Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


1. Политическая модернизация: сущность, история, проблемы

«Берегись ненужных новшеств,
особенно логично обоснованных»

Закон Черчилля (речь от 17.12.1942 г.)

  Современный этап исторического развития характеризуется тем, что в различных регионах мира происходит крах тоталитаризма и авторитарных режимов. Накоплен многообразный опыт перехода к демократии, совершенного в Испании, Португалии, Греции, а также трансформации тоталитарных режимов, который осуществляется в странах Восточной Европы и России.
  С точки зрения теории модернизации целью политического развития является формирование нового типа взаимодействия власти и общества, создание социальных и политических механизмов, позволяющих большей части населения влиять на принятие основных решений.
  Понятие «модернизация» используется в западной социологии для характеристики как социально-экономического, так и в целом общественного развития. Причем, необходимо учитывать, что термин модернизация собирательный: он отражает, во-первых, различные ступени развития современного индустриального общества, начиная с эпохи первой промышленной революции; во-вторых, процесс превращения развивающихся стран из традиционных (или аграрных) в промышленно развитые.
  В своем развитии теория модернизации начала формироваться в 50-60-х гг. XX в. и прошла условно три этапа: 50-60-е гг., 60-70-е гг. и 80-90-е гг. ХХ в.
  Создатели теории политической модернизации опирались на теоретическое наследие известных исследователей XIX - начала XX вв., в частности М. Вебера (выдвинувшего идею развития европейской цивилизации в направлении от традиционного общества к современному на основе рационализации поведения), Э. Дюркгейма (предложившего концепцию эволюции от обществ с «механической солидарностью» к обществам с «органической солидарностью» на основе разделения труда). В этот период в качестве теоретической базы, на которую опирались теоретики модернизации, выступали также основные положения структурно-функционального анализа, представления структурных функционалистов об общественном развитии.
  Особый вклад в разработку теории модернизации внесли работы Г. Алмонда и Д. Пауэлла «Сравнительная политология. Подход с позиций "концепции развития"», Д. Аптера «Политика модернизации», С. Липсета «Политический человек», Л. Пая «Аспекты политического развития. Аналитическое исследование», Д. Растоу «Мир наций», Ш. Эйзенштадта «Модернизация: протест и изменение», С. Хантингтона «Политический порядок в меняющихся обществах» и др.
  Теория модернизации «образца 50-60-х гг. ХХ в.» основывалась на таком методологическом допущении, как универсализм. Развитие всех стран и народностей рассматривалось как универсальное, т.е. происходящее в одном направлении, имеющее одни и те же стадии и закономерности. Признавалось наличие национальных особенностей, однако считалось, что они имеют второстепенное значение.
  В целом модернизация представлялась как процесс развития в направлении от традиционного общества к современному. Большинство авторов теории модернизации этого этапа исходили из идеи технологического детерминизма. Они считали, что в основе общественного развития лежит прогресс в экономике и технологии, ведущий к повышению жизненного уровня и решению социальных проблем. Необходимо отметить, что в этот же период создавались теории индустриального общества, основанные на сходных допущениях. Эти теории развивались в трудах У. Ростоу, Р. Арона, Д. Белла и др. Благодаря научно-техническому прогрессу происходило «осовременивание» общества путем перехода от традиционных ценностей и общественных структур к современным, рациональным ценностям и структурам.
  Наиболее развитой, «современной» страной представители теории модернизации считали США, за которой выстраивались европейские страны. Однако отсталые страны также имели шанс достичь уровня «современности» передовых держав. Теория модернизации объясняла пути и способы решения этой задачи. Для этого выяснялось, насколько «отсталые» общества соответствуют «идеалу», выявлялись некоторые национальные особенности и намечались пути решения проблем.
  Таким образом, одной из основных черт теории модернизации первого этапа был телеологизм и евроцентризм (точнее американоцентризм). Об этом свидетельствуют и некоторые определения модернизации, родившиеся в этот период. В частности, один из крупных ученых Ш. Эйзенштадт определял модернизацию следующим образом: «Исторически модернизация - это процесс изменения в направлении тех типов социальной, экономической и политической систем, которые развивались в Западной Европе и Северной Америке с XVII по XIX в. и затем распространились на другие европейские страны, а в XIX и XX вв. - на южноамериканский, азиатский и африканский континенты».
  Схожее определение дал В. Мур: «Модернизация является всеохватывающей трансформацией традиционного домодернистского общества в социальную организацию, которая характерна для передовых, экономически процветающих западных наций, характеризующихся относительной политической стабильностью».
  Благодаря этим особенностям теория имела большую прикладную значимость: ее положения, например, с успехом применялись для обслуживания внешней политики США.
  Приведенные особенности обусловили и специфику взглядов на содержание политической модернизации как части общего процесса «осовременивания», которые сводились к следующему:
  - демократизация развивающихся стран по западному образцу (образование или усиление национальных государств, создание представительных органов власти, разделение властей, введение института выборов);
  - изменение системы ценностей (развитие индивидуальных ценностей) и способов легитимации власти (традиционные способы должны вытесняться современными).
  Представители теории политической модернизации выделяли благоприятные и неблагоприятные факторы этого процесса в развивающихся странах. Среди благоприятных называлось успешное социально-экономическое развитие стран «третьего мира», а также активное сотрудничество с развитыми государствами Западной Европы и США. Среди неблагоприятных отмечались сохранение элементов традиционного общества, нежелание правящих элит поступиться своими интересами ради обновления страны, неграмотность, отсутствие рационального сознания у большинства населения, существование традиционных социальных слоев и традиционного сектора производства. В ходе модернизации должно было, по мнению сторонников данной теории, происходить постепенное устранение неблагоприятных факторов.
  Однако политические события 60-х гг. ХХ в. продемонстрировали несовершенство теории модернизации и необходимость ее дальнейшей доработки. Эти события вызвали волну критики, в рамках которой условно можно выделить два направления:
  - радикальная критика модернизации, осуществляемая в основном представителями развивающихся стран, а также левого движения 60-х гг. ХХ в. в Западной Европе. По их мнению, теория модернизации оправдывала колонизацию. Следовательно, они выступали против западной экспансии, за антимодернизацию (против модернизации по западному образцу);
  - критика модернизации, развиваемая в рамках «теории отсталости», представителями которой были в основном левые радикалы западных и некоторых развивающихся стран. Они критиковали теорию модернизации за упрощение картины развития, за то, что данная теория недостаточно учитывала специфику рассматриваемых обществ, особенности культуры и не объясняла механизм торможения насаждавшихся новых отношений, институтов и т.п. Эти ученые считали, что модернизация по западному образцу ведет к консервации, отсталости, зависимости, нарушению экономической структуры, разрушению экологической среды и социальным конфликтам.
  Второй этап развития теории модернизации (60-70-е гг. ХХ в.) характеризуется появлением более взвешенных трактовок, основанных на разнообразных факторах политического, социального и экономического развития (в частности, таком факторе, как политическая культура). В целом многим работам данного периода был свойственен отход от евроцентризма. Под вопрос был поставлен тезис об эффективности демократизации в странах «третьего мира» с точки зрения реализации целей экономического роста и социальноэкономического прогресса в целом.
  Многие представители теории модернизации этого времени основное внимание сосредоточили на проблеме «стабильности» политического развития как предпосылки для социально-экономического прогресса. Ученые находили различные рецепты поддержания такой стабильности. В целом в литературе, посвященной теориям модернизации, выделяется два основных направления, представители которых давали разные ответы на вопрос о факторах стабильности: «консервативное» и «либеральное ».
  Представители «консервативного» направления (С. Хантингтон, Дж. Нельсон, X. Линц и др.) считали, что главной проблемой модернизации является конфликт между мобилизованностью населения, его включенностью в политическую жизнь и институционализацией, наличием необходимых структур и механизмов для артикулирования и агрегирования их интересов. В то же время неподготовленность масс к управлению, неумение использовать институты власти, а, следовательно, и неосуществимость их ожиданий от включения в политику способствуют дестабилизации политического режима.
  В работе «Политический порядок в меняющемся обществе» С. Хантингтон писал, что главная задача политической модернизации - способность политических институтов приспособиться к изменяющимся условиям, основанная не на уровне их демократизации, а на прочности и организованности. На стадии перемен только жесткий авторитарный режим, контролирующий порядок, способен аккумулировать необходимые ресурсы для трансформации и обеспечить переход к рынку и национальное единство. С. Хантингтон также выделил ряд условий, благоприятных для преобразований, а также сформулировал ряд «советов» для авторитарных правителей переходных эпох, которым, по его мнению, необходимо следовать в целях эффективности реформистской политики. В целом условия и «советы» сводятся к компетентной политике, учитывающей конъюнктуру и расстановку политических сил.
  Сторонники «либерального» направления (Р. Даль, Г. Алмонд, Л. Пай и др.) под основным содержанием модернизации понимали формирование открытой социальной и политической системы путем интенсификации социальной мобильности и интеграции населения в политическое сообщество. Главным критерием политической модернизации они считали степень вовлеченности населения в систему политического представительства: характер и динамика модернизации зависят от открытой конкуренции свободных элит и степени вовлеченности рядовых граждан в политический процесс. Условием успешной модернизации, по их мнению, являлось обеспечение стабильности и порядка (с помощью диалога между элитой и населением) и мобилизации масс. При этом представители данного направления выделяли следующие варианты развития событий:
  - при приоритете конкуренции элит над участием рядовых граждан формируются наиболее оптимальные предпосылки для последовательной демократизации общества и осуществления реформ;
  - в условиях значительного усиления роли конкуренции элит при низкой активности основной массы населения складываются предпосылки установления авторитарных режимов и торможения преобразований;
  - доминирование политического участия населения над соревнованием элит может способствовать нарастанию охлократических тенденций, что провоцирует ужесточение режима и замедление преобразований;
  - одновременная минимизация соревновательности элит и политического участия населения ведет к хаосу, дезинтеграции социума и политической системы, что также способствует установлению диктатуры.
  Однако оба эти подхода, как и теории модернизации, на первом этапе объединял взгляд на модернизацию не как на спонтанный саморазвивающийся процесс, а как на процесс, инициаторами и проводниками которого выступают, в первую очередь, политические элиты, проводящие соответствующую политику модернизации.
  В ходе второго этапа развития теорий модернизации сформировались предпосылки для более сложного понимания этого явления, отвергающего однозначное противопоставление современности и традиционности в общественном развитии. Многие авторы теории модернизации стали полагать, что модернизация, напротив, предполагает не искоренение традиционности, а развитие с использованием традиции, которая определяет сам характер модернизационного процесса, а также выступает его стабилизирующим фактором.
  Дальнейшая эволюция теорий модернизации на третьем этапе (80-90-е гг. ХХ в.) выражалась во все большем распространении идеи о несостоятельности строгого противопоставления традиции и современности. Многие авторы, не отрицая важность таких факторов, как технологический прогресс, внедрение «западных» институтов и норм, отмечают вторичность этих факторов и их зависимость от господствующих в том или ином обществе социальных отношений и социокультурных ценностей.
  Во второй половине 80-х гг. ХХ в. получила свое развитие концепция «модернизации в обход модернити», т.е. концепция политического развития, основанного на сохранении социокультурных традиций без навязывания чуждых (западных) образцов (А. Абдель- Малек, А. Турен, С. Хантингтон, Ш. Эйзенштадт и др.). «Модернити» связывалась с приверженностью западноевропейскому рационализму, идеям индивидуальной свободы и социального равенства, либеральной демократии и социального государства, правового государства и гражданского общества, с ориентацией социальных субъектов на инновационные формы деятельности как основы экономического роста и благосостояния.
  В рамках этой концепции не отрицались универсальность общественного и политического развития. Вместе с тем принцип универсализма сочетался с партикуляризмом, а их органичный синтез рассматривался как залог успеха модернизационного процесса. Модернизация рассматривалась как саморазвивающийся процесс, зависящий не только от деятельности политических элит, но и, в первую очередь, от влияния объективных обстоятельств и поведения рядовых членов общества.
  В рамках этой концепции получили свое развитие термины «контрмодернизация» и «антимодернизация» (А. Турен). Контрмодернизация обозначает альтернативный вариант модернизации по незападному образцу (например, сталинскую модернизацию), а антимодернизация обозначает активное противодействие этому процессу. По мнению А. Турена, эти два варианта и составляют главную тенденцию общественно-политического развития XX в., основанную на утрате веры в принцип универсальности. Приобрел новое звучание вопрос о соотношении политической и социально-экономической модернизации, ответ на который становится в целом еще более неоднозначным, чем в предыдущие десятилетия.
  Таким образом, выделяя стержневое направление в рамках общей модели глобального процесса, теория модернизации учитывает специфику его проявления в различных социально-политических условиях. Эта дифференциация нашла отражение в обосновании сегодня двух типов модернизации: оригинальная модернизация - она присуща странам, которые совершают переход к рациональным общественным структурам в результате постепенного развития внутренних процессов, и вторичная (отраженная) - она свойственна странам, которые отстали в своем развитии и совершают «осовременивание» вдогонку.
  Из вышеизложенного можно сделать вывод, что сегодня в политической науке не существует единой теории модернизации, но при всем разнообразии подходов характерно то, что мера отсталости страны, региона определяются отклонением от «нормы развития». Причем, в качестве этой нормы принимаются черты общественной жизни, отражающие западные ценности.
  В то же время в существующем многообразии определений политической модернизации, как правило, акцент делается на следующем: речь идет о способности политической системы отвечать потребностям изменяющихся общественных условий; причем, эти условия и социальные цели связаны с необходимостью нового качества взаимодействия власти и общества: эффективного диалога, реальность диалога обеспечивается созданием новых видов институтов, дифференциацией политических структур, верховенством закона.
  Мировой опыт показал, что своеобразие процессов модернизации определяется совокупностью социально-экономических, политических факторов с учетом следующих данных: исходная модель экономических отношений (сложилась или нет рыночная экономика до начала политических преобразований); одновременно или поочередно решаются задачи экономического и политического реформирования; каков тип предшествующего недемократического режима (тоталитарный или авторитарный); способ перехода от диктаторского режима к демократии; происходит становление или возрождение демократии; содержание национальных традиций, состояние общественного сознания.
  История также свидетельствует, что политическая модернизация проходит в условиях конфликта между национальными политическими культурами и общецивилизационными ценностями. Неизбежно в каждой стране возникает проблема: идти ли путем копирования каких-либо моделей развития и акцент делать на перенесение в данную социально-политическую ситуацию уже имеющихся образцов или создавать оптимальный вариант политической системы, адекватный всему комплексу конкретных условий данного общества?
  И теория политической модернизации, и практика дают на этот вопрос неоднозначные ответы. Наряду с противоречием, связанным с конфронтацией универсальных стандартов и традиционных ценностей, в процессе модернизации проявляется противоречие между многообразием социально-политических интересов, сформировавшихся в обществе, и возможностями политической системы принимать эффективные решения. Эти противоречия пронизывают все сферы общественной жизни, влияют на формирование политических интересов и способы их взаимодействия. Знание противоречий модернизации позволяет выработать оптимальный вариант политической позиции, ослабляющей проявление типичных для переходного состояния кризисов.
  Мировой опыт показывает, что в период модернизации приходят в движение различные социальные группы, стремящиеся оформить свои политические интересы и получить доступ к принятию решений. Правящая элита может избрать один из вариантов действия: подавление путем насилия, юридическое признание оппозиции, не только формальное признание оппозиции, но и сотрудничество с ней. В связи с этим в обществе возникают различные кризисы.
  Кризис участия возникает в той ситуации, когда правящая элита препятствует политической активности групп, стремящихся получить доступ к власти.
  Одним из ключевых показателей эффективности и результативности политической системы является легитимность. Поскольку в ходе модернизации создается угроза статусу основных традиционных институтов, а динамизм изменения социальной структуры порождает такую ситуацию, что не все группы получают доступ к сфере принятия решений, то взаимодействие общества и власти может принять конфликтную форму, выливающуюся в кризис легитимности. Он означает отсутствие признания обществом данной политической системы, методов деятельности политической власти.
  Мозаичная картина модернизируемого общества отражается во взаимосвязи следующих процессов: разрыв между экономическими отношениями и становлением политической системы; разрыв между системой ценностей, на которых основывалась легитимность власти, и изменениями, приводящими общественные отношения в противоречия с этими ценностями; растущая неудовлетворенность, вызванная несоответствием между ожидаемыми благами и реальными последствиями правительственных решений. В контексте этих процессов естественно возникает вопрос, насколько действенно государственное управление. Для обозначения ослабления способности государства проводить свою политику используется понятие кризис регулирования конфликтов или кризис проникновения.
  Итак, политическая модернизация - это сложный, длительный процесс демократизации общества, формирования нового типа взаимодействия общества и власти. В ходе его проявляются кризисы, порожденные динамизмом общественной жизни, противоречиями модернизации политической системы, всем комплексом социальноэкономических факторов.

 
© www.txtb.ru