Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


5.3. Рост международной напряжённости между двумя войнами

  В 30-е гг. мир фактически раскололся на две части - тоталитарную и демократическую. Это разделение прослеживалось не только в политическом устройстве стран, но и в тех целях и задачах, которые они ставили перед собой в своей внешней и внутренней политике. Демократические страны сосредоточились на решении внутриполитических задач и во внешней политике стремились избегать любых дорогостоящих проектов (особенно тех, которые могли бы привести к увеличению военного бюджета). Наиболее сильны (ещё со времен Первой мировой войны) пацифистские настроения были во Франции и Великобритании, что заставляло их в целом выступать за сохранение сложившегося мирового порядка. Тоталитарные же государства (Япония, Италия и Германия), недовольные своими международными позициями, напротив, отдавали приоритет внешнеполитическим вопросам, которые склонны были решать силовыми методами.
  Что касается СССР, то он занимал промежуточное положение. С одной стороны, ВКП(б) не объявляла о своём отказе от идеи мировой революции и претендовала на руководство коммунистическими партиями всего мира; к тому же Советский Союз откровенно давал понять, что версальский порядок недостаточно учитывает его внешнеполитические интересы - всё это позволяло сделать вывод о том, что СССР (во всяком случае, идеологически) не согласен с существующим положением вещей.
  С другой стороны, с точки зрения идеологии, большевизм с его интернационализмом, который в основе своей являлся классовым (и, соответственно, наднациональным) совершенно очевидно противостоял основанным именно на национализме (в той или иной форме) идеологиям Японии, Италии и - особенно - Германии, антикоммунизм которых не мог не вызывать у Советского Союза серьёзные опасения.
  Официальные идеологии трёх тоталитарных государств и СССР имели и общую черту: неприязнь к либеральной демократии. Правда, советская идеология не делала принципиального различия между Германией и другими западными державами, называя всех их «империалистическими» и «антисоветскими» (что соответствовало действительности). Подобная позиция не мешала СССР использовать противоречия между тоталитарными и демократическими государствами в своих интересах.
  Ситуация в Европе в 30-х годах характеризуется постепенным разрушением Версальского порядка. Наиболее активно действовала в этом направлении Германия. Прежде всего, она стала добиваться равных возможностей в области вооружений. Получив отказ, 19 октября 1933 г. Германия вышла из Лиги наций, чем развязала себе руки для дальнейших действий. В марте 1935 г. в Германии была восстановлена всеобщая воинская обязанность и одновременно было принято решение о создании германских военно-воздушных сил. Примерно в то же время в прессе началась открытая пропаганда идеи присоединения (аншлюса) Австрии к Германии. И хотя Франция, Великобритания и даже Италия направили Германии официальные ноты протеста по поводу откровенного нарушения Версальского договора, никаких других шагов ими предпринято не было.
  Причиной тому было несовпадение интересов Франции и Великобритании: если первая в борьбе за европейскую стабильность стремилась обеспечить себе максимальную военную поддержку как можно большего количества государств, то Англия не хотела связывать себя какими-либо обязательствами. Великобритания опасалась чрезмерного усиления Франции, и эта опасность казалась ей даже более серьёзной, нежели возможная военная угроза со стороны Германии. Настолько, что она отказалась поддержать требование французов о применении к Германии санкций в случае, если нарушения Версальского договора повторятся, заявив, что разумнее удовлетворить требования Германии и одновременно попытаться наладить с ней партнёрские отношения.
  Подобная ситуация подтолкнула Францию к заключению в 1935 г. договора о взаимной помощи с Советским Союзом. Его ратификация Францией (27 февраля 1936 г.) позволила Германии заявить, что, поскольку он является нарушением Локарнского пакта самой Францией, она также не намерена его соблюдать. Поэтому, в очередной раз, нарушив условия Версальского договора и вышеназванного пакта, 7 марта 1936 г. Германия ввела свои войска на территорию Рейнской демилитаризованной зоны.
  Франция имела достаточно сил для того, чтобы силой заставить Германию вывести войска назад. Германское командование это понимало, и потому немецкие командиры имели приказ немедленно отступить, если это произойдёт. Однако французское правительство не решилось действовать без согласия и поддержки Лондона, который, в свою очередь, занял выжидательную позицию.
  Всё это вместе с событиями в Испании привело к тому, что Италия из государства, придерживавшегося в международных делах в основном позиции осторожного наблюдателя, решила стать союзницей Германии. В итоге 25 октября 1936 г. была создана «ось Берлин - Рим». А ровно через месяц, 25 ноября 1936 г. между Германией и Японией был заключён так называемый «антикоминтерновский пакт», целью которого было совместное противодействие распространению коммунизма. Присоединиться к этому пакту, предусматривающему обмен информацией о деятельности Коминтерна, могла любая страна, видевшая в деятельности Коминтерна опасность для себя.
  Эти события совпали с нарастанием политических репрессий в СССР, что не могло не подорвать престиж СССР на международной арене и имело следующие последствия:
  - Советский Союз стал считаться государством нестабильным, с которым представлялось невозможным поддерживать цивилизованные, дружеские отношения;
  - оценка боеспособности СССР после прошедших «чисток» в Красной Армии была весьма невысокой, что, соответственно, резко понизило шансы Советского Союза как военного союзника. Великобритания считала теперь союз с СССР не только бессмысленным, но и обременительным, Франция же, учитывая её мнение, всё менее была уверена в необходимости заключения военной конвенции с Советским Союзом. Большинство германских специалистов также были невысокого мнения о потенциале Красной Армии.
  Всё это заставляло Францию и Великобританию дистанцироваться от Москвы и оставляло их - соответственно - один на один с Германией. Однако обе они не имели достаточно средств для сохранения того уровня военного превосходства над Германией, который был принят военными экспертами каждой из стран за достаточный. Кроме того, с конца 20-х годов правительства и Англии и Франции испытывали постоянное давление со стороны своих избирателей, требовавших (под пацифистскими или социально-политическими лозунгами) ограничения военных расходов. «Великая депрессия» только упрочила эту тенденцию. В результате Франция и Великобритания с начала 30-х годов неуклонно сокращали свои военные расходы, в то время как Германия и Италия их, напротив, наращивали.
  Результатом всего этого и стало возникновение доктрины и политики «умиротворения» Германии. Со второй половины 30-х годов в Великобритании становится всё более популярной идея о Германии как противовесе левой - революционной - опасности в целом и Советскому Союзу, в частности. Франция, понимая, свою слабость, всё больше опиралась на партнерство с Англией, соглашаясь с неизбежностью компромисса с Германией за счёт третьих стран, для того, чтобы выиграть время для собственного перевооружения (в этом и заключается суть политики умиротворения Германии). Поскольку наиболее слабыми странами в Европе были новые государства и именно на них были обращены германские претензии, предполагалось «пожертвовать» их интересами (вплоть до ликвидации их независимости) во имя того, чтобы получить отсрочку - а, возможно, даже и предотвращение - конфликта с Германией.
  Во исполнение этой идеи в ноябре 1937 г. в Берлине прошли англогерманские переговоры, в ходе которых Германии было дано понять, что правительство Великобритании не будет возражать против расширения территории Германии до её «естественных этнических границ» и что Англия в принципе готова рассмотреть вопрос о присоединении к Германии территорий, населенных этническими немцами (Судетской области, Австрии и др.) - при условии, что этот процесс будет мирным. Таким образом, это означало, что Великобритания отказалась от принципа сохранения Версальского порядка.
  Весна 1938 г. стала переломным моментом в международных отношениях в Европе. Гитлер приступил к практическому воплощению в жизнь своей программы, сформулированной ещё в «Майн Кампф», которая являлась основным программным документом нацизма и где прямо говорилось о том, что первоочередной задачей Германии является достижение ею европейской гегемонии. Момент был выбран Гитлером очень удачно: население Германии поддерживало его практически полностью, тогда как ведущие европейские державы не воспринимали германскую угрозу всерьёз. Однако Гитлер понимал, что рано или поздно ситуация изменится, и поэтому торопился успеть сделать как можно больше - пока между возможными противниками Германии не было единства, а их правительства наивно полагали, что на самом деле германский лидер вовсе не имеет в виду то, что говорит для внутренней аудитории. Великобритания и Франция полагали, что Гитлер стремится к восстановлению статуса Германии как крупной европейской державы, а не к достижению германской гегемонии в Европе. В основном эта идея принадлежала Англии, уверенной в том, что новую европейскую войну можно предотвратить, согласившись на некоторые территориальные притязания Германии, которая, получив ряд земель в Центральной Европе, станет своего рода «антикоммунистическим кордоном» между Западом и Советским Союзом. Подобного мнения придерживалось большинство британских политиков - исключение составляла небольшая группа, к которой принадлежал и Уинстон Черчилль. Франция же в англо-французском альянсе находилась в подчинённом положении; к тому же страх перед новой войной был там ещё сильнее, чем в Великобритании. И поскольку отказ от умиротворения Германии был чреват военным конфликтом с ней, Франция тоже была готова на значительные уступки, чтобы избежать большой войны.
  Фактически ещё в сентябре 1938 г. Великобритания и Франция стояли перед выбором: допустить, чтобы Германия стала играть доминирующую роль на континенте или начать европейскую войну. Однако потрясение, вызванное Первой мировой войной, заставляло их избегать конфликта любой ценой. Политика «умиротворения агрессора» дала, в конечном итоге, противоположный результат и обусловила начало Второй мировой войны.

 
© www.txtb.ru