Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


1. Понятие и параметры политического перехода

  В данном разделе мы будем называть политическим переходом движение от авторитарных форм правления к демократическим. Такое определение, конечно же, совершенно недостаточно, учитывая как возможность движения в обратном направлении, так и слабо изученные мутации режима, находящегося в промежуточном между тоталитаризмом и авторитаризмом состоянии. Однако мы вполне сознательно ограничиваем себя рассмотрением преимущественно поставторитарных, или демократических переходов. Во-первых, потому что охватить все многообразие материала в одной главе не представляется возможным. Во-вторых, перед нами стоят не столько исследовательские, сколько учебные цели, и пример демократического перехода вполне позволит нам рассмотреть практически все основные проблемы политической динамики. В-третьих, именно демократический переход находится сегодня в центре внимания и мировой общественности, и исследовательской мысли, предлагая социальным наукам все новый и новый материал для раздумий.
  Определение политического перехода, как движения к демократическим формам правления предполагает выявление ряда параметров, каждый из которых представляет важность и нуждается в самостоятельном рассмотрении. Содержание этих параметров мы рассмотрим подробнее в нижеследующей главе. Пока же коротко охарактеризуем каждый из них.
  Причины перехода. С выяснения вопроса о причинах демократического перехода начинается любое исследование. От того, какова концепция причин, лежащих в основе политической трансформации, в значительной степени зависят и результаты исследования, и характер предлагаемых участникам перехода рекомендаций. Под причинами могут подразумеваться и экономические кризисы, и социокультурные противоречия, и разногласия в высших эшелонах власти, и ослабление идеологической легитимизации режима и многое другое. Эти факторы могут весьма существенно различаться между собой, однако результаты их воздействия чаще всего сходны, ибо оказывают на режим сильное давление, под влиянием которого он либо решается на перемены добровольно, либо оказывается сокрушен насильственно. Мы остановимся на этом подробнее в следующем параграфе, здесь же считаем важным подчеркнуть следующее: вопрос о том, что лежит в основе перехода и является его пружиной — прежде всего, вопрос мировоззренческий, определяющийся политическими убеждениями и интеллектуальными установками исследователя.
  Отправной и завершающий пункты. После того, как политический переход становится фактом, возникает необходимость максимально четко сформулировать его границы. Иными словами, необходимо, во-первых, определить, когда именно, на каком этапе завершается эпоха господства авторитарного режима и начинается принципиально иная эпоха — эпоха перехода. Чаще всего непосредственным свидетельством такого начала являются активные выступления оппозиционных правительству группировок и/или изменения и высших эшелонах политической власти, ведущие к укреплению позиций прореформистских групп — кадровые перестановки, декларации лидеров режима о намерениях проводить реформы и пр. Режим вступает в переходное состояние, легитимизируя в той или иной форме права политической оппозиции и постепенно отрезая себе путь к возвращению монополии на власть. Одновременно происходит институциализация демократических институтов. Процесс перехода может считаться завершенным, когда демократические институты уже достаточно укоренились в обществе, а нормы демократического правления и демократического согласования интересов признаются всеми или подавляющим большинством политических акторов.
  Процесс и его промежуточные этапы. Процесс демократического перехода представляет собой сложное комплексное явление, и ломимо начального и завершающего пунктов может включать в себя целый ряд дополнительных этапов. В зависимости от угла зрения могут выделяться самые различные этапы перехода: либерализация; высвобождение энергии политической оппозиции; конституирование диалога и соперничества, разворачивающегося между режимом и оппозицией и т.д. Кроме того, переход редко представляет собой однолинейный процесс, в результате которого завоеванные демократией позиции уже не могут перейти к сторонникам авторитарного варианта развития. Даже процедура свободных выборов отнюдь не является гарантией состоявшегося перехода — опыт стран бывшего Советского Союза демонстрирует, что посткоммунистический режим в состоянии в определенных ситуациях использовать выборы не столько для легитимизации политической оппозиции, сколько для ее дискредитации и раскола.
  Способы перехода. В зависимости от стратегии демократизации, избираемой режимом и оппозицией, целесообразно выделять различные способы политического перехода. Их классификация также должна определяться в соответствии с избираемыми исследователями критериями. Однако, несомненно, что переход к демократии в Венгрии и Польше осуществлялся принципиально иначе, чем в Румынии и Албании; переход в странах Балтики отличается принципиальным своеобразием по сравнению с переходами в Казахстане или Киргизстане. Переход может быть мирным и насильственным, эволюционным и революционным, навязанным извне или состоявшимся под преимущественным влиянием внутренних перемен.
  Последовательность. Перед режимом, решившимся на демократизацию, и оппозицией, заинтересованной в се продолжении стоит ряд важнейших, более или менее неотложных задач. Как укрепить авторитет нового, поставторитарного режима? Какими должны быть правовые и конституционные основания нового общества? Как поступить с теми, кто еще недавно отстаивал интересы старого режима, с собственностью, материальным и финансовым имуществом тех, кто потерял власть под влиянием демократических перемен? Как оживить гражданское общество, рекрутировать новых демократических лидеров, заложить новые институциональные основания политической активности в поддержку демократии? Как, с использованием каких процедур быстрее и эффективнее воссоздать рыночную экономику, частный сектор и частную собственность? Как переориентировать на потребителя производство, работавшее преимущественно по государственным заказам и находившееся под государственным контролем? Как сформулировать новые внешнеполитические ориентиры, отвечающие интересам страны в условиях политического перехода? Как будут решаться эти и многие иные задачи — поочередно или одновременно; с участием массовых социальных слоев или, по возможности, изолируя их; выдвигая на первый план экономические или политические реформы — зависит как от конкретного социальнокультурного контекста перехода, так от стратегии, избираемой режимом.
  Внешний контекст. Вопрос о внешнем контексте заслуживает специального рассмотрения, если принять во внимание тот факт, что на исходе XX столетия большинство переходов является не просто переходами к демократической, конституционной политической системе и рыночной экономике, но и переходами к большей открытости международным процессам. Любая демократизация, как сформулировал А. Пшеворский, по определению является и интернационализацией (4) , стремлением открыто воспринимать внешние импульсы и развиваться в ориентации на мировые достижения. Внешнее воздействие может быть активным и пассивным, позитивным и негативным, способствующим ослаблению или укреплению поставторитарного режима. Оно может способствовать проведению экономических реформ или защите прав человека и национальных меньшинств, укреплять идейный авторитет реформаторов или способствовать созданию вокруг переходной страны благоприятной системы безопасности. Внешний фактор должен рассматриваться специально и потому, что своей активностью он нередко приобретает статус самостоятельного в формировании внутренней стратегии политико-экономических реформ. Например, международные экономические организации играли и продолжают играть одну из ключевых ролей в осуществлении финансовой стабилизации ряда восточно-европейских стран, нередко выступая на внутренней политической арене в качестве самостоятельной силы, поддерживающей или осуждающей действия правительства. Внешний фактор таким образом способен трансформироваться по масштабности своего влияния во внутренний.
  Длительность перехода. Сколько времени займет политический переход, когда будут консолидированы демократические институты — вопрос, на который нет и не может быть определенного ответа. Р.Даль писал в одной из своих книг, что, как показывает опыт, демократия нигде (за исключением Уругвая) не подрывалась изнутри в тех странах, где она просуществовала в течение двадцати лет (5). Но даже если последующий опыт никак не опровергнет этого срока, на протяжении которого демократия устанавливается и консолидируется, то и тогда остается открытым вопрос: а как именно и в зависимости от каких факторов будет варьироваться длительность перехода в различных странах? Именно этот вопрос и заслуживает внимания исследователей. Например, существуют и достойны изучения корреляции между экономическими предпосылками и стабильностью демократического устройства, между сформировавшимися в эпоху авторитаризма нормами поведения масс и отдельных групп, их прочностью и потребностями и новой демократической культуре и т.д. Анализ этих корреляций способен помочь ответить на вопрос о длительности политического перехода и имеющихся у него шансах на успех.
  Результаты. Результаты демократического перехода могут быть выявлены в зависимости от того, в какой степени переход состоялся на рассматриваемый период времени, каковы его перспективы и шансы стать необратимым на пути к демократической консолидации. Такими результатами могут быть успешная, или консолидированная демократия; неконсолидированная демократия, чреватая установлением по- луавторитарного режима; реванш сил прежнего режима и реставрация прежних порядков; возникновение принципиально нового вида авторитаризма с новой базой социальной и идейной поддержки. Каждый из этих результатов ни в коем случае не является закономерным, хотя и может быть в большей или меньшей степени определяться внешними и внутренними предпосылками перехода.

 
© www.txtb.ru