Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 4. Божество и единосущие (равенство) лиц в Святой Троице

  Призывая веровать во Святую Троицу, Церковь учит, что «Отец есть Бог, Сын есть Бог и Дух Святой также есть Бог». Это значит, что каждая из Божественных Ипостасей обладает всеми божескими совершенствами, но этими божескими совершенствами они обладают нераздельно, поэтому они «не три бози, но один Бог». Таким образом, в этом учении заключается два положения: равенство Божеских Лиц и единосущие всех лиц Святой Троицы. Равенство состоит в том, что каждое из лиц Святой Троицы обладает одинаковым божеским достоинством и одинаковыми божескими совершенствами, почему каждое из них есть Бог. Единосущие состоит в том, что, будучи равными и самостоятельными Божественными Лицами, Отец, Сын и Святой Дух имеют единое божеское естество, единую силу, власть, величие. Различие Их, как трех Лиц, основывается не на различии божеских средств, которые у всех Их нераздельны, а на различии только свойств личных. Сущность же, которая составляет собственно Божеское, у всех Их одна и та же.
  Божество Отца. Бог Отец есть истинный Бог. В этой истине не сомневался никто из еретиков, отвергавших божество Сына и Святого Духа, потому что сомневаться в божестве Отца, это значит вообще отрицать Бога, что противно здравому смыслу. Кроме того, божество Отца с такой ясностью засвидетельствовано в Священном Писании, что не остается места никаким сомнениям и колебаниям. Сам Христос называет Своего Отца Богом: «так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3 : 16), Богом единым и истинным - «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин. 17 : 3), Господом неба и земли: «славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам» (Мф. 11 : 25). Точно так же и Святые апостолы весьма часто называют Отца Богом: так, апостол Павел почти каждое свое послание начинает словами «благодать вам и мир от Бога Отца» (Рим. 1 : 7; Кор. 6 : 3 и др.); Богом единым: «у нас один Бог Отец, из Которого все» (1 Кор. 8 : 6); Богом благословенным: «благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения» (2 Кор. 1 : 3).
  Божество Сына. Священное Писание содержит ясное учение о втором Лице Святой Троицы — Сыне Божьем, выражая ту мысль, что Сын Божий есть Бог в собственном и строгом смысле, Бог по естеству, а не каком-либо переносном смысле, в каком в Священном Писании называются, например, иногда и люди и ангелы. Учение о Божестве Сына и равенстве Его с Богом мы имеем, прежде всего, в наставлениях Самого Сына Божия —Иисуса Христа, а так же и в изречениях Его апостолов.
  Наиболее ясное учение о Себе как Сыне Божием и Боге Иисус Христос предложил в беседе по поводу исцеления Им расслабленного при овчей купели в день субботний (Ин, 5 глава). Исцеление в субботу, равно как и несение исцеленным по повелению Господа своей постели, показалось слепым ревнителям закона Моисеева непростительным нарушением закона о субботнем покое, так что они решили убить Чудотворца. Вразумляя ослепленных, Иисус Христос сказал: «Отец Мой ныне делает и Я делаю» (Ин. 5 : 17). В этих словах свое божественное достоинство и равенство с Богом Отцом Иисус Христос доказывает тем, что приписывает Себе божественное сыновство, и тем, что усвояет себе власть делать то же, что делает и Отец. Слыша эти слова, иудеи еще более вознегодовали и искали убить Иисуса Христа уже не только за то, что Он нарушил субботу, но и за то, что Он «Отцом Своим называл Бога, делая Себя равным Богу» (Ин. 5 : 18). В дальнейшей беседе Иисус Христос не только не показывает, что иудеи неправильно поняли мысль Его о равенство Богу, но с особенною силою подтверждает Свою мысль, указывая, что:
  а) Его воля совершенно одинакова с волею Отца: «Иисус сказал: истинно говорю вам: не может Сын ничего творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын также творит. Ибо Отец любит Сына, и показывает Ему все, что Сам творит» (ст. 19 : 20);
  б) Он обладает таким же могуществом, как и Отец Его: «ибо как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет кого хочет» (ст. 21);
  в) Ему подобает такая же честь и слава, как и Богу Отцу: «Дабы все чтили Сына, как чтут Отца. Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его» (ст. 23);
  г) Ему так же присуще свойство самобытности, как и Отцу «ибо, как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе» (ст. 26).
  В другой раз, когда иудеи в притворе соломоновом спрашивали Христа: «Если Ты Христос, скажи нам прямо». Он ответил: «Я и Отец одно... Отец во Мне и Я в Нем» (Ин. 10, 30, 38) . Равным образом, когда на суде первосвященник Кайафа спросил Христа: «Заклинаю Тебя Богом живым, да скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?» Он отвечал: «ты сказал; даже сказываю вам: отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных» (Мф. 26 : 63-64), а евангелист Марк передает прямой утвердительный ответ Христа: «Я есмь» (14 : 62).
  Так свидетельствовал о своем Божестве Сам Господь Иисус Христос. В Его свидетельство о Себе невозможно допустить ни самообладания или самообмана, так как против этого говорят все евангельские изображения жизни Иисуса Христа, ни тем более намеренного желания ввести в заблуждение других. «Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его» (1 Петр. 2 : 22). Истинность Своего свидетельства Он подтвердил всеми деяниями Своими, а также Своею Кровию.
  Не менее ясно и решительно свидетельствуют о Божестве Сына Божия и апостолы. Веру в Божество Иисуса Христа от лица всех апостолов исповедал апостол Петр пред Самим Господом, когда на вопрос Христа: «а вы за кого почитаете Меня?», ответил: «Ты — Христос, Сын Бога Живого» (Мф. 16 : 15-16). «Господь мой и Бог мой», — воскликнул апостол Фома явившемуся по Своем воскресении Христу. Особенно же подробно и обстоятельно изображают божество Сына Божия апостолы Иоанн и Павел.
  Учение апостола Иоанна представляет ту особенность, что Сын Божий именуется у него Словом — Логос. В начале своего Евангелия апостол говорит: «в начало было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог», где наделяет Логос такими свойствами, как бесконечное бытие, самостоятельное участие в творении. Имена «Бог», «жизнь», «свет» ясно свидетельствуют о божественной природе Логоса. Об этом Слове евангелист далее говорит, что Слово есть «единородный Сын, сущий в лоне Отчем» (1 : 18), то есть единственный Сын Божий, рожденный из существа Отчего и в глубине его всегда и нераздельно с Ним существующий. Он и по воплощении не перестал быть тем, чем был до воплощения: «Слово стало плотью и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу как Единородного от Отца» (1 : 14). Подобным образом в послании своем апостол Иоанн пишет: «знаем также, Сын Божий пришел и дал нам (свет и) разум, да познаем (Бога) Истинного и да будем истинном Сыне Его Иисусе Христе, сей есть Истинный Бог и жизнь вечная» (1 Ин. 5 : 20).
  Апостол Павел истину о божестве Сына Божия выразил особенно полно и разнообразно. По его учению, «Сын любви Отчей... есть образ Бога невидимого перворожден всея твари», то есть имеет происхождение через рождение из существа Отца, следовательно, и прежде времени, от вечности, «Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари; ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимая и невидимая: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли: все Им и для Него создано; И Он есть прежде всего, и все Им стоит» (Кол. 1 : 15-17). Он, следовательно, есть такое Лицо, с которым не могут иметь сравнения никакие твари, даже самые высшие.
  Его природа не тварная, а божеская, и Сам Он — Творец. Он есть «Сын Божий собственный» (Рим. 8 : 32), а не по усыновлению или благодати. В послании к Евреям апостол Павел пишет о нем: «Он есть сияние славы и образ ипостаси Бога Отца», то есть отображение славы Отца, оттиск Его сущности (ипостась употреблено здесь в смысле «усиа» — сущности). Значит Сын «единосущен Отцу». Доказывая подробнее божество Сына Божия, в том же послании апостол говорит: «кому когда из Ангелов сказал Бог: Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя? И еще: Я буду Ему Отцем, и Он будет Мне Сыном»? Так же, когда вводит Первородного во вселенную, говорит: и да поклонятся Ему все Ангелы Божии». (Евр. 1 : 3-5)
  Церковь с самого начала веровала в Божество Сына Божия, что видно из древних символов церквей Иерусалимской, Кессарийской, где Иисус Христос называется Сыном Божиим Единородным, перворожденным всея твари, Богом от Бога, Богом истинным Им же вся быша; из исповеданий веры, составленных в обличение еретиков (например, Павла Самосадского). О том же свидетельствуют отлучения еретиков, отвергавших божество Сына Божия и, наконец, показания некоторых язычников и иудеев. Плиний Младший, например, писал к императору Трояну, что христиане воспевают хвалебную песнь Христу, как Богу. Цельс издевался над верованием христиан, что Сам Бог пришел в мир для искупления людей. Иудей Трифон вопреки христианскому учению признает невозможным, чтобы Бог сделался человеком.
  Божество Духа Святого. Дух Святой есть такой же истинный Бог, как и Бог Отец и Бог Сын. Божество духа Святого и Его равенство с Отцом и Сыном Священное Писание показывает тем, что усвояет Духу Святому имя истиннаго Бога, свойства и действия Божия, а также и том, что заповедует воздавать Ему такое же божеское почитание, как Отцу и Сыну.
  Дух Святой называется Богом. Апостол Петр, обличая солгавшего Ананию, говорил: «для чего ты допустил сатане вложить в сердце твое мысль солгать Духу Святому? И утаить из цены земли? Ты солгал не человекам, а Богу» (Деян. 5 : 3-4). Апостол Павел называет верующих то храмом Божиим, то храмом Духа Святого, и этим показывает, что Дух Святой есть Бог. «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас»? (1 Кор. 3 : 16).
  Духу Святому приписываются божеские свойства:
  а) всеведение: «Дух все испытует, и глубины Божии» (1 Кор. 2 : 10). То же свойство усвояется Святым Духом Спасителем, когда Он говорит апостолам «Дух истины наставит вас на всякую истину... и будущее возвестит вам» (Ин. 16 : 13);
  б) вездеприсутствие: это свойства Святого Духа предполагается во всех тех свидетельствах Священного Писания, в которых говорится, что Он обитает и действует в одно и то же время в душах всех верующих христиан, рассеянных по всему лицу земли;
  в) всемогущество: оно открывается преимущественно в самостоятельном, полновластном раздаянии Духом Святым чудесных и чрезвычайных дарований верующим. Перечислив эти дарования, апостол говорит: «но каждому дается проявление Духа на пользу: одному дается Духом слово мудрости, другому слово знание тем же Духом; иному вера, тем же духом, иному дары исцелений; иному чудотворения, иному пророчества, иному различение Духов, иному разные языки, иному истолкование языков — все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо как Ему угодно» (1 Кор. 12 : 7-11).
  Усвояются Духу Святому и Божественные действия, например, творение: «Дух Божий носился над водою». Быт. 1 : 2); «Дух Божий создал меня, и дыхание вседержителя дало мне жизнь» (Иов. 33 : 4), а также промышление, особенно в царстве благодати. Так Духу Святому усвояется поставление пастырей Церкви: «Внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святой поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которому Он приобрел Себе Кровию Своею» (Деян. 20 : 28) возрождение человека - грешника: «Если кто не родится от воды и Духа, говорит Иисус Христос Никодиму, не может войти в Царствие Божие» (Ин. 3 : 5), отпущение грехов, ибо Христос говорил Своим ученикам по воскресении: «примите Духа Святого, — кому простите грехи, тому простятся, на ком оставите, на том остатутся» (Ин. 20 : 22-23). Наконец, Духу Святому усвояется Священным Писанием бесконечное величие и честь, что ясно видно из слов Спасителя, что «всякий грех и хула простятся человеком; а хула на Духа не простится человеком ни в сем веке, ни в будущем» (Мф. 12 : 31-32). Поэтому Священное Писание научает, что духу Святому надлежит воздавать божеское почитание. Это видно, например, из заповеди о крещении, где имя Святого Духа стоит наряду с именем Бога Сына, а также из апостольских приветствий, в которых имя Святого Духа также поставляется наряду с именем Отца и Сына (1 Петр. 1 : 2).
  Правда, в Священном Писании встречаются иногда выражения, указывающие, по-видимому, на низшее и починенное значение Святого Духа. Этими изречениями пользовались издревле противники верования церкви в божество Духа Святого, чтобы подтвердить правильность своих воззрений на Святого Духа, как существо тварное и низшее Отца и Сына. Однако, на самом деле эти изречения совсем не имеют того значения, какое усвояли им духоборы.
  Указывали, например, на слова Спасителя, Который говорил о Святом Духе: «ибо не от Себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам» (Ин. 16 : 13). Но и Сын, — говорит святитель
  Василий Великий, — от Себя не глаголет, а свидетельствует: «пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить» (Ин. 12 : 49). Однако в обоих этих изречениях указывается на то, что Отец есть виновник Сына и Святого Духа, и что у Них одна сила, одна воля, одно желание, одна сущность. Слышание есть только образное представление того непосредственного ведения божественных тайн, которое принадлежит Святому Духу совокупно с Отцом и Сыном. Указывают также на то, что Святой Дух всегда поставляется на третье место при перечислении Лиц Святой Троицы. Однако и это никак нельзя понимать в смысле обозначения низшего достоинства Святого Духа. Такой порядок в исчислении Лиц Святой Троицы имеет основание в порядке откровения: прежде открылся Отец, после Него — Сын, после Сына — Дух Святой. Хорошо говорит о таком порядке откровения св. Григорий Богослов: «Ветхий Завет возвещал об Отце ясно, а о Сыне не так ясно, Новый — открыл Сына, на божество Святого Духа только указал. Теперь, то есть после Пятидесятницы Дух живет с нами, сообщая нам яснейшее познание о Себе». Этот постепенный порядок откровения, по мысли Святого Отца, объясняется немощью человеческой природы, которую не безопасно было обременять проповедью о Святом Духе, прежде чем было исповедано божество Отца и прежде чем признан был Сын. К этому можно прибавить, что и не всегда Святой Дух в Священном Писании поставляется на третье место, а иногда он поставляется на втором (см. Тит. 3 : 4-6 ст.) и даже на первом месте (см. 1 Кор. 4 : 6).
  Ввиду таких несомненных свидетельств Священного Писания Церковь с самого начала научала своих чад исповедать, что Дух Святый есть истинный Бог. Памятником такой веры Церкви служат древние символы веры, особенно символ святого Григория чудотворца, совершение крещения во имя равночестных божеских лиц, древние формы малого славословия Отцу, Сыну и Святому Духу, вечерняя песнь, также возносившаяся всегда во имя Отца, Сына и Святого Духа, исповедания мучеников и писания древних отцов и учителей Церкви.
  Единосущие лиц Святой Троицы означает то, что Отец Сын и Святой Дух существуют не отдельно и не независимо один от другого, но имеют единое и нераздельное божеское естество, которым каждое из лиц Святой Троицы обладает в совершенстве и всецело нераздельно с другими лицами. Хотя в откровении нет самого слова «единосущно», но мысль, содержащаяся в этом смысле слова, выражена в откровении ясно и решительно. Так о единосущии Сына с Отцем неоднократно говорил Сам Иисус Христос. «Я и Отец — одно» (Ин. 10 : 30); «видевший Меня, видел Отца... Я в Отце и Отец во Мне» (Ин. 14 : 9,11); «и все Мое Твое, и Твое Мое» (Ин. 17 : 10); «все, что имеет Отец, есть Мое» (Ин. 16 : 15).
  Из апостолов о единосущии Сына с Отцем особенно ясно говорит святой Иоанн, когда пишет: «в начале было Слово, и Слово было у Богу, и Слово было Бог». О единосущии Духа Святаго с Богом Отцем говорит Сам Спаситель в Своем обетовании апостолам послать им Духа Утешителя: «Когда же придет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне» (Ин. 15 : 26). Христос утешает Своих учеников в предстоящей разлуке с Ним. Для этого Он дает им обетование послать вместо Себя Духа Святого, Который наставит их на всякую истину (Ин. 16 : 13). Это утешение могло быть полным и действительным только тогда, когда Утешитель, Дух Святой был бы таким же Божественным Лицом, каким исповедали Христа Его ученики. И тот же Христос увещает их, что Дух Святой исходит от Отца, который есть такое же Божественное Лицо, как и Он Сам.
  Ту же мысль о единосущии Духа Святаго с Богом истинным выражает святой апостол Павел, когда представляет нам Духа Святого в таком же отношении к Богу, в каком дух человеческий находится к человеку (1 Кор. 11 : 11), то есть представляет Его пребывающим в Боге и составляющим с Ним едино, как наш дух в нас пребывает и составляет вместе с телом единого человека. Церковь, исповедуя тайну троичности, всегда научала исповедовать и единство Божества, то есть единосущие Лиц Святой Троицы. В IV веке догмат о единосущии Лиц Святой Троицы был внесен в символ веры, и был раскрыт великими отцами церкви в подобных чертах Единосущие божеских Лиц они научили понимать в том смысле, что каждое из Лиц Святой Троицы обладает божеским естеством вполне и всецело, так при этом, что оно остается, безусловно, единым и нераздельным, а не так, чтобы троичные ипостаси существовали как особые и отдельные самостоятельные существа, хотя бы и с одинаковою и единородною сущностью, как существуют, например, люди, происходящие от людей, равно и не так, чтобы каждое из лиц Святой Троицы владело единою божескою сущностью по частям, то есть чтобы одна часть этой сущности принадлежала Отцу, другая — Сыну, третья — Духу Святому. «Троица нераздельная по естеству, учит святой Афанасий, — нераздельно и едино есть божество Святой Троицы и потому лица Троицы составляют «нераздельную и неразлагаемую Единицу Божества».
  Вместе с разъяснением догмата о единосущии Лиц Святой Троицы с IV века стал устанавливаться и образ выражения этого догмата. Первый Вселенский собор ввел во всеобщее употребление термин «существо», а разъяснение догмата отцы церкви — термины «существо» и «ипостась». Первый термин обозначает то, что есть единого и общего в Троице, то есть самого тожества или природы Божией, а второй (ипостась) — частные особенности каждого лица. «Во Святой Троице, — говорит святитель Василий Великий, иное есть общее, а иное особенное: общее приписывается существу, а ипостась означает особенность каждого Лица».

 
© www.txtb.ru