Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


1. Восприятие пространства как производная образа жизни

  Курс лекций о геополитике необходимо предварить выявлением тех закономерностей, с помощью которых люди вырабатывают свои представления о пространстве.
  Между человеком и пространством вырабатываются механизмы определенного взаимодействия, в соответствии с которыми каждое сообщество накапливает определенные представления и понятия о пространстве.
  Как формируется восприятие пространства? Как возникает географическое сознание? Каким образом оно меняется? По утверждению Ф. Моро-Дефаржа, несколько факторов имеют существенное значение для поиска ответа на эти вопросы: образ жизни, уровень знаний, техника освоения пространства, наконец, характер общественно-политических структур.
  Пространство существует независимо от воли человека. Но человек осуществляет свои потребности, с неизбежностью придумывая, осваивая, создавая, видоизменяя и даже разрушая свое пространство. Эти отношения между человеком и пространством вызывают к жизни ключевые процессы, которые составляют ядро истории человечества.
  Первый тип отношений человека и пространства: оседлые и кочевые народы. История, а вернее, представления, которые она вызывает в сознании людей, кристаллизуются вокруг простых и очевидных противопоставлений, являющихся границами временных циклов. Одним из таких противопоставлений является различие между кочевым и оседлым образом жизни.
  • Земледелец принадлежит той земле, которую он обрабатывает и которая обеспечивает его существование. Для крестьянина пространство ограничивается его полем, его жилищем и его деревней. Так, в течение поколений подавляющее большинство людей жили в своем маленьком мире, ограниченном близким горизонтом, за которым лежал чужой и враждебный мир.
  • Для кочевника пространство было бесконечно. Он его завоевывал и опустошал, чтобы тут же отправиться на поиски новой добычи. В отличие от крестьян, глубоко укоренившихся на своей земле, кочевники были в постоянном движении, они грабили и убивали земледельцев. Поэтому на определенном этапе история человечества была историей борьбы между оседлыми и кочевыми народами. И все же великие империи прошлого, созданные кочевниками, уходили в небытие, а рукотворные системы жизнедеятельности оседлых народов постоянно возрождались.
  В конце XX века эти два представления о пространстве оказались смещенными. С незапамятных времен «среднестатистический» человек был крестьянином. Сейчас он стал горожанином, живущим в безликом микрорайоне недалеко от городской окраины. Кочевники воплощали благородство мира, но сейчас к их числу можно отнести лишь туарегов Сахары или последние караваны, передвигающиеся в Аравийской пустыне. Гордые путешественники оказываются в положении бродяг, лиц без определенного места жительства, а их извечные караванные пути перерезаны государственными границами.
  Второй тип: крестьянин и горожанин
  • Крестьянин все еще тесно соприкасается с природой. Близкий и естественный мир, объект постоянного приложения сил земледельца, в то же время представляется ему таинственным и грозным. Для многих первобытных обществ, в том числе и греков античного периода, земля была матерью, живым существом, источником плодородия, порождавшим человека и забиравшим его в свое лоно после его смерти. Крестьянин поклонялся жестоким и неблагодарным силам природы, но в то же время противостоял им и покорял их. Пространство земледельца - его участок земли или деревня с ее окрестностями - было четко определено и ограничено. Место, люди и их роли были давно известны и оставались неизменными. Все, что приходило извне - новости, приезжие... - тотчас вносило смуту в этот замкнутый мир.
  • Горожанин живет и перемещается в искусственно измененном пространстве. Всякий большой город - от Вавилона до Александрии, от Рима до Парижа и от Лондона до Нью-Йорка - стремится стать самодовлеющим, замкнутым целым. В городах искусственное закрывает и скрывает природу. Ритмы диктуются не солнцем и временами года, а мерным движением часового механизма. А пространство отмечается улицами и проспектами, пунктирами памятников, или ограничивается городскими стенами. Город - это место контактов, обменов, потоков; но в то же время он обрекает своих жителей на анонимность и одиночество.
  Это противопоставление города и деревни является одним из важнейших в представлениях человека об окружающем мире. Деревенский мир - это «естественный» мир, населенный цельными и честными людьми. Город - это «искусственный» мир, в котором живут «испорченные» люди. Так, после поражения французской армии в 1940 году Петен выступил с обличением пороков сластолюбивых парижан и прославлением достоинств земли, которая никогда не лжет и способна возродить Францию. А в первой половине 1970-х годов красные кхмеры изгоняли камбоджийцев из городов и отправляли их для перевоспитания на рисовые плантации.
  В конце XX века город и деревня претерпевают значительные изменения. Города утрачивают ярко выраженный центр, сливаются с пригородами и трансформируются в безликие мегалополисы. Деревни в одних местах пустеют, в других превращаются в дачные поселки. И как это уже было во времена Просвещения, такие изменения вызывают ностальгические воспоминания о райской девственной природе, которая давала все, ничего не требуя взамен.
  Третий тип: производители и торговцы
  • Для производителей богатство является видимым и осязаемым: хлеб, руда, машины, предметы потребления... Согласно учению физиократов XVIII века, единственным подлинным богатством является земля, т.к. именно она кормит, одевает и согревает человека. Маркс и марксизм отождествили капитализм и современность с заводами и прочими средствами производства. Пролетариат освободит человечество, потому что он является классом, создающим промышленную продукцию.
  Связь между материальным производством, могуществом и контролем над территорией действительно имеет огромное значение для понимания исторических процессов, протекавших в XIX-XX веках. Могущество государства обуславливается рядом факторов, и в первую очередь, владением источниками сырья (уголь, железо, нефть). Государства- континенты (США, Россия-СССР) имели уникальное преимущество: они обеспечивали себя за счет собственных источников почти всем необходимым для выживания в условиях автаркии. Те державы, которые были лишены такого преимущества, принялись создавать свои империи (колониальные владения Англии и Франции, «жизненное пространство» гитлеровской Германии, «сфера совместного процветания» Японии).
  • Для торговца пространство определяется не самим количеством ресурсов, которые там находятся, а потенциалом товарных и сырьевых рынков. Его богатство создается в результате торговых операций. Следовательно, он нуждается в путях сообщения, в торговой сети, в складах; по этой же причине он очень чувствителен ко всякого рода ограничениям, затрудняющим движение товаров, денег и рабочей силы.
  В конце XX века оказалось невозможным разделить такие понятия, как ресурсы, с одной стороны, и потоки товаров и сырья, а также обмен технологией и информацией, с другой. Посредник, обеспечивающий контакт между спросом и предложением, начинает играть роль одного из столпов мировой экономики, так как последней чрезвычайно трудно поддерживать свое равновесие в результате постоянно ускоряющегося движения товаров, услуг, идей и представлений.
  Четвертый тип: человек на земле, на море и в воздухе В отличие от моря земля является «естественной» средой обитания человека. Существующие на ней ориентиры - горы, ущелья, долины и реки - лишь в исключительных случаях претерпевают заметные изменения в пределах одной человеческой жизни. Земля может быть размечена, разграничена и поделена. Моря и океаны, которые покрывают две трети земного шара, представляют собой среду, где человек не может укорениться.
  • Человек, живущий на земле, подчиняется логике присвоения. Так, согласно либеральной философии, собственник является абсолютным хозяином своего владения, где он может распоряжаться по своему усмотрению. Монархи, а затем и государства-нации, тоже ведут себя как собственники своих территорий, постоянно укрепляя и обустраивая их.
  • Моряк хорошо понимает, что море не поддается присвоению. Моряк использует море для своих нужд и даже может попытаться установить контроль над ним, опираясь на элементы суши (бухты, проливы, острова). Великобритания, являющаяся одной из крупнейших морских держав, с XVII века и до второй мировой войны господствовала над морями и океанами благодаря контролю над несколькими ключевыми географическими точками: Ла-Манш, Гибралтар, Аден, Ормузский пролив, Сингапур, Гонконг...
  Если землю очень легко поделить, то с морем это сделать чрезвычайно трудно из-за огромной протяженности покрытого водой пространства. Этим объясняются непрерывные споры, ведущиеся начиная с XVII века, между сторонниками двух точек зрения на морские границы, - сторонников концепций свободного судоходства и, напротив, территориальных вод. И все же, несмотря на лихорадочное присвоение акваторий, примерно 60% поверхности мирового океана все еще остается вне национальной юрисдикции.
  Таким образом, те, кто живет на суше, и те, кто активно использует морские просторы, имеют разные представления о пространстве.
  В XX веке успехи авиации, а затем и космонавтики породили новые представления о пространстве. Сверху города оказались похожими на скопление маленьких кубиков, а поля - на лоскутные одеяла. Естественные препятствия выглядели очень незначительными, а расстояния резко сократились. Пилотируемые полеты космических кораблей и снимки, сделанные с помощью искусственных спутников Земли и вовсе дали человеку образ планеты, представленный в виде неясного скопления цветовых пятен.
  В конце XX века образы жизни, а следовательно, и представления о пространстве, перемешиваются, взаимодействуют друг с другом. Ностальгическое стремление к укоренению, желание принадлежать к определенному пространству вступают в противоречие с потребностью переезжать с места на место, изменяться, приспосабливаться к новым условиям.

 
© www.txtb.ru