Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


2.3. Исторические труды В.Н. Татищева

  В XVIII в. в европейской науке произошли заметные сдвиги в развитии философии и истории. В работах европейских ученых Д. Локка, Л. Гоббса, С. Пуфендорфа, X. Вольфа и других широкое распространение получили теории «естественного права» и «общественного договора». Постепенно они начинают проникать в Россию. В первой половине XVIII столетия в российской исторической науке наметился отход от провиденционализма. Очевидным стало стремление объяснять произошедшие события, анализируя их причинность. Рационалистический подход к истории становится основным. Исторические факты и события начинают рассматриваться через призму человеческой деятельности, да и сам ход истории истолковывается с точки зрения человеческого разума. Это не всегда удавалось, но желание первых русских исследователей объективно оцепить ситуацию очевидно. К историческим знаниям и исторической науке формируется устойчивый интерес. Качественно новый этап превращения исторических знаний в науку связывают с именем Василия Никитича Татищева.
  В.Н. Татищев был многогранен в своей жизнедеятельности. Он не был профессиональным историком, но ему были близки этнографические и археологические сюжеты. Татищев обладал глубокими познаниями в географии и горном деле. Его называли математиком, естествоиспытателем, лингвистом, юристом. Просвещенный деятель и талантливый администратор, свой главный след в отечественной культуре он оставил, однако, благодаря историческим и публицистическим трудам. Татищев происходил из захудалого рода смоленских дворян, но он получил хорошее домашнее образование и в 1704 г. поступил на военную службу. Развивая умения и таланты, в ходе своей деятельности Татищев был замечен Я. Брюсом, генерал-фейцмейхером, а в дальнейшем президентом Берг и Мануфактур коллегий. Татищев участвовал в сражениях во время Северной войны, был ранен под Полтавой. Сам Петр I поздравил его «быть раненным за Отечество». В ходе военной кампании, по поручению Брюса, Татищев совершил ряд поездок за границу, где не только выполнял приказы царя, но и повышал свое образование.
  В 1720-1721 гг. и 1734-1737 гг. Татищев возглавлял горнозаводскую промышленность Урала. В регионе он развернул свою деятельность по строительству школ и библиотек, которые после его смерти просуществовали без коренных изменений 158 лет.
  После смерти Петра I Татищев оставался сторонником самодержавной власти, с которой связывал силу и могущество России. В 1730г. он принял активное участие в отражении попыток «верховников» (членов Верховного тайного совета) ограничить власть новой императрицы Анны Ивановны. Несколько лет Татищев был губернатором Астрахани, где занимался решением экономических и национальных вопросов, после чего переехал в свое родовое имение Болдино под Москвой. Здесь он продолжил свои научные изыскания и провел последние годы жизни.
  Основы мировоззренческой концепции
  Исторические воззрения Татищева проникнуты идеями рационализма и практицизма. Он стремился убедить как представителей власти, так и отдельных лиц в необходимости и пользе исторических знаний. Сам он объяснял понятие «история» как «слово греческое, то самое значит, что у нас деи или деяния». При этом он впервые делает попытку объяснить причины происходивших событий, подчеркивая, что «ничто само собою без причины и внешнего действа приключиться не может», тем самым указывая на существующие закономерности в развитии народов. В «Предъизвесчении» (предисловии) к «Истории Российской» Татищев упоминал имя X. Вольфа как человека, на идеи которого он опирался при написании своего труда. В «Истории Российской» он писал о необходимости знания истории представителями различных профессий. Она нужна богослову, юристу, медику, политику, военачальнику и др., так как всем им необходимо «древнее знание» по своим специальностям. Нравственная роль истории заключается в том, что она свидетельствует «как добродетель постоянно вознаграждалась, порок наказывался». Этим утверждением Татищев указывал, что знание истории нужно, прежде всего, для понимания и осознания будущего.
  История человечества есть ни что иное, как развитие человеческого разума — «всемирного умопросвесчения». Исходя из этого, Татищев выделил три ступени в развитии человечества. В 1733г. свои взгляды Татищев обстоятельно изложил в философском произведении «Разговор двух приятелей о пользе наук и учили», где обосновал свое видение истории человечества и становление процесса научного знания. Татищев сравнивал развитие человечества с развитием человека: «како разделяете состояние всего мира на станы младенческий, юношеский и протчее». В разных формах такое представление будет распространено в науке вплоть до XX в. У Татищева же оно имеет определенное своеобразие, навеянное духом Просвещения. Более краткую характеристику каждого этапа Татищев привел в «Предъизвесчении» к «Истории Российской».
  Первый шаг к «всемирному умопросвесчению» — это есть «обретение букв, благодаря которым человек смог сохранить в своей памяти произошедшие события. Данный этап Татищев определяет как младенчество. Эпоха младенчества — это время до письменное, когда люди жили по естественному закону. В этот период истории они как «...младенец без речения другим и ближним себе своего мнения и желания изобразить и... разуметь, ниже... в памяти для предбудущей пользы сохранить может...». Тогда все держалось одной только памятью. Но она не у всех была одинаково «твердая и со временем мало кто мог сохранить в ней правила и законы, которые остались от предков. Татищев считал, что младенчество начиналось в условиях непосредственного общения с Богом. И хотя Бог заботился о тех, кто живет на земле, сам человек не становился от этого лучше, так как не было письменности, и из-за ее отсутствия «...мало им такое наставление помогало и большая часть ослепяся буйством, в невежество суеверия впали, сквернодейства и свирепости, яко же протчие самим вредителъные обстоятельства и поступки за благополучие и пользу почитали».
  Юность, второй этап в развитии человечества, связывалась у Татищева с пришествием Христа. Дохристианский мир погряз в «мерзости» языческого кумирослужения. Учение же Христа принесло с собой не только душевное спасение, но и прежде всего благодаря этому «все науки стали возрастать и умножаться, идолопоклонничество и суеверие исчезать». Но на этом этапе развития можно увидеть препятствие в распространении знаний, причиной которого становится церковь, устраивавшая гонения на науку, мешая в распространении знаний посредством сжигания рукописных книг.
  «Мужеский стан» является третьей ступенью развития. Свое начало она берет с «обретения теснения книг», так как книгопечатание открыло миру свет на многие вещи и принесло человечеству огромную пользу. Ученый, рассматривая этот этап, стремился в дальнейших своих изысканиях уделить должное внимание положению дел в России. И в связи с этим отмечал, что сейчас из-за отсутствия в России вольного книгопечатания и вольного «книгопродавства» «...наукам нуждным распространяться не возможно, и из древних, полезных нам письменные книги распродадут, что оных впредь знать не будут».
  У Татищева сложился «прямолинейный» вариант концепции поступательного «восходящего» хода истории. Сам прогресс он связывал с развитием научных знаний и представлений, а не с развитием социально-экономических отношений. Решающим критерием в данной периодизации служило идейное развитие общества, истории и его культуры.
  В предложенной Татищевым классификации наук история была отнесена к «полезным» вместе с письмом, грамотой, красноречием, греческой риторикой, иностранными языками, математикой, геометрией, механикой, оптикой.
  Развивая идеи о «естественном праве» и «общественном договоре», Татищев строит свое учение о государстве и политическом устройстве общества. Основой общественного строя является естественный закон, заложенный самой природой человека. Сам человек «недостаточен», поэтому ему необходимо «сообчество». Таким сообществом первоначально будет семья. По мере развития отношений семья перерастает сначала в род, затем в род с усложненной структурой, город-государство и монархическое государство. Татищев предложил классификацию форм правления, существовавших в мировой истории. Он выделил монархию — правление «...единовластное, как то Россия, Франция, Дания, Гишпания и прочие... единым государем правится». Другая форма правления — это «аристократия, или избранными неколиками персонами, как видим веницианское правление». Следующая форма — «демократия, или общенародное, когда общества... от себя выбирая, определяют, как то Галандия, Швейцария и многие малые республики». Выбор формы правления, по мнению Татищева, определяется географическими факторами. В основе лежит территория, естественная ее защита (например, островное положение государства, защита в виде гор), соседи. «Великие же и от соседей небезопасные государства, без самовластного государя быть и в целости сохраниться не могут» — так Татищев обосновывал изначальное становление монархии в России. Он прослеживал формирование и развитие единодержавия на различных исторических примерах, следуя хронологии событий. Исследователь констатирует, что как только «сделалась аристократия», то «государство ... в такое бессилие» пришло. При сильном же правителе (например, Владимире I) Русь «в славе, чести и богатстве непристанно процветала и в силе умножилась». Для большей убедительности своих доводов Татищев приводил примеры из мировой истории. Ассирия, Египет, Персия, Рим и другие государства были прочны до тех пор, пока сильной являлась власть монарха. В России, по мнению Татищева, наиболее приемлемой формой правления являлась монархия, так как в родном отечестве он «видит и низкий уровень просвещения, и сепаратизм отдельных областей, преодолеть который в состоянии только сильная центральная власть», видевшаяся ему «в форме единовластия». Сам Татищев принимал активное участие в событиях 1730 г., где выступил в стане «мятежников», но позднее под давлением «монархистов» принял их сторону. При Елизавете Петровне им была написана повествующая о недавних событиях записка «Произвольное и согласное рассуждение... о правлении государственном», в которой Татищев, подчеркивая преимущества единодержавия, выдвигал предложения конституционного характера. Он предусматривал создание «Внешнего правления», состоящего из 21 человека, и «другого правительства», включавшего 100 человек, как прообраз парламента для занятий «делами внутренней экономики».
  Татищев понимал необходимость использования и опоры на опыт и произведения предшественников. В своей работе он активно использовал материалы и дела «российских древних государей и народов касающиеся», находившиеся в российских архивах и библиотеках других государств. Из произведений иностранных авторов Татищев широко использовал материалы «Кромерова о Польше, Гельмольднева и Арнольдовна о славянах, Плиниева География, Кирхеровы примечания о татарской хронологии» и др.
  Хотя первое место Татищев отводит изучению отечественной истории, он отмечал, что знание иностранной истории необходимо. Во-первых, потому, что иначе «своя не будет ясна и достаточна». Во-вторых, знания «о других государствах, в каком состоянии находятся, с кем в какую перемену пришло и в каком состоянии находятся, с кем когда прение или войну о чем имели, какие договора о чем поставлено и утверждено» важны как для правителя, так и каждого образованного человека.
  Исторические источники
  Татищев подробно описал различные исторические источники, которые он собирал во время своих поездок за границей и по России. Он не только констатировал факт существования того или иного манускрипта, но и описывал местонахождение списка, время и место приобретения и хранения. Исследователь также разграничивал найденные и используемые в работе исторические источники по их профилю и назначению, выделял внешние; признаки материала: стиль и язык написания, что помогло ему датировать время появления источника.
  Ученый переписывал, систематизировал материал, который тщательно собирал во время всех своих поездок и выполнения служебных поручений. Все исторические источники Татищев распределил на 4 категории «по верности сказанного», т.е. по степени их достоверности: 1) автор — участник, описываемых событий; 2) автор — современник происходившего; 3) автор — писал позже, но на основе документов; .4) автор — соотечественник, хорошо знающий язык, а не иностранец.
  Работая над «Историей Российской»; Татищев столкнулся с трудностями, одной из которых был сбор исторических источников. Он неоднократно выступал с предложением в АН (Академии Наук) приступить к собиранию рукописных источников и сообщал по этому поводу библиотекарю-Академии наук И.Д. Щумахеру: «мое предложение о собрании манускриптов не бесполезно, быть может, и чем ранее оное начнется, тем более собрать можно», так как «за продолжением времени многое нечаянно гниет, которого после сыскать не можно». Татищев также высказывал мысль о том, что успешное исследование истории России невозможно без широкого издания исторических источников. Татищев подготовил проект публикации некоторых исторических памятников, о котором он сообщил И. Д. Шумахеру в письме от 14 января 1740г.: «В собрании русских древностей сообсчить ... русских есче не печатано и для того можно сие за первую часть почесть ... II часть может духовные великих князей зделать, в III некоторые старинные грамоты, в IV соборы, бывшие в Руси».
  Татищеву постоянно требовались новые источники для написания своих произведений. В этом же письме Татищев указывает на необходимость прислать ему старый киевский летописец «имянуемого Феодосиева», описания шведских авторов, «яко Руфбека и Шифера», финские «гистории на латинском и шведских языках». Упоминая о бунте 1682 г., ученый отмечал, что в его распоряжении находятся два произведения об этом событии — графа Матвеева и старца Медведева. При этом ученый подчеркивает информационную значимость работы последнего, так как в «оной все надлежащие документы собраны».
  Татищев собирал и хранил у себя рукописи, необходимые ему для работы. Это и «История Курбского о Казанском походе...; Попова, архимандрита Троицкого монастыря, от царствования царя Иоанна II до царя Алексея Михайловича; О Пожарском и Минине, о польских временах...; Сибирская история...; Истории, написанные по-татарски» и др. Многие источники имелись у ученого не в единственном экземпляре и варианте (в частности, история о казанском походе наличествовала у Татищева не только под авторством А. Курбского, но и как произведение неизвестного автора). Татищев не копировал и переписывал древние источники, а стремился к их критическому осмыслению. Многие документы, используемые Татищевым в работе над «Историей Российской», не дошли до последующих поколений ученых и, скорее всего, навсегда утеряны для науки. Уже в XIX в. возникает дискуссия по поводу так называемых «татищевских известий». Ставилось под сомнение определение Татищева как историка па том основании, что он использовал источники, до нас недошедшие. Его работа в этом случае признавалась очередным летописным сводом, автор которого приукрашивал текст, изменял смысл, включал недостоверные сведения. Отсутствие сведений и материалов, подтверждающих правоту и достоверность сведений автора «Истории Российской», расценивается исследователями как преднамеренная компиляция.
  Начиная с А. Шлецера историки, среди которых был и Н.М. Карамзин, обвиняли Татищева в недобросовестности. Многие авторы забывали о том, что добросовестность и достоверность его сведений не одно и то же. В настоящее время дискуссия по поводу «татищевских известий» продолжается, но при любой точке зрения «Историю Российскую» необходимо рассматривать как важный исторический труд, не забывая о критическом подходе к нему, как, впрочем, и к любому другому историческому произведению.
  В своем исследовании Татищев производил тщательный критический отбор материала, в том числе и летописного. Поэтому мы связываем с его именем важный опыт критического анализа источников. Татищев обратил особое внимание на русское летописание, сам занимался поиском и перепиской летописей. В 1735 г. И.Д. Шумахер получил от него Новгородскую летопись, которую обещал напечатать. Летопись представляла для Татищева большой научный интерес, так как позволила ему заполнить «многие места в истории», «родословия князей» и «хронологии», высказать предположение, что в Древней Руси не существовало единой системы при составлении летописных известий. Каждый князь отдельной земли, каждый монастырь вел свой собственный летописный свод, с наиболее выгодной для себя позиции. Татищев использовал недошедшие до нас летописные материалы, например Раскольничий летописец, а также летописец Южной Руси — Галицинский манускрипт. Тем самым ученый указывал на существование не только центрального, но и местного летописания. Татищев черпал сведения в архивах Казани, Астрахани, Сибири. Многие документы находились в библиотеках частных лиц, и доступ к ним для Татищева не всегда был открыт. Сам Василий Никитич в «Предъизвесчении» сетовал на то, что не может сослаться в своей работе на источники, «кроме находясчихся в постоянном государственном книгохранилище и монастырях». Ученый использовал гораздо более широкий круг источников, чем его предшественники.
  Отдельные главы его произведения повествуют об Иоакимовской летописи — «О истории Иоакима епископа Новгородского» (глава 4), «Несторе и его летопися». Так Татищев не только сохранил описание Иоакимовской летописи, но и дал ей критическую оценку, в частности отмечал «сходство ее с польскими авторам».
  Татищев обработал произведения иностранных авторов, содержащих сведения по русской истории: «Для изъяснения русской истории ... потребно паче всех польские и древние шведские гистории». Изучая произведения зарубежных авторов, Татищев неоднократно сталкивался с проблемой переводов. Сам он сетует в письме, направленном в АН (Академию Наук) от 22 ноября 1736 г., что интересующие и необходимые ему иностранные истории «на таких языках писаны, которых не всяк руской разумеет». Для этого Татищеву требуются переводчики, которых «...при Академиии... на то способнейших ... не оскудевает».
  В иностранных источниках много «недоразумений» по российской истории. Об этом он писал К.Г. Разумовскому в 1747 г.: «Ноне я, получа из Немецкой земли новоизданные книги исторические, в которых много касается России, желая из оных нечто к сочиняемой мной истории почерпнуть, но, читая с великою досадою, великие неточности нахожу, а паче клеветы бесстыдные горечь наносят». Ученый выявил «многие лжи и злобные поношения и клеветы» и «колико возможно оные неправности обличить и темности изъяснить». «Европейские историки о многих древностях правильно знают», но «сказать бес читания наших не могут», — в этом Татищев был убежден. К созданию «Истории Российской» его подтолкнуло не только «написание географии», но и иностранное «невежество» и «незнание».
  Татищев обратил внимание на такие исторические источники, как «древние церковные истории». Интерес к церковной литературе объясняется тем, что, находясь на Урале в качестве начальника горнозаводской промышленности региона, он наблюдал распространение учения «старо или паче пустоверцев». Для этого как раз и необходимо издание «древних церковных гисторий», которых «большей части на руском языке нет, а некоторые переведены, да или не совсем исправно, или темно и невразумительно».
  М.Н. Тихомиров в своей классификации исторических источников, используемых Татищевым в работе, выделял летописи, древние сказания, сочинения различных исторических деятелей, биографии, а также «браки и коронования».
  «История Российская»
  В 1719 г. Петр I специальным объявлением в Сенате «определил» Татищева к «землемерию всего государства и сочинению обстоятельной российской географии с ланд картами». Приступив к изучению географической науки, Василий Никитич пришел к выводу, что «нельзя написать географию России без знания ее истории». Работа по написанию труда по родной истории с начала 1720-х гг. становится главным делом жизни. Итогом явилась «История Российская».
  В послании к К.Г. Разумовскому (президенту Академии наук в 1746-1765 гг.) от 24 августа 1746 г. ученый писал: «...я чрез 25 лет трудяся о собрании весьма всем нужной и полезной обстоятельной русской истории», В более раннем письме к И.И. Неплюеву от 31 декабря 1743 г. Татищев отмечал, что «...о сочинении обстоятельной древней истории и географии чрез 23 года... тружуся».
  Взявшись за написание труда, Татищев ставит перед собой несколько задач. Во- первых, выявить, собрать и систематизировать материал и изложить в соответствии с летописным текстом. Во-вторых, объяснить смысл собранного материала и установить причинную связь событий, сопоставить русскую историю с западной, византийской и восточной.
  Работа Татищева по написанию «Истории Российской» шла довольно медленно. Приступив к изучению и сбору материалов в 1721 г., ученый в ноябре 1739г. представил в АН «Предъизвесчение гисторий руской», написанное на древнем наречии.
  Прибыв в 1739 г. в Санкт-Петербург, Татищев многим показывал свою «Историю Российскую», «требуя к тому помосчи и разсуждения, дабы мог что пополнить, а невнятное изъяснить». Работа Татищева не встретила одобрения. Сопротивление оказали духовенство и иностранные ученые. Концепция ученого и для тех и для других была неприемлемой. И, как он с горечью отмечал в своем «Предъизвесчении», «явились некоторые с тяжким порицанием, якобы я в оной православную веру и закон ... опровергал». «Порицания» в адрес ученого вызывало толкование сюжетов из истории церкви. Его обвиняли в вольнодумстве. Тогда Татищев отправил свою «Историю Российскую» новгородскому архиепископу Амвросию, прося его «о прочитании и поправлении». Архиепископ не нашел в работе Татищева «ничего истине противнаго», однако просил его сократить спорные моменты: «... о апостоле Андрее, о владимирском образе Пресвятыя Богородицы, делах и суде Константина митрополита, о монастырях и училисчах, о новгородском чуде от образа Богородицы знамениа». Обескураженный нападками со стороны церкви и не чувствуя поддержки со стороны АН, Татищев не решился протестовать открыто. Не только поднятые им вопросы церковной истории послужили поводом для отторжения труда, но и главенство в АН иностранных ученых, преимущественно немцев по происхождению.
  «Предъизвесчение» Татищева является не только предисловием к его «Истории Российской», но и изложением важнейших мировоззренческих основ. Он предложил свою периодизацию истории Отечества. Первый период охватывает события с 862 по 1238 г. и посвящен описанию деятельности русских князей. Время с 1238 по 1462 г. является вторым периодом. Следующий описываемый этап в истории — это 1462-1577 гг. так и остался незакопченным в изложении Татищева.
  «История Российская» Татищева состоит из 5 книг, которые включают в себя 4 части.
  Первая книга Татищевым разделена на две части. Первая часть целиком посвящена характеристике и истории различных пародов, населявших Восточно-Европейскую равнину в древности. В отдельных главах он говорит о «сорматах, скифах, гетах, готах, болгорах, торках, половцах, печенегах, уграх, обрах, роксоланах» и др. В этой части содержится информация о становлении представлений у разных народов. Разные представления о течении времени, продолжительности и начале года вызывали расхождения, по мнению Татищева, в русских «манускриптах», когда «одно дело в разных годах положено». Он учитывал возможность серьезных разногласий в датировке событий.
  Вторая часть книги посвящена древней истории Руси. Ее рамки охватывают 860-1238 гг. Особое внимание в ней уделено вопросу о роли варяжского влияния на развитие и становление древнерусского государства. В 17 главе «Из книг северных писателей, сочиненное Сигфридом Беером» дан пересказ статьи Г.З. Байера, напечатанный в научном сборнике «Комментарии Санкт-Петербургской Академии наук», издававшемся АН. Вопрос о варягах явился одним из наиболее спорных у Татищева. Норманнистские взгляды Байера находились в противоречии с татищевской точкой зрения. По мнению Байера, государство славянам было принесено Рюриком и его товарищами, которые его и создали. Вследствие этого уровень развития славян был гораздо ниже, чем у варягов, выходцев из Пруссии. Сам Татищев в главе 31 «Варяги, какой народ и где был» (первой части) рассматривал возможное происхождение имени варягов. При этом автор отмечает, что о сем народе русские древние историки нередко упоминают». Татищев подчеркивал факт долгого правления варяжской династии «от 862 года по 1607 год». Он не подвергает сомнению существование Рюрика и считает его родоначальником русских князей. Сомнение у ученого вызывали известия, указывающие на место обитания этого народа. Сравнивая различные летописные сведения, а также апеллируя к мнениям иностранных исследователей, Татищев приходит к выводу о том, что «пришествие их является из Финляндии», а значит, начало они свое берут «от королей или князей финляндских».
  Отмечал Татищев и то, что в русских хрониках и летописях отсутствуют указания на происхождение рода Рюриков «от прусов и царей римских». Известия о происхождении русских князей «от цесаря Августа произшествие» он почитал за «скаску», так как у Августа после смерти не осталось ни одного наследника, так же как и у его брата. Приводимые Татищевым факты в защиту финского происхождения Рюрика сводятся к следующему: во- первых, у финнов, как и руссов, «видный цвет волос их... рыжих». Во-вторых, при древнем финском городе Абове (вероятно Татищев имеет ввиду город Або). есть место под названием «Русская гора, где... издавна жили руссы». В качестве аргумента финского происхождения варягов Татищев рассматривает этимологию их имени. Сами шведы трактовали название варяг как «варг», т.е. «волк». В то время именно так называли разбойников, которые пиратствовали на море. Это наименование было «не сусчественное Швеции», но могло принадлежать и финнам, так как «разбойников волками едва не всюду» звали. Хотя Татищев уделял внимание «варяжскому вопросу», но их роль в становлении древнерусского государства считал незначительной, отводя им около 40 страниц. Татищев критически отнесся к различным версиям о происхождении Рюрика и высказывал свою точку зрения. Стоит отметить и то, что Татищев пытался объяснить ошибки Байера тем, что ему «русского языка, следственно руской истории, недоставало», а также тем, что он использовал при написании статьи «неисправной» «Степенной книги» (литературный исторический источник второй половины XVI в.), которую «переводивший ему не умел порядочно изъяснить». Татищев подчеркивал «пристрастность» Байера, который выводил начало рода Рюрика из Пруссии.
  Татищева интересовала проблема происхождения славян и их имени. В 33 главе первой части «Славяне от чего, где и когда названы» он приводит различные точки зрения из Степенной новгородской книги, сведения иностранных «писателей», «польских авторов». Суть представленных мнений сводилась к выведению происхождения славян от различных библейских персонажей, таких, как Афет, Скиф, Мосох. Но Татищев очень осторожно подходил к вопросу выведения названий народов подобным образом, так как это не всегда согласовывалось с дальнейшими дошедшими до него источниками. Словесное толкование названия привело Татищева к выводу, что предками славян являлись греческие амазонки. Он полагал, что имя славян имеет греческое происхождение и звучит как «алазоны» и в переводе означает «блестящие» или «славные». Но постепенно их название изменилось на «амазонки».
  Во второй, третьей и четвертой частях «Истории Российской» Татищев ведет свое повествование в хронологическом порядке. Наиболее законченный вид имеет вторая часть произведения. Дело в том, что Татищев не только написал ее на древнем наречии, но и переложил на современный ему язык. Это, к сожалению, не было сделано с последующим материалом. Данная часть знаменательна еще и тем, что в дополнении I к ней Татищев составил примечания, где дает комментарии к тексту, которые составляют приблизительно пятую часть написанного. Татищев так и не довел четвертую часть своего произведения до запланированных временных рамок (1613 г.), закончив повествование 1577 г. Хотя в личном архиве Татищева были обнаружены материалы о более поздних событиях, например о царствовании Федора Иоановича, Василия Иоановича Шуйского, Алексея Михайловича и др.
  Работая над «Историей Российской» Татищев понимал, что «неудобно в древней истории все одному изследовать». Поэтому он обратился за помощью к П.И. Рычкову, видному историку, географу, экономисту того времени. Ученый послал ему «из первой части... истории главу 18» и просил «оную разсмотря погрешности исправить, недостатки дополнить и колико заблагоразсудите, яснейшею и полнейшую зделав, ко мне прислать...». Глава «о татарах» была отправлена Рычкову не случайно, так как в это время он являлся асессором оренбургской канцелярии и, так же как и Татищев, собирал материал о живущих на территории края народах. Ко всему прочему, Татищев полагал, что Рычкову «большему о том известно». Рычков отнесся с большим интересом к работе Василия Никитича.
  Уединившись в своем имении Болдино после многочисленных скитаний и ссылок, Татищев продолжает целеустремленно работать над написанием «Истории Российской». К концу 1740-х гг. относится решение Татищева начать переговоры с АН об издании своего произведения. Большинство членов Петербургской АН было настроено благожелательно. Это объясняется изменением общей ситуации в стране. К власти пришла Елизавета Петровна. Национальная наука в ее лице обрела государственную поддержку.
  Историческое значение работ Татищева
  В «Истории Российской» Татищев делает упор на политическую историю государства, а социально-экономические и культурные факторы остаются за рамками исследования. Развитие истории у Татищева связано с деятельностью конкретных исторических личностей (князей, царей). В описываемый период времени подобный подход был характерен не только для русских исследователей, но и для европейской науки в целом. Хотя Татищев и стремился установить причинно-следственную связь событий, но она сводилась к описанию тех или иных исторических личностей, а, следовательно, к их воле. Это делает произведение одним из наиболее значимых в становлении исторической науки в России в первой половине XVIII столетия. Мы наблюдаем прагматический подход в изложении материала. С точки зрения рационалиста и прагматиста Татищев являлся родоначальником исторической науки в России. «Историю Российскую» Татищева использовали как основу для своих произведений М.В. Ломоносов, Г.Ф. Миллер, И.Н. Болтин и др.
  Благодаря Татищеву до нас дошли такие исторические источники, как «Русская Правда», Судебник 1550г., «Степенная книга». Они были опубликованы после смерти Татищева благодаря усилиям Миллера.
  Своими изысканиями Татищев положил начало становлению исторической географии, этнографии, картографии и ряда других вспомогательных исторических дисциплин. В ходе научной и практической деятельности Татищев все глубже осознавал необходимость исторических знаний для развития России и стремился убедить в этом «власть имущих». По мнению Н.Л. Рубинштейна, «История Российская» В.Н. Татищева «подвела итог предшествующему периоду русской историографии... на целое столетие вперед».

Литература

  Алпатов М.А. В.Н. Татищев и западноевропейская история // Проблемы истории общественной мысли и историографии. М., 1976.
  Кузьмин А.Г. Татищев // Великие деятели России. М., 1996.
  Кузьмин А.Г. Татищев. М., 1987.
  Рубинштейн Н.Л. Русская историография. М., 1941.
  Татищев В.Н. Записки. Письма. 1717-1750 гг. М-, 1990.
  Татищев В.Н. Избранные произведения. Л., 1979.
  Татищев В.Н. История Российская. М.; Л,, 1963.

 
© www.txtb.ru