Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 5. Политические учения в XIX веке

  Немецкая классическая философия, отталкиваясь от взглядов французских просветителей, развивалась в ином направлении. Политические идеи ее величайших представителей И. Канта (1724—1804), Г. В. Ф.Гегеля (1770—1831), И. Г. Фихте (1762—1814), несмотря на. различие их философских платформ, оказались сближенными в силу объективных условий раздробленной Германии, требовавшей объединения. Используя предшествующие либеральные концепции, немецкие философы в поиске центростремительных средств в конечном счете приходят к выводу о сильной власти, системе государственных институтов, конституционной монархии.
  Гегель в своих произведениях (прежде всего «Философии права» 1820 года) обосновывает необходимость и истинную «ценность» частной собственности как возможность для собственника выявить свою свободу во внешнем мире. Собственность, по его мнению, делает человека личностью. Уравнительные идеи Платона и Руссо Гегель отвергает, хотя и выступает против феодализма, причем как против крепостничества — личной зависимости, так и против феодальной собственности на землю, предпочитая отдать ее тем, кто ее обрабатывает.
  Сложность философских конструкций немецкого ученого (например, в «Философии права» мы сталкиваемся с одной из стадий саморазвития Абсолюта — идеального начала, создающего природу и человека и проявляющегося в фазе «объективного духа» в институтах, созданных человеческим обществом) затрудняет восприятие его политических идей, для большинства он — диалектик и объективный идеалист, учению которого посвящены сотни критических работ. Однако Гегель уже рассматривал генезис гражданского общества и государства в развитии материальных отношений. Он боготворил государство, благодаря которому происходило «снятие» классовых конфликтов, в котором сливались личная свобода и внешний порядок. По его мнению, это самое универсальное создание объективного духа, при котором единство правового содержания и морального убеждения достигало наивысшей формы, оно имеет абсолютную ценность само по себе.
  В теории Гегелю трудно что-либо противопоставить, но в реальной жизни философ опускался до восхваления прусской королевской бюрократии, видя в ней центр кристаллизации будущего общегерманского государства. Сторонник постепенных реформ сверху Гегель был противником революционных методов, хотя и понимал значение народа и народных революций в истории. Внешнеполитические взгляды философа, во многом реакционны, хотя опять же отражают реалии того времени: раз вечный мир невозможен, то не стоит тратить время на поиски гарантий безопасности; войны даже укрепляют государство, не давая вспыхнуть внутренним смутам; Германия — носительница абсолютного права мирового духа, она выше в сравнении с другими странами.
  XIX век дал расцвет различным направлениям социалистической мысли, из которых самыми мощными были революционное, связанное с именами К. Маркса и Ф. Энгельса, реформистское (Э. Бернштейн), анархистское (М. Штирнер, П. Ж. Прудон, М. А. Бакунин). К. Маркс (1818—1883), Ф. Энгельс (1820— 1895) в целом ряде своих индивидуальных и .говмєстнь^ работ: «Немецкая идеология», «Манифест Коммунистической. партии», «Капитал», «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», «Крестьянская война во Франции», «Письмо к Иосифу Вейдемейеру», «Происхождение семьи, частной собственности и государства» — обрисовали происхождение государства, историю политической жизни общества в рамках общественно­экономических формаций и его коммунистическую перспективу. В основу был положен классовый подход к прошлому и действительности: государство есть продукт разделения общества на классы при возникновении частной собственности; в формациях политика является надстройкой, производной от базисной экономики; капитализм — последняя эксплуататорская формация перед коммунистической, бесклассовой, переход к которой возможен только через мировую революцию пролетариата в условиях экономического и политического кризиса капитализма; в переходный к коммунизму период создается государство диктатуры пролетариата, отмирающее при полной победе коммунистических отношений.
  Грандиозный замысел уравнительной перспективы вдохновил сотни тысяч последователей Маркса в XIX и особенно в XX веках, привел к попыткам его осуществления в России и под ее воздействием в других странах. Либеральные идеалы свободы «для всех и повсеместно» вынуждены были временно отступить перед идеалами равенства (и не только в правовом смысле) и свободы как «осознанной необходимости» для избранных социальных групп (еще Бакунин прозорливо предупреждал о том, что нельзя говорить о классе пролетариата в целом, ибо его власть - это власть верхушки партии, говорящей от имени пролетариев). Политэкономический анализ Маркса, данный в «Капитале», вероятно был, как выражались недавно, «снарядом», пущенным в капитализм, но капитализм середины XIX века, так как уже к концу века, еще при жизни Энгельса, обнаружились его скрытые экономические и политические потенции. Революционные волны схлынули, и ортодоксальные марксисты оказались в положении ожидающих нового серьезного кризиса под парадоксальным лозунгом — «Чем хуже для пролетариев, тем лучше для коммунистов».
  Экономическая и политическая стабилизация конца XIX века привела к тому, что многие стали брать из марксизма только то, что их удовлетворяло. Поэтому возникает ряд «легальных» марксистских течений, отказавшихся от революционного переустройства в пользу медленных реформистских перемен. Наиболее известно имя Э. Бернштейна (1850—1932), чей лозунг «Цель - ничто, движение - все!» вызвал на себя огонь жесточайшей критики со стороны ортодоксальных марксистов, но, как показала политическая и экономическая практика его последователей — социалистов и социал-демократов в целом ряде стран, по крайней мере, в социальной и экономической сфере пролетарии этих стран добились большего, чем их братья по классу в странах «реального социализма». Однако возможность реализации подобных программ возникает лишь с ростом демократизации политических структур и, соответственно, приходом к власти этих партий и движений путем победы на выборах.
  Крайнюю нетерпимость в отношении государства и церкви проявляли анархисты, взгляды которых в XIX веке наиболее полно отражали М. Штирнер (1806-1856), П. Ж. Прудон (1809—1865), М. А. Бакунин (1814—1876). В отличие от марксистов они требовали немедленной отмены государства как органа насилия, подавления свободы личности и коллектива. Однако их идеи носили, в основном, разрушительный характер по отношению к современным структурам власти, а предлагавшиеся способы создания органов управления ассоциациями производителей в конечном счете напоминали примитивные формы федерации. Некоторые же направления анархистской мысли вообще ограничивались критикой.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

  Анархия и власть: Сб. - М., 1992.
  Антология мировой политической мысли: В 5 т. - М., 1997.
  Арон Р. Этапы развития социологической мысли. - М., 1993.
  Бакунин М. А. Философия. Социология. Политика.: Сб. - М., 1989.
  Гегель Г. В. Ф. Философия права. — М., 1990.
  История политических и правовых учений / Под ред. В. С. Нерсесянца.- М.,1995.
  Кант И. К вечному миру. — М., 1989.
  Мамут Л. С. Этатизм и анархизм как типы политического сознания: Домарксистский период. — М., 1989.
  Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Соч. - 2-е изд. - Т. 3.
  Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии// Соч. 2­е изд.- Т. 4.
  Маркс К. Классовая борьба во Франции // Соч. - 2-е изд. - Т. 7.
  Маркс К. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта // Соч. - 2-е изд. - Т. 8.
  Маркс К. Капитал // Соч. - 2-е изд. - Т. 23.
  Маркс К. Письмо к Иосифу Вейдемейеру // Соч. - 2-е изд. - Т. 28.
  Маркс К. Критика Готской программы // Соч. - 2-е изд. - Т. 19.
  Политология: хрестоматия / под ред. М.А. Василика. - М., 1999.
  Токвиль А. Демократия в Америке. - М., 1992.
  Фихте И. Г. Сочинения: В 2-х т.— СПб., 1993.
  Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Соч.- 2-е изд. -Т. 21.

 
© www.txtb.ru