Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


ВВЕДЕНИЕ

  Что побудило авторов попытаться разобраться в вопросе: «Что такое методология?» Казалось бы, всем ученым это понятно, так как в каждой диссертации - как кандидатской, так и докторской - они говорят о методологических основах их исследования. На самом деле во многих областях науки исследователи довольно часто проявляют удивительно малую осведомленность или вовсе девственную неосведомленность о науке вообще и о методологии в частности. Нередко бытует предубеждение против методологии, понимаемой весьма упрощенно - как некоторой абстрактной области философии, не имеющей прямого отношения ни к конкретным научным исследованиям, ни к потребностям практики.
  Недостаточный интерес исследователей к вопросам методологии объясняется также тем обстоятельством, что в самой методологии остается много неясного в ее сущности, в вопросах соотношения методологических и теоретических проблем науки, соотношения методологии и философии.
  Тем более туманной, неясной областью является методология для практических работников сферы производства, (мы рассматриваем производство в самом широком смысле - как материальное, так и духовное производство), для работников искусства и т. д. - то есть для всех специалистов, не занимающихся профессионально научной деятельностью.
  Эти неясности имеют свои исторические причины. Чтобы понять их суть и происхождение, рассмотрим сначала современные общие энциклопедические определения методологии.
  «Методология (от «метод» и «логия») - учение о структуре, логической организации, методах и средствах деятельности» [21, 227].
  «Методология - система принципов и способов организации и построения теоретической и практической деятельности, а также учение об этой системе» [254].
  Эти определения мы, пока условно, возьмем за основу и будем ими пользоваться временно в этом разделе. В том числе, с позиций этих определений проанализируем сложившиеся в литературе подходы.
  Во-первых, методология вообще долгое время рассматривалась дословно лишь как учение о методах деятельности (метод и «логос» - учение). Подобное понимание методологии ограничивало ее предмет анализом методов (начиная с Р. Декарта [60]). И такое понимание методологии имело свои исторические основания: в условиях классового общества, разделения труда на труд умственный и физический (по К. Марксу), относительно небольшая группа людей «умственного труда» задавала цели деятельности, а остальные трудящиеся «физического труда» должны были эти цели исполнять, реализовывать. Так сложилась классическая для того времени психологическая схема деятельности: цель - мотив - способ - результат. Цель задавалась человеку как бы «извне» - ученику в школе учителем, рабочему на заводе начальником и т.д.; мотив либо «навязывался» человеку также извне, либо он его должен был сам себе сформировать (например, мотив - заработать деньги, чтобы прокормить себя и свою семью). И, таким образом, для большей части людей для свободного проявления своих сил, для творчества оставался только один способ: синоним - метод (подробнее это явление и его последствия разбираются в [164]). Отсюда и бытовавшее узкое понимание методологии.
  Действительно: в философском словаре 1972 года издания читаем: «Методология - 1) совокупность приемов исследования, применяемых в какой-либо науке; 2) учение о методе познания и преобразования мира» [253]. Такое узкое трактование методологии встречается и поныне: «Понятие «методология» имеет два основных значения: система определенных способов и приемов, применяемых в той или иной сфере деятельности (в науке, политике, искусстве и т.п.); учение об этой системе, общая теория метода, теория в действии» - «Основы философии науки» 2005 года издания [184].
  Во-вторых, традиционно сложилось представление, что методология практически целиком относится к науке, к научной деятельности. Вплоть до того, что до последнего времени, когда звучало слово «методология» как бы неявно подразумевалось, что речь идет о методологии науки вообще или методологии какой-то конкретной науки - математики, химии и т.п. Но научная деятельность является лишь одним из специфических видов человеческой деятельности, наряду с искусством, религией и философией. Все остальные профессиональные виды деятельности человека относятся к практической деятельности. На все эти виды деятельности также должно распространяться понятие методологии, в том числе понятие методологии практической деятельности, методологии художественной деятельности и т.д., о чем мы будем говорить ниже.
  В-третьих, в гуманитарных, в общественных науках, а в более общем виде - в науках слабой версии (см. главу 2), в силу недостаточного уровня развития их теоретического аппарата в былые годы, да, в общем-то, и теперь, сложилась тенденция относить к методологии все теоретические построения, находящиеся на более высокой ступени абстракции, чем наиболее распространенные, устоявшиеся обобщения. Например, В.И. Загвязинский [70] так определяет методологию педагогики: «Методология педагогики - это учение о педагогическом знании и о процессе его добывания, то есть педагогическом познании. Она включает:
  1) учение о структуре и функции педагогического знания, в том числе о педагогической проблематике;
  2) исходные, ключевые, фундаментальные, философские, общенаучные и педагогические положения (теории, концепции, гипотезы), имеющие методологический смысл;
  3) учение о методах педагогического познания (методология в узком смысле слова)».
  В этой цитате, с позиций современного понимания методологии:
  - пункт первый к методологии педагогики не относится, это предмет самой педагогики, в частности теоретической педагогики;
  - пункт второй. Да, действительно, теория играет роль метода познания (см. главу 2). Но в том смысле, что предшествующие теории являются методом для дальнейших исследований, в том числе для построения последующих теорий. Но, раз здесь теории рассматриваются в этом смысле, в смысле метода, то пункт второй целиком поглощается пунктом третьим;
  - пункт третий относится только к методам педагогического познания. Но, как уже говорилось, структура деятельности ученого-исследователя значительно шире, чем только методы.
  Таким образом, в этом определении наличествует, с одной стороны, раздвоенность, неоднозначность предмета методологии. С другой стороны - его зауженность. А подобные подходы к определению методологии довольно типичны. Действительно, в недавно изданной «Методологии научного исследования» автор книги Г.И. Рузавин пишет: «Главная цель методологии науки - изучение тех методов, средств и приемов, с помощью которых приобретается и обосновывается новое знание в науке. Но, кроме этой основной задачи, методология изучает также структуру научного знания вообще, место и роль в нем различных форм познания и методы анализа и построения различных систем научного знания» [216]. Наличие союзов «и», слов «а также», «кроме того» лишний раз говорит о многозначности, неопределенности, расплывчатости предмета методологии в данном определении.
  Другой вариант раздвоения предмета методологии, тоже часто встречающийся - это попытки соединить в предмете методологии сознание и деятельность. «Методология является дисциплиной об общих принципах и формах организации мышления и деятельности» [148]. «Методология - тип рационально-рефлексивного сознания (?! - уж, казалось бы, что вторая часть слова «методология» - логия - указывает, что это учение, а уж никак не какой-то тип сознания; А, Д. Н), направленный на изучение, совершенствование и конструирование методов ... в различных сферах духовной и практической деятельности» [155]. «В сфере общей методологии методолог изучает и конституирует «законы» мышления и деятельности как таковые .» [155].
  Кроме того, в физико-математических, в технических науках широко распространилось совсем уже упрощенное трактование понятия «методология» - под методологией стали понимать либо лишь общий подход к решению задач того или иного класса, либо путать методологию с методикой - последовательностью действий по достижению требуемого результата. Обе трактовки имеют право на существование, но являются слишком узкими.
  В-четвертых, некоторые авторы разделили методологию (имея в виду методологию науки) на два типа: дескриптивную (описательную) методологию - о структуре научного знания, закономерностях научного познания и т. д.; и нормативную (прескриптивную) методологию - прямо направленную на регуляцию деятельности и представляющую собой рекомендации и правила осуществления научной деятельности [110, 272 и др.]. Но такое разделение опять же ведет к раздвоению, неоднозначности предмета методологии. Очевидно, в данном случае следовало бы говорить о двух разных функциях - описательной и нормативной одного учения - методологии.
  В-пятых. Для появления такой неопределенности и многозначности предмета методологии были свои причины. Дело в том, что методология как таковая, в первую очередь методология науки, в советские времена стала оформляться лишь в 60-е - 70-е годы прошлого века. До этого, да и в те времена, партийными органами считалось, что вся методология заключена в марксистско-ленинском учении, и всякие разговоры о какой-либо еще «методологии» вредны и опасны. Несмотря на это, методология науки, благодаря трудам П. В. Копнина, В.А. Лекторского, В.И. Садовского, В.С. Швырева, Г.П. Щедровицкого, Э.Г. Юдина и других авторов стала развиваться. И в этом их огромная заслуга, поскольку они смогли противостоять идеологическому давлению. Но, в то же время, они поделили методологию (рассматривая только лишь методологию науки) на четыре этажа (см., например, [147, 155, 272 и др.]):
  - философский;
  - общенаучный;
  - конкретно-научный;
  - технологический (конкретные методики и техники исследования).
  Это разделение методологии было признано практически всеми методологами и стало подобием «священной коровы» - оно не подвергалось сомнению. Но такое деление привело к тому, что ученые должны были заниматься методологией или использовать ее в своих исследованиях лишь на каком-то определенном «этаже» - порознь. А единая картина? А единая методология? И эту путаницу в методологии мы имеем до сих пор.
  Действительно, судя по всему, верхние первый и второй этажи вышеуказанной конструкции строения методологии отведены для философов. Но философы сами конкретных научных исследований не ведут (за исключением собственно философских исследований). Они анализируют лишь наиболее общие результаты, полученные в различных отраслях научного знания в прошлых исследованиях, как правило - в прошлых десятилетиях, а то и столетиях. Их труды, поэтому, следует отнести, в основном, к гносеологии как науке о познании, логике науки и т.д., то есть к тем аспектам, которые связаны с наукой как со сложившейся системой научных знаний (прошлая деятельность умерла, остались лишь ее результаты). А ученым - представителям конкретных наук: физикам, химикам, педагогам и т.д. - нужна методология (как наука об организации деятельности - см. ниже) как оружие их собственной деятельности для проведения их собственных исследований, проводимых в настоящее время. Кроме того, работы философов по проблематике гносеологии и методологии зачастую написаны настолько сложным, заумным языком, что для «простых» ученых они просто недоступны.
  Далее, третий сверху «этаж» отведен как бы методологам конкретных наук - методологам физики, биологии, психологии и т.д. Но позиция, положение этих методологов «зависает» - они уже не философы, но и не собственно ученые, которые добывают новое научное знание. Эти методологи, как правило, в конкретные методики и техники научных исследований не вникают. Поэтому их результаты редко представляют интерес для исследователей в конкретных предметных областях.
  А конкретными методиками и техниками исследований вроде как должны заниматься «простые» ученые (четвертый этаж), зачастую в значительном или в полном отрыве от верхних этажей такого строения методологии.
  Таким образом, подводя итог краткому вводному экскурсу в методологию научного исследования (методологию науки), приходится констатировать, что при всем большом объеме накопленных полезных материалов, в ней сложилась парадоксальная ситуация: с одной стороны, многозначность ее предмета, с другой стороны - его зауженность.
  В-шестых. В последние десятилетия, в первую очередь благодаря работам и просветительской деятельности Г.П. Щедровицкого [186, 266 и др.], стали формироваться группы специалистов, называющих себя «методологами» а свое научное направление «системомыследеятельностной» методологией. Эти группы методологов (О.С. Анисимов, Ю.В. Громыко, П.Г. Щедровицкий и др.) стали в различных регионах страны проводить «организационно-деятельностные игры» с коллективами работников сначала в сфере образования, затем сельского хозяйства, с политологами и т. д., направленные на осмысление инновационной деятельности, что принесло им довольно широкую известность, хотя мнения об их деятельности, зачастую, бывают весьма противоречивы.
  Параллельно с этим в печати стали появляться публикации ученых, посвященные анализу и научному обоснованию инновационной деятельности - в образовании, в инженерном деле, в экономике и т.д. [16, 22, 35, 63, 73, 222, 223 и др.].
  Кроме того, в последние годы среди программистов распространился термин «методология» совсем в новом «звучании». Под методологией программисты стали понимать тот или иной тип стратегии, то есть тот или иной общий метод создания компьютерных программ [10, 248].
  Так, по сути дела, наряду с методологией научноисследовательской деятельности стало формироваться новое направление - методология практической деятельности. А их, по мнению авторов, необходимо рассматривать в одном ключе, с единых позиций, а именно с позиций современного проектно-технологического типа организационной культуры (см. ниже).
  В целом же, вероятно, основной объективной причиной появления различных неоднозначных толкований понятия «методология» является то обстоятельство, что человечество перешло в новую постиндустриальную эпоху своего развития, сопровождаемую такими явлениями как: информатизация общества, глобализация экономики, изменение роли науки в обществе и т. д.
  Теперь, когда мы рассмотрели причины расплывчатости и неоднозначности предмета методологии, сложившиеся в литературе, перейдем к формулированию собственных позиций авторов данной книги. Зададимся вопросом - а чем принципиально методология науки (методология научной деятельности, методология научного исследования - синонимы) отличается от методологии любой другой человеческой деятельности? И чем, в частности, если говорить о методологии науки, методология, например, педагогики как науки отличается от методологии науки психологии? Или методологии физики?
  Действительно, как уважаемый Читатель увидит в дальнейшем, невозможно выделить отдельно какие-либо сугубо специфические для какой-либо конкретной науки методы, принципы или средства исследования. Так, особенности научной деятельности, принципы познания и т. д. едины для всей науки вообще, науки в целом. Требования, например, к эксперименту одинаковы и для физики, и для биологии, и для педагогики, и для любой другой отрасли научного знания.
  Даже, казалось бы, такие экзотические методы, как бурение скважин в геологии или раскопки в археологии - это разновидности опытной работы, также как и в педагогике, и в психологии. Другое дело, что, к примеру, аксиоматический метод: методы математического моделирования широко применяются в физике, а в социологии, в педагогике и т.д. их применение пока что весьма ограничено. Или же наоборот - изучение и обобщение передового опыта широко применяется в педагогике, в экономике, в организации труда и производства, а в физике и химии их применение бессмысленно. Но это лишь специфика применения тех или иных методов, а в принципе же общее строение методологии науки едино.
  Этот тезис подтверждается и личным опытом авторов, которые когда-то учились в Московском физико-техническом институте (в разное время), где математика и физика преподавались, что называется, на уровне высшего пилотажа и где вопросам методологии научного исследования уделялось самое серьезное внимание. При подготовке методологических пособий «Как работать над диссертацией», «Докторская диссертация?», «Образовательный проект» и других [157, 158, 162] авторам пришлось прочитать сотни авторефератов кандидатских и докторских диссертаций, беседовать с коллегами из самых разных отраслей научного знания. И все это позволяет, с одной стороны, утверждать, что общие принципы, средства, методы исследования в разных науках одни и те же. Хотя содержание исследований в разных научных областях - разное. Так что когда мы дальше будем говорить о методологии научного исследования, мы будем иметь в виду методологию научного исследования вообще.
  С другой стороны, один из соавторов (А. Н.) долгое время занимался проблемой формирования трудовых умений. А поскольку умения - это способность осуществлять ту или иную деятельность, то приходилось подробно изучать практические профессиональные деятельности людей разных профессий. Другой соавтор (Д. Н.) много лет занимается вопросами построения и практического применения математических моделей в самых различных отраслях народного хозяйства. И опять же возникает вопрос, который авторы адресуют уважаемому Читателю - а чем принципиально организация практической деятельности учителя отличается от организации деятельности, например, врача? Или инженера? Или технолога? Конечно, содержание деятельностей разное, но в принципах, в методах (способах), в организации практической деятельности и т.д. есть общие основы. Поэтому, когда мы будем говорить о методологии практической деятельности, то будем иметь в виду методологию любой практической профессиональной деятельности.
  Теперь вернемся к приведенным выше двум общим энциклопедическим определениям методологии. Эти определения верны, однако в них имеет место некоторая расплывчатость. В первую очередь, из-за наличия в определении, данном в философском энциклопедическом словаре, диады «теоретическая деятельность» и «практическая деятельность», и возникает, очевидно, множество разных толкова- ний. Так, одни авторы рассматривают методологию как способ, средство связи науки и практики (например, В.В. Краевский [108, 109]). Другие авторы, например,
  Н.А. Масюкова [141] - как средство помощи науки практике. И так далее.
  Попробуем, следуя завету К. Пруткова «Зри в корень!» дать определение методологии, очистив его от излишних наслоений. А такое простое определение напрашивается само собой.
  Методология - это учение об организации деятельности. Такое определение однозначно детерминирует и предмет методологии - организация деятельности. Этим определением мы и будем пользоваться во всем дальнейшем изложении книги.
  В то же время, необходимо отметить, что, наверное, не всякая деятельность нуждается в организации, в применении методологии. Как известно, человеческая деятельность может разделяться на деятельность репродуктивную и продуктивную (см., например, [92]).
  Репродуктивная деятельность является слепком, копией с деятельности другого человека, либо копией своей собственной деятельности, освоенной в предшествующем опыте. Такая деятельность, как, например, однообразная деятельность токаря-операционника в любом механическом цеху, или рутинная повседневная деятельность учителя - «урокодателя» на уровне раз и навсегда освоенных технологий в принципе уже организована (самоорганизована) и, очевидно, в применении методологии не нуждается.
  Другое дело - продуктивная деятельность, направленная на получение объективно нового или субъективно нового результата. Любая научно-исследовательская деятельность, если она осуществляется более или менее грамотно, по определению всегда направлена на объективно новый результат. Инновационная деятельность специалиста-практика может быть направлена как на объективно новый, так и на субъективно новый (для данного специалиста или для данного предприятия, учреждения) результат. Учебная деятельность всегда направлена на субъективно новый (для каждого конкретного обучающегося) результат. Вот в случае продуктивной деятельности и возникает необходимость ее организации, то есть возникает необходимость применения методологии.
  Если методологию мы рассматриваем как учение об организации деятельности, то, естественно, необходимо рассмотреть содержание понятия «организация». В соответствии с определением, данным в [254], организация - 1) внутренняя упорядоченность, согласованность взаимодействия более или менее дифференцированных и автономных частей целого, обусловленная его строением; 2) совокупность процессов или действий, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между частями целого; 3) объединение людей, совместно реализующих некоторую программу или цель и действующих на основе определенных процедур и правил - см. Рис. 1.

Рис. 1. Определение «организации»

Рис. 1. Определение «организации»

  В нашем случае мы используем понятие «организация», в основном, в первом и во втором значении, то есть и как процесс (второе значение), и как результат этого процесса (первое значение). Третье значение также используется (но в меньшей степени) - при описании коллективной научной деятельности, управления проектами в организациях и т. д.
  При таком приведенном выше определении методологии ее можно рассматривать очень широко - как учение об организации любой человеческой деятельности: и научной, и любой практической профессиональной деятельности, и художественной, и игровой и т.д. - с одной стороны. С другой стороны - и индивидуальной, и коллективной деятельности.
  Если исходить из классификации деятельности по целевой направленности: игра-учение-труд [195], то можно говорить о:
  - методологии игровой деятельности (имея в виду, в первую очередь, детскую игру);
  - методологии учебной деятельности;
  - методологии трудовой, профессиональной деятельности;
  В свою очередь профессиональную деятельность можно подразделить на:
  - практическую деятельность как в сфере материального, так и в сфере духовного производства. В этом смысле практической профессиональной деятельностью занято большинство людей;
  - специфические формы профессиональной деятельности: философия, наука, искусство, религия [254]. Соответственно, это: философская деятельность, научная деятельность, художественная деятельность, религиозная деятельность.
  На сегодняшний день представляется возможным изложить методологию научной деятельности (методологию научного исследования) - глава 2, методологию практической деятельности - глава 3; методологию учебной деятельности - глава 5, а также изложить начала методологии художественной деятельности - глава 4, и методологии игровой деятельности - глава 6.
  При этом остается открытой для дальнейших исследований проблема построения методологии философской деятельности (хотя условно можно считать, что философия является одновременно и отраслью науки и на нее, в частности, может быть распространена методология научной деятельности).
  Что же касается методологии религиозной деятельности, то авторы не берутся рассматривать эту сложную и неоднозначную проблему.
  В завершение этого вводного раздела кратко изложим общий замысел и логику построения книги.
  Методология рассматривает организацию деятельности (деятельность - целенаправленная активность человека). Организовать деятельность означает упорядочить ее в целостную систему с четко определенными характеристиками, логической структурой и процессом ее осуществления - временной структурой (авторы исходят из пары категорий диалектики «историческое (временное) и логическое»).
  Логическая структура включает в себя следующие компоненты: субъект, объект, предмет, формы, средства, методы деятельности, ее результат.
  Внешними по отношению к этой структуре являются следующие характеристики деятельности: особенности, принципы, условия, нормы.
  Исторически известны разные типы культуры организации деятельности (см. главу 1). Современным является проектно-технологический тип, который состоит в том, что продуктивная деятельность человека (или организации) разбивается на отдельные завершенные циклы, которые называются проектами.
  Процесс осуществления деятельности мы будем рассматривать в рамках проекта, реализуемого в определенной временной последовательности по фазам, стадиям и этапам, причем последовательность эта является общей для всех видов деятельности. Завершенность цикла деятельности (проекта) определяется тремя фазами:
  - фаза проектирования, результатом которой является построенная модель создаваемой системы и план ее реализации;
  - технологическая фаза, результатом которой является реализация системы;
  - рефлексивная фаза, результатом которой является оценка реализованной системы и определение необходимости либо ее дальнейшей коррекции, либо «запуска» нового проекта.
  Таким образом, можно предложить следующую «схему методологии»:
  1. Характеристики деятельности:
  • особенности,
  • принципы,
  • условия,
  • нормы деятельности;
  2. Логическая структура деятельности:
  • субъект,
  • объект,
  • предмет,
  • формы,
  • средства,
  • методы,
  • результат деятельности;
  3. Временная структура деятельности:
  • фазы,
  • стадии,
  • этапы деятельности.
  Такое понимание и построение методологии позволяет с единых позиций и в единой логике обобщить различные имеющиеся в литературе подходы и трактования понятия «методология» и его использование в самых разнообразных видах деятельности. Структура последующего изложения материала книги такова: основания методологии (глава 1), методология научного исследования (глава 2), методология практической деятельности (глава 3), методология художественной деятельности (глава 4), методология учебной (глава 5) и игровой деятельности (глава 6). Сравнительный анализ организации различных видов деятельности приведен в главе 7. В главе 8 рассмотрены вопросы обучения основам методологии.

 
© www.txtb.ru