Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


5.6. Россия и АТР

  Многие исследователи и политики, когда говорят или пишут про «АТР», на самом деле ограничиваются регионом Восточной Азии, что вполне естественно. Дело в том, что никакого целостного региона «АТР» ни в экономическом, ни в политическом смысле не существует. Иначе пришлось бы доказывать, что политика или экономика Мексики, Чили или Новой Зеландии (которые также являются частью «АТР») тесно связаны с политикой или экономикой Южной Кореи, Китая или России, что в принципе недоказуемо.
  Поэтому я вынужден ограничиться Северо-Восточной Азией (СВА), поскольку в другой части Восточной Азии, в ЮВА, Россия практически «отсутствует». Достаточно напомнить, что доли России в совокупной торговле стран ЮВА составляют уровень ниже 1% (около 0,5% в импорте и в экспорте). Точно так же, как и доли этих государств, например, стран АСЕАН, почти невидимы в совокупной торговле России. Несколько иная ситуация со странами СВА, на которых я и намерен сконцентрировать внимание.
  Анализ экономических позиций России в СВА, по идее, должен был бы охватывать широкий диапазон экономической активности, включая банковскую сферу, инвестиции, смешанные компании и т.д., т.е. те сферы, которые обычно заполняют державы, называющие себя «великими». Но, поскольку названные области экономики в СВА не испытывают ощутимого воздействия России, приходится ограничиваться простой торговлей, которую осуществляют все государства независимо от своего размера.
  Статистика показывает реальное положение России в регионе в 1999 г.: ее удельный вес как в экспорте, так и в импорте стран региона, за исключением Монголии и КНДР, колеблется от 0 до 1 % в экспорте и от 0 до 3% в импорте. Они сопоставимы с позициями таких слаборазвитых и малых стран, как Макао, Монголия, КНДР, Лаос, Камбоджа, Вьетнам, Бруней. И значительно уступают не только таким торговым гигантам, как Япония, КНР, Южная Корея и Тайвань, но и основным странам АСЕАН.
  Не вызывает оптимизма и торговая динамика России в СВА. Прослеживается падение доли России в экспорте Гонконга, КНР, Южной Кореи, Тайваня и Японии. При этом надо иметь в виду, что эти доли варьируются между 0, 1% и 0,8% (для КНР).
  Менее однозначна картина долей России в импорте стран СВА. С 1992 по 1999 г. они повысились в торговле с Гонконгом, Корейской Республикой и Японией, однако столь незначительно, что не оказывали воздействия на общий уровень торговых отношений с названными странами. В этой связи нельзя не обратить внимание на такой удивительный факт: насколько серьезно наша импортная доля понизилась в торговле с КНР: с 5,1% в 1992 г. до 2,5% в 1999 г.
  В целом же динамика торговых позиций России, а точнее отсутствие таковой, в торговле стран СВА свидетельствует о крайне незначительном месте России среди торговых партнеров. В определенной степени она заметна только в импорте КНР с долей около 3%. Другими словами, для большинства стран СВА Россия не является серьезным или даже ощутимым фактором в их экономике. С этих точек зрения она там почти «отсутствует».
  Теперь посмотрим с другой стороны. В каких пропорциях «присутствуют» страны СВА в торговле России: Гонконг, КНДР, Корейская Республика, Монголия, Тайвань находятся на уровне ниже 1% от всего экспорта России, а две страны — КНР (4,8%) и Япония (2,9%) занимают заметные позиции в экспорте России. Проблема, однако, в том, что динамика понижательная: почти с 7% до 4,8% у КНР, с 4% до 3% у Японии за период с 1992 по 1999 г.
  В импорте России - та же самая картина, только понижательная тенденция у КНР и Японии еще более заметна: с 4,5% до 2,9% у первой, с 4,5% до 1,5% у второй.
  Иначе говоря, одно из, как часто говорят, основных направлений политики России, если брать чисто торговую сторону, не только уступает другим «основным» направлениям, но свидетельствует о его стагнации и даже «свертывании». Увеличение торговых партнеров за счет Гонконга, Южной Кореи и Тайваня не изменило эту тенденцию. По существу, действительно важными торговыми партнерами из всех стран Восточной Азии, как и раньше, остаются Япония и КНР, экономические отношения с которыми также имеют немало проблем.
  При этом необходимо отдавать себе отчет в следующем. На Восточную Азию падает всего лишь 8,8% российского экспорта и около 7% импорта, в то время как доля только одной европейской страны — Германии — в экспорте России 1999 г. была равна 8,5%, а в импорте -- 13,6%. Если же брать всю Европу, то эти доли превысят 70 и 80% соответственно. Более того, динамика развития торговли за последние не то что 15—20 лет, а за последние 200 лет не подтверждает утверждений, что «АТР» или Азия занимает «все более весомое место в российской торговле». Не занимает и занимать не будет.
  Уместно напомнить, что в 1802—1804 гг. (когда начался статистический учет внешней торговли России) на Азию (в то время в Азию включали также Среднюю Азию и Персию) приходилось 10% экспорта и 17% импорта. К 1897 г. эти пропорции изменились в таких соотношениях: экспорт - - 10,5%, импорт -- 11%. То есть доля импорта даже упала за счет Европы и частично Америки. Россия в силу множества причин была, есть и будет устремлена на Европу. Переломить эту устойчивую тенденцию можно было бы только в одном случае - - сделать РДВ местом бурной экономической активности, наподобие Калифорнии. В ближайшем столетии этого, однако, не произойдет по самым прозаическим причинам: географии и климата, а отсюда и демографии. И плюс масса других причин, фактически являющихся следствием названных.
  Короче, реальность такова: Россия не является значимым фактором в экономике СВА, не говоря уже обо всей Восточной Азии, точно так же, как и СВА, за исключением названных двух стран, не является весомым фактором экономики Российской Федерации.
  Теперь посмотрим, в каких экономических взаимоотношениях находятся РДВ и СВА. Для начала целесообразно представить чисто статистическую информацию о РДВ, которая поможет взглянуть на реальную ситуацию в регионе. Это не так просто, поскольку у нас фактически не существует комплексной информации обо всем Дальневосточном экономическом районе (ДВЭР). В какой- то степени она собирается Хабаровским институтом экономических исследований (ХИЭИ), однако их публикации в виде «Обозрений» (совместно с Японским фондом Сасакава), во-первых, отражают цифры двух-трехгодовой давности, а во- вторых, обычно продаются за валюту, главным образом иностранцам.
  Как ни странно, те же иностранцы оказываются в этом смысле более полезны, чем наши стат.органы. Особенно активны в этом плане американцы: через свои бюллетени the Business Information Service for the Newly Independent States (BISNIS) дают наиболее полную информацию по Дальнему Востоку, которую можно «выудить» через Интернет. Правда, они также оговаривают, что эта информация не совсем надежная и неполная. Нижеприведенные данные почерпнуты из этого источника, а также из некоторых статведомств краев и областей (например, Хабаровского края) и тоже через Интернет. Несмотря на их неполноту и разнотипность информации по каждой области и краю, тем не менее они дают все-таки возможность оценить ситуацию в регионе в целом.
  Российский экспорт, как известно, состоит в основном из продукции первичной обработки, и это особенно верно для экспорта из РДВ. Где-то около 75% (по другим оценкам, 60—65%) экспорта РФ состоит из продукции трех основных отраслей промышленности региона (лесной, рыбной и топливной). Доля первичных продуктов в экспорте РДВ (без учета Якутии) близка к цифре 90%, в то время как импорт более чем на 80% состоит из потребительских товаров, продуктов питания, транспортной техники, в том числе и автомобилей.
  Торговля в основном сконцентрирована на странах СВА, доля которых достигала около 80% на середину 90-х годов. Среди них наиболее важными являются две страны — Япония и Китай. В последние годы стала усиливаться роль Южной Кореи, особенно в отношениях с Приморьем и Хабаровским краем. Весьма заметной становится и роль США.
  По данным журнала «Эксперт» (19 октября 1998 г.), некоторые части РДВ входят в 20 регионов страны с наибольшими объемами прямых иностранных инвестиций. Так, их аккумулятивный объем в 1993—1997 гг. (в млн. долл.) в Магаданской области составлял 181,1 (1,45% в суммарных инвестициях в Россию), Еврейская автономная область - 173,5 (1,39%), Хабаровский край - 161,3 (1,29%), Сахалинская область — 156,9 (1,25%), Приморский край — 114,2 (0,91%).
  Теперь приступим к рассмотрению внешних связей районов ДРВ.
  Приморье. Среди субрегионов ДВЭР Приморье занимает ведущее место во внешнеэкономических связях с внешним миром. По данным крайисполкома, в 1999 г. Приморье осуществляло торговлю с 81 страной, в том числе с 8 странами СНГ. Несмотря на такой «всеохват», 83% ее внешней торговли падало всего на 4 страны: США (28%), Республику Корею (КР) (19%), Японию (16%) и Китай (20%).
  По данным Краевого бюро по внешним экономическим связям, Приморье импортировало следующие товары: продовольственные товары и сырье для их производства (35,3%), минеральные продукты (11,9%), текстиль, текстильные изделия, обувь (12,4%), машины, оборудование, транспортные средства (27,6%),
  Основными экспортными товарами, естественно, были: рыба и рыбопродукты (51,6%), лес и древесина (19,8%), металлы и изделия из них (11,5%), машины и оборудование (4,2%).
  В результате финансового кризиса в ЮВА в 1997 г., а затем в России в 1998 г. региональный объем торговли начал падать. Из-за ослабленного рубля стал уменьшаться импорт товаров народного потребления и продуктов питания, заморозилась банковская система, а импортные товары быстро возросли в цене. Многие российские компании отложили или вообще аннулировали контракты со своими иностранными партнерами.
  По данным администрации региона, общий объем иностранных инвестиций в крае к 1 январю 2000 г. составлял 279,8 млн. долл. (из них около 77% — кредиты). По объему вложенных в течение 1999 г. иностранных инвестиций Приморский край занимал 3-е место после Сахалинской области и Республики Саха, что связано с реализацией крупных нефтегазовых проектов «Сахалин» и по добыче природного газа в Якутии. Иностранный капитал поступает в край в основном в виде прямых инвестиций, торговых кредитов и кредитов международных финансовых организаций. Доля прямых инвестиций в общем объеме накопленных инвестиций составила 52,7% (в целом по России этот показатель равен 42,0%). Наиболее значительные инвестиции направлены в развитие гостиничного бизнеса, промышленности, связи и транспорта.
  На начало 2001 г. в Приморском крае функционировали 360 предприятий с иностранными инвестициями (ПИИ) из 33 стран, при этом на Китай приходится 34% общего числа действующих ПИИ, США-- 11%, Республику Корея-- 11% и Японию — 7%. Свыше половины указанных предприятий работает в сфере торговли, общественного питания и коммерции, 20% — в промышленности. К началу 1999 г. суммарный уставной фонд всех действующих совместных предприятий (на момент регистрации) насчитывал 483 млн. рублей. Доля зарубежных партнеров в нем увеличилась с 51 до 62%. Доля ПИИ в общекраевом объеме производства возросла по сравнению с 1992 г. в 9 раз и составила 6,3%. Объем произведенной продукции и оказанных услуг ПИИ в 1999 г. был равен 3,1 млрд. рублей. Эти предприятия обеспечили рабочими местами около 9 тыс. человек.
  Хабаровский край. В 1999 г. произошло резкое уменьшение общей торговли почти на половину по сравнению с 1998 г., особенно в экспорте. В какой-то степени ситуация стала меняться к лучшему в 2000 г., причем главным образом за счет скачкообразного (в семь раз) увеличения экспорта военной продукции в Китай. Среди номенклатуры экспорта: необработанная древесина (34,7% от всего экспорта) направлялась в основном в Японию, Китай и Южную Корею; услуги (13,1%); рыбные и морские продукты (5,7%) поставлялись в основном в США, Японию, Ю. Корею и Китай; нефтепродукты (19,2%), продукция машиностроения (11,6%), черная и цветная металлургия (9,7%).
  Инвестиционный климат Хабаровского края характеризуется такими параметрами. На 1 января 1998 г., 1999 г., 2000 г. и 2001 г. их аккумулятивная сумма была равна соответственно 156,3 млн. долл., 196,4; 229,6 и 256,8 млн. долл.
  Наибольший объем инвестиций в край поступил из США (31%), Японии (15%), Швейцарии (14%), Республики Корея (8%) и Китая (2%). Основные сферы притяжения иностранного капитала в край — лесная и деревообрабатывающая промышленность, услуги в области транспорта и связи, освоение природных ресурсов, черная и цветная металлургия, торговля, общественное питание. Ряд совместных предприятий вошли в число ведущих экспортеров края. Общая доля их экспорта превышает 8%, а импорта составляет 3,2% краевых объемов. В 1999 г. предприятиями с иностранными инвестициями произведено продукции (работ, услуг) на сумму более 50 млн. долл.
  Магаданская область. Внешняя торговля области в 1998 г. составляла 146,2 млн. долл. (экспорт — 30,7 млн. долл., импорт — 115,5 млн. долл.), что почти на 10 млн. долл. меньше, чем в предыдущем году. Большая ее часть ориентирована на США. Американские компании в основном экспортировали продовольствие (60% местного продовольственного рынка), топливо (уголь, топливную нефть и бензин), строительное и горное оборудование.
  Другими основными торговыми партнерами были Канада, Германия и Вирджинские Острова (!).
  США остаются главным инвестором в Магадане в 1997 г. (78% всех сообщенных иностранных инвестиций). В 1997 г. компании США вложили приблизительно 50 млн. долл. в золотодобывающую промышленность, геологические исследования и в производство продуктов питания.
  По инициативе Зарубежной частной инвестиционной корпорации США (the US Overseas Private Investment Corporation (OPIC/ОПИК) в мае 1994 г. был объявлен проект по добыче золота, который должен был реализовывать СП «ОМОЛОН ГОЛД». Этот проект должен был получить свое развитие на серебряном и золотом месторождении Кубака около Магадана. Оценочные резервы месторождения -- 70—80 т золота. Общая стоимость проекта 180 млн. долл. Ее участниками стали минеральная компания «КИПРУС-АМАКС» (США) с долей в 50% и российские компании также с долей в 50%, из которых 28% принадлежат магаданскому «Геометал плас». В 1997 г. СП «ОМОЛОН ГОЛД» начало выработку и произвело 8 т золота, в 1998 г. планировалось произвести еще 16 т.
  Другой аналогичный проект — «Джульетта» находится под пристальным вниманием. Оценка -30 т золоторезервов. СП Магаданской омсуннкчанской горнорудной и геологической компании (в которой 50,5% акций принадлежит компании «Arian Resources Ltd.» (на Барбадосе) и канадской корпорации «Бема голд». Стоимость проекта -70 млн. долл. Выпуск продукции планируется к 2000 г., хотя не исключено, что и позднее.
  Дукатское серебряное месторождение, наикрупнейшее в России, эксплуатируется СП «СереброДукат», которое выиграло лицензию на 20 лет в ноябре 1997 г. Ее участниками являются корпорация «Панамерикан силвер» (Канада) — 70% акций компании, «Геометалплас» (Магадан) — 16,5% и «Вестерн пинакл майнинг» (Канада) — 13,5%. Месторождение содержит 400 т серебра. Стоимость проекта 212 млн. долл. Первая добыча ожидается в 1999г.
  В 1998 г. магаданская администрация предложила Думе одобрить проект создания Специальной торговой и таможенной зоны в Магадане на 5 лет. 31 мая 1999 г. был утвержден Федеральный закон о «Специальной экономической зоне в Магаданской области» (Федеральный закон от 31.05.99 № 104-ФЗ). Участники Особой экономической зоны в Магаданской области при осуществлении хозяйственной деятельности освобождаются от уплаты налогов в части, поступающей в федеральный бюджет (за исключением отчислений в ПФР и ФСС РФ). Такой порядок действует с момента вступления данного закона в силу и до 31 декабря 2005 года. С 1 января 2006 года до 31 декабря 2014 года участники Особой экономической зоны освобождаются от уплаты налога на прибыль, инвестируемую в развитие производства и социальной сферы на территории Магаданской области. Освобождается от налогов также импорт, ввозимый в СЭЗ.
  От всех налогов освобождаются и товары индивидуального пользования, предназначенные на экспорт.
  Сахалинская область. Внешнюю торговлю Сахалин ведет с 50 зарубежными государствами и 8 странами СНГ. В 1999 г, торговля составляла 700 млн. долл. (экспорт -- 506,3; импорт -- 192,7 млн. долл.), в 2000 г. соответственно 698,1 млн. долл. (507,6 и 190,5).
  В 2000 г. лидирующими партнерами были Сингапур (29,6%), Япония (21,3%), Южная Корея (9,2%) и Китай (4,4%).
  Экспорт Сахалина состоит в основном из сырьевых материалов: энергоресурсы, рыба и морепродукты, лес и древесина. Импорт состоит из товаров народного потребления (около 40% от всего импорта), машин, оборудования, машиностроения и производственных товаров (39%), а также других товаров и услуг (21%).
  По объему иностранных инвестиций Сахалин занимает 1-е место среди регионов РДВ и 2-е место в России после Москвы. Их общая сумма к 1999 г. составила 1027 млн. долл., из них на США приходилось 1019 млн. долл., а на Японию — всего лишь 2,7 млн. долл. Активность американцев выражается также в том, что на острове зарегистрировано 82 русско-американских совместных предприятия с совокупным капиталом более 65 млн. долл.
  По данным на 1 января 1997 г., в области функционировало 386 предприятий с иностранным капиталом. Наиболее заметные среди них следующие: Exxon, Marathon Oil, Mobil, Arco, Halliburton, Mitsui, Mitsubishi, Shell, Sunmar Caterpillar, Fesco, Lynden, Brown & Root, Morrison Knudsen, Shium-berger. Большинство из них являются участниками проектов, известных как Сахалин-1 и Сахалин-2.
  Они начали действовать с 1999 г. после утверждения Думой в 1995 г. Соглашения о разделении продукции. Наиболее продвинутым проектом считается Сахалин-2. Вчерне подготовлен проект Са-халин-3, который должен быть одобрен Думой. Вокруг проекта Сахалин-5 также группируются различные иностранные компании. Так, хотя проект Сахалин-5 еще не попал в Соглашение о разделении продукции, тем не менее вокруг него сложилась группа British Petroleum, Amaco и недавно примкнувшая к ним Агсо. Вместе с тем сообщалось, что Marathon намерен передать свою долю по проекту Сахалин-2 Royal Dutch Shell, которая в таком случае будет иметь 60% в этом проекте («Мицуи» — 25% и «Мицубиси» — 12,5%).
  По сообщениям (от апреля 2000 г.), наконец-то были получены разрешения от Госкомэкологии на бурение четырех скважин в рамках проектов Сахалин-1,2 и 4, которые предполагается начать летом 2000 г.
  Любопытна справка американского консульства относительно условий для бизнеса на Сахалине. В ней говорится: «Компании с опытом в деле бизнеса в России, в частности вне Москвы, наиболее уютно чувствуют себя на Сахалине. Новички же подвержены шоку. Делать бизнес на РДВ - не для слабонервных, не для тех, у кого нет воображения или гибкости. Непредсказуемость, неконтролируемость, проблемы налогов, проблемы сертификации, визиты вооруженной налоговой полиции, проблемы рабочей силы, новые требования для найма работников, драки и ссоры в аэропорту — все это требует стойкости и высокой морали.
  Работа на Сахалине является вызовом даже при наиболее благоприятных обстоятельствах. В то же время те, кто работал на острове в течение какого-то времени, находил величайшую силу духа в общинах и восхищался русским товариществом и гостеприимностью».
  Камчатская область. По сравнению с другими подрегионами РДВ Камчатка торгует с меньшим количеством иностранных государств. Среди основных контрагентов — США, Канада, Германия, Южная Корея, Польша и Китай. В 1999 г. к ним примкнули Румыния и Чехия.
  В 1998 г. внешняя торговля Камчатки уменьшилась по сравнению с предыдущими годами. Главными экспортными товарами были рыба (93% всего экспорта в 1998 г.), оборудование (3%, резкое уменьшение с 38% в 1997 г.) и лес (4%). Сумма иностранного капитала, по данным на 1998 г., составляет всего 70 млн. долл. (за последние 4 года). На США приходится около 45 млн. долл. Остальные инвестиции вложены Японией, Ю. Кореей и Канадой. Ограничения на путешествия, строгий таможенный режим, высокие налоги и нечеткая законодательная система делают регион весьма рискованным для инвестиций и опасным для туризма.
  По утверждению американских экспертов, губернатор области и его команда, отвечающие за внешние экономические связи, не проявляют интереса к улучшению инвестиционного климата и демонстрируют отсутствие знаний в развитии экономической стратегии или привлечения инвестиций.
  Амурская область. Статистика (на основе областной статистики) по Амурской области имеет низкое качество. Большая ее часть основана на оценке бартерной торговли, две трети которой приходится на Китай.
  Главными импортными товарами из США (в тыс. долл.) в 1997 г. были: сосиски (716), цыплята (371), оборудование для пищевой промышленности (356), топливная нефть (263). В первой половине 1998 г. — оборудование для деревообработки (474), бульдозеры, экскаваторы (240), запчасти (232), сосиски (214).
  Основные экспортные товары: древесина (232 300 куб. м), цветные металлы (102 200 т), драгоценные металлы (5700 т). В областной статистике не указаны суммы иностранных инвестиций. Скорее всего они минимальны и принадлежат Китаю. Создается впечатление, что от экономического взаимодействия наибольшие выгоды получает КНР По крайней мере, если город Хэйхэй, по другую сторону Амура, превращается в современный город с небоскребами, отелями и прекрасными бизнес- зданиями, Благовещенск продолжает сохранять облик города XIX века, охраняемый «старой российской канонеркой, находящейся по середине течения, несколькими огневыми сооружениями времен Второй мировой войны и гниющим фортом, построенным еще в царское время».
  Правда, в 1999 г. рейтинг Амурской области с точки зрения привлекательности для иностранного капитала поднялся до 52-го места с 72-го в 1998 г. Самое же главное — местные власти рассчитывают на принятие федерального закона о свободной экономической зоне БАМ. Полагают, что в случае его утверждения это даст толчок развитию области. В Думе, по сообщениям, этот закон уже прошел соответствующие подкомитеты. Следует признать печальный факт: за годы капиталистических реформ, несмотря на формально благоприятные возможности для экономического сотрудничества с внешним миром, ни Россия в целом, ни РДВ в частности так и не осуществили «прорыв» в Восточную Азию. Вышеприведенные цифры подтверждают этот вывод. Правда, следует признать, что удельный вес РДВ в экспорте и импорте всей России за период между 1992 и 1998 гг. несколько повысился соответственно с 3,6% до 4,9% и с 3,2% до 5,1%. Но эту динамику «испортил» 1999 г. После августовского дефолта 1998 г. торговля РДВ упала с 5387 млн. долл. в 1997 г. до 4519 млн. долл. в 1998 г.; в 1999 г. она уменьшилась ориентировочно до 3 млрд. долл.
  Продолжает ухудшаться и экономическая ситуация в регионе. Успокаивающие или победные реляции губернаторов Приморья, Хабаровского края, Сахалинской области и других областей опровергает главная цифра экономического развития - уменьшение населения РДВ. По японским данным, в 1992 г. население РДВ составляло 7941 тыс. чел., в 1999 г. — 7263 тыс. В Приморье население уменьшилось с 1992 г. на 135 тыс. чел. (на 1 января 2000 г. оно составляло 2174,4 тыс. чел.). Дело не только в миграции населения; начал играть и фактор естественной убыли: коэффициент смертности увеличился с 10,7 на 1000 человек в 1992 г. до 12,8 в 1999 г. Коэффициент рождаемости за этот же период снизился с 10,9 на 1000 человек до 8,0. В результате число умерших превысило число родившихся в 1,6 раза. Жизнь среднестатистического жителя Приморья на 1,3 года короче жизни среднестатистического россиянина, которая, по данным ВОЗ, позволяет России занять весьма непочетное 91-е место в мире.

 
© www.txtb.ru