Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


6.6. Культура и быт России в XVII в.

  В русской культуре XVII в. прослеживаются черты перехода от средневековья к новому времени. Главная особенность культуры этого периода состояла в усилившемся процессе ее обмирщения (от слов «мирской», «светский»), то есть освобождения от церковного влияния. Обмирщение затронуло все сферы культурной жизни страны: литературу, живопись, архитектуру. Само церковное мировоззрение переживало кризис, выразившийся в расколе. Появляются новые жанры в литературе (сатирическая повесть, мемуары, любовная лирика), ранее неизвестные стили в архитектуре и живописи (московское барокко, портретная живопись, пейзаж), развивается печатное дело. Заметным становится личностное начало, которого практически не знала средневековая культура. На развитие русской культуры оказали также влияние постепенное преодоление национальной замкнутости и расширение связей с другими странами.
  Обмирщению русской культуры большое сопротивление оказывала церковь, видевшая в нем западное, «латинское» влияние. Пытаясь ограничить влияние иностранцев, их заставляли селиться подальше от москвичей - в специально отведенной для них Немецкой слободе. Однако новые идеи и новые обычаи проникали в установившийся быт Московской Руси и давали о себе знать. Стране нужны были знающие, образованные люди, способные заниматься дипломатией, разбираться в военном деле, технике, мануфактурном производстве, осваивать новые территории. Расширению политических и культурных связей со странами Западной Европы способствовало воссоединение Украины с Россией.
  Просвещение
  Расширение сферы торгово-ремесленной деятельности, рост аппарата управления, усиление внешнеполитических связей России, потребности обороны страны требовали увеличения числа образованных людей.
  Если раньше обучение сводилось к выучиванию правил чтения, письма и арифметики под руководством священников, то во второй половине XVII в. было создано несколько государственных школ. Работала школа по подготовке служащих для центральных учреждений, для Печатного двора, Аптекарского приказа. Печатный станок дал возможность издавать массовым тиражом единообразные пособия для обучения грамоте и арифметике. Об интересе людей к грамоте свидетельствует распродажа в Москве (1651) в течение одного дня «Азбуки», изданной тиражом в 2400 экземпляров.
  В 1687 г. в Москве было основано первое высшее учебное заведение - Славяно-греко-латинская академия, где изучали грамматику, пиитику (искусство стихосложения), риторику, диалектику, философию, богословие. Здесь готовили священников и чиновников. В этой академии учился М. В. Ломоносов.
  В XVII в. типографским способом было издано около 500 названий книг, большинство из них - религиозного содержания. В Москве в 1672 г. открылась первая книжная лавка. При царском дворе выходила рукописная газета «Куранты», состоявшая в основном из иностранных сообщений.
  Интерес к историческому прошлому привел к созданию специального Записного приказа, которому вменялось в обязанность собирать материалы для русской истории.
  Научные знания
  В XVII в., как и ранее, шел процесс накопления знаний. Большие успехи были достигнуты в области медицины, в строительном деле, в решении практических задач по математике (многие умели с большой точностью измерять площади, расстояния, сыпучие тела и т.п.), в наблюдении за природой.
  Значительный вклад в развитие географических знаний внесли русские землепроходцы. В 1648 г. экспедиция Семена Дежнева (за 80 лет до Витуса Беринга) вышла к проливу между Азией и Северной Америкой. Самая восточная точка нашей страны носит сейчас имя Дежнева. Е.П. Хабаров в 1649 г. составил карту и изучил земли по Амуру, где были основаны русские поселения. Его имя носят город Хабаровск и поселок Ерофей Павлович. В самом конце XVII в. сибирский казак
  В.В. Атласов обследовал Камчатку и Курильские острова.
  Литература
  В XVII в. созданы последние летописные сочинения. «Новый летописец» (30-е годы) излагал события от смерти Ивана Грозного до окончания Смутного времени. В нем доказывались права новой династии Романовых на царский престол.
  Центральное место в исторической литературе заняли исторические повести, носившие публицистический характер. Например, группа таких повестей («Временник дьяка Ивана Тимофеева», «Сказание Авраама Палицына», «Иное сказание») была откликом на события Смутного времени.
  Проникновение светских начал в литературу связано с появлением в XVII столетии жанра сатирической повести, где действуют уже вымышленные герои. В сатирических повестях «Служба кабаку», «Повесть о куре и лисе», «Калязинская челобитная» содержалась пародия на церковную службу, высмеивались обжорство и пьянство монахов, в «Повести о Ерше Ершовиче» - судебная волокита и взяточничество. Новыми жанрами были мемуары («Житие протопопа Аввакума») и любовная лирика (Симеон Полоцкий).
  Архитектура
  Архитектурные сооружения XVII в. отличаются большой живописностью. Они асимметричны как в рамках одного здания, так и в ансамбле. Здания XVII в. многоцветны, декоративны, окна украшены рельефными наличниками. Широкое распространение получили изразцы и украшения из резного камня и кирпича. Такое обилие украшений, расположенных на стенах зданий, называли «каменным узорчьем, дивным узорчьем».
  Эти особенности хорошо прослеживаются в Теремном дворце Алексея Михайловича в Кремле, в дошедших до нас каменных палатах московских, псковских, костромских бояр XVII в., Новоиерусалимском монастыре, выстроенном под Москвой патриархом Никоном. Близки к ним по стилю знаменитые храмы Ярославля - церковь Ильи Пророка и ансамбли в Коровниках и Толчкове. Как пример наиболее известных в Москве зданий XVII в., можно назвать церковь Николы в Хамовниках.
  Декоративное начало, знаменовавшее собой обмирщение искусства, нашло отражение и при строительстве или перестройке крепостных сооружений. В XVII в. были надстроены башни Московского Кремля. К середине века крепости утратили свое военное значение и четырехскатная крыша сначала на Спасской, а затем и на других башнях Московского Кремля уступила место великолепным шатрам, подчеркнувшим спокойное величие столицы России.
  Развитие древнерусской каменной архитектуры завершилось складыванием стиля, получившего название «нарышкинского» (по фамилии главных заказчиков), или московского, барокко. В этом стиле сооружены надвратные церкви, трапезная и колокольня Новодевичьего монастыря, церковь Покрова в Филях, церкви и дворцы в Загорске, Звенигороде.
  Для московского барокко характерно сочетание красного и белого цветов в убранстве зданий. Четко прослеживаются этажность построек, применение в качестве декоративных украшений колонн, капителей. Почти во всех зданиях «нарышкинского» барокко можно увидеть в карнизах построек декоративные раковины.
  В XVII столетии переживает расцвет деревянное зодчество. «Восьмым чудом света» называли современники знаменитый дворец Алексея Михайловича в подмосковном селе Коломенском. Этот дворец имел 270 комнат и около 3 тыс. окон и оконцев. Он был построен русскими мастерами во главе с холопом Семеном Петровым и стрельцом Иваном Михайловым и просуществовал до середины XVIII в., когда был разобран при Екатерине II из-за ветхости.
  Живопись
  Обмирщение искусства с особой силой проявилось в русской живописи. Крупнейшим художником XVII столетия был Симон Ушаков. В его известной иконе «Спас нерукотворный» хорошо заметны новые реалистические черты живописи: объемность в изображении лица, элементы прямой перспективы.
  Тенденция к реалистическому изображению человека, к обмирщению иконописи, характерная для школы С. Ушакова, тесно связана с распространением в России портретной живописи - «парсуны» (персоны), изображавшей реальные персонажи, например царя Федора Ивановича, Скопина- Шуйского. Однако техника художников была еще аналогична иконописной, то есть писали на досках яичными красками. В конце XVII в. появились первые парсуны, написанные маслом на холсте, предвосхитившие расцвет русского портретного искусства в XVIII столетии.
  Быт
  Особенностями быта являлись его консервативность, замкнутость жизни людей. Главным местом общения в сельской местности была церковь: на паперти велись деловые разговоры, обсуждались вопросы частной и общественной жизни, разбирались и примирялись споры жителей. Церковь была тем местом, где молодые люди могли увидеть друг друга, чтобы потом связать свои судьбы брачными узами.
  Мест общения в городе было значительно больше, чем на селе. Помимо церквей, горожане для контактов друг с другом пользовались торговыми банями, рынками, а также приказной избой, у которой население извещалось о таких событиях, как объявление войны, заключение мира.
  Сельские и городские жители пользовались еще одним средством общения - выездом в гости к родственникам и знакомым. В XVII в. продолжали придерживаться традиционной церемонии приема гостей и раздельного застолья мужчин и женщин.
  Для быта феодального общества характерна такая черта, вытекавшая из натурального хозяйства, как патриархальный уклад жизни. Патриархальными отношениями была пронизана жизнь как крестьянской, посадской, так и боярской семьи. Непременным признаком являлось беспрекословное подчинение воле старшего и приниженное положение женщины. Ярче всего патриархальные черты быта проявлялись в период создания новой семьи - при ее возникновении главными действующими лицами были не молодые люди, которым предстояла совместная жизнь, а их родители. Именно они совершали обряд сватовства: родители невесты собирали сведения о репутации жениха (что он не пьяница, не лентяй), а родители жениха усердно изучали перечень того, что невеста получит в приданое. Если результат удовлетворял обе стороны, то наступал второй этап - смотрины невесты.
  Смотрины совершались тоже без участия жениха - по его поручению смотрельщицами выступали мать, сестры, родственницы или те, «кому он, жених, сам верит». Цель смотрин состояла в установлении отсутствия умственных и физических недостатков у невесты. Положительный исход смотрин давал основание для разговоров о решающей процедуре - определения времени венчания и свадебных торжеств. Сроки закреплялись документом, в котором указывалась сумма неустойки, если одна из сторон откажется от условий контракта.
  В день венчания невеста шла под венец закутанной в фату. Только во время свадебного пиршества невесту «открывали», и муж мог разглядеть супругу. Иногда случалось, что супруга оказывалась с изъяном: слепой, глухой, умственно неполноценной. Такое происходило, если во время смотрин показывали не невесту с физическими недостатками, а ее здоровую сестру или даже девушку из другой семьи. Обманутый муж исправить дела не мог - патриарх не удовлетворялся челобитной о разводе, ибо руководствовался правилом: «Не проведав подлинно, не женися».
  В таком случае муж мог, в конце концов, добиться своего путем ежедневных истязаний супруги, требуя пострижения ее в монастырь. Если молодая девушка упорно отказывалась переселяться в монастырскую келью, то ее родители подавали патриарху челобитную с жалобой на жестокость супруга. Обоснованная жалоба могла иметь последствие - изверга определяли в монастырь на покаяние сроком на полгода или год. Развод давали лишь после того, как возвратившийся из покаяния супруг продолжал истязать жену.
  Обязанность детей беспрекословно повиноваться воле родителей в XVII в. приобрела силу закона: Уложение 1649 г. запрещало сыну или дочери жаловаться на отца или мать, челобитчики подлежали наказанию кнутом. Уложение устанавливало разную меру наказания за одинаковое преступление, совершенное мужем и женой: мужеубийцу ожидало закапывание по шею в землю и мучительная смерть, а репрессии по отношению к мужу Уложение не предусматривало, на практике ограничивались покаянием.
  В семье продолжало существовать издавна сложившееся разделение труда между ее мужской и женской половинами. На долю мужчин выпадали самые тяжелые сельскохозяйственные работы, а также уход за рабочим скотом, заготовка дров, охота и рыболовство. Женщины участвовали в жатве, сенокосе, обрабатывали огород, ухаживали за домашним скотом, готовили пищу, шили одежду, пряли и ткали. На попечение женщин находились дети.
  Некоторые черты общности в одежде и жилище прослеживаются у всех слоев общества. Одежда крестьян и бояр отличалась в основном материалом, из которого она была изготовлена. Помещичья изба отличалась от крестьянской размерами и наличием удобств, а хозяйственные постройки - большим разнообразием: горница зажиточного человека обогревалась печью с вытяжной трубой для дыма, в то время как крестьянин ютился в курной избе. В комплекс хозяйственных построек боярской усадьбы входили сооружения, предназначенные для обслуживания многочисленной дворни: поварни, ледники, погреба, хлебники, пивные сараи. Крестьянский двор, помимо избы - жилого помещения, включал клеть - не отапливаемое помещение для хранения одежды, посуды, зерна, съестных припасов, а также амбары.
  Новшества в быт проникали, прежде всего, в верхи дворянства. В боярских домах появлялись предметы роскоши, комфорта. Возникают обычаи носить европейскую одежду, брить бороду. Светские и духовные власти противодействовали проникновению в страну новых обычаев. Так, Алексей Михайлович требовал от придворных, чтобы они «иноземных немецких и иных извычаев не перенимали, волосов у себя на голове не подстригали, також и платья, кафтанов и шапок с иноземных образцов не носили и людям своим по тому ж носить не велели». Курение табака считалось богомерзким занятием. Уложение 1649 г. грозило продавцам табака смертной казнью, а курильщикам - ссылкой в Сибирь.

 
© www.txtb.ru