Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 2. Краткая история догмата о Святой Троице

  Важность догмата о Святой Троице побуждала углубляться в раскрытие этого догмата, а непостижимость его приводила к тому, что человеческий разум при понимании этого догмата часто уклонялся от чистоты откровенного учения и впадал в заблуждения. В истории догмата обычно различают три периода.
  Первый период простирается до появления арианства и характеризуется тем, что в это время раскрывалось преимущественно учение об ипостасности божеских лиц (три лица) при единстве Божества;
  второй период обнимает время борьбы с арианством и македонианством, когда раскрывалось учение о единосущии Божеских лиц {равенство, Бог един);
  третий период характеризует состояние церковного учения о Святой Троице после окончательного его определения на II Вселенском Соборе (ипостасные свойства).
  Первый (доникейский) период
  Самыми первыми ересями в древней Церкви были ереси иудействующих или евионитов и гностиков. Евиониты, воспитанные на букве закона Моисеева, в котором ярко отпечаталась истина единства Божия, не различали никаких лиц в Боге. Истину единства Божия они утверждали путем совершенного отрицания учения о Святой Троице. Гностики, держась дуализма и считая материю злом, не хотели признать воплотившегося Сына Божия Богом. Это, по их мнению, есть эон, эманация Божественной сущности, подобно многим другим эонам. Значит, и здесь учение о Триипостасной Троице отвергалось. Но более опасной для чистоты церковного учения о Святой Троице явилась ересь второго века, известная под именем монархианства или антитринитаризма. Монархианство развивалось в двух направлениях — в направлении евионитском или динамистическом и направлении модалистическом или патрипассианском. Представителями динамистического монархианства были Федот-кожевник, Феодот меняльщик денег и Артемон. Наивысшего своего развития этот вид монархианства достиг у Павла Самосатского (ум. ок. 272). Он учил, что существует единая божественная Личность. Отец, Сын и Святой Дух — не суть самостоятельные божественные личности, а только божественные силы, то есть силы одного и того же Бога. В частности Сын то же самое в Боге, что в человеке ум, человек перестал бы быть человеком, если бы у него отнять ум, так и Бог перестал бы быть личностью, если бы отнять и обособить от Него Логос. Логос — это вечное самосознание в Боге. Этот Логос вселился и во Христа, но полнее, чем вселился в других людей, и действовал через него в учении и чудесах. Христос, поэтому, есть простой человек, и Сыном Божиим он может быть назван только не в собственном смысле.
  Другая группа монархианской ереси известна под именем модалистической. Родоначальниками ее были Праксей и Ноэт, но главным представителем — Савелий Птолемаидский. Сущность его учения такова. Бог есть безусловное единство, нераздельная и сама в себе заключенная монада. От вечности Она находилась в состоянии бездействия или молчания, но потом Бог произнес Свое Слово или Логос и начал действовать. Творение мира было первым проявлением Его деятельности, после чего последовал ряд новых действий и проявлений Божества. В Ветхом Завете Бог являлся как законодатель — Бог Отец, в Новом — как Спаситель — Бог Сын и как Освятитель — Святой Дух. Существует, следовательно, лишь Троица откровений единой божественной личности, но не Троица Ипостасей.
  Так как главное заблуждение монархианства состояло в отрицании личности и вечного бытия Отца, Сына и Святого Духа, то защитниками откровенно-церковной истины в борьбе против монархиан главное внимание было обращено на раскрытие истины о действительном бытии и различии Божественных Лиц по их личным свойствам. Особенно много способствовал опровержению этой ереси Ориген, который выяснил, что Отец, Сын и Святой Дух — есть «Три ипостаси и одна Троица». Впрочем, различие между «усиа» и «ипостаси» (существо и лицо) проведено у Оригена не совсем ясно и точно. Это послужило причиной того, что при рассуждении о взаимоотношении Лиц Святой Троицы между Собою Ориген впал в односторонность, поставив на первом месте Отца, как Бога в собственном смысле, Сына ниже Отца, а Духа ниже Сына. Так возник субординационизм, или соподчинение Лиц Святой Троицы по существу. Этот субординационизм положил начало арианству.
  Второй (посленикейский) период
  Этот период обнимает время борьбы с ересями арианской и македонианской, существенную черту которых составляет мысль об единосущии в отношении к Отцу Сына и Святого Духа; арианство применило эту мысль к Сыну, а македонианство — к Святому Духу. Основные положения арианского учения таковы:
  1) Бог один. То, что отличает Его от всех прочих существ и исключительно Ему свойственно, есть Его безначальность или нерожденность. Сын не есть нерожденный, следовательно, он не равен Своему нерожденному Отцу, потому что Он рожденный; Он должен иметь начало Своего бытия, между тем, как имеющий начало, Он не совечен Отцу, как истинный Бог безначален;
  2) Божественная природа духовна и проста, в ней нет деления. Отсюда следует, что если Сын имеет начало Своего бытия, то рожден не из существа Бога Отца, а только из божественного хотения, рожден действием всемогущей воли из несущих, иначе — сотворен;
  3) как творение Сын не есть собственный, природный Сын Отца, а сын только по имени, по усыновлению; Он не есть и истинный Бог, а Бог только по имени, есть только божественное творение. На вопрос о цели приведения в бытие такого сына Арий отвечал дуалистическим противоположением Бога и мира. Между Богом и миром — непроходимая бездна, почему Он не может ни творить, ни промышлять о нем непосредственно. Восхотев сотворить мир, Он произвел сначала одно существо, чтобы при посредстве его создать и все остальное. Отсюда вытекало учение Ария о Святом Духе. Впрочем, Арий сосредоточил свое внимание на учении о Сыне Божием и личности Святого Духа почти не касался. Таким образом, Арий отказывал Сыну в единосущии с Отцом. Бог являлся у него не только единым, но и единоличным.
  Македоний, епископ Константинопольский, развил аналогичное арианскому лжеучение о Святом Духе. Он учил, что Дух Святой есть творение Сына, что Он несравненно ниже Отца и Сына, что по отношению к Ним Он — только служебная тварь, что Он не имеет с Ними одной славы и чести поклонения, и что вообще он не Бог и не должен быть именуем Богом; он только немного выше ангелов.
  Как арианство, так и македонианство извращали христианский догмат о Святой Троице. Поэтому Церковь решительно выступила против этих ересей, приняв для обличения их решительные меры и прибегнув к таким чрезвычайным средствам, как созыв Вселенских Соборов, первого и второго. Плодом деятельности Церкви против этих ересей и ее богословского творчества является Никеоцареградский символ веры. Особенною ревностью в обличении этих ересей и в защите церковного учения заявили себя святители Василий Великий, Григорий Богослов и Григорий Нисский. Их усилия были направлены к утверждению учения о единосущии Лиц Святой Троицы, а также на разграничение и установление точного смысла понятий «сущность» и «ипостась».
  Сочинения этих столпов Церкви отличаются высотой и глубиной богословской мысли и точностью терминологии. По их разъяснению, «усиа» обозначает Божественную природу общую всем лицам Святой Троицы и отражающуюся в каждом из них. «Ипостасис» означает лицо, субъекта, ту Божественную Личность, которая отражает природу и созерцает ее, так сказать, по-своему. Ипостаси суть образы бытия единой Божественной сущности, вечные и неизменные образы самооткровения Божественного существа, разумные, обладающие личным бытием. Каждая из них (ипостасей) есть Бог в нераздельном единстве с другими ипостасями, и потому все они составляют единого Бога. «Все три суть едино, — говорил Григорий Богослов, Единица в Троице покланяемая. Троица в Единице возглавляемая, вся царственная, единопрестольная, равнославная».
  Третий период
  В Никео-Цареградском символе веры дано ясное и точное учение о единосущии лиц Святой Троицы и вместе с тем учение об ипостасном различии Божеских Лиц. В дальнейшем забота Церкви сводилась лишь к неповрежденному сохранению этого учения, что мы и имеем в восточной православной Церкви. Ереси, возникавшие после Второго Вселенского Собора, по существу не имели силы, так как не представляли либо существенно нового. Из них заслуживает упоминания тритеизм или требожие (V в.) и тетратеизм или четыребожие (VI-VII вв.). Тритеисты, отождествляя существо и лицо, говорили, что три божественные Лица суть и три Божественные сущности, отдельные и самостоятельные, а единство Святой Троицы они понимали как мыслимое обобщение, как родовое понятие. Тетратеисты же, кроме трех лиц в Троице, представляли еще стоящую как бы позади их и отдельно от них божественную сущность, в которой все они участвуют, почерпают из нее свое божество. Эти ереси большого значения не имели. В борьбе с ними достаточно было одного выяснения их несогласия с учением о Троице, выраженном в Никео- Цареградском вероопределении.
  В новое время антитринитарное учение старались возобновить Михаил Сервет и Фауст Соция. Михаил Сервет понимал Троицу не в смысле трех самостоятельных ипостасей, а в смысле Троицы откровений. Бог по природе и ипостаси один, именно Отец; Сын и Дух не суть отдельные от Отца лица, а только Его различные проявления или модусы: В этом учении мы имеем возобновление савеллианского учения (монархианско-модиалистического направления). Соция (XVII в.) не мог примирить троичность лиц в Боге с единством Его существа. Он признал, что Бог один, единое божеское существо и единое божественное лицо. Сын Божий не есть самостоятельная Божественная Ипостась, а только олицетворение исторического Христа. Христос же — простой человек. Сыном Божиим он может быть назван в несобственном смысле, в каком сынами Божиими называются и все верующие. По сравнению с другими не только по преимуществу возлюбленный сын Божий. Дух Святой есть некоторое божественное дыхание или сила, действующая в верующих от Бога Отца чрез Иисуса Христа. Здесь мы видим возобновление монархианства динамистического. В других ересях нового времени возобновились другие оттенки монархианства. Так, в арминианстве повторился древний субординационализм. Так Яков Арминий учил, что Сын и Дух ниже Отца по божеству, так как от Него заимствуют свое божеское достоинство. Сведенборг (XVII - XVIII вв.) возобновил патрипассианские воззрения, так как учил, что существует только один Бог. Он принял человеческий образ, подверг себя страданиям и крестной смерти и через все это освободил человечество от власти адских сил. В новейшей философии попытки уяснить сущность этого догмата на началах одного разума (Фихте, Шеллинг, Гегель) приводили к тому, что от христианского догмата остались одни термины, в которые вложены чуждые догмату пантеистические понятия, которым совершенно уничтожают христианское учение. Это показывает, что догмат о Святой Троице есть таинство таинств, и если разум об этом забывает, то он обязательно извращает этот догмат и впадает в заблуждения и ереси.

 
© www.txtb.ru