменены lex specialis в отношении космического пространства.
  Важнейшим элементом правового режима небесных тел является принцип свободы их исследования и использования, который может быть реализован только при условии строгого соблюдения определенных ограничений. Ограничения свободы научных исследований небесных тел содержатся в Соглашении 1979 г. Одним из них является требование, чтобы вся деятельность на небесных телах осуществлялась в соответствии с международным правом, в частности, с Уставом ООН, и с учетом Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г. «в интересах поддержания международного мира и безопасности и поощрения международного сотрудничества и взаимопонимания и с должным учетом соответствующих интересов всех других государств-участников» (ст. 2). Обязанность учитывать соответствующие интересы всех стран с должным учетом интересов «нынешних и будущих поколений» также является элементом ограничения свободы научных исследований небесных тел (п. 1 ст. 4).
  Положение о свободе научных исследований на Луне содержится в Договоре по космосу (ст. I), и подтверждается в ст. 6 Соглашения 1979 г., в которой, кроме того, регламентируется порядок проведения этих исследований. Конкретизируя указанное положение Договора 1967 г., Соглашение о Луне предусматривает такой порядок, при котором каждое заинтересованное государство-участник вправе осуществлять свою деятельность «в любом месте ее поверхности или недр при условии соблюдения положений настоящего Соглашения (ст. 8, п. 1)». В частности, при осуществлении посадки космических объектов на Луне на ней могут быть размещены персонал, любое оборудование и сооружения, которые могут «свободно передвигаться или быть перемещены» на поверхности или в недрах Луны (ст. 8 п. 1).
  Как и ст. IX Договора по космосу, ст. 8 (п. 3) Соглашения 1979 г. предписывает государствам действовать на Луне таким образом, чтобы «не создавать помех для деятельности» других государств-участников Соглашения. При этом, создавая станции, «обитаемые и необитаемые», они в соответствии со ст. 9 Соглашения могут использовать только такую площадь, «которая необходима для обеспечения потребностей этой станции». Это последнее положение раскрывается в п. 2 ст. 9, предписывающем располагать станции таким образом, «чтобы не препятствовать свободному доступу персонала, аппаратов и оборудования других государств... во все районы Луны в соответствии с положениями настоящего соглашения или ст. I Договора по космосу».
  Представляется, что положение об обязанности не препятствовать свободному доступу во все районы Луны особенно важно, если на Луне функционирует пилотируемый космический объект. Для персонала станции или научной лаборатории площадь, необходимая «для обеспечения потребностей этой станции», может иметь существенное, жизненно-важное значение: можно предположить, например, когда в определенном районе Луны расположены запасы необходимых для данной станции ресурсов. В таких районах могут располагаться и наиболее удобные стартовые площадки для возвращения на Землю либо приема объектов, прилетевших с Земли.
  Статья 11 Соглашения о Луне 1979 г. в подтверждение ст. II Договора по космосу устанавливается запрещение национального присвоения Луны и других небесных тел, непосредственно связанное с принципом свободы их исследования и использования. Так, согласно п. 2 ст. 11 Соглашения, Луна не подлежит «национальному присвоению ни путем провозглашения на нее суверенитета, ни путем использования или оккупации, ни любыми другими средствами». Эта норма положила конец многочисленным теоретическим спорам о принадлежности Луны, о возможностях приобретения участков на ней, лишила смысла выдвигаемые некоторыми юристами концепции относительно интернационализации деятельности на Луне, права на оккупацию небесных тел посредством передачи всех прав на них ООН, установления совместного суверенитета на них государствами, завладения районами Луны на основании концепции об «эффективной оккупации» и другими способами.
  Пункт 3 ст. 11 Соглашения провозглашает, что «поверхность или недра Луны, а также участки ее поверхности или недр или природные ресурсы там, где они находятся, не могут быть собственностью какого-либо государства, международной, межправительственной или неправительственной организации, национальной организации или неправительственного учреждения или любого физического лица». Далее указанный пункт ст. 11 конкретизирует: «Размещение на поверхности Луны или в ее недрах персонала, космических аппаратов, оборудования, установок, станций и сооружений, включая конструкции, неразрывно связанные с ее поверхностью или недрами, не создает права собственности на поверхность или недра Луны или их участки».
  Приняв в качестве руководящего принцип запрещения национального присвоения небесных тел, государства обязались не рассматривать свои достижения в освоении космоса как основу для притязания на владение Луной и другими небесными телами. Никакие успехи в их освоении не могут создать исключительных прав, которые давали бы основания для распространения суверенных прав государств на Луну и участки на ней. В ином случае привилегии или преимущества, полученные одним государством или группой государств, привели бы к нарушению интересов других государств, а значит, и к нарушению соответствующих договорных норм.

 
© www.txtb.ru