Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 6. Социально-политические реформы

  Гласность и «революция сознания». Большие перемены произошли в СССР в социальной сфере. В начале Перестройки новая политика была ограничена «генеральной линией на совершенствование общества развитуго социализма» и стратегией «ускорения социально­экономического развития», провозглашенными на апрельском (1985 г.) Пленуме ЦК КПСС и XXVII съезде партии (в феврале-марте 1986 г.).
  Вместе с тем акценты в оперировании старыми идеологическими категориями постепенно смещались. Так, на XXVII съезде и в принятой им новой редакции Программы КПСС наряду с традиционным повторением тезиса о социально-экономических, политических, идейных и моральных преимуществах социализма перед капитализмом впервые уже раздавалась (и даже поощрялась) серьезная критика отдельных сторон реального социализма и было исключено положение о строительстве коммунизма.
  В 1987 г. в СССР начали создаваться так называемые «неформальные» движения под флагом защиты Перестройки. Перемещение центра политической жизни от партийных структур к общественному мнению, средствам массовой информации, нарождающимся «неформалам» стало важным фактором смены идеологических позиций и перемен в самой КПСС.
  Сначала произошло своеобразное возвращение к «идеалам Октября». Предпринимались попытки объяснить глобальный кризис системы как совокупность частных кризисов в конкретных сферах общественной жизни, показать народу, что причины сползания страны в пропасть заключаются не в доктрине, а как раз в отходе конкретных руководителей партии от истинного учения, в «деформациях» социализма, т. е. не в недостатках системы, а в недостаточности претворения ее в жизнь. Предшественники стали обвиняться в субъективизме, волюнтаризме, установлении культа личности, отходе от «генеральной линии партии» и прочих грехах.
  Но как вскоре показала реальность, сам данный подход был недостаточным, чтобы заставить государственный механизм эффективно работать. Необходимо было также «подключить» к процессу перемен и простых людей, поэтому был сделан следующий шаг в сторону демократии. При этом в пропагандистской лексике какое- то время сохранялся тезис о необходимости «возродить ленинский облик нового строя» (например, на февральском (1988 г.) Пленуме ЦК КПСС).
  Этим шагом стал январский (1987 г.) Пленум ЦК КПСС, после которого расширилась сфера деятельности средств массовой информации, перешедших от отдельных прорывов в запретные зоны к широкой критике социальных болезней, к бичеванию не «отдельных недостатков», а пороков системы.
  В политической сфере М. С. Горбачев выдвинул лозунг «гуманного, демократического социализма с человеческим лицом».
  Самое большое социальное достижение Перестройки - это, несомненно, гласность, несмотря на ее половинчатость и ограниченность.
  Гласность стала средством развертывания «революции сознания», без чего было невозможно задействовать «человеческий фактор». Был снят запрет на многие темы идеологического характера, ослаблена цензура, что привело к публикациям многих ранее не издававшихся книг.
  Первоначально гласность трактовалась как конструктивная критика, направленная на борьбу с искажениями социализма. Затем гласность затронула более глубокие идеологические пласты и запретные ранее темы. Начался пересмотр нашего прошлого, которое, как тогда говорили, оказалось непредсказуемым. Освоение «белых пятен» истории происходило драматически, люди болезненно переживали феномен «внезапного прозрения», общество быстро политизировалось и поляризировалось.
  Был продолжен процесс десталинизации, начатый еще в годы хрущевской «оттепели» и замороженный в годы «застоя». Но теперь она пошла значительно дальше - рассмотрению и разбору подлежали абсолютно все дела. Тема Сталина, сталинизма и сталинщины1 выдвинулась на главное место в исторической публицистике, художественной литературе и киноискусстве. Писатели, журналисты, публицисты стали именоваться «прорабами Перестройки».
  Началась посмертная реабилитация жертв сталинских репрессий. В сентябре 1987 г. Политбюро ЦК КПСС создало специальную «Комиссию по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-40-х и начала 50-х годов». Эту комиссию по реабилитации возглавил секретарь ЦК по идеологии А. Н. Яковлев. Его стали называть «идеологом Перестройки».
  Пересмотр затронул не только прошлое, но и настоящее. Были приняты следующие меры: многим диссидентам возвращено гражданство. В декабре 1986 г. М. С. Г орбачев сам позвонил сосланному в январе 1980 г. в Г орький (ныне Нижний Новгород) академику А. Д. Сахарову (в квартиру которого перед этим специально провели телефон), чтобы сообщить, что его административная ссылка завершена. В 1987 г. были освобождены 200 политзаключенных (1/5 часть); 15 февраля 1989 г. завершился вывод ограниченного контингента советских войск из Афганистана, была прекращена бесславная война, начатая прежним советским руководством 24 декабря 1979 г.; в ней, по официальным данным, погибло 14 453 советских солдата и офицера и около 1 млн афганцев; расширена самостоятельность предприятий, на время введена выборность директоров (1987 г.); были кардинально изменены церковно-государственные отношения. 30 апреля 1988 г. состоялась встреча М. С. Г орбачева с Патриархом Москвы и Всея Руси и членами Священного Синода; в политическую жизнь вовлекались широкие народные массы, были проведены первые альтернативные (из нескольких кандидатур) выборы на I съезд народных депутатов СССР (1989 г.); явочным порядком возрождалась многопартийность. Возникли такие оппозиционные КПСС партии, как «Демократический союз», «Демократическая партия России», «Либерально-демократическая партия СССР» (лидер - В. В. Жириновский) и др. К 1989-1990 гг. в стране насчитывалось около 50 партий, как в Первую российскую революцию 1905-1907 гг. Выражая принципиальное осуждение массовых репрессий, даже сдвинув вскоре хронологические рамки начала этих репрессий к середине 1920-х гг., советское руководство не решилось коснуться массовых репрессий, организованных большевистской партией ранее, и возложило всю вину за произвол и беззаконие только на Сталина и его окружение. Имена Ленина и его соратников находились под идеологическим табу, что не позволяло беспристрастно оценить их деятельность.
  На февральском (1988 г.) Пленуме М. С. Г орбачев заявил о намерении партии «возродить ленинский облик нового строя», признав тем самым, что этот облик утрачен. На пленуме была сделана попытка объяснить, почему партия и народ на протяжении 70 лет не смогли «достаточно полно реализовать ленинские принципы нового общественного строя». Среди названных причин было и возвращение к тезису XX съезда КПСС о «культе личности», и новый тезис - о сложившейся в 1930-е гг. «командно-административной системе управления».
  В аналогичном духе проходила и XX партийная конференция, которая состоялась 28 июня - 1 июля 1988 г. В резолюции «О ходе реализации решений XXVII съезда КПСС и задачах по углублению перестройки», принятой на Конференции, присутствует программный тезис времен «застоя», но в новом, «перестроечном» оформлении: «Решение судьбоносных для страны и социализма задач перестройки требует повышения руководящей роли партии и новых критериев оценки выполнения ею этой своей роли». Однако цель, которая стояла перед XX партконференцией - сплотить партию и партийный аппарат под единым руководством М. С. Горбачева, - не была достигнута.
  В 1989 г. осторожно был снят запрет на обсуждение темы Ленина и учения марксизма-ленинизма как единственно верного и непогрешимого. Эти новшества привлекли к идеям Перестройки главным образом интеллигенцию, согласную на временное ухудшение жизни ради гласности, слова правды и раскрепощения мысли, которые дала Перестройка. Традиционно до определенной меры оппозиционная или немного фрондерствующая, интеллигенция в значительной своей части условно поддержала Г орбачева в надежде, что времена «застоя» (или, того хуже, - культа личности) больше никогда не вернутся. (Подобно тому, как в период Г ражданской войны и «военного коммунизма» крестьянство условно поддержало советскую власть и было готово временно терпеть продразверстку и воевать в Красной Армии, лишь бы не вернулись помещики в случае победы белых.)
  В условиях гласности многочисленные средства массовой информации (СМИ) - журналы, газеты, теле- и радиовещание - привлекали к себе всеобщее внимание, формировали общественное мнение. В СССР был подлинный журнально-газетный бум, в почтовых отделениях в конце года выстраивались огромные очереди за подпиской на газеты и журналы.
  Процессы обновления СССР и их лидер приветствовались мировым сообществом. Внешняя политика Горбачева, поднявшего «железный занавес», обеспечила ему уважение в мире, он завоевал широкую популярность, особенно после падения Берлинской стены, воссоединения Германии и «бархатных» революций в Восточной Европе (1989-1990), которые он мог, но не захотел предотвратить или подавить. На Западе его любовно называли Гурби. В знак признания его ведущей роли в мирном процессе, который сегодня характеризует важную составную часть жизни международного сообщества, 15 октября 1990 г. он был удостоен Нобелевской премии мира за вклад в снижение международной напряженности и осуществление политики гласности.
  Однако внутри страны ситуация была иной. Перестройка превратилась из аппаратного реформирования в движение масс и стала неуправляемой. Процесс демократизации общественной жизни вел к неожиданным для самого архитектора Перестройки результатам.
  Гласность и Перестройка выходят из-под контроля. Гласность помогла освободить ранее сдерживаемые силы, направленные на либерализацию режима. Но по мере развития гласности управлять ею становилось все труднее. Постепенно гласность стала выходить из-под контроля и стала самостоятельно развиваться без указаний «сверху». Определенную роль в этом сыграли литературные произведения («Собачье сердце» М. А. Булгакова, «Котлован» А. П. Платонова, «Архипелаг ГУЛАГ» А. И. Солженицына и др.), в которых проводилась мысль, что социалистический эксперимент был изначально несостоятелен. В статьях Л. И. Абалкина, А. А. Нуйкина, В. И. Селюнина, Н. П. Шмелева и других, содержалась критика ошибок Перестройки, проводилась идея необходимости радикальной экономической реформы.
  Задуманная как средство борьбы с «недостатками социализма», без «подрыва его ценностей», гласность обратилась к принципиальным вопросам о самой законности партийной власти. Распространение гласности усилило растерянность и разобщенность умов. Она подняла на новый уровень недовольство существующим порядком и поощрила самые разнообразные формы протеста против него, и в итоге - политизацию и идеологическую поляризацию все более широких слоев общества, происходившую на фоне резкого ухудшения условий жизни и экономического кризиса.
  1989-1990 гг. были периодом, когда реальная власть стала постепенно уходить из рук верхушки партаппарата. Ослабление партийной власти и рост недовольства «пробуксовыванием» Перестройки проявились в начале широкой критики самих основ марксизма, социализма и деятельности В. И. Ленина, в усилении влияния неформальных движений и организаций, в формировании оппозиционных КПСС партий, в националистических движениях и межнациональных конфликтах.
  Политические изменения резко усилились с конца 1990 г. Советский Союз вошел в новую стадию своей истории, возврат к прежнему состоянию был уже невозможен. И неудавшаяся попытка августовского (1991 г.) путча доказала это. Монополии коммунистической партии на власть приходил конец. Практически речь шла о замене тысячелетней модели централизованной авторитарной государственной системы новой - демократической.
  Перестройка затягивалась, эйфория от новизны слов проходила, экономические реформы не давали положительных результатов. Массы разочаровывались в Перестройке, за годы которой не была решена ни одна из проявившихся после 1985 г. ключевых проблем:
  1) политический плюрализм (многопартийность) - органическая составная часть всякого процесса демократизации;
  2) создание рыночной экономики не на словах, а на деле;
  3) заключение федеративного договора (тесно связанный с переходом к рыночной экономике новый федеративный договор должен был расширить права республик).
  Эти три проблемы были приоритетными в политических дебатах последнего года существования СССР. Именно они (точнее - их нерешенность) и послужили катализатором политического кризиса, который привел к распаду Советского Союза и КПСС, отставке М. С. Горбачева в декабре 1991 г. и краху Перестройки, которая породила многие ожидания, но не сумела удовлетворить их.

 
© www.txtb.ru