Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 13. Человек и политика

  Особенностью политической жизни является то, что во- первых, акторами (привычная для нас философская категория «субъект» на английском языке означает и «подданный», что размывает смысл этого важнейшего понятия) и объектами политики являются люди или их объединения институты, и, во- вторых, все граждане (члены общества не лишенные гражданских прав) без исключения в той или иной степени участвуют в ней. Участие акторов в политике может быть стихийным, при котором осознание актором политической системы ограничено, он живет интересами ближайшего окружения; полусознательным, когда актору ясно значение различных политических, управленческих ролей, но он не знает, как самому воздействовать на политическую систему; осознанным, связанным с утверждением своих интересов и ценностей.
  Правда, политический режим может накладывать ограничения на участие человека в политике. В тоталитарных и авторитарных государствах в политической системе обычно доминирует единственная партия, которая предоставляет среднему гражданину мало возможностей для участия в формировании и принятии решений, хотя при этом гражданин ориентирован на «активную жизненную позицию» (как это в советское время обязательно отражалось в характеристиках). Только в условиях демократии человек может обладать набором разнообразных прав и возможностей участия в политике: это право голоса на альтернативных выборах и выступления в органах массовой информации, право участия в работе и создания новых партий, движений, объединений, право быть избранным во властные представительные органы и состоять в оппозиции. Однако обладание каждого гражданина этими правами и свободами, «наложение» этих свобод друг на друга существенно ограничивают человека в их применении и к тому же ведут к конкуренции активных граждан на политическом поле.
  Для них политика становится видом профессиональной деятельности, призванием вести других, организовать митинг, проанализировать конкретную ситуацию и наметить перспективу ее развития, написать статью или книгу по политической проблематике. Исторически понимание лидерства существенно менялось от восприятия массами лидера как героя с набором положительных качеств личности вообще (до 40-х гг. XX века) до анализа целей и эффективных путей их достижения, то есть наличия у лидера черт, в том числе скрытых, связанных с выполнением определенных политических задач. При этом внешность лидера, умение держать себя с достоинством, хотя и стали иметь несколько меньшее значение, чем прежде, но остаются важной характеристикой политика, особенно стремящегося к общенациональному уровню.
  Лидер должен обладать способностью наиболее полнее и точно сформулировать объединяющую идею, общие цели н практически повести людей определенной общественной группы. Отношения, связывающие лидера и массы, сочетают в себе властные, функциональные (форма связей) и коммуникативные (содержание, смысл связей) черты. Поэтому лидер должен обладать компетентностью и способностью взять на себя ответственность за коллективные действия (что у обычных людей часто не совпадает) и, наконец, даром убеждать людей (харизмой). Крупный лидер способен выдвинуть новую политическую идею, а мелкий — лишь лозунг, отсюда возможности воздействия на массы и количество степеней свободы маневра у крупного политического лидера выше.
  В политике нередки случаи, когда массы сами выводят на политическую арену вождя, наделяя его желаемыми чертами, а он, в свою очередь, опирается на господствующие в массах ожидания и направляет свои усилия на реализацию этих ожиданий. Эта традиция массового протеста против существующего порядка вещей в конце XIX века в США воплотилась в создании популистской партии, название которой сохранилось в виде названия политического течения (и даже метода) — популизма, отражающего более высокую степень взаимозависимости лидера и масс. Это не означает, что данный путь исторически долговечен и эффективен — ведь в одном ряду здесь и государственное вмешательство в экономику буржуазных стран, и фашизм, и сатьяграха — гражданское неповиновение гандистов колониальной власти в Индии, и антитоталитаристское демократическое движение в период распада СССР.
  Вообще же лидеры выполняют задачи создания того или иного сообщества (вождь-основатель), поддержания его целостности (вождь-традиционалист), его изменения и приспособления в рамках первоначальной программы (вождь- реформатор).
  Политическая борьба, изначально определявшаяся как борьба за власть, в условиях демократии позволяет выдвигать и другие цели, например: цели не претендующих на власть экологических движений, выразителей интересов малых социальных групп, национальных и религиозных меньшинств и т. п. Представления о формах политической борьбы исторически также менялись: от авторитарного насилия, воплощавшегося в политике монархов, полководцев, диктаторов, к абсолютизации политической роли революционных масс и игнорированию возможностей эволюции, наконец, к сегодняшнему обличению революций всех времен и воспеванию реформ и реформаторов прошлого. Чтобы объективно подходить к историческому процессу, нужно понять, что условия абсолютной монархии или диктатуры дают возможность проведения реформ при санкционировании «сверху» без учета мнения всего общества, а реализация желания перемен радикальной части общества обречена на ее революционный насильственный вариант и тоже не считается с мнением большинства. Стремление же к реформам большинства общества может быть воплощено законным путем, без насилия, в условиях демократического режима. Поэтому общественный прогресс опирается на различные формы политической борьбы в зависимости от конкретных условий его осуществления и не требует абсолютизации каких-либо форм, характерных для различных направлений общественной мысли.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

  Ашин Г. К. Правящая элита и общество // Свободная мысль. - 1993. — № 7.
  Ашин Г.К. Современные теории элиты: критический очерк. — М., 1985.
  Блондель Ж. Политическое лидерство. - М., 1992.
  Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произведения. - М., 1990.
  Вебер М. Харизматическое господство // Социологические исслед. — 1988. — № 5.
  Здравомыслов А.Г. Социология конфликта: Россия на путях преодоления кризиса: Учебное пособие. - М., 1995.
  Зимичев А. М. Психология политической борьбы. — СПб., 1993.
  Ильин М. В., Коваль Б. И. Личность в политике: «кто играет короля» // Полис. — 1991. — № 6
  Кравченко А. И. Макиавелли: технология эффективного лидерства // Социологические исслед-я. — 1993. — № 5.
  Крамник В.В. Социально-психологический механизм политической власти. - Л., 1991.
  Ланцов С А. Социальные революции и общественный прогресс. Теория. История. Современность. — Л., 1991.
  Лебон Г. Психология народов и масс. - СПб., 1995.
  Новинская Т. И. Что такое популизм? (Популистская традиция в США) // Рабочий класс и соврем. мир. — 1990. — № 2.
  Сутор Б. Политическая этика // Полис. — 1993. — № 5.
  Такер Р. Политическая культура и лидерство в Советской России. От Ленина до Горбачева // США: экономика, политика, идеология. — 1990. - №№ 1—3.
  Херманн М. Д. Стили лидерства в формировании внешней политики // Полис. — 1991. — № 1.
  Шестопал Е. Б. Личность и политика. Критический очерк современных западных концепций политической социализации. — М., 1988.

 
© www.txtb.ru