Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 5. Реформы в экономике и нарастание экономического кризиса

  Наряду с демократизацией политической жизни была предпринята попытка реформирования экономической системы.
  Реформы без перемен. На первом этапе («ускорение и интенсификация») преобладали административно-контрольные функции государства, реформы носили главным образом запретительный характер (укрепление «дисциплины и порядка»), затем, с началом собственно Перестройки, - разрешительный: «Можно все, что не запрещено законом» (М. С. Горбачев).
  В 1985-1988 гг. экономические реформы не затрагивали фундаментальных основ построенного в СССР «реального социализма». Они призваны были придать советской экономике новый импульс, сохранив в руках правящего «партийно-государственного класса» все рычаги власти.
  После апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС, провозгласившего курс на ускорение социально-экономического развития, были приняты постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма и искоренению самогоноварения» (16 мая 1985 г.), «О мерах по усилению борьбы с нетрудовыми доходами» (15 мая 1986 г.), а вскоре - Закон о госприемке (по аналогии с военной промышленностью).
  К концу 1986 г. производство спиртных напитков сократилось почти вдвое. Но введение «сухого закона» давало обратные результаты: породило целую подпольную отрасль по самогоноварению, подтолкнуло к употреблению непригодных для питья технических жидкостей, нередко со смертельным исходом, привело к дефициту сахара. Усилился бюджетный дефицит (120 млрд рублей в 1989 г., более 100 млрд - в 1990 г.). 24 июля 1990 г. ограничение продажи алкогольных напитков было отменено, что символизировало фактический крах антиалкогольной кампании.
  Борьба с нетрудовыми доходами населения тоже обернулась запрещением торговли продуктами подсобных хозяйств. Закон о госприемке создал еще одну инстанцию по надзору за качеством выпускаемой продукции в дополнение к существующим на производстве ОТК (отделы технического контроля).
  Уже к концу 1986 г. стало ясно, что «стратегия ускорения» в экономике провалилась. По официальным данным, в 1985-1986 гг. производство промышленности и сельского хозяйства росло ежегодно на 3-5 %, но полки магазинов не наполнялись товарами. Существовали товарный дефицит и скрытая инфляция (обесценение денег).
  Причины провала заключались как в ошибках стратегии, так и в неблагоприятных привходящих обстоятельствах: за 1985-1986 гг. поступления от экспорта нефти сократились почти на треть. Больших финансовых затрат потребовала ликвидация аварии на Чернобыльской АЭС в Черниговской области (26 апреля 1986 г.). Бюджетный дефицит уже в 1985 г. составил 17-18 млрд рублей, а в 1986 г. он увеличился втрое.
  Новый этап экономических реформ был связан с расширением самостоятельности в экономике. Принятый 19 ноября 1986 г. Закон об индивидуальной трудовой деятельности положил начало развития в СССР предпринимательства, Совет Министров СССР принял постановление, разрешающее создание совместных с зарубежными фирмами предприятий (13 января 1987 г.). На июньском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС был провозглашен переход от административных к экономическим методам руководства народным хозяйством.
  Так называемая «радикальная экономическая реформа» предполагала усиление роли товарно-денежных отношений в экономике за счет введения хозрасчета и самофинансирования, развития аренды и кооперации при сохранении социалистических форм собственности. 15 марта 1989 г. на Пленуме ЦК КПСС было принято решение о проведении в СССР аграрной реформы, предусматривающей развитие фермерских хозяйств. Экономическим идеалом провозглашался НЭП, задействовался человеческий фактор.
  Экономические реформы предусматривали два основных направления: 1) расширение самостоятельности государственных предприятий и 2) возрождение частного сектора (кооперативы и «индивидуалы»).
  Расширение самостоятельности госпредприятий. Юридическую основу экономической реформы составил Закон «О государственном предприятии (объединении)» от 30 июня 1987 г. Он был призван обеспечить переход на новые принципы хозяйствования - хозрасчет и самофинансирование. Закон был нацелен на определенную децентрализацию управления, - он перераспределял права между министерствами и предприятиями, давал последним больше самостоятельности. Плановые задания предприятиям отменялись, вместо них вводился так называемый госзаказ. Произведенную сверх госзаказа продукцию предприятия могли реализовать самостоятельно. (Это напоминало переход от продразверстки к фиксированному продналогу в начале НЭПа, когда излишками сельхозпродукции крестьяне могли распоряжаться самостоятельно.) Предприятия получали свободу самим планировать свою деятельность, самостоятельно заключать контракты со своими поставщиками и потребителями. Разрешался выход на внешний рынок. Тем самым отменялась монополия государства на внешнюю торговлю.
  Но самостоятельность предприятий практически была сведена на нет спускаемым сверху госзаказом. Тем самым государство продолжало устанавливать план, определять номенклатуру (перечень) продукции, уровень цен и налогообложения.
  Был принят Закон «О трудовых коллективах в СССР» (1987 г.), который повышал роль трудящихся в управлении предприятиями и учреждениями. На них создавались Советы трудовых коллективов, которые получили право самостоятельно определять численность работников, выбирать директоров и других хозяйственных руководителей, регулировать зарплату.
  В апреле 1989 г. вышел Закон «Об аренде и арендных отношениях в СССР», позволявший работникам брать в аренду государственные предприятия, на которых они работали, и новый Закон «О государственном предприятии (объединении)». Они несколько расширили права и возможности производителей. Многие предприятия в сфере торговли и обслуживания перешли на аренду, но качество работы от этого не улучшилось. Зато впоследствии директорам арендованных магазинов было легко их приватизировать.
  Предполагалось с 1989 г. перевести на новые условия хозяйствования все предприятия. Но уже в 1988 г. обнаружилось, что предприятия не стремятся к самостоятельности, так как возникли сложности с закупкой сырья, реализацией продукции. Даже право выбора руководителей трудовыми коллективами не реализовывалось. Предприятия проявляли свою «самостоятельность» лишь в повышении цен на собственную продукцию и в увеличении зарплаты.
  Начало возрождения частного сектора. Другим направлением в экономической реформе было расширение коллективного (кооперативы) и частного (индивидуальная трудовая деятельность) секторов в экономике. Это должно было раскрепостить экономическое сознание, возродить предприимчивость и деловую инициативу, подтолкнуть развитие производства снизу, расширить удовлетворение покупательского спроса в тех областях мелкотоварного производства, до которых у неповоротливой плановой государственной экономики просто не доходили руки.
  В 1988 г. были приняты законы «О кооперации в СССР» и «Об индивидуальной трудовой деятельности». Первый из них разрешал трем и более владельцам открывать предприятия (кооперативы), которые считались их совместной собственностью, второй допускал частное предпринимательство в отдельных сферах без применения наемного труда. Они во многом способствовали развитию альтернативной экономики. Была прекращена кампания борьбы с «нетрудовыми» доходами и против индивидуальной трудовой деятельности, начатая постановлениями ЦК КПСС и СМ СССР «О мерах по усилению борьбы с нетрудовыми доходами» (15 мая 1986 г.).
  Но, несмотря на заявления руководства страны о поддержке частной инициативы, кооперативная и индивидуальная деятельность также столкнулась с целым рядом трудноразрешимых проблем: правовых, финансовых, снабженческих, психологических.
  Новые законодательные акты в области экономии, как и предыдущие, оказались весьма несовершенными, кроме того, были деформированы давлением аппарата и многими подзаконными актами. Так случилось с Законом о государственном предприятии, который оказался практически неработающим в условиях продолжавшегося ведомственного диктата. Так случилось и с Законом о кооперации, изначально наиболее отвечавшим условиям рыночной экономики, однако неоднократно корректировавшимся в сторону ужесточения государственного регулирования и контроля (в 1989 г. налоги на кооперативы достигли 40 % и более).
  Существенную роль сыграли также прежние идеологические установки: десятилетия пропаганды и репрессивных мер, направленных на искоренение духа предпринимательства и частной собственности, юридически поставленных в советское время под запрет, вытравили «ген предпринимательства» и способствовали развитию у советских граждан страха перед рынком, свойственного экономически опекаемым людям («психология патернализма»). Сдерживали также неверие в прочность перемен, память о недолговечности НЭПа и принятый в начале Перестройки Закон «О борьбе с нетрудовыми доходами населения».
  Очередным противоречием Перестройки стало и то, что быстрый рост кооперативов не привел к развитию производства, так как они занимались главным образом скупкой и перепродажей товаров (то есть спекуляцией).
  Развитие коммерческих структур. С 1989 г. отмечалась тенденция падения производства в промышленности и сельском хозяйстве в государственном секторе, тогда как в кооперативном, арендном, а затем и частном секторе происходили обратные процессы. Уже в 1989 г. на арендных условиях в промышленности работало 1332 предприятия, в строительстве - 731, в общественном питании - 1043. Количество кооперативов, акционерных обществ, частных предприятий также возрастало с 1989 г.
  Реальные сдвиги в экономической реформе произошли лишь в 1990 г., когда появились законы о малом предприятии, акционерных обществах, совместных предприятиях, коммерческих банках. После этого количество негосударственных предприятий стало быстро расти. Постепенно и государственные предприятия, и организации стали преобразовываться в различного рода частные и акционерные. Правда, зачастую экономическую власть получали в них бывшие номенклатурные работники. Несмотря на сохранение высоких налогов на прибыли (от 35 до 45 %), законы 1990 г. создали определенные условия для развития коммерческих структур.
  Особенно бурный рост негосударственных предприятий начался с середины 1991 г. Это было вызвано как определенной либерализацией самого процесса юридического оформления новых предприятий, так и дальнейшим падением жизненного уровня широких масс, что стимулировало экономическую активность населения.
  Нарастание экономического кризиса. Экономическая реформа 1987­1989 гг., целью которой было побудить предприятия к эффективной работе за счет хозяйственной самостоятельности и создания материальных стимулов к конкуренции, пробудить экономическую инициативу коллективного и индивидуального производителя, допустив частника в сферу производства и торговли, - тоже провалилась.
  Нерешительность и половинчатость правительственной политики делали маловероятным переход к рыночной экономике. В «новой» правительственной программе, представленной премьер-министром Н. И. Рыжковым Верховному Совету СССР в мае 1990 г., декларировавшей переход к рыночной экономике, ничего не говорилось ни о «смешанной экономике», ни о признании принципа частной собственности. Зато предусмотренное правительством повышение цен на целый ряд продовольственных и иных товаров вызвало в конце мая 1990 г. ажиотажный спрос, окончательно расстроивший всю систему государственной торговли. Произошло ужесточение бюджетного и денежного дефицитов.
  Экономические преобразования, попытка перевода промышленности на рыночные отношения привели к спаду производства. Если в 1986-1989 гг. экономика имела незначительный, но все-таки прирост (согласно официальным цифрам, в 1986-1988 гг. прирост составлял в среднем 2,8 % валового общественного продукта, в 1989 г. - 2,4 %), то в 1990 г. наблюдалось его реальное падение примерно на 2 %. В 1991 г. падение ВНП (валового национального продукта) составило от 6 до 10 %, а по отдельным отраслям, таким, например, как угольная, нефтяная, текстильная и некоторые другие, - до 20-25 %. В 1992 г. (уже после Перестройки) продолжалось дальнейшее падение производства.
  На протяжении всего периода Перестройки, начиная с 1985 г., происходило увеличение денежной массы при отставании роста производства. Это приводило к увеличению товарного дефицита, особенно в легкой промышленности и производстве продуктов питания, и росту инфляции. Только в 1990 г. годовая инфляция достигла 25 %, рост цен составил, по некоторым оценкам, 40-50 %, а по отдельным товарам и более. В 1991 г. темпы инфляции стали еще более внушительными. К концу этого года они составляли 5-10 % и более ежемесячно. Незначительные компенсации наименее обеспеченным слоям населения не могли остановить ускоряющееся падение их жизненного уровня. Повысились доходы лишь у 10 % населения. В стране расцветала спекуляция, черный рынок, мафиозные группы захватывали целые сферы в торговле и распределении.
  Мало что изменилось и в правительственной программе нового премьер-министра В. C. Павлова, обнародованной в феврале 1991 г. Она тоже предусматривала резкое повышение цен (в 3-4 раза) с апреля 1991 г. Это тоже не привело к нормализации товарного рынка в СССР, и в конце 1991 г. было объявлено, что с начала 1992 г. все цены будут рыночные, что вызвало резкий подъем цен уже в конце 1991 г.
  До конца 1991 г. так и не был решен вопрос о земле, хотя формально сельские и городские жители получили право брать землю в аренду в наследственное пользование. Но земля реально принадлежала местным Советам и колхозам, которые максимально препятствовали развитию фермерских хозяйств, что было одной из причин падения сельскохозяйственного производства.
  Безрезультатность экономических реформ. Таким образом, ни одна из начатых экономических реформ практически не дала положительных результатов. С одной стороны, будучи продуктом политического компромисса, они объективно не были достаточно радикальными (наиболее болезненные в социальном плане и непопулярные меры были отсрочены), с другой стороны, по сравнению с привычными принципами и традициями планового социалистического хозяйства, реформы, наоборот, субъективно представлялись многим слишком радикальными и потому одновременно вызывали неприятие у населения и сопротивление на всех уровнях бюрократического аппарата.
  В этом состояло еще одно непреодолимое противоречие Перестройки. Подобно тому, как в свое время П. А. Столыпин подвергался критике слева за недостаточность своей аграрной реформы (которая не затронула помещичьего землевладения) и справа - за ее радикальность. В результате столыпинская реформа, в конечном счете, себя не оправдала, как и экономические реформы Горбачева, которого демократы обвиняли в недостаточной решительности в деле проведения реформ, а правые (ортодоксальные коммунисты) - в предательстве социалистических идеалов.
  Все эти новшества положили начало демонтажа централизованной системы управления народным хозяйством. Старая система управления экономикой разрушалась и деградировала, но новая на ее месте не возникла. В этом нашло проявление имманентное (внутренне присущее) противоречие большинства системных перемен, лучше всего выраженное известным афоризмом Остапа Бендера: «Немое кино кончилось, а звуковое еще не началось». Все это сопровождалось заметным падением уровня жизни.
  К 1989-1990 гг. страна переживала глубокий экономический и политический кризис. Обострилось противоборство двух основных сил: демократы выступали за переход к рыночным отношениям, консерваторы, ориентированные на насыщение страны товарами без создания рынков капиталов и рабочей силы, активно защищали плановое хозяйство и общественную собственность. В ходе противоборства вырабатывались различного рода экономические программы («400 дней», «500 дней» и др.) С. С. Шаталина, Г. А. Явлинского, Н. И. Рыжкова, Л. И. Абалкина и других, но ни одна из них не находила единодушного одобрения. 12 сентября 1990 г. Верховный Совет РСФСР принял программу перехода к рыночной экономике «500 дней», но успеха она не имела.
  Замедление, а затем и реальное падение производства, рост товарного дефицита и инфляции повлекли за собой быстрое снижение жизненного уровня основных масс населения. Кризис в производстве и распределении и отсутствие реальной программы выхода из него привели в 1990-1991 гг. практически к карточной системе (нормирование продажи товаров, в первую очередь продовольственных, по талонам). Помимо углубления социально­экономического кризиса и значительных бытовых неудобств это был еще психологический шок, в значительной мере подорвавший доверие к Перестройке и реформам вообще: в четвертый раз в нашей истории (причем второй раз - в мирное время) вводилось карточное нормирование продуктов питания и других предметов для многих - первой необходимости (табак, водка).

 
© www.txtb.ru