Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


2.1. История развития демографической науки

   Традиционно принято считать датой зарождения демографии как науки в современном понимании этого слова 1662 г., когда в Лондоне вышла брошюра «Естественные и политические наблюдения, перечисленные в прилагаемом оглавлении и сделанные на основе бюллетеней о смертности, по отношению к управлению, религии, торговле, росту, воздуху, болезням и другим изменениям данного города. Сочинение Джона Граунта, гражданина Лондона». Эта работа содержала подробный анализ данных о смертности и рождаемости жителей Лондона. В ней была сделана попытка установить некоторые социально­экономические закономерности в развитии демографических процессов. Исследование высоко оценили современники автора, хотя они, в отличие от ученых более позднего времени, вряд ли рассматривали ее как работу по анализу проблем динамики населения. В родоначальники демографии Дж. Граунт был произведен на рубеже XIX-XX вв., в период бурного развития демографии, статистики населения, социологии и других социально­экономических и политологических дисциплин.
   Фундаментальный анализ работы Дж. Граунта дан М. В. Птухой, хотя его взгляды на этот вопрос и претерпели некоторую эволюцию. В конце 1930-х годов в докладе Международному конгрессу по народонаселению он безапелляционно назвал Дж. Граунта основателем демографии, тогда как в более поздних работах писал уже о трех основоположниках статистики XVII в. Дж. Граунте, В. Петти и Э. Галл ее. Несмотря на это по сей день отсчет развития демографии ведется «от Граунта», чему наука во многом обязана концепции единовременности возникновения демографической науки, изложенной Б. Ц. Урланисом в 1963 г. в статье, приуроченной к 300-летию выхода работы Дж. Граунта, Б. Ц. Урланис утверждает, что, в отличие от других наук, зарождение которых «окутано туманом в веках прошлого», для демографии время ее рождения может быть установлено вполне точно. Дж. Граунт назван отцом «открытой им науки».
   Еще более категоричен автор учебника «Демография» В.А. Борнсон, полагающий Дж. Граунта отцом-основателем не только демографии, но также статистики и социологии. В противовес указанным авторам демографы Д. И. Валентей, А.Г. Вишневский, Д.К. Шелестов и др. уже склонны полагать, что рождение демографии не было спонтанным, а стало результатом накопления знаний об обществе в целом и населении в частности. Таким образом, можно говорить, что в эпоху Дж. Граунта, т.е. во второй половине XVII в., шел интенсивный процесс накопления знаний, лишь столетие спустя приведший к вычленению политической экономии, исторической науки, правоведения, а также государствоведения как предтечи статистики и политической арифметики и прообраза современной политической экономии, и отчасти социологии. Сведения о населении стали собираться задолго до Дж. Граунта, начиная с античности. Первые попытки обобщения и анализа полученных данных делались еще в Древнем Риме, когда были предприняты попытки разработать подходы к исчислению продолжительности жизни. Известна и так называемая Флорентийская таблица 1526 г.
   Реальная потребность в сборе подробной информации о населении, его численности, возрастной структуре, расселении, наконец, о сословном делении возникла лишь с началом кардинальной ломки системы общественных отношений, в период перехода от феодального сословного общества к капиталистическому, от аграрной экономики к индустриальной, поставившей население в принципиально иные условия с позиций социальной и пространственной мобильности. XVII—XVIII вв. явились переломным моментом в развитии миграций, которые из внутристрановых и внутриевропейских приобрели межконтинентальный характер, стали демографичегким источником формирования стран Нового Света.
   Новые условия исторического развития и связанная с ними переоценка роли населения в государственном развитии нашли отражение в работах Н. Макиавелли (1469-1527), Ж. Бодена (1530-1596), Д. Ботеро (1540-1617), которые были в первую очередь политиками или политическими писателями. Интерес к проблемам населения проявляли и социалисты-утописты, прежде всего Т. Кампанелла (1568-1639).
   Накопление и анализ данных о населении шли параллельно с развитием двух отраслей знания — политической арифметики и государствоведения. Если первая была порождением новой эпохи, то вторая имеет богатую историческую традицию. Тем не менее основоположником государствоведения (описательной статистики), по мнению Ю.Э. Янсона, следует считать немецкого ученого Г. Конринга (1606—1681), включившего в его предмет наряду с описанием стран, форм государственного управления и т. д. также и население. Свое название данная дисциплина сменила лишь через столетие благодаря работам статистика Г. Ахенваля (1719—1772), утвердившего новое название как производное от латинского statys государство.
   В Германии работы основателей сравнительной статистики A. Л. Шлецера (1735—1809), А. Нимана (1761—1832) и других способствовали развитию статистики населения. В основе их взглядов на население лежало представление о том, что благополучие государства прямо детерминировано постоянно растущей численностью и экономической деятельностью населения. Такой подход к оценке роли населения в общественном развитии впоследствии вместе с трудами немецких статистиков был перенесен в Россию, где статистика развивалась под сильным немецким влиянием в силу сходства социально-экономических и политических условий развития государства 1.
   Предпосылки изучения социально-экономических факторов динамики населения заложены в работах политических арифметиков, среди которых
В. Петти (1623—1687), Дж. Граунт (1620—1674) и Э. Галлей (1656—1742). Их заслуги перед демографической наукой двояки: они очертили границы новой области знаний, в дальнейшем получившей название «естественное движение населения», и заложили основы для его количественного (численного) изучения; они впервые сделали попытку «приложения вычислений к социальным фактам». Особый вклад в развитие теории взаимодействия населения и социальных факторов внес В. Петти - крупнейший теоретик- экономист XVII в.
   Оригинальный подход к трактовке проблемы динамики населения и причин изменения темпов его роста предлагал Э. Галлей: «Рост и увеличение человечества не столько сдерживаются чем-то лежащим в природе человека, сколько вследствие осторожности, проявляемой большинством населения при решении вступить в брак, исходя из перспективы иметь заботы и бремя по содержанию семьи». Указывая, таким образом, на причины ограничения рождаемости, Э. Галлей считал государство обязанным стимулировать и поощрять рождение детей.
   Несовершенство статистики населения, фрагментарность и дефектность данных способствовали развитию математических методов исследования в этой области. Так, Приложение теории вероятностей к изучению населения, в основном — смертности и вычисления продолжительности жизни, разрабатывали Д. Бернулли (1700 —1782), Л. Эйлер (1707—1783) и др.
   Рост интереса к населению как к объекту изучения, накопление данных о нем, совершенствование методов анализа и т.д. еще не свидетельствовали о том, что в это время демография уже состоялась как самостоятельная наука. Этого нельзя с достаточным основанием говорить даже о статистике населения, о чем свидетельствуют взгляды французских Политических писателей, крупнейших деятелей Просвещения Ш. Монтескье (1689-1755), Ф. Вольтера (1694-1778), Ж. Руссо (1712-1778). В их работах доминирует подход к населению как к фактору социально-экономического развития, в силу чего задачей государства является забота о его размножении, в том числе посредством совершенствования законов и улучшения условий труда. Наилучшим, по мнению Ж. Руссо, является правительство, при котором число граждан постоянно увеличивается, наихудшим — при котором население убывает и погибает.
   Зарождение демографии в России по сложившейся традиции связывают с именем выдающегося русского ученого-энциклопедиста М. В. Ломоносова (1711-1765), а именно сего работой «О сохранении и размножении российского народа», написанной в 1761 г. Во многом повторяя идеи меркантилистов, в частности В. Мирабо (1715-1789), он полагал, что именно население составляет основу богатства страны, а не обширность территории, «тщетной без обитателей». Работа охватывает широкий спектр проблем российского населения того времени: от катастрофической смертности и бедности, угнетенного положения основной массы населения, голода до анализа низкой заселенности территории, ставящей под угрозу нормальное военно­политическое положение России на Юге и Востоке.
   Высокая социально-политическая и научная значимость данной работы все же не позволяет считать, что труд М. В. Ломоносова можно рассматривать как начало возникновения демографической науки в России. Главный камень преткновения — общеизвестный факт, что работа М. В. Ломоносова была опубликована через 100 лет после написания.
   С точки зрения развития науки о населении наиболее важно то, что вплоть до начала XIX в. любая статистика (государствоведение) находилась в России под запретом, как и все «политические науки», к которым с большим предубеждением относилась Екатерина П. Поэтому даже разработка традиционных ревизий (ревизских сказок) была осуществлена лишь в следующие десятилетия, главным образом, в XX в., в 1806 г. был основан «Статистический журнал», просуществовавший до 1808 г., а его основатель К. Ф. Герман (1767—1838) в 1819 г. издал свое исследование «О народонаселении». Этим годом можно датировать появление в русском лексиконе данного слова именно в качестве научного термина, а не бытового словосочетания «населенность народа». К заслуге К. Ф. Германа относится расчет первой таблицы смертности («табеля жизненности») для православного населения России.
   Невзирая на то, что в XVIII в. были достигнуты достаточно серьезные успехи в изучении населения, состояние его учета было крайне примитивным, а сами подходы к проблеме — преимущественно сугубо утилитарными, продиктованными интересами государственного управления. Это значит, что говорить о выделении статистики населения в самостоятельную отрасль знания не правомерно, равно как и о существовании демографии — науки о закономерностях развития населения.
   Промышленный переворот второй половины XVIII в. и его распространение на все большее число стран Европы создали предпосылки для интенсивного формирования новой — индустриальной — цивилизации, ускоренного роста городов, науки и т.д., а также для коренного перелома в условиях и образе жизни людей. В результате демографическая ситуация в XIX в. начала резко меняться: на фоне снижающейся смертности и по-прежнему высокой (за исключением Франции) рождаемости, предпосылки для скорого начала движения которой активно формировались, население стало быстро расти. По подсчетам Б. Ц. Урланиса, среднегодовой прирост населения в XIX в. в 7 раз превышал темпы роста населения феодальной Европы и в 3 раза — темпы эпохи первоначального накопления. За 100 лет население Европы более чем удвоилось: со 193—208 млн в 1800 г. до 423—430 млн человек в 1900 г.
   Таким образом, в XIX в. сам демографический фон - рост населения, ставшие очевидными изменения в интенсивности рождаемости, смертности, а также брачности, миграции, расселения — явился одной из предпосылок развития исследований в области населения с научных, а не узко описательных позиций. С организационной точки зрения это выразилось в налаживании регулярного текущего статистического учета демографических событий и в проведении переписей населения. В целом развитие статистики населения на тот период обогнало другие ее отрасли. Этому во многом способствовало участие в разработке ее методических и методологических вопросов крупнейших ученых своего времени, среди которых особо выделяется бельгийский ученый А. Кетле (1796—1874). Все его работы в области статистики связаны со статистикой населения, в частности с разработкой программ переписей населения. Для развития идей демографической науки принципиальное значение имеет его труд «О человеке и развитии его способностей, или Опыт социальной физики» (1835) и сформулированная им концепция «среднего человека» как среднестатистического показателя, характеризующего то или иное общество и происходящие в нем процессы не как набор случайных событий, а как результат неких закономерностей или законов общественного развития.
   Научно-организационную деятельность А. Кетле в содружестве с крупнейшим английским специалистом в области статистики населения (организатором регистров населения Англии и Уэльса) У. Фарром (1807—1883) трудно переоценить. Именно им принадлежит идея создания Международного статистического конгресса (сессии проводились с 1853 по 1876 г.), на котором вырабатывались базовые принципы современной статистики населения и проведения переписей. Так, VIII сессия конгресса (1872) приняла «минимальные международные нормы» проведения переписей населения. Проведение этой сессии в Петербурге, под председательством директора Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел П. П. Семенова (1826-1914) стало признанием высокого уровня развития российской статистики населения того времени. Отметим, что прямо в названии сессий конгресса демографическая тематика не фигурировала. Однако в публикациях широко использовались два термина, которые в последней трети XIX в. еще рассматривались как равнозначные: «популяционистика» и «демография». По сути, с этого момента следует отсчитывать не только историю демографии как науки, но и историю споров о ее предмете, круге ее интересов, о взаимоотношении с другими науками, объектом изучения которых выступает человек и человеческое сообщество, развивающееся по законам, имеющим свойство изменяться под воздействием окружающей среды и одновременно активно формирующее эту среду — население.
   Название «популяционистика» в 1841 г. предложил известный швейцарский ученый X. Бернулли (1782—1863), который выделил в рамках данной научной дисциплины два направления: статистику населения (сбор статистических данных, их систематизацию и описание); учение о народонаселении, или популяционистику. Это название оставалось единственным до 1855 г., когда французский математик А. Гийяр (1790—1876) в книге «Элементы человеческой статистики, или Сравнительная демография» впервые использовал термин «демографии». Само определение демографии как науки у А. Гийяра, в силу его научных пристрастий, было несколько хуже, чем у X. Бернулли: он определял демографию как «математическое познание человеческих популяций, их общего движения, их физического, гражданского, интеллектуального и морального состояния». По его мнению, демография призвана «описывать массы с помощью чисел».
   На протяжении нескольких десятилетий делались попытки уточнить название новой научной дисциплины, дабы содействовать большей конкретизации ее предмета. Очевидно, что, в первую очередь, это отражало стремление ученых разделить преимущественно прикладную науку — статистику, ассоциировавшуюся с государствоведением, — и собственно науку о законах развития населения, т. е. демографию. В 1870-е годы немецкий статистик Э. Энгель (1821—1896) ввел новый термин «демология», который должен был определить содержание науки о законах развития населения и его факторах, в противовес демографии, которая, по его мнению, равнозначна статистике населения и носит описательный характер.
   Окончательно было утверждено название науки, в 1883 г. на Международном конгрессе гигиены и демографии. В это же время благодаря работам Ж. Бертильона (1851—1922) и других ученых было достигнуто соглашение, что демография — самодеятельная наука, в основе которой лежат статистические методы описания и исследования населения. Однако главная заслуга Ж. Бертильона с точки зрения определения предмета И содержания демографии состояла в делении ее на две части: статическую и динамическую. Статическая демография изучает «анатомию» населения на данный момент времени (в основном, структурные и количественные параметры); динамическая демография призвана раскрыть «физиологию» процессов, происходящих в населении, т. е. изменение тенденций и соотношений рождаемости и смертности в различные годы. По сути, он определял демографию как науку о воспроизводстве населения, что явилось шагом вперед от описательной статистики.
   В России процесс оформления демографии в самостоятельную науку протекал сложнее в силу господства государствоведческого подхода к изучению населения. Несмотря на значительный разброс мнений между статистиками-государственниками, с одной стороны, и учеными, мыслителями, политиками и т. д., среди которых были В. А. Милютин, Н. Г. Чернышевский, Г. В. Плеханов и пр., — с другой, доминировало отношение к демографии как синониму статистики населения. Охарактеризовать тогдашнее отношение к демографии в России можно опираясь на труды выдающегося русского статистика Ю. Э. Янсона.
   Его основной работой считается «Теория статистики», выдержавшая 5 изданий за 1886—1913 гг., и в значительной мере базировавшаяся на статистике населения. Он тщательно проанализировал итоги переписей в Петербурге в 1881—1890 гг. В 1892 г. была опубликована его книга «Сравнительная статистика населения», в которой он писал о «так называемой демографии, т. е. той же сравнительной статистике населения». Таким образом, он признавал новый термин, но не видел за ним принципиально нового содержания. В то же время предложенное Ю. Э. Янсоном содержание сравнительной статистики населения во многом соответствует современному пониманию предмета демографии. Вслед за Ж. Бертильоном он вычленял в рамках демографии два раздела. К статическому разделу относил: численность, населенность и густоту населения; размещение населения; состав (половой, возрастной, по семейному состоянию, по занятиям и хозяйственному положению), физические свойства (здоровье). В динамический раздел он включил: брачность, рождаемость, смертность, изменение коэффициентов движения населения во времени, миграцию в пределах Европы и эмиграцию за ее пределы. Согласно такой трактовке предмет демографии расширен за счет включения в нее миграции, или пространственного движения населения.8
   Не менее близким к современному пониманию содержания демографии является определение, приведенное в статье «Население» Большой энциклопедии под редакцией С. Н. Южакова, изданной в Петербурге в 1903 г. (т. 13). В ней указывалось, что «население является предметом особой науки — учения о населении».
   Эта наука состоит из трех взаимосвязанных частей:
   • статистики населения, которая занимается исследованием и сопоставлением фактов, относящихся к населению; «составляет главнейшую часть статистики вообще»;
   • теории населения (Populationistik), которая делает выводы из статистических фактов и на основании их устанавливает общие закономерности развития населения;
   • политики населения, которая занимается решением задач, вытекающих для общественной жизни из этих фактов, их закономерности, особенно относящиеся к задаче государственного вмешательства в эту область.
   Данное определение наиболее функционально как с научно­исследовательских, так и с практических позиций.
   Во-первых, четко определен объект исследования — население.
   Во-вторых, предельно точно описана информационная база науки — статистика населения.
   В-третьих, подчеркнута детерминированность демографических процессов факторами социальной среды.
   В-четвертых, названы основные задачи демографии как науки — сбор, обработка, анализ данных о населении и теоретическое осмысление законов демографического развития.
   В-пятых, в качестве составной части науки названа политика населения, т. е. практическая деятельность государства по управлению демографическими процессами.
   Более того, данное направление может рассматриваться и как ключевая практическая задача демографии. Единственный недостаток данного определения состоит в том, что оно не содержит перечня процессов, входящих в число демографических, т. е. подлежащих изучению в рамках предмета демографии.

 
© www.txtb.ru