Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 2.4.2. Культурные особенности, влияющие на процесс коммуникации

  То, каким образом мужчины и женщины общаются в интимных взаимоотношениях, подвержено влиянию ранней социализации, норм в отношении коммуникации в паре и личностных факторов. Социализация информирует нас о том, как мы должны вести себя в роли мужчины и женщины. Посредствам культурных норм мы научаемся тому, чего от нас ждут при общении в интимных взаимоотношениях. Наши паттерны коммуникации так же подвержены нашей собственной Я-концепции.
  Социализация. Как обсуждалось ранее, многие американские мужчины воспитаны таким образом, что стремятся спрятать все свои эмоции, кроме злости и гордыни. Мальчиков обычно приучают к тому, что проявление всех остальных эмоций - это для девчонок. Кто не следует этим правилам, обычно получают ярлык “мямли”, “маменького сынка”. Таким образом, многие мужчины научились скрывать боль и любовь. Даже, если он любит эту женщину, ему будет очень трудно, если даже невозможно, выразить это и отреагировать на выражение ей своих эмоций.
  Женщинам, напротив, разрешено проявлять чувства любви, мягкости и эмпатии, но не желательно, если женщина демонстрирует такие “мужские” характеристики, как злость, агрессию или гордыню. Это тоже негативно влияет на коммуникацию с партнером. Многие женщины не могут защитить себя, свою точку зрения или считая, что злость что-то “неправильное”, могут принять на себя роль мученицы.
  Влияние этого типа ригидной социализации на коммуникацию мужчин в виде двух гипербол предложили Балшвик и Пик, назвав “невыразительными” два типа мужчин, не способных выражать свое внутреннее состояние: ковбой и плейбой. Ковбой обычно постоянно смущен при общении с женщинами и очень вежлив; плейбой рассматривает всех женщин как сексуальные объекты и соответственно ведет себя с ними. Ковбой слишком смущен и обходителен, а плейбой слишком эмоционально обособлен и склонен к манипуляциям, чтобы эффективно общаться с партнером. Для подобных мужчин истинная интимная коммуникация просто недоступна.
  Естественно, это сильно гиперболизированные примеры, и к тому же имеются данные, что стереотип антиэкспрессивного мужчины разрушается. Сегодня все более ценится сотрудничество в браке, которое требует экспрессивных навыков от обоих партнеров, что, как отмечают Балшвик и Пик, совсем не легкая задача. Наше общество предъявляет мужчине противоречивые требования: учит быть неэкспрессивным, но ожидает от него экспрессивности в интимных отношениях, что значительно затрудняет интимную коммуникацию.
  Влияние половой принадлежности на процесс коммуникации. Так как мужчины и женщины в современных развитых странах активно уходят от гендерных стереотипов, то можно предположить, что ответ будет “нет”. Однако исследования лингвистов и социологов показывают, что в реальности мужчины и женщины очень различаются с точки зрения их речевой деятельности. К тому же стереотипные установки по поводу того, как должны разговаривать мужчины и женщины, по-прежнему существуют. Исследования показали, что стереотип “инструментальных” мужских и “экспрессивных” женских ролей по-прежнему живет.
  Исследователи действительно обнаружили, что женщины используют более широкий спектр интонаций, тогда как мужская роль более монотонна. Более того, женщины более склонны отвечать вопросом на вопрос. Один из исследователей рассуждает, что отвечая подобным образом, женщина отвечает косвенно: “почему ты хочешь знать об этом?”. Женщины также стимулируют, поддерживают разговор фразами типа “ага”, “хм” и т. д., или прямо задавая вопросы, если возникает пауза в разговоре. Мужской стиль речи, с другой стороны, характеризуется краткими ответами и долгими паузами, которые, естественно, не стимулируют дальнейшего развития разговора.
  Были обнаружены и другие различия в стилях речи мужчин и женщин. Исследователи из калифорнийского университета в Санта-Барбаре проанализировали 52 часа записанных на пленку разговора различных смешанных пар. Женщины задавали гораздо больше вопросов, чем мужчины, и обсудили около 2/3 тем. Однако, наиболее часто темы, которые обсуждались, были предложены мужчиной. Таким образом, можно сделать вывод, что хотя женщины более ответственны за продолжение разговора, мужчины обладают большей властью и контролем в вербальных взаимодействиях. Этот вывод подтверждается тем фактом, что мужчины гораздо чаще прерывают разговор женщин: 96% прерываний лежат на совести мужчин. В лабораторныхусловиях, где разговор между незнакомыми людьми был заснят на видеопленку, мужчины прерывали женщин в 75% случаев.
  Некоторые исследователи убеждены, что исследования, которые демонстрируют доминирующую мужскую роль в разговоре, отражают исторический и настоящий статус мужчины и женщины в западном обществе. “Традиционно в нашем обществе у женщины не было ни права говорить, ни экономического статуса и поэтому они использовали различные лингвистические стратегии для достижения своих целей”, - говорит один исследователь. Другой добавляет: “Это не просто абстракция говорить о доминантности, и о том, что у женщин меньше власти, чем у мужчин. Вы могли увидеть, как это реально воплотилось в женскую жизнь прямо сейчас, обратив внимание на их речь”.
  Культурные нормы. В традиционных западных обществах прошлого, отношения муж/жена были четко определены, и каждый знал, что от него ожидается. Так как роли были четко определены обществом, то не было необходимости обсуждать их. Сканцони назвал этот традиционный паттерн “спонтанным консенсусом”: партнерам нет необходимости определять роли, так как это за них сделали социальные нормы и обычаи.
  Брикман (1974) использует термин “ абсолютно структурированный”, чтобы выразить эту же идею: “поведение каждой стороны целиком предписано социальными нормами”. В полностью структурированных взаимоотношениях интересы жены полностью подчинены интересам мужа. Так как приоритет был отдан интересам мужа, при столкновении супружеских интересов жена просто отступала, и проблема практически не обсуждалась.
  История 20 века демонстрирует уход от полностью структурированных семей. Большинство современных семей среднего класса, как говорит Брикман, “частично структурированы”: некоторые роли предписаны социальными нормами, другие - нет. Эти перемены лежат в основе изменений паттернов коммуникации.
  Традиционные паттерны коммуникации. Паттерны коммуникации значительно различаются в различных социальных классах. Закрытый паттерн коммуникации, характерный для отношений в традиционном браке, сегодня имеет место в брачных отношениях представителей рабочего класса, что может быть частично объяснено в терминах низкого уровня образования и ограниченных возможностей.
  Какие бы ни были причины, чем ниже уровень образования у партнеров в паре, тем более они склонны к традиционным полоролевым нормам в коммуникации. Комаровский обнаружил, что мужчины, не закончившие образование в высшей школе, менее склоны делиться личностной информацией со своими супругами, они выражали лишь злость, на супружеские конфликты реагировали уходом, они более склонны искать ослабление напряжения при помощи физической активности, а не посредствам обсуждения проблем.
  Мужчины-рабочие демонстрировали и другую традиционную черту: они не разговаривают с женами о работе, объясняя это самыми различными причинами. Жены верят в действенность обсуждения проблем и пытаются убедить своих мужей в этом, но в этих традиционных браках жены не настаивают на коммуникации, соглашаясь с желаниями мужей.
  Американская исследовательница Л.Рубин предположила, что пары из рабочего класса не имеют языка при помощи, которого они могли бы понять друг друга. Из-за их ригидной социализации, когда они пытаются поговорить, жена полагается на свои ощущения, интуитивные знания, тогда как муж становится все более и более отстраненным и рациональным. Результатом может быть страх, злость, отчаяние у жены и уход у мужа. Важно отметить, что это паттерн не единственный у пар рабочего класса. С точки зрения Рубина - это лишь наиболее характерный паттерн коммуникации для всех американских браков независимо от социального класса. Но все же пары среднего класса большую важность придают сотрудничеству, переговорам при решении возникших проблем, чем пары рабочего класса. Таким образом, пары среднего класса имеют большую практику в развитии языка, при помощи которого осуществляют коммуникацию. У них так же больше доступных моделей коммуникации.
  Коммуникация и Я-концепция. Я-концепция является результатом наших отношений с другими людьми и нашей коммуникации с ними; если обобщить, то мы создаем себя из тех образов, которые даются нам другими при наших взаимодействиях с ними. Я-концепция - это то, что мы думаем о том, кто мы есть, что мы думаем о том, что мы можем, и как мы можем. Как мы разговариваем и слушаем, как думаем и чувствуем, как мы взаимодействуем и относимся к другим - все это основано на том, что мы думаем о себе. Наша Я-концепция и развивается посредствам, и проявляется в вербальных и невербальных способах нашего общения с людьми.
  Функции ролевой идентичности. Я-концепция включает в себя набор различных ролей. Один и тот же мужчина может быть мужем, сыном, любовником, политиком, бизнесменом, другом и общественным работником. Каждая из этих ролей требует различных способов общения и поведения, и служит связующим звеном культурных ожиданий и индивидуального поведения. Более того, каждая роль модифицируется соответственно личностной ролевой идентичности, комбинации роли, как она задумана обществом, и роли как, она задумана самим человеком.
  Ролевые идентичности готовят человека к реальному общению с людьми, и таким образом, облегчают коммуникацию. Знание ролевой идентичности своего партнера, соответственно, облегчает и улучшает взаимоотношения. Ролевые идентичности также предоставляют людям стандарты для оценки своего поведения со своей собственной точки зрения, а, соответственно, и значительно влияют на поведение и на ожидание в отношении чужого поведения.
  Ролевые идентичности придают смысл интимным взаимоотношениям. Являясь планом действий и стандартами для оценки своей деятельности и отношения партнера к нам, они позволяют нам согласовать случайные события и взаимодействия. Ролевые идентичности помогают организовать свои реакции на ситуации, с которыми человек ежедневно сталкивается. Однако приспособление ролевых идентичностей одного партнера к ролевым идентичностям другого часто требует процесса, который называется договором об идентичностях.
  Когда роли партнеров не совпадают, коммуникация скорей всего будет неуспешной, если они каким-нибудь образом не достигнут согласия о том, кто какую роль и в какой ситуации будет играть. Чаще всего единственный способ - договориться об идентичностях. Если муж, например, предлагает жене поужинать в ресторане, подразумевая, что у них будет романтический вечер и по возращению домой они займутся любовью, и жена понимает это, в этот вечер скорее всего у них не будет проблем с коммуникацией. Но если она воспринимает это предложение как признание мужем того факта, что она устала в результате ужасно загруженного дня на работе и у нее нет никаких сил на приготовление ужина, их восприятия различаются. Восприятие женой роли мужа отлично от его восприятия своей роли, и наоборот, единственный способ, при помощи которого два человека могут приспособиться друг к другу, это переговоры или договор об идентичностях.
  Первый шаг - установление собственной роли, успешно перекрывающий желанный образ. Если исполнение роли близко к реальному образу, или даже если нет, тем не менее, при умелом представлении этой роли другой партнер, вероятно, примет ее.
  Второй аспект договора об идентичностях - “принудительное навязывание” роли другому партнеру путем такого своего поведения, будто он действительно играет именно желаемую роль. Муж в этой ситуации ведет себя с женой таким образом, будто они собираются заняться любовью сразу по возвращению домой. Жена может объяснить, что она устала, или, если муж сможет ее переубедить, или хороший ужин восстановит ее силы, она может принять на себя роль любовницы, а не усталой жены.
  Однако если она все-таки не разделит с мужем его настроение, двое могут перейти к третьему этапу - переговорам. Муж объясняет, как бы он хотел, чтобы его жена вела себя, и наоборот. В результате получают соглашение, в котором каждый обещает другому, и каждому гарантируются определенные права и обязанности. Жена может объяснить мужу, что она по- прежнему находит его очень привлекательным, и ужин это просто великолепно, но просто она слишком устала, вероятно, в следующий раз вечер пройдет лучше. В этом процессе каждый должен заключить два договора - с собой и с другим. Муж и жена, например, могут прийти к компромиссу, что в следующий раз она наденет подаренное им платье, которое она не носит, так как чувствует себя слишком старой для него, а он не будет от нее ничего требовать этой ночью.
  Таким образом, договор об идентичностях дает каждому преимущество и расходы. Естественно, этот процесс не всегда успешен, иногда переговоры могут перерасти в конфликт. В приведенном примере, если переговоры неуспешны, то в постель лягут два рассерженных человека.
  Коммуникация и самооценка. Вероятно, самый важный элемент Я-концепции, который влияет на коммуникацию, это самооценка - индивидуальная личностная оценка своей достойности или недостойности. Большинство исследований определяют, что люди с низкой самооценкой - которые очень критично относятся к себе, оценивая себя негативно - более тревожны, более беззащитны и, возможно, более циничны и депрессивны, чем люди, которые принимают себя такими, какие они есть. Исследователи обнаружили высокую корреляцию между плохим собственным образом и уязвимостью к критике, оценкам или неприятию себя другими людьми.
  Люди с низкой самооценкой более склоны верить лести и комплиментам, так как сами себя они оценивают как неадекватных и недостойных. Отсутствие уверенности делает их более подверженными некритичному отношению к чужому мнению. Люди же с высокой самооценкой, напротив, менее подвержены как чужим похвалам, так и критике со стороны других. Они уверены в своих способностях, они способны принимать других людей, даже если другие не разделяют их ценностей или не согласны с тем, что думает человек с высокой самооценкой.
  Когда человеку не хватает чувства личностной значимости, им гораздо легче манипулировать. Думая, что если они попросят что-то прямо, то их просьба приведет к отказу, эти люди избегают прямых просьб и используют косвенные методы. Люди с высокой самооценкой обычно знают, чего они хотят и просто сообщают другим о своих желаниях. Они редко делают, то, что другие ожидают от них, или то, что, как они думают, другие хотят от них, просто потому что хотят, чтобы их любили, принимали. Напротив, они делают то, что является верным с точки зрения их системы ценностей. Так как они в согласии и со своими мыслями, мнениями, чувствами, и с самими собой, то обычно общаются с другими спокойно. Другим тоже спокойно и приятно с ними общаться, быть рядом с ними, так как они честные и откровенные.
  Поощрение самооценки других людей считается одним из основных элементов эффективной коммуникации. Отношение любимого человека к нам, которое позволяет нам ощущать свою важность, значимость, защищенность подтверждает и подкрепляет нашу самооценку. И соответственно, реакции, атакующие нас или обесценивающие наше достоинство как личности, снижают нашу самооценку и делают нас недоверчивыми и беспокойными. Паттерны коммуникации, которые повышают нашу самооценку, особенно важны в интимных взаимоотношениях партнеров, так как именно в этих отношениях большинство из партнеров снимают забрало, которое служит защитой их самооценки при отношениях с неблизкими людьми. Это не значит, что партнерам не следует выражать негативные реакции; напротив, очень важно тонко чувствовать ощущения другого, независимо от содержания коммуникации.

 
© www.txtb.ru