Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Введение

  С появлением на исторической арене христианской церкви возникает проблема ее отношений с государством. Как носительница идей абсолютной и исключительной религии, как институт самодовлеющий, устремленный к идеалу Царства Божьего, она противостояла нормам и законам Римской империи, не допускавшим религии и институтов, отделенных от государства. На протяжении I-IV вв. характер церковно-государственных отношений меняется от нейтралитета к непримиримому противостоянию до установления «союза властей», ставшего религиоз- но-политическим фундаментом христианской империи.
  Христианские мыслители первых веков усматривали в Римской империи эпохи принципата, как объединительном начале человеческого рода, Божий замысел, открывавший возможность вселенской проповеди Евангелия (Лк. 2,1; 3,1). По словам Григория Богослова, «с успехами христиан возрастало могущество римлян, с пришествием Христовым явилось у них самодержавие, никогда ранее не достигавшее совершенного единоначалия». Апологеты первых веков видели в преследовании христианства со стороны римского государства трагическое недоразумение, борьбу империи с собственным Божественным законом. Под этим углом зрения обращение Константина Великого и христианизация империи представлялось осуществлением провиденциального предназначения Рима. Единство, вселенскость, порядок - его основные элементы стали неотделимы от интересов и ответственности Христианской Церкви.
  Историки XX в. в сближении церкви и римского государства находили, как правило, действие политического фактора, проявившегося на фоне кризиса империи III в., успешно разрешенного созданием монархической государственности на почве религиозного монизма.
  Несмотря на очевидные разногласия, религиозная и научная точки зрения согласуются в признании того, что именно изменение характера церковно-государственных отношений в Римской империи I-IV вв. сыграло определяющее значение для судеб мировой истории.
  На протяжении всего средневековья принципы церковногосударственных отношений, сложившихся к концу IV в., определяли специфику христианских государств Запада и Востока. Византия в свое время стала образцом христианской государственности для Руси, что обусловило внимание отечественной гуманитарной мысли и к историческому наследию первых веков христианства. Не случайно его наиболее интенсивное изучение в отечественной науке приходится на период второй половины XIX - начала XX в. Во-первых, это время расцвета светской и церковной историографии в России, когда создаются самые значительные труды, посвященные проблемам истории древней христианской церкви, раннего христианства, Византии. Во-вторых, в начале XX в. тема церковно-государственных отношений в России приобрела особую актуальность. На фоне политического кризиса и разрабатываемых государственных реформ в общественно-политической, религиозно-философской мысли обсуждались исторические образцы и перспективы церковно-государственного строительства. Как следствие, проблема отношений церкви и государства в эпоху позднего Рима и ранней Византии заняла одно из центральных мест в сфере научных интересов двух направлений отечественной историографии - церковно-исторического, сформировавшегося на базе духовных академий (Московской, Санкт-Петербургской, Казанской и Киевской) и византиноведческого, развивавшегося в императорских университетах.
  В советский период история христианства была подвергнута серьезным искажениям, а церковная историография предана забвению как совершенно чуждая принципам советской науки. Только с 90-х гг. XX в. в отечественной науке возрождается интерес к истории церковно-государственных отношений в период I-IV вв. Однако до сих пор эта тема не получила серьезного научного освещения. Во многом, как нам представляется, именно потому, что исследователи предпочитают ориентироваться на зарубежную литературу, упуская из виду серьезные источниковедческие и теоретические достижения российских историков.
  Историографический интерес к отечественной науке рубежа XIX - XX в. в связи с ее вкладом в изучение истории христианства I-IV вв. также сравнительно нов. Буквально в последнее десятилетие развернулась деятельность по публикации трудов дореволюционных авторов, которые сопровождаются статьями, посвященными их творчеству. Появились специальные исследования. Но процесс активного привлечения в научный оборот наследия дореволюционной исторической науки по проблемам истории раннего христианства еще только начался. Из всего объема исторической литературы новыми изданиями представлена хотя и важная, но незначительная его часть. Серьезных историографических исследований в указанной области практически не существует.
  Всеми указанными обстоятельствами определяется содержание настоящей работы, посвященной анализу концепций церковно-государственных отношений в Римской империи I-IV вв., развивавшихся в отечественной исторической науке второй половины XIX - начала XX в.
  В хронологических границах указанного периода происходит формирование научно-академического статуса церковноисторической науки и византинистики, расцвет их научной деятельности, прерванный революцией 1917 г. К середине XIX в. при действии академических уставов 1814 и 1869 гг. были созданы необходимые условия для оформления научно-академичес- кого статуса отечественной церковно-исторической науки. Церковная история заняла прочное место в ряду других богословских наук, а появление магистерских и докторских степеней, приобретение которых связывалось с представлением печатной диссертации и публичной защитой, стало одним из главных стимулов для развития церковно-исторической науки. Кроме того, уставом для университетов (1863 г.) в круг предметов преподавания на историко-филологическом факультете была включена история церкви. Причем она должна была преподаваться в университетах лицами, вышедшими из Духовных академий.
  Период 50-70-х гг. XIX в. можно считать «подготовительным» в истории отечественной церковно-исторической науки, когда воспитываются кадры церковных историков, происходит накопление знаний, материалов, опыта исследования. На страницах духовной печати ведется активная работа по изучению и публикации источников, переводу и освоению зарубежной научной литературы.
  При отсутствии отечественной церковно-исторической литературы для нужд духовно-академического образования в этот период наиболее простым выходом стало создание работ реферативного характера, основанных на переработке трудов зарубежных историков с добавлением пространных цитат из первоисточников. Научная ценность подобных изданий ограничивается теми оценочными правками, которые вносили авторы в излагаемый материал.
  Расцвет церковно-исторической науки в России приходится на последние десятилетия XIX - начало XX в., когда на базе духовных академий складываются научные школы, активизируется научно-публицистическая деятельность ученых.
  Одним из основателей церковно-исторической школы при Московской духовной академии во второй половине XIX в. стал профессор А.П. Лебедев. Он посвятил свои исследования широким сферам церковно-исторической науки, включая период первых веков христианства, Вселенских соборов, проследив судьбу восточного христианства вплоть до конца XIX в. В основе работ ученого лежало серьезное и всестороннее изучение источников и опытов их научного исследования. Вместе с тем для многих работ А.П. Лебедева характерен обзорный характер, по словам Н.Н. Глубоковского, взгляд «с головокружительной высоты», стремление «взять историю на всем пространстве минувшего и со всех сторон» с тем, чтобы связать факты в «сплоченные звенья последовательно осуществляемой идеи». Такой подход неизбежно вел к ограничению «научного аппарата», сокращению работы с источниками. Отсюда - опора на европейскую научную литературу, что сам А.П. Лебедев считал вполне оправданным для популяризации церковно-исторического знания в условиях становления отечественной науки.
  Проблема отношений церкви и государства в I-IV вв. рассматривалась А.П. Лебедевым в связи с историей гонений на христиан в Римской империи и религиозной политикой Константина Великого.
  Формирование церковно-исторической школы при Казанской Духовной академии связано с деятельностью профессора Ф.А. Курганова, главной заслугой которого, по словам И.И. Соколова, стала организация особого научного направления «в области церковного неоэллинизма и церковной византологии». Теоретической основой этого направления послужил фундаментальный труд Ф.А. Курганова по истории отношений церковной и государственной власти в Византийской империи, целью которого было - воссоздать «картину прошлой исторической жизни» с точки зрения того «идеала, которым жила сама Византия». Опровергая западноевропейскую концепцию «цезарепапизма», историк противопоставил ей каноническую теорию «симфонии властей» и проанализировал в ее свете историю отношений церкви и государства в Византии на основе широкого круга источников за период IV-VI вв. Эта работа была оценена современниками как основополагающая для русской церковно-исторической науки. По оценкам современных историков, она не утратила своей научной актуальности до сих пор.
  В Санкт-Петербургской Духовной академии главная роль в создании научной школы по изучению церковных древностей принадлежала В.В. Болотову. Соединив таланты историка, богослова и филолога, он вывел отечественную церковно-историчес- кую науку на мировой уровень. Проблема отношений церкви и государства рассматривалась В.В. Болотовым в его «Лекциях по истории древней церкви» как наиболее важная составляющая «внешней» истории церкви. Во введении он впервые в отечественной историографии обосновал метод церковно-исторической науки. Исходя из определения исторической церкви как «сообщества верующих», он считал необходимым применять к ее изучению классические исторические методы. Поставив целью непременно «давать всегда что-либо новое» в области церковноисторических знаний, В.В. Болотов сделал главной установкой своего творчества комплексную историческую критику первоисточников. Он возвел принцип исторической критики и требование достоверности до абсолюта, сознательно исключив сферу предположений и субъективных оценок. В отношении древнего периода церковной истории он ограничил себя «скромной целью - установить связь между ближайшими событиями, не задаваясь целью из звеньев этих событий воздвигнуть стройное вполне законченное здание», поскольку качество и количество древних церковных источников не позволяет делать более серьезные построения.
  А.П. Лебедев и Ф.А. Курганов, напротив, считали необходимым давать фактам «надлежащую оценку» и воссоздавать «картину прошлой исторической жизни» в наиболее полном объеме, что свидетельствует о серьезном различии методологических принципов историков.
  Дело в том, что на первом этапе своего развития отечественная церковно-историческая наука находились под влиянием двух значительных фигур немецкой церковной историографии - А. Неандера и Ф.Х. Баура с их «глубоким пониманием христианства и его значения во всемирной истории», а также собственно немецкого идеализма с его философией истории и диалектическим методом. Ярче всего это проявилось в работах И.В. Чельцова, И.Е. Троицкого, А.П. Лебедева, Ф.А. Курганова. К концу XIX в. в западной церковно-исторической науке сформировалось новое направление, наиболее авторитетно заявившее о себе в трудах A. Гарнака. Оно стало своеобразной реакцией на «гегельянские» исторические построения и выразилось в обращении к детальному изучению древнейшей истории христианства. В.В. Болотов первым из отечественных историков творчески усвоил новые тенденции западно-европейской науки, за что и был назван современниками «русским Гарнаком».
  Из различий методологических установок происходят и стилистические особенности церковно-исторических школ Московской и Санкт-Петербургской Духовных академий в лице их наиболее ярких представителей - А.П. Лебедева и В.В. Болотова. Для первой был свойственен публицистический стиль, направленный на популяризацию церковно-исторического материала, при широкой постановке историко-генетических проблем.
  Она проявила себя в создании масштабных (с точки зрения проблематики и хронологии), исторических работ. Санкт-Петербургская школа отличалась стилем «строгой и даже несколько суховатой учености», основанным на скрупулезной критике источников. Таковы блестящие исторические «этюды» В.В. Болотова, сделавшие его имя известным во всех центрах европейской церковно-исторической науки.
  Оба направления церковной историографии имеют своих почитателей и критиков. Наиболее слабым местом научного стиля А.П. Лебедева называют «публицистическую манеру» и научную «небрежность». Замечания в адрес В.В. Болотова ограничиваются тем, что он якобы довел критический метод до предела и этим исчерпал его «в какой-то степени». В то же время сильным качеством А.П. Лебедева как историка признается широта кругозора, проникновение в закономерности церковно-исторического процесса, «жизненность» его представлений о церковной истории. В.В. Болотов заслуживает самых высоких оценок как тонкий богослов и исследователь, виртуозно владеющий критическим методом, к тому же преодолевший ограниченность позитивизма за счет комплексного, «сравнительно-контекстуального» метода.
  В трудах церковных историков начала XX в. лучшие достижения школ церковной историографии были своеобразным образом синтезированы, что позволило выйти на новый уровень специальных проблемно-аналитических исследований. Появились работы, посвященные отдельным темам раннехристианской истории и во многих из них проблема отношений церкви и государства в Римской империи I-IV вв. получила основательное научное осмысление.
  А.А. Спасский, ученик и преемник А.П. Лебедева, в своих «Лекциях по древней церковной истории» развивал метод исторической критики, дополнив его сравнительным анализом и приемом реконструкции. Он пересмотрел многие традиционные воззрения церковной историографии на историю гонений. В связи с изучением догматических споров IV в. проблема отношений церкви и государственной власти при первых христианских императорах рассматривалась А.А. Спасским в его докторской диссертации, а также в отдельных публикациях.
  А.И. Бриллиантов, последователь В.В. Болотова, в 1916 г. издал фундаментальный труд «Император Константин Великий и Миланский эдикт 313 г.», который можно считать итоговым для отечественной церковной историографии рубежа XIX - начала XX в. Проблема Миланского эдикта получила здесь историкогенетическую постановку в контексте всей религиозной политики Константина Великого и истории отношений христианской церкви и римского государства на протяжении первых десятилетий IV в. Изучение историографии вопроса, глубокий текстологический и сравнительный анализ источников, контекстуальный подход позволили историку сделать ряд важных уточнений в источниковедческой части проблемы и представить во всей полноте сложную картину отношений церкви и государства при первом христианском императоре.
  Важную роль в изучении истории взаимоотношений церкви и государства при преемниках Константина Великого сыграли исследования Я. Алфионова и Н.Ф. Чернявского. Несмотря на то, что их издание разделяет более тридцати лет, они отражают общие особенности научного стиля московской и казанской школ церковной историографии, отличающегося широкой историко-генетической постановкой проблемы, подробной, стремящейся к исчерпывающей полноте программой исследования.
  Работы церковных историков А.В. Карташева и М.Э. Поснова, опубликованные в середине XX в. за рубежом как результат их научно-педагогической деятельности сначала в России, а затем в эмиграции, олицетворяют завершающий этап истории отечественной церковно-исторической науки.
  Особый интерес для нашей темы представляют исторические труды специалистов по церковному праву, посвященные историко-каноническим аспектам проблемы отношений церкви и государства в I-IV вв.: профессора Казанской духовной академии И.С. Бердникова, исследовавшего положение христианства в Римской империи в свете норм государственного религиозного законодательства и церковных канонов, а также две монографии профессора канонического права П.В. Гидулянова по истории становления церковной власти митрополитов и патриархов восточно-православной церкви в связи с формированием церковно-государственных основ христианской империи.
  Российская церковная и светская историографии второй половины XIX - начала XX в. находились во взаимодействии. Специфика истории раннего христианства в греко-римском мире и особенно в Византийской империи такова, что гражданский и церковный разделы истории тесно переплетаются между собой. Поэтому академическая профессура обсуждала темы светской истории, а университетская работала в сфере истории церковной. Кроме того, ведущие профессора духовных академий зачастую являлись одновременно профессорами Императорских университетов и избирались членами Императорской академии наук (А.П. Лебедев, Ф.А. Курганов).
  Примером тесного сотрудничества духовно-академичес- кой и светской науки является деятельность И.И. Соколова, ученика Ф.А. Курганова, профессора Санкт-Петербургской духовной академии. В своих трудах он обосновал теорию «церковного византинизма», активно сотрудничал с представителями светской византиноведческой науки Петербурга, работал в редакции «Византийского временника», в 1919-1921 гг. читал в Киевском университете лекции по истории Византии и византийской историографии.
  Научная биография Ф.И. Успенского, напротив, показывает пример ученого-византиниста, много давшего изучению истории христианства. В течение двадцати лет (с 1894 г.) он был директором Русского археологического института в Константинополе, осуществлял грандиозную работу по разысканию и публикации вещественных и письменных источников на территории бывшей Византийской империи. Одновременно Ф.И. Успенский являлся деканом историко-филологического факультета Новороссийского университета, с 1914 - редактором «Византийского Временника», с 1923 - председателем академического Российского Палестинского общества, возглавлял несколько академических комиссий. Помимо большого количества публикаций, связанных с описанием источников и исследованием отдельных сюжетов истории Византии, Ф.И. Успенскому принадлежит обобщающий труд по истории Византийской империи. Первый том содержит фундаментальный материал по истории раннего христианства, где немалое место отведено проблеме церковногосударственных отношений. Оценивая деятельность Ф.И. Успенского на поприще церковной истории, А.П. Лебедев называл его «русским византинистом на служении церковно-исторической науке».
  Интерес византинистов к периоду раннехристианской истории был связан с осмыслением культурно-религиозного кризиса Римской империи, результатом которого стало создание христианско-греко-восточной культуры, получившей название византийской. Основание Константинополя, разделение империи и создание системы церковно-государственных отношений, легших в основу византинизма, - вот наиболее актуальные для них сюжеты раннехристианской истории. Но отечественная византинистика, особенно бурно развивавшаяся с конца XIX в., долгое время не затрагивала проблем раннехристианской истории, сосредоточив свое внимание преимущественно на социально-политических аспектах истории Византийской империи. Труды светских историков, в которых рассмотрены проблемы отношений церкви и государства на протяжении I-IV вв., представлены только систематическими курсами лекций и обобщающими трудами по истории Византии, опубликованными в начале XX в.
  В целом историографические источники, использованные в работе, можно разделить на следующие группы.
  1. Труды историков церкви: а) лекционные курсы по истории древней церкви; б) монографии, посвященные отдельным проблемам истории древней церкви или церковно-государственных отношений в эпоху Римской империи и ранней Византии; в) научные статьи, помещенные в духовно-академических журналах; г) материалы научных диспутов, рецензии и отзывы, относящиеся к интересующей нас проблематике; д) научно-популярные публикации и учебные пособия по истории древней церкви.
  2. Исторические труды специалистов по церковному праву в виде обобщающих монографий и статей, где проблема церковно-государственных отношений в Римской империи и ранней Византии рассматривается в историко-каноническом ключе.
  3. Работы ученых-византинистов: лекционные курсы и систематические труды по истории Византии, содержащие материал по истории церковно-государственных отношений в Римской империи IV в.
  Таким образом, источниковая база работы позволяет проанализировать и оценить теоретико-методологическое наследие отечественной исторической науки второй половины XIX - начала XX в. по изучению проблемы церковно-государственных отношений в Римской империи I-IV вв.

Назад
 
© www.txtb.ru