Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


2. Специфика неолиберализма

  В конце ХIХ века либерализм подвергся существенной трансформации. Его ключевой принцип - свободной конкуренции производителей - уступил место признанию необходимости вмешательства государства в экономические и социальные процессы с целью предотвращения чрезмерной поляризации общества и в конечном счете - дестабилизации системы. Складывавшийся тип либерализма обозначался терминами «неолиберализм», «социальный либерализм» и «либерал-реформизм».
  В США попытки найти выход из «великой депрессии» 1929- 1933 годов завершились расколом в либеральном лагере. Одни либералы продолжали отстаивать традиционные ценности свободного рынка и противились регулирующей роли государства, другие решительно требовали ограничения сферы действия рыночных механизмов и предпринимательского индивидуализма». «Новые либералы» подчеркивали необходимость активного вмешательства государства в экономику и сферу социальных отношений. Практическая реализация идей «нового либерализма» была связана с реформами Ф.Рузвельта, заложившими основы системы государственного регулирования экономики.
  Тенденция расширения роли государства в управлении обществом получила дальнейшее развитие в годы Второй мировой войны и первые послевоенные десятилетия, особенно в рамках либерально-консервативного консенсуса. В 60- годы это нашло выражение в разработке новых программ в сферах образования, здравоохранения и социального обеспечения. Их реализация, как полагали либералы, позволит создать «общество благосостояния». Идеи социального регулирования лежали в основе программ «Новых рубежей» Д.Кеннеди и «Великого общества» Л.Джонсона.
  В 60-70-х годах либерализму была свойственна ярко выраженная ориентация на интеграционные процессы в международных отношениях, отражавшая растущую взаимозависимость государств. Ими активно разрабатывалась и пропагандировалась концепция конвергенции двух общественных систем под влиянием научно-технической революции и расширения торгово-экономического сотрудничества (Дж.Гэлбрейт, П.Сорокин, Р.Хейлбронер, Я.Тинберген и др.).
  Выдвигались два варианта этой концепции. Первый предусматривал эволюцию социалистических стран к «западной демократии. Второй предполагал движение обеих систем к некоему обществу «интегрального типа».
  Идее сближения свободной рыночной экономики и социалистического «планового хозяйства» был привержен и советский академик А.Д.Сахаров. В книге «Мир, прогресс, права человека» он писал: «Я считаю особенно важным преодоление распада мира на антагонистические группы государств, процесс сближения (конвергенции) социалистической и капиталистической систем, сопровождающиеся демилитаризацией, укреплением международного доверия, защитой прав человека, закона и свободы, глубоким социальным прогрессом и демократизацией, укреплением нравственного, духовного, личного начала в человеке».
  Последующий ход событий, как известно, не подтвердил концепцию конвергенции. Одна из общественных систем - социалистическая прекратила существование, а другая динамично трансформируется в «постиндустриальное» и «информационное» общество. В направлении постиндустриализма развиваются и процессы модернизации в бывших социалистических странах. Тем не менее концепция конвергенции сыграла определенную роль в подготовке идейно-политической почвы для разрядки начала 70-х гг. и формирования принципов нового политического мышления.
  Расчетам либералов на создание общества «всеобщего благосостояния» также не суждено было осуществиться. Хотя жизненный уровень населения и вырос, выявилась неспособность государства выполнить многочисленные социальные программы, удовлетворить растущие притязания граждан на обеспечение занятости, образования, медицинской помощи, различные формы вспомоществования. Широкое распространение получили технократические иллюзии наступления эры технических ответов на социальные вопросы. Строительство «государства благосостояния» вошло в противоречие с потребностями экономики в поощрении предпринимательской инициативы, поиске перспективных направлений технологического прогресса.
  Этими обстоятельствами частично объясняется рост популярности консерватизма в 70-х годах и разрушение либерально-консервативного консенсуса. Вступление западного общества в фазу постиндустриализма и обострение глобальных проблем поставили либерализм перед необходимостью глубокого обновления.
  Новый облик либерализма еще не сложился. Его становление идет по различным, во многом отрицающим друг друга курсам. С одной стороны, заметен акцент на проблемах равенства и справедливости, рационализации регулирующей роли государства. Либералы объявляют целью социальной политики оптимальное воспроизводство «человеческого капитала». Это предполагает преимущественное развитие системы переподготовки рабочей силы, а не увеличение пособий бедным и безработным, как в 60-е годы. С другой стороны, возрождаются антикейнсианские традиции, суть которых - в отрицании вмешательства государства в сферу экономики.
  Неолибералы видят ошибку сторонников «саморегулирования» экономики в абсолютизации монетаризма Чикагской школы и игнорировании опыта социально-ориентированной экономики Германии. Они подчеркивают, что в нормально функционирующем обществе должны быть преодолены наиболее вопиющие виды неравенства, препятствующие свободному развитию каждого индивида и дестабилизирующие общество. Государство, по их мнению, только в том случае является социальным и правовым, если обеспечивает своих граждан экономическими средствами для достижения разумных целей.
  Таким образом, основное различие неолиберализма и классического либерализма состоит в разном понимании общественной роли государства. Если классический либерализм выступал против вмешательства государства в экономическую жизнь, современные либералы отводят ему значительную роль в решении социально-экономических проблем.
  Со второй половины 90-х гг. внутри либерального лагеря наметилось размежевание между сторонниками различных представлений по вопросу о перспективах государственного суверенитета. Часть либералов мыслит государственническими категориями и декларирует приверженность суверенитету. Их оппоненты исходят из тезиса о происходящем «размывании» национальных государств и их суверенитетов, все большей проницаемости грани между внутренней и внешней политикой. Они прогнозируют неизбежность слияния человечества в единое целое благодаря экономической интеграции, демократизации политического пространства, развитию коммуникаций. На основе подобных представлений делается вывод о возможности «гуманитарных интервенций» в отношении государств, где нарушаются права человека.
  Процессы и явления, вызываемые усиливающейся взаимозависимостью мира, рассматриваются либералами в качестве предпосылки к глобальному управлению. В свою очередь глобальное управление понимается как фактор развертывания глобализации.
  Изменились представления либералов о механизмах глобального управления. Популярные в прошлом модели мирового правительства и мирового парламента основывались на прямых аналогиях с реально существовавшими национальными институтами и предполагали создание единого центра принятия решений и соответствующих властных структур. Современные модели глобального управления, проникнутые верой в универсальность либеральных ценностей, базируются на коллегиальных и коллективных принципах межгосударственного взаимодействия. Реализация этих принципов предполагается путем использования наднациональных структур для согласования позиций и интересов различных акторов и прежде всего государств.
  Поскольку для американского политического мышления характерно совмещение либеральных и империалистических элементов, основывающихся на отношении к своему государству как воплощению принципов либерализма и демократии, либерально-глобалистская часть истеблишмента негативно относится к идее подчинения США неким наднациональным механизмам принятия решений. Такая возможность гипотетически допускается лишь в случае, если все государства или большая их часть будут соответствовать американским стандартам демократии.
  Либерализм оказал значительное влияние на формирование одной из наиболее влиятельных школ в теории международных отношений - политического идеализма Она возникла как реакция части ученых и политиков на беспрецедентные по масштабу социальные бедствия, вызванные Первой мировой войной.
  Базовые положения политического идеализма нашли отражение в 14 пунктах послевоенного урегулирования, сформулированных одним из создателей этой школы - профессором и президентом США Вудро Вильсоном. Им были продекларированы такие принципы, как отказ от тайной дипломатии; моральность внешнеполитической деятельности и дипломатии; сокращение вооружений до минимума, обеспечивающего национальную безопасность; создание международного органа, который гарантировал бы политическую независимость и территориальную целостность государств - такая организация была создана и носила название «Лиги Наций».
  Идеалисты рассматривали мировую политику в рамках правовых и этических категорий, разрабатывали нормативные модели международных отношений, в реализации которых значительную роль играло бы свободно выражаемое общественное мнение, выступающее против войны и вызываемых ею социальных бедствий. Для их убеждений было характерно неприятие силовых средств как важнейшего регулятора международных отношений. Предпочтение отдавалось системе и институтам международного права.
  Вместо баланса сил идеалисты предлагали иной механизм регулирования международных отношений - коллективную безопасность. Эта идея основывалась на том соображении, что все государства имеют общую цель - мир и безопасность, а нестабильность силового баланса и войны наносят огромный урон народам.
  На идеях неолиберализма в 70 - 80 - х гг. сформировался глобалистский подход к международным отношениям. Неолиберализм исходит из того, что анализировать поведение государств следует с учетом не только национальных интересов, но и их участия в деятельности межгосударственных институтов, гармонизирующих международные отношения и влияющих на поведение самих государств. При этом особое внимание неолиберализм уделяет роли хозяйственного взаимодействия в мировом развитии. Универсальность демократии рассматривается неолибералами как важнейший фактор преодоления противоречий между государствами.
  Взгляды глобалистов отражены в теории комплексной взаимозависимости, разработанной на основе неолиберальных принципов Робертом Кеохэйном и Джозефом Наем в исследованиях «Транснационализм в мировой политике» (1971) и «Мощь и взаимозависимость. Мировые политики в переходе» (1977). Согласно этой теории фактор силы утрачивает решающее воздействие на международные отношения, более эффективными средствами влияния становятся экономические, правовые и информационные механизмы. По мнению ученых, создаются условия для институционализации отношений между государственными и негосударственными акторами, которые открывают перспективу упорядочения международной среды.
  В области внешней политики либералы внесли существенный вклад в разработку концепции «нового мирового порядка». В среде ученых и политиков либеральной ориентации во второй половине 80-х годов господствовало стремление к многостороннему сотрудничеству с СССР, а в настоящее время доминирует намерение максимально способствовать становлению демократии в государствах, являющихся его преемниками. Либералы - сторонники оказания им всемерного содействия в создании рыночной экономики, решении гуманитарных проблем, урегулировании межнациональных конфликтов.
  В целом либерализм является доминирующим типом массового сознания в странах Запада. Его принципы и установки воплотились в важнейших политических институтах и получили специфическое проявление в основных идейно-политических течениях - от консерватизма до социал-демократии. Большинство либеральных партий объединены в Либеральный интернационал, созданный в 1947 году.
  Либерально-реформистской направленностью отличалась деятельность созданного в 1968 г. Римского клуба - неформального объединения влиятельных представителей научно-экспертного сообщества ведущих стран запада. Клуб стал своего рода лабораторией научного поиска путей выживания и развития человечества как складывавшейся экономической, а впоследствии и политической целостности. В докладах Клубу была изложена система представлений о новом миропорядке, основывающемся на принципах растущей взаимозависимости государств.
  В рамках либеральной парадигмы сформировалась идейно-политическая концепция трилатеризма, ставшая идеологической основой функционирования Трехсторонней комиссии, созданной в 1973 г. по инициативе директора «Чейз Манхэттэн банка» Д.Рокфеллера. Деятельность Трехсторонней комиссии, объединившей ведущих представителей истэблишмента США, Западной Европы и Японии, была направлена на согласование позиций политических элит по социально-экономическим и политическим проблемам глобального характера, формирование долгосрочной стратегии всего «западного сообщества». Благодаря тесным связям с политическим руководством США Трехсторонняя комиссия была самым влиятельным неофициальным транснациональным политико- идеологическим институтом вплоть до начала 80-х гг., когда трилатеристские представления о взаимозависимости, основах и целях единства Запада уступили место более жестким и бескомпромиссным неоконсервативным концепциям.
  Несмотря на ослабление влияния Трехсторонней комиссии, многие идеи, выдвинутые ее участниками, в 1990- 2000 гг. востребованы в идеологической и политико-практической сферах. Они оказывают влияние на принципы и идейные основы деятельности такого влиятельного неформального института, как «Большая восьмерка», куда входит и Россия.
  Известные ученые, констатируя заслуги либерализма в формировании облика современного мира, связывают будущее человечества с базовыми идеями именно этой идеологии. Так, американский исследователь Фрэнсис Фукуяма на рубеже 80-х и 90-х годов выдвинул дискуссионный тезис о якобы наступившем конце истории в результате победы либерализма над другими идеологиями. Этот тезис появился на волне эйфории по поводу эрозии марксистско-ленинских идей, распада социалистической системы, успехов постиндустриального развития на Западе.
  Абсолютизация Ф.Фукуямой новых тенденций в международных отношениях и либеральной демократии в качестве базового принципа политической организации общества вызвала резонную критику концепции «конца истории». Последующее развитие событий вынудило ученого скорректировать свои взгляды с учетом происшедших перемен, признать наличие многочисленных угроз для самого существования человечества. В своих последних публикациях Ф.Фукуяма связывает надежды на формирование нового миропорядка с модернизаторской ролью Соединенных Штатов в глобальном масштабе, а условием ее выполнения считает признание американской элитой принципов коллективизма и многополярности.
  Для позиции либерализма в вопросе о путях становления нового миропорядка характерны основные положения, формулируемые Ф.Фукуямой в работе «Америка на распутье. Демократия, власть и неоконсервативное наследие». Первое: внешняя сила эффективна там, где она «подталкивает» преобразования, к которым народ уже подготовлен, а не там, где навязываемые ценности и практики рассматриваются как чуждые и враждебные. Второе: применение силы вне международно-правового контекста, с нарушением норм международного права и без учета мнения международных организаций ставит под сомнение саму причину ее использования и резко снижает, если не обесценивает, ту цель, ради достижения которой она применяется. Третье: одна лишь вера в незыблемость собственных нравственных принципов не может служить основанием для политических решений.
  Итоговый вывод ученого: Америке следует пересмотреть внешнеполитический курс, сформированный под влиянием неоконсервативных теоретико-политических представлений, которые привели к фиаско в Ираке и могут послужить причиной новых неудач. Критикуя радикал-консервататоров, он видит альтернативу силовому глобализму в проведении более умеренного и рационального курса, ведущего к той же цели - установлению глобального миропорядка под эгидой Соединенных Штатов.
  Как и Ф.Фукуяма, активными оппонентами стратегии силового глобализма и унилатеризма, разработанной и реализуемой при активном участии неоконсерваторов, являются такие известные политологи либеральной ориентации, как Т.Барнет, Дж.Гэддис, Ч.Купчан, М.Манделбаум, Дж.Най- младший и др. Они считают такую стратегию бесперспективной, отторгаемой мировым сообществом и чреватой истощением ресурсов самих Соединенных Штатов. Альтернатива стратегии жесткого унилатеризма видится в мультилатеризме, т.е. формировании мировой системы, в которой полномочия были бы разделены между ведущими странами Запада, а фактический статус Соединенных Штатов был бы самым высоким - лидерским.
  М.Манделбаум , исследуя перспективы демократии в современном мире, полагает, что нынешняя практика ее «продвижения» должна быть переосмыслена, поскольку дискредитирует демократические традиции и лишает демократию той репутации, которую она заслужила в ХХ веке. С его точки зрения, не следует инициировать демократические преобразования при отсутствии необходимых для этого предпосылок и необходимо осознавать неизбежность отторжения привнесенных политических институтов там, где нет условий для становления либеральной демократии. По мнению М.Манделбаума, лишь глубокое знание истории, культуры и традиций других стран и народов «...могло бы дать ключ к пониманию того, каким образом можно подтолкнуть их к усвоению демократических практик».
  Прогнозируемый Ф.Фукуямой миропорядок по своей сути является американоцентричным, поскольку идеи и принципы либеральной демократии нашли свое наиболее полное выражение в Соединенных Штатах и поддерживаются ими. Наиболее эффективный путь к созданию такого миропорядка видится ему не в «превентивных войнах», сторонниками которых являются критикуемые им неоконсерваторы, а в широком использовании «мягкой силы», т.е. средств материального, морального и пропагандистского воздействия на противоборствующую сторону.
  На наш взгляд, Ф.Фукуяма прав в следующем: либерально-демократические принципы, прошедшие испытание временем в странах Европы и Америки, могут стать основой для общецивилизационного единства перед лицом глобальных проблем, для формирования демократического миропорядка.
  Подводя итог вышеизложенному, можно сделать следующие выводы:
  1. Исторический опыт свидетельствует о том, что политические принципы либерализма эффективны только при условии их системного применения и с учетом социокультурной специфики стран и регионов
  2. Либерализм претерпел эволюцию, в процессе которой он модифицировал свои идеи в соответствии с изменившимися конкретными условиями. Классический либерализм с его идеей свободы от вмешательства государства в экономическую и социальную жизнь уступил место неолиберализму, который отводит государству значительную роль в решении стоящих перед обществом проблем.
  3. Либерализм и консерватизм сохраняют ведущие позиции благодаря тому, что в конкурентной борьбе сумели выработать качества открытых идеологий, учитывающих и интегрирующих интересы широких социальных слоев, способных обеспечивать национальный консенсус. Между этими идеологиями сложилось своеобразное «разделение труда» : функция неоконсерватизма заключается в высвобождении предпринимательской активности; функция же неолиберализма состоит в смягчении неравенства.

Контрольные вопросы

  1. В каких исторических условиях сложился классический либерализм?
  2. Охарактеризуйте вклад наиболее известных представителей либерализма в разработку этого направления политической мысли.
  3. Назовите основные положения классического либерализма.
  4. Как и по каким причинам произошла трансформация либерализм в конце ХХ века ?
  5. Охарактеризуйте специфику неолиберализма и основные этапы его эволюции.
  6. По каким направлениям осуществляется становление неолиберализма в условиях постиндустриализма?
  7. Охарактеризуйте влияние либерализма на теорию международных отношений.
  8. В чем заключается глобалистский подход неолибералов к международным отношениям?
  9. Изложите содержание концепции «конца истории» Ф.Фукуямы и дайте ей оценку.
  10. Охарактеризуйте неолиберальное видение формирующегося миропорядка и путей его становления.

Рекомендуемая литература

  Аваков А.В. Судьбы либерализма. 6-е изд., перераб., доп. М.: Консалтбанкир, 2000.
  Алексеева Т.А. Либерализм как политическая идеология//Полития. 2000. №1.
  Кара-Мурза А.А. Либерализм против хаоса (Основные интенции либеральной идеологии на Западе и в России) //Политическая наука в России: интеллектуальный поиск и реальность. Хрестоматия . Отв. ред.-сост. А.Д.Воскресенский. М.: МОНФ ИЦН и УП. 2000.
  Классический французский либерализм. Сб. ст. Пер. с фр. М.: РОССПЭН, 2000.
  Кравченко И.И. Либерализм: политика и идеология//Вопросы философии. 2006. №1.
  Либеральный консерватизм: история и современность. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. М.: РОССПЭН, 2001.
  Макаренко В.П. Либеральная парадигма: от ночного сторожа к ограниченному суверенитету //Вестн. МГУ. Серия 18. Социология и политология. 2002. №4.
  Мизес Людвиг фон. Либерализм в классической традиции / Пер. с англ. А.В.Куряева. М.: Издательство «Экономика». 2001.
  О свободе. Антология западноевропейской классической либеральной мысли/ Отв. ред. М. А.Абрамов. М.: Наука. 1995.
  Очерки истории западноевропейского либерализма (ХVII - ХIХ вв). М.: 2004.
  Поппер Карл Раймунд. Открытое общество и его враги. В 2-х тт. М.: Феникс, 1992.
  Постзападная цивилизация. Либерализм: прошлое, настоящее и будущее / Под ред. С.Н.Юшенкова. М.: Новый фактор. 2002.
  Рормозер Г. Кризис либерализма: Пер. с нем. М.: ИФ РАН. 1996.
  Сахаров А.Д. Мир, прогресс, права человека. М.. 1990.
  Современный либерализм: Ролз, Берлин, Дворкин, Кимлика, Сэндел, Тейлор , Уолдрон. Сб. ст. М.: Прогресс-Традиция. 1998.
  Сорокин П. Главные тенденции нашего времени. М.: Наука. 1997
  Фукуяма Ф. Конец истории? //США - Канада: экономика, политика, идеология. 1990. №5.
  Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек. Пер. с англ. М.: Издательство АСТ. 2004.
  Фукуяма Ф. Сильное государство. Управление и мировой порядок в ХХI веке. Пер. с англ. М. : Издательство АСТ. 2006.
  Фукуяма Ф. Америка на распутье: Демократия, власть и неоконсервативное наследие. Пер. с англ. А.Георгиева. М.: Издательство АСТ. 2007.
  Хайек Ф. Дорога к рабству. М., 2005.
  Харц Л.Либеральная традиция в Америке. Пер. с англ. М.: Прогресс- Академия. 1993.
  Цыганков П.А. Теория международных отношений: учеб. пособие. М.: ГАРДАРИКИ. 2006. Гл.4,5.
  Честнейшин Н.В. Консерватизм и либерализм: тождество и различие //Полис. 2006. №4.
  Шапиро И. Введение в типологию либерализма//Полис. 1994. №3.
  Gaus G. Liberalism at the End of the Century // Journal of Political Ideologies. Oxford. 2000. Vol.5. N2.
  Hart G. The Musterious Disappearance of American Liberalism // Journal of Political Ideologies . 1997. Vol.2. N3.
  Hoover K. Ideologizing Institutions: Laski, Hayek, Keynes and the Creation of Contemporary Politics // Journal of Political Ideologies. 1999. Vol.4. N1.
  Mandelbaum M. Democracy's Good Name: the Rise and Risks of the World's Most Popular Form of Government. N.Y.: Public Affairs. 2007.
  Manning D. The Philosophical Foundations of Liberal Ideology // Journal of Political Ideologies. 1997. Vol.2. N2.
  Rosen F. Nationalism and Early British Liberal Thought // Journal of Political Ideologies. 1997. Vol.2. N2.
  Stears M. Beyond the Logic of Liberalism: Learning from Illiberalism in Britain and the United States // Journal of political Ideologies. 2001. Vol.6. N2.
  Turner R. The “Rebirth of Liberalism”: The Origins of Neo-Liberal Ideology // Journal of Political Ideologies. 2007. Vol.12. N1.

 
© www.txtb.ru