Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Предисловие

  Работа "Современные политические режимы" завершена, и я должен теперь предупредить читателя о том, что он сможет и чего не сможет найти на ее страницах.
  Работа разделена на четыре главы, которые, как мне кажется, последовательно рассматривают теоретические истоки анализа политических режимов, их структуру, типологию и динамику. Сразу оговорюсь, что не ставил себе целью формирование целостной, завершенной теории режимов. Моя задача состояла в прямо противоположном — по возможности, непредвзято и полно представить богатство имеющихся в мировой науке подходов к анализу политических режимов и систем.
  Естественно, что эти подходы не следует рассматривать как взаимоисключающие. Их связывает между собой особый, макрополитический угол зрения, учитывающий в своем анализе частности, но стремящийся видеть картину политического развития в целом и позволяющий широкие страновые и региональные сопоставления. Кроме того, различные исследовательские направления подчас не столько конкурируют, сколько взаимодополняют друг друга, выявляя новый, ранее не затрагиваемый пласт изучаемого предмета или предлагая неожиданный взгляд на то, что считалось устоявшимся и аксиоматическим. Поэтому, в целях достижения большей стройности изложения я провел первоначальную синтетическую работу.
  В то же время такая, подчиненная задачам первоначальной организации учебного материала работа, не имеет практически ничего общего с формированием синтетической теории. И я хочу подчеркнуть, что несмотря на имеющиеся между исследовательскими направлениями и подходами связи и области соприкосновения, они имеют различное методологическое происхождение и в принципе не могут быть сведены друг к другу. Поэтому любые попытки полноценного теоретического синтеза обречены на провал и примитивизацию рассматриваемых ниже подходов.
  Будучи уверен, что единой, вбирающей в себя различные подходы теории — своего рода, монотеории режимов — не существует, я был рад возможности использовать для рассмотрения имеющихся концепций форму учебного пособия. Учебное пособие значительно меньше располагает к формулированию "выводов" и "результатов" и значительно больше — к их критическому сопоставлению. Думаю, что студенту особенно важно с первых лет учебы проникнуться осознанием относительности получаемого социального знания. Студенту, изучающему политические науки, важно вдвойне, ибо завтра из него может вырасти политик, озабоченный проблемами социального переустройства. И хотя без разностороннего образования современный политик обречен на "профнепригодность", не менее существенным для практической политики была и остается способность ее участников "стоять на земле", доверяясь своей интуиции и здравому смыслу, а не самодовлеющим теоретическим схемам. Нормальная политика — не место для поклонения абсолютным ценностям и, вопреки распространенному убеждению, является плодом творчества соглашателей и оппортунистов.
  Вторая особенность предлагаемой работы — ее ориентация на российского читателя. По разным причинам российская политическая наука осталась в стороне от "столбовой дороги" развития мировой политологии или даже просто адаптации ее достижений. Но именно россияне являлись и являются обладателями уникального опыта политического развития, приковывающего к себе внимание международной исследовательской мысли. Логично предположить, что в конечном счете россиянам и должна принадлежать пальма первенства в теоретическом осмыслении особенностей этого развития.
  В то же время я, как и многие мои коллеги, убежден, что политическое развитие России может и должно осмысливаться с использованием развивающихся в западной науке теорий. Для самопознания и саморазвития россиянам, как это повелось еще с Петра Великого, совершенно необходимо использовать западные технологии. Использовать критически, помня, что ни одна из этих теорий — коллапса империй, национального строительства, подъема крайне правых сил и, тем более, традиционной кремленологии и советологии — не может служить исчерпывающим ориентиром. Слишком сложной и многоступенчатой стала российская социальная реальность в посткоммунисти- ческий период. Сегодня на Западе предпринимаются новые усилия как по осмыслению посткоммунистической политики, так и переосмыслению политики коммунистического и докоммунистического периодов. Теории режимов — важнейшая составляющая этих усилий. Хочу надеяться, что и моя работа, изложенные в ее рамках теоретические подходы смогут способствовать лучшему пониманию российской политической реальности.

* * *

  Реализация этого проекта была бы невозможной, если бы не поддержка коллег, друзей, родственников.
  В 1992 г. по совету Валерия Ивановича Коваленко и Александра Сергеевича Панарина я подал заявку на изучение политических режимов в Фонд Сороса. Рекомендательные письма этих людей и поддержка ими избранной мною темы, несомненно, способствовали получению гранта на реализацию проекта.
  В первой половине 1993 г. в рамках того же проекта и с использованием разработанных для его реализации теоретических подходов я написал и опубликовал небольшую монографию "Правящий режим постсоветской России: социальные устои, политическое поведение, варианты эволюции (январь 1992 — март 1993) ", в связи с чем хочу еще раз выразить свою благодарность МГИМО, внимательно отнесшемуся к моей рукописи и оперативно ее опубликовавшему. Это стало дополнительным стимулом в продолжении начатой мною работы по сбору материала и концептуализации политических режимов.
  Однако работа не была бы написана без моей стажировки и последующей работы в Вашингтоне (США) — сначала в рамках исследовательского проекта в международном Центре Вудро Вильсона, а затем в Программе переходов к демократии в университете Джорджа Вашингтона. Здесь три человека по-разному способствовали тому, чтобы моя работа продолжалась: директор Программы Константин Менгес, профессор университета и специалист по классической теории режимов Карл Линден и директор Института российских, европейских и евразийских исследований при университете Джорджа Вашингтона Джеймс Миллар. Моя глубокая признательность этим людям.
  Наконец, в это бурное время мне, как никогда прежде, была необходима моральная поддержка самых близких и дорогих для меня людей — моих родителей. Без этой поддержки, ощущавшейся мною постоянно, где бы я ни находился, проект не был бы ни завершен, ни даже начат. Моим родителям я и посвящаю эту книгу.

Февраль 1995 г.

Назад
 
© www.txtb.ru