Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


5.2. Психика и формы поведения животных

  Психика, являясь одним из важнейших механизмов приспособления, дает возможность живым организмам обитать в самых разнообразных условиях существования. Это достигается благодаря тому, что психика является регулятором поведения живых существ, ко - торое строится, с одной стороны, в строгом соответствии с достигнутым уровнем развития психики, а, с другой стороны, в соответствии с конкретными условиями существования.
  На стадии элементарной сенсорной психики, которая начинает функционировать у беспозвоночных с появлением простейшего психического явления - ощущения, появляется способность реагировать на действие, как на биологически важных веществ, так и нейтральных агентов, простейшими движениями, направленными на овладение этими веществами или на отстранение от них. Эта простейшая форма поведения может иметь как врожденный, так и приобретенный характер. Но преимущественно поведение этих существ регулируется жесткими врожденными программами, возникающие же при этом ощущения являются пусковыми сигналами для их осуществления. Так, например, актиния захватывает питательные вещества щупальцами, подносит их к ротовому отверстию и заглатывает. Если же около актинии окажется индифферентное вещество, например, кусочек бумаги, то она схватит ее щупальцами, поднесет ко рту и проглотит. Затем, после нескольких повторений она перестает это делать и даже начинает отбрасывать бумагу. Но образовавшаяся связь между действием нейтрального вещества и движением, направленным на его отстранение, является неустойчивой и через некоторое время исчезает.
  На стадии перцептивной психики, у таких животных как членистоногие, рыбы и др. низшие позвоночные, появляются более сложные формы поведения, имеющие также врожденный, наследственный характер. Такие сложные видовые врожденные формы поведения, направленные на удовлетворение биологических функций организма, называют инстинктами. Пусковыми сигналами, вызывающими инстинктивные формы поведения, могут быть высокодифференцированные ощущения и перцептивные образы, возникающие при действии стимулов на органы чувств. Эти психические регуляторы жестко привязаны к определенным движениям и действиям и автоматически вызывают их. К. Фабр следующим образом описывает инстинктивное поведение земляной осы. Для выведения своего потомства оса делает в земле норку, в которую втаскивает парализованное животное и откладывает в нем яичко, из которого появится потом личинка. В тот момент, когда оса притащила к своей норки кузнечика и отправилась осматривать норку, Фабр отодвинул его от норки.
  Оса, поискав кузнечика и найдя его, снова подтащила к норке и опять полезла ее обследовать. Сорок раз удалял Фабр кузнечика от норки и каждый раз она, прежде чем втащить его в норку, обыскивала ее, чтобы убедиться в том, что она свободна. Связь между образом, воспринимаемой норки и кузнечика, и системой инстинктивных действий осы является жесткой и имеет стереотипный характер, вследствие чего инстинктивное поведение осы в изменившихся условиях становится нецелесообразным.
  Такая же жесткая связь между перцептивными образами и инстинктивным поведением наблюдается и у более развитых живых существ, в частности, у позвоночных животных. Причем, эти образы очень часто являются малодифференцированными и расплывчатыми, вследствие чего стимулами, вызывающими инстинктивные действия, становятся объекты, сходные между собой. Так, лягушка бросается на любой движущийся в воздухе объект, напоминающий по форме летящую муху. Цыплята прячутся и замирают, если в их поле зрения попадается крестообразная фигура, напоминающая силуэт коршуна. Чайки, живущие в колониях, всегда возвращаются на свое гнездо, так как хорошо ориентируются в пространстве. Но если заменить яйцо шариком или кубиком чайка этого не заметит, сядет на свое гнездо и будет высиживать птенца.
  Наряду с врожденными инстинктивными формами поведения у животных с перцептивной психикой большую роль начинают играть приобретенные формы поведения - навыки. Преимущественно навыки проявляются, в явно выраженной форме, у высших животных, имеющих кору больших полушария, так как в их основе лежат временные нервные связи, образованные в клетках коры. В состав навыка входят как врожденные, так и приобретенные, в результате случайных проб, отдельные движения.
  Таким образом навык - это приобретённая, индивидуальная форма поведения, обеспечивающая приспособление животных к постоянно меняющейся среде.
  Для высших животных характерны такие способы осуществления движений как ходьба, бег, лазанье, ползание, прыжки, полет. На их основе осуществляется активный поиск биологически важных объектов и предвосхищение вредных воздействий среды. Это достигается благодаря тому, что образ воспринимаемого предмета в процессе формирования навыка становится сигналом биологически значимых воздействий и является регулятором новых форм поведения, обеспечивающихся приспособление к меняющейся среде.
  В то же время образ объекта, ставшего в структуре навыка сигналом-регулятором, не так жестко связан с поведением животного, как это имеет место в инстинкте. Он становится более четким, дифференцированным и может существовать самостоятельно, если больше не подкрепляется биологически важным стимулом. Так, у щук быстро вырабатывается охотничий навык на вид мелких рыб, которыми она питается. В эксперименте щуку, находившуюся в аквариуме, отделили от мелких рыбок стеклом. Щука долгое время пыталась добраться до рыбок, но мешало стекло. Когда она перестала биться о стекло и не обращала внимания на рыбок, его убрали. Теперь рыбки стали плавать около щуки, но она, хотя и видела их, длительное время не трогала.
  Относительная самостоятельность перцептивного образа от поведения является биологически целесообразной так как благодаря этому образовавшаяся связь между образом и действием может быстро угаснуть и возникнуть новая более целесообразная. Наиболее четко это проявляется у млекопитающих. В эксперименте перед собакой, посаженной на цепь, клали кусочек мяса на таком расстоянии, чтобы она не могла его достать передней лапой. К кусочку мяса была привязана веревка, при помощи которой можно было подтянуть его. Собака пыталась достать мясо лапой, но не могла. После многократных безуспешных попыток она случайно зацепила лапой веревку и достала мясо. Эта связь между образом мяса, веревкой и движением передней лапой закрепилась и теперь собака без особых затруднений овладевала мясом. После этого конец веревки, привязанной к мясу, был помещен на таком расстоянии, чтобы собака не могла достать его передней лапой, но могла это сделать задней. Собака долгое время пыталась достать конец веревки передней лапой, но безуспешно. Тогда она повернулась и после нескольких попыток подтянула мясо задней лапой.
  Подобного рода поведение является характерным для высших животных, особенно для обезьян, что свидетельствует о появлении зачатков разума у этих животных, пока что неразрывно связанного с их практическими действиями. Такая гибкая форма поведения, свойственная высшим животным, дающая им возможность сразу найти выход из сложной проблемной ситуации, не совершая случайных движений, называется интеллектуальным поведением. В процессе осуществления этой формы поведения происходит дальнейшее освобождение образа, воспринимаемого объекта от действий, направленных на удовлетворение биологических потребностей. Подобного рода поведения обезьян И.П. Павлов объяснял “настойчивой” и “бескорыстной любознательностью”.
  В связи с появлением у человекообразных обезьян высокоразвитых конечностей - рук начинает проявляться способность манипулировать предметами, соединять их, изменять их свойства и положение в пространстве. Их часто привлекает не приманка, запрятанная в проблемный ящик, а окружающие предметы, которые они начинают активно обследовать: обнюхивать, ощупывать, рассматривать, хватать руками, размахивать, стучать, передвигать, приставлять друг к другу, обкусывать и т. п. На основе этих ориентировочно-исследовательских действий у обезьян формируются перцептивные образы, отражающие пространственные свойства и отношения между объектами - форму, величину длину, толщину, удаленность, близость их друг к другу.
  В экспериментах, проводимых Н.Н. Лодыгиной-Котс, шимпанзе Парис мог подобрать и применить предмет годный по форме и величине для того, чтобы протолкнуть его в трубку и вытолкнуть из нее спрятанную приманку. В опытах, описанных И.П. Павловым, обезьяна могла выбрать среди палок с круглым, квадратным и треугольным сечением нужную палку, вставить ее в треугольную прорезь в ящике, нажать ею на рычаг, запирающий дверцу, и достать приманку.
  Таким образом, обезьяна, совершая ориентировочно-исследовательские и практические действия в экспериментальной ситуации, может отражать не только предметы, но и связи между ними, обнаруживая тем самым способность проявлять конкретное практическое (ручное) мышление. Благодаря тому, что обезьяна может отражать связи и отношения между объектами, она способна не только осуществлять орудийные действия, но и создавать простейшие орудия труда. Так, в экспериментальных условиях обезьяна может соединить две палки, если одна из них полая, а вторая может быть вставлена в нее, и достать приманку. Если же цельная палка не входит в полую, то она может ее обкусать и соединить с другой палкой.
  Изготовленные обезьяной орудия отличаются от орудий, создаваемых человеком, тем, что человек, изготавливая их, действует одной вещью на другую, обезьяна же изготавливает орудия при помощи рук и зубов. Кроме того обезьяна не изготавливает орудий впрок и не сохраняет их Создав орудие в экспериментальной обстановке, она, применив его, бросает или ломает.
  Орудийные действия обезьян часто осуществляются на основе подражания. Обезьяна, увидев, как человек подметает пол, может взять веник и совершать такие же движения как человек, но при этом она не собирает мусор, а разбрасывает его. Подражая человеку, обезьяна воспроизводит только внешнюю сторону действия, не предвидя его результатов.
  Способность обезьян улавливать связи между предметами и совершать предметные действия может рассматриваться только лишь как потенциальная возможность, которая реализуется при наличии проблемной ситуации. В обычной же обстановке она использует инстинктивные формы поведения и навыки.
  Научившись совершать интеллектуальное действие, обезьяна закрепляет его и воспроизводит даже в том случае, если оно становится нецелесообразным. В одном из опытов И. П. Павлова шимпанзе Рафаэль научился гасить огонь спиртовки, открывая кран бачка, стоявшего над ней, и доставать фрукты в ящике, находившиеся за спиртовкой. В следующем опыте бак был поставлен в стороне. Рафаэль справился и с этой задачей. Набрав воду из бачка в рот, он выплеснул ее на огонь и погасил его. Затем ситуацию усложнили. Ящик с приманкой поставили на плот, находившийся среди водоема. Бак с водой поместили на другом плоту, соединив его с первым мостиком. Рафаэля высадили на первый плот. Поискав бак на первом плоту, он бросился на второй, набрал воду из бака, вернулся на первый плот и залил огонь. Как видим, образ воды в баке стал для Рафаэля составной частью образа всей ситуации, связанной с системой действий, направленных на овладение приманкой. Он не может быть вычленен Рафаэлем из воспринимаемой ситуации и в силу этого не может быть отождествлен с образом воды в водоеме. В этом как раз и заключается ограниченность интеллекта обезьян и полная зависимость ее поведения от непосредственно воспринимаемой ситуации.

 
© www.txtb.ru