Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


4.1. Психология предварительного следствия

  Расследование преступления представляет собой восстановление истинной картины события, имевшего место в прошлом, по имеющимся в настоящем прямым и косвенным признакам (вещественным доказательствам, психологическим следам, свидетельским показаниям и пр.).
  В профессиональном плане деятельность следователя характеризуется:
  - процессуальной регламентированностью средств и сроков следствия, высокой формализованностью социально-ролевой функции следователя;
  - познавательно-поисковой и удостоверительной направленностью;
  - оперативностью и целенаправленностью следственных действий (практические результаты одного действия предопределяют выбор другого);
  - активностью в преодолении возможного противодействия заинтересованных лиц;
  - наличием властных полномочий, широкой социальной коммуникативной и организационно-управленческой направленностью при одновременной ответственности за принимаемые решения.
  При психологическом анализе в целостной профессиональной деятельности следователей выделяют обычно следующие структурные составляющие (подструктуры): познавательно-прогностическая, коммуникативная, организационно-управленческая, социальновоспитательная,
  В познавательно-прогностической подструктуре следственной деятельности весомая роль принадлежит следующим сторонам: поисковой, реконструктивной и удостоверительной. Первая из них представляет собой собирание следователем разноплановой информации о событии преступления, вторая - текущий и завершающий анализ собранной информации и выдвижение на базе этого анализа и синтеза специальных знаний версий, объясняющих случившееся событие, третья сторона - удостоверительная - это приведение всей добытой информации в специальную, предусмотренную законом форму - протокол, постановление и т. д.
  Коммуникативная подструктура следственной деятельности заключается в построении и сборе в ходе профессионального общения всей необходимой информации, а также при необходимости оказание следственно важных психотехнических воздействий. Особенно большой удельный вес эта подструктура имеет при допросах и очной ставке.
  Организационно-управленческая подструктура следственной деятельности состоит в непосредственном руководстве людьми при решении профессиональных задач (например, следственнооперативной группой), а также в волевых действиях по самоорганизации и проведению конкретных следственных действий.
  Социально-воспитательная подструктура следственной деятельности выражает актуальность роли следствия в борьбе за искоренение преступности, в том числе в реализации правовой пропаганды, участии в профессиональной работе среди населения, перевоспитании осужденных и т. д.
  Приведенный выше психолого-структурный анализ целостной следственной деятельности, естественно, носит лишь ориентировочно-гносеологический характер. Его условность обнаруживается в том, что в действительности выделенные структурные составляющие часто задействованы одновременно, тесно взаимосвязаны и взаимодействуют, влияя на эффективность конкретных следственных действий и в целом на результат труда следователя.
  Общий характер подхода к расследованию преступлений в психолого -познавательном плане объективно предопределен типом возникшей следственной ситуации. По содержанию она может быть или алгоритмической, требующей определенной последовательности следственных действий с конкретным набором средств и приемов расследования, или проблемной, требующей из-за значительной неопределенности зон поиска и исходной информации творческого подхода к реализации следственной стратегии и тактики. Второй тип следственных ситуаций при опознании признаков преступления предполагает обращение серьезного внимания не только на объективную, но и субъективную сторону преступного деяния, а также их адекватного соотнесения в рамках информационно-вероятностного моделирования происшедшего события. При его реализации в качестве объектов мысленного моделирования должны выступить как само событие преступления, место и время его совершения, использованные средства, материальные следы и факты, выявленные у очевидцев, так и субъективные факторы (мотив, цель и др.) и социально-психологические условия преступления, проявившиеся в психологических коррелятах объективных признаков подготовки, обстоятельств совершения преступления и поведения различных лиц, с ним связанных. Именно подобный подход к расследованию сложных следственных ситуаций, где в моделировании уделяется значительное внимание психологическому анализу, реально позволяет следователю сосредотачиваться на установлении связей и отношений, дающих наиболее высоковероятностное объяснение фактам, и намечать адекватные последовательные шаги в следственной деятельности.
  Задачей психологического анализа при расследовании преступлений является не только подчинение его решению вопросов уголовноправового характера, входящих в предмет доказывания субъективной стороны преступления (мотив, цель, содержание и форма вины в преступлении), но и решение вопросов планирования и оперативного психологического сопровождения расследования уголовного дела, в том числе проблем тактического и иного характера. Глубина психологического анализа определяется полновесностью реализации его двух основных функций: ориентирующей, связанной с открывающимися возможностями в собирании, исследовании, проверке и оценке доказательств; обеспечивающей, связанной с психолого-тактической при- цельностью конкретных следственных действий и эффективностью расследования в целом.
  Основным психологическим аспектом ориентировки в субъективной стороне события преступления и поведении, связанном с ним лиц, является выяснение и расшифровка психологического смысла процесса подготовки, совершения и результатов преступного деяния. В данном случае осуществляется поиск ответов на следующие вопросы: кто по своему психологическому складу (индивидуальным особенностям) и в силу каких побуждений мог совершить данное преступление; к какому кругу лиц относится предположительно субъект преступления (в силу профессиональных, возрастных особенностей, «почерка»); какого поведения можно ожидать от различных лиц в процессе предварительного расследования и т. д.
  Ориентировка в объективной и субъективной сторонах преступления, в поведении лиц, которые в том или ином качестве причастны к нему, нацелена на диагностический сбор и расшифровку первичной психологической информации для установления истины по делу. В этих целях целесообразным является, с одной стороны, психологическое «развертывание» (мысленные повороты - рассмотрения) имеющих место в преступлении вещных предметов, документов, следов, явлений как можно в большем числе аспектов, трактовка очередности изменений в окружающей среде при отсутствии чего-либо или появлении нового, прослеживание причинных связей, имевшихся между объектами и другими материалами дела. С другой стороны, при выявлении и непосредственном общении с лицами, возможно, причастными к преступлению, важно учитывать и прослеживать психологическую «цепочку» следующих субъектных признаков: профессиональные и бытовые навыки, особенности речи (словесные обороты, умолчания, оговорки, ослышки), мимика, жесты, поза говорящего, смена его психических состояний. Учет всех этих моментов крайне важен не только для следователей, но и для сотрудников служб, с ними взаимодействующих.
  Реализация в психологическом анализе обеспечивающей функции связана с определением направлений использования психологических данных и характеристик. Обычно последние в ходе предварительного следствия важны для:
  - выдвижения и проверки версий, планирования расследования в полном объеме;
  - поиска и закрепления доказательств;
  - расширения или сужения круга подозреваемых;
  - поиска и определения круга потерпевших, свидетелей;
  - своевременного применения меры пресечения;
  - определения возможных действий по сокрытию следов преступления или оказания влияния на должностных лиц, связанных с раскрытием и расследованием преступления, а также на свидетеля, потерпевшего и других лиц;
  - выбора и реализации психологических приемов установления контакта или воздействия на подозреваемого и других лиц;
  - предупреждения утраты следственной информации;
  - оказания воспитательного влияния на лиц, совершивших преступление;
  - подготовки представлений об устранении причин и условий, которые могу способствовать совершению новых преступлений.
  Итак, раскрытый алгоритм психологического анализа субъективной стороны расследуемого события полезен, во-первых, для совершенствования самого процесса познания следователя, формирования его внутреннего убеждения и принятия соответствующих процессуальных решений, а во-вторых, для качественного оформления материалов дела, с которыми будет знакомиться обвиняемый, адвокат, прокурор, судья и другие участники судебной деятельности.
  На формирование психологической линии поведения следователя при подготовке, непосредственном производстве и фиксации результатов конкретных следственных действий влияют три группы факторов: личностные особенности следователя, поведение других лиц и особенности обстановки расследования преступления.
  Как они сказываются на проведении конкретных видов следственных действий, рассмотрим более подробно.
  Психология осмотра места происшествия. Профессионально грамотное восприятие обстановки места происшествия позволяет следователю представить общую картину события и выявить необходимую эмпирическую базу данных для выдвижения версий, проведения других следственных действий. При этом на выработку уяснений психологической линии поведения следователя, прежде всего, влияют: степень развитости у него поисковых способностей; наличие или отсутствие здоровой рабочей атмосферы в следственно-оперативной группе; наличие или отсутствие волнения из-за страха совершить публичную ошибку или поспешные поверхностные действия; характер физических и психологических условий на месте преступления (погодно-климатические условия, неблагоприятное время суток, неблагоприятный фон преступления, значительная неопределенность в познании происшедшего события, давление обстановки и т. д.).
  Поисковые способности следователя, как свидетельствуют многочисленные научные исследования, зависят от развитости у него таких личностных качеств, как интеллект и креативность, профессиональная наблюдательность и волевые свойства, а также от психологической установки на выявление элементов субъективной стороны преступления. Опытные следователи при осмотре места преступления всегда реализуют целый комплекс психологических приемов, направленных, с одной стороны, на организацию и повышение качества восприятия, внимания, мышления и воображения, а с другой - на тщательный поиск и сбор психологически значимой для установления истины информации. Так, проводя осмотр места происшествия, следователь должен не только зрительно фиксировать все материальные следы преступления, но и при наличии потерпевших в то же время прислушиваться, о чем они говорят, наблюдать за действиями криминалиста и других участников следственно-оперативной группы. Все это требует от следователя умения не только концентрировать, но и распределять, переключать внимание, удерживать в оперативной памяти большой объем распознаваемой информации, осуществлять критический анализ всей поступающей информации.
  Реализация данного следственного действия может значительно затрудняться при наличии преступной инсценировки - имитации, направляющей следователя по ложному пути необъективных фактов и обстоятельств, специально придуманных преступником для получения негативного исхода следствия. Инсценировки часто используются преступниками для того, чтобы:
  - скрыть факт совершения преступления (например, для сокрытия хищения устраивается пожар);
  - скрыть одно преступление, продемонстрировав другое (например, убийство маскируется под дорожно-транспортное преступление);
  - подготовить преступление инсценировкой (например, сжечь старый, но застрахованный автомобиль, чтобы получить страховку);
  - представить непреступное действие преступным (например, самоповреждение, сделанное женщиной с целью привлечения к наказанию изменившего мужа или любовника);
  - фальсифицировать отдельные доказательства и пустить следствие по ложному пути (например, подброс на место происшествия личных документов другого человека) и др.
  Инсценировку места преступления можно распознать по следующим общим моментам:
  • чересчур демонстративный характер признаков события;
  • наличие признаков различных преступлений;
  • несоответствие признаков на месте происшествия механизму подлинного преступления;
  • противоречия в обстоятельствах происшествия;
  • неестественно яркая логичность, но отсутствие деталей в объяснениях потерпевшего;
  • неоправданные нарушения и беспорядок, чрезмерно подчеркивающий характер «мнимых» следов.
  Психологическая установка на выявление элементов субъективной стороны преступления всегда обеспечит следователю выявление на месте преступления, во-первых, определенных психологических характеристик, относящихся к личности преступника (за счет использования приемов составления психологического портрета), во-вторых, установление уровня преступного опыта человека и/или его статуса в преступной группе, в-третьих, выявление психологического состояния, имевшего место в момент совершения преступления. В качестве примера значимости психологического портретирования при раскрытии сложных (в том числе серийных) преступлений можно привести расследование известного уголовного дела сексуального маньяка А. Чикатило, где по характеру повреждений, оставляемых им на трупах, было составлено психологическое описание убийцы, которое впоследствии во многом подтвердилось.
  Для формирования версий по итогам осмотра места происшествия и при реализации других следственных действий следователь должен обладать развитым профессиональным мышлением, интуицией и воображением. Для совершенствования эффективности профессионального мышления следователь может реализовать следующие психотехнические приемы:
  1. Прием ориентации мышления, связанный с «разложением» сложной информации на составные части, выявлением логических, причинных связей, определением способов мышления и т. п.
  2. Прием психологизации мышления, основанный на использовании эмпатии и рефлексии в переводе мысли в русло психологических рассуждений и умозаключений.
  3. Прием воссоздания недостающих фрагментов и целостной мыслительной картины преступления, базирующихся на реконструкции событийного ряда из объективных психологических фактов.
  4. Прием преодоления «умственных тупиков», предполагающий использование умственных средств преодоления «стереотипов», кон - вергентности мышления, «эмоциональных зацикливаний» и т. п.
  5. Прием актуализации самоконтроля, умозаключений и выводов, базирующийся на реализации установки на самокритику, устранение субъективно-стилевых предпочтений и т. п.
  6. Прием использования возможностей группового мышления, учитывающий синергетические преимущества правильно проведенных методов «мозгового штурма», групповой дискуссии и др.
  Психология допроса. Допрос - одно из важнейших, но психологически достаточно сложных следственных действий, которое обеспечивает получение доказательств в ходе профессионального общения следователя с лицами, причастными к уголовному делу. В зависимости от коммуникативной ситуации, складывающейся во время допроса, следует различать допрос в конфликтной (с жестким и нежестким соперничеством) и в бесконфликтной ситуации, а поэтому всех допрашиваемых на следствии условно можно разделить на три основные категории:
  - заинтересованных в положительных результатах расследования и вследствие этого оказывающих своими показаниями помощь правоохранительным органам в установлении истины по уголовному делу;
  - безразлично относящихся к деятельности правоохранительных органов;
  - незаинтересованных в том, чтобы преступление было раскрыто, и истина полностью восстановлена и вследствие этого противодействующих усилиям правоохранительных органов.
  В соответствии с указанными моментами, а также процессуальным правовым статусом и индивидуально-психологическими особенностями допрашиваемого избирательно и строится стратегия и тактика поведения следователя при реализации данного вида профессионального общения. В самом общем плане в структуре допроса можно выделить пять основных стадий:
  - подготовка и вызов на допрос;
  - установление психологического контакта в начале профессионального взаимодействия;
  - выяснение в ходе допроса следственно значимой информации;
  - завершение допроса и психологическая подготовка допрашиваемого к возможному участию в других следственных действиях (очной ставке, предъявлении для опознания и др.);
  - профессиональный и психологический анализ итогов и в целом эффективности проведенного допроса.
  Кратко раскроем суть и психологические особенности реализации каждой из указанных стадий по отношению к различным по процессуально-правовому статусу участникам следствия.
  При подготовке к допросу основными задачами следователя являются создание его информационной базы; определение возможных стратегии и тактик профессионального общения; планирование и обеспечение всех условий для эффективного проведения стадий допроса.
  Информационная база формируется из всех возможных источников (материалы дела, оперативные сведения, диагностический сбор информации о личности допрашиваемого, его образе жизни, отношение к совершенному преступлению и пр.). Готовясь к допросу, необходимо также учитывать, что некоторые лица, в начале предварительного следствия в процессуальном отношении являющиеся свидетелями, в дальнейшем могут оказаться подозреваемыми, обвиняемыми. А поэтому следователь, собирая данные о конкретном субъекте, которого предстоит допрашивать, должен, во-первых, прогнозировать, какую позицию тот может занять на последующих допросах, а, во-вторых, с учетом изучения его личностных особенностей подобрать наиболее эффективные приемы психологического взаимодействия с данным лицом с учетом вероятностных моделей его поведения.
  Следователь имеет возможность выбрать тот или иной способ, место и время вызова конкретного лица на допрос, что дает определенные преимущества тактического и психологического характера. Так, оперативность и внезапность вызова на допрос могут сыграть роль следственно благоприятных факторов, так как субъекту не останется времени для налаживания различных контактов с заинтересованными лицами в целях совместного принятия согласованных мер, направленных на сокрытие истины. Выбор места и пространственная организация общения во время допроса также могут влиять на реализацию следственных стратегического и тактического характера замыслов, в том числе с учетом характера возможных отношений (конфликтных, бесконфликтных).
  Избирательность планируемой линии поведения следователя на допросе требует создания и ряда других условий, которые обусловлены выявлением конкретного типа показаний. Установление психологического контакта с допрашиваемым с учетом психологических особенностей его личности и текущего психологического состояния является ключевым моментом для успеха данного следственного действия. Обычно при допросе свидетелей, потерпевших, подозреваемого установление контакта зависит от типа исходной ситуации - конфликтной или бесконфликтной.
  Так, при наличии активного противодействия допрашиваемого лица следователь должен уже при первых процессуальных фразах за счет их построения и эмоциональной тональности создать благоприятное впечатление человека, уважающего личное достоинство собеседника. Например, при допросе свидетеля им может быть обращено внимание на понимание психического состояния допрашиваемого и выражено сочувствие по поводу причиненного беспокойства. Благожелательность и обращение к допрашиваемому по имени и отчеству, а также сообщение следователем некоторых сведений о себе и тех ожиданиях, которые он возлагает на поведение допрашиваемого лица, подчеркивание имеющихся у него позитивных качеств - все это располагает и активизирует диалогическое общение.
  Преодоление определенных психологических барьеров, препятствующих допросу подозреваемых (например, бравады, наглости, установки на противодействие и др.), достигается за счет специальных психотехнических приемов воздействия, гибко учитывающих актуализированные потребности допрашиваемого, его психическое состояние и личностные особенности. При этом демонстрируемые следователем корректность, справедливость, внимательность, ситуативная гибкость, чуткость, эмоциональная устойчивость оказывают благоприятное влияние не только на устранение барьеров в общении, но и смягчение противодействующей позиции допрашиваемого.
  На третьей стадии допроса - основной по времени и затрачиваемым следователем усилиям - психологически специфическими по содержанию являются три условно выделяемые фазы: а) свободного рассказа допрашиваемого; б) детализации и в) систематизации полученной информации.
  Предоставление допрашиваемому возможности в свободной форме изложить все ему известное о случившемся исключает суггестивные воздействия со стороны следователя, а также негативные влияния на функционирование памяти, облегчая течение свободных ассоциаций.
  В случае неспособности или нежелания допрашиваемого воспроизводить определенные события следователь применяет в зависимости от возникших обстоятельств те или иные тактики и приемы, способствующие детализации допроса. В случае бесконфликтной ситуации допроса часто используются: «членение на темы свободного рассказа», первоначальное подробное изложение наиболее расследуемого эпизода, оказание мнемической помощи допрашиваемому.
  Психологически обоснованная следственная тактика всегда ориентирует следователей, во-первых, на выявление мотивов ложных показаний или самооговора, а во-вторых, в возможностях использования целого арсенала психотехнических методов и приемов изобличения свидетелей (потерпевших, подозреваемых и обвиняемых) в даче ими ложных показаний, а также оказания на них правомерного психологического воздействия с целью получить правдивые показания. Среди возможных здесь методов и приемов используются: убеждение, создание искаженного представления об осведомленности следователя («допущение легенды»), групповой допрос, постановка косвенных вопросов, использование «слабых мест» допрашиваемого, неожиданное предоставление обличающих доказательств, повторный допрос и др.
  В случае протекания допроса в бесконфликтной ситуации следователь должен учитывать три обстоятельства, которые могут вести к искажениям в достижении истины по делу. Первое проявляется в том, что заинтересованные в положительных результатах следствия лица могут неосознанно оказаться из-за своих индивидуальнопсихологических особенностей и испытываемых состояний в ситуации допроса под внушающим воздействием следователя. Последнее часто возникает при авторитарности поведения следователя, являющейся «косвенной аргументацией» в выборе соответствующей позиции допрашиваемых и способствующей подкреплению лишь доводов следователя. Второй тип обстоятельств, который может искажать познание истины при допросе, связан с поведением незрелых в социально-психологическом отношении лиц (например, подростков), которые используют общение со следователем как повод самоутвердиться, продемонстрировать свою сверхосведомленность. Третий тип обстоятельств возникает в случаях, когда у допрашиваемых наличествуют дефекты восприятия и «провалы» памяти, которые были обусловлены психическим состоянием, имевшем место в момент происшествия, или возникшим в ситуации самого допроса.
  В случае столкновения при допросе со свидетелями, безразлично относящимися к деятельности правоохранительных органов, следователю предстоит приложить немало усилий по формированию у свидетелей личностного осмысления всего происходящего, персонифицировать их отношение к выявляемым обстоятельствам, снять возможные опасения за свою безопасность и безопасность близких.
  Особый подход требуется часто к допросу потерпевшего, который к моменту его проведения еще испытывает негативное психическое состояние напряженности. Это может отрицательно сказываться (особенно в случаях с жертвами изнасилования) на функционирование познавательных процессов, а в итоге отражаться на полноте и достоверности показаний. Поэтому в общении с потерпевшими требуются, во- первых, особый такт и эмпатийность, во-вторых, применение специальных приемов не только для снятия избыточного психического напряжения и преодоления последствий феномена «у страха глаза велики» или желания представить себя в более благовидном свете, а, в- третьих, демонстрация убежденности защищать потерпевшего в дальнейшем от воздействия со стороны заинтересованных лиц.
  На заключительной стадии допроса следователи обычно не только знакомят допрашиваемых с текстом протокола допроса, но и предлагают им сделать поправки, пожелания и дополнения к тексту, если они считают это необходимым. Если внесенные в протокол поправки и дополнения привели к возникновению противоречий или новых, не известных ранее обстоятельств, то можно вернуться к детализации показаний, чтобы разрешить возникшие противоречия.
  Когда допрашиваемый планируется для участия в других следственных действиях (очных ставках, предъявлении для опознания и др.), то следователь должен не только предупредить его о возможных дальнейших встречах, но и психологически подготовить к ним.
  По завершении допроса конкретного лица следователь должен оценить его эффективность в процессуально-доказательственном и психологическом ракурсах. В первом случае он должен прогнозировать полноту и достоверность ответов полученных на намеченный перечень вопросов, уточнить схематические «наброски» по имеющимся фактам и проверить наличие «разрывов» в цепи доказательств. В психологическом плане оценка эффективности допроса должна делаться, исходя из реализации намеченной психологической линии поведения на допросе: учет субъектных, объектных и обстановочных условий, качество реализации психотехник и приемов диагностики и воздействия на личность допрашиваемого.
  Психология очной ставки. Данный вид следственных действий, состоящий в одновременном допросе двух ранее допрашиваемых лиц из-за наличия в их показаниях противоречий относительно одних и тех же обстоятельств, всегда отличается повышенным динамизмом и остротой конфликтного межличностного взаимодействия.
  Готовясь к очной ставке в принципе по алгоритму, который ранее был описан выше для допроса, следователь в то же время предусматривает дополнительные меры по профилактике возможной острой конфронтации, по обеспечению условий максимальной детализации показаний участников очной ставки, по специальным доказательствам, которые будут воздействовать на недобросовестного участника, по возможностям внесения коррекции в намечаемый план очной ставки и т. д.
  Учитывая психологическую сложность очной ставки (особенно с участием подозреваемых и обвиняемых, заинтересованных в благоприятном для них исходе действий и их нацеленности на психологическое давление на добросовестных лиц), следователи с целью уменьшения риска нежелательных последствий приступают к проведению очной ставки обычно в тех случаях, когда имеются следующие условия:
  - показания правдивого участника достаточны по своему содержанию и охватывают все события преступления или существенные его обстоятельства;
  - в распоряжении следователя находится совокупность доказательств, подтверждающих основные положения показаний правдивого участника;
  - у следователя есть уверенность, что правдивый участник займет при проведении очной ставки действенную позицию, направленную на разоблачение ложных доказательств.
  Очная ставка может проводиться не только в целях изобличения лица, противодействующего следствию. Она может проводиться также для устранения существенных противоречий, вызванных добросовестным заблуждением одного из допрашиваемых, забывшего определенные обстоятельства. В этом случае в ходе очной ставки используются приемы и «живые» доказательства, способствующие оживлению ассоциаций в памяти.
  Психология обыска. Принудительный характер данного следственного действия, проводимого только с санкции прокурора, приводит к открытому противостоянию следователю лиц, которые не заинтересованы в отыскании и изъятии скрытых предметов и документов, имеющих доказательственное значение для расследования преступлений.
  Стремясь ввести следователя в заблуждение и одновременно пытаясь скрыть имеющееся психическое напряжение, обыскиваемые проявляют определенного рода поведенческо-ролевую маскировку, которая может осуществляться в различной форме:
  • демонстрации мнимого сотрудничества и показной откровенности, нацеленных на притупление бдительности следователя и внушение ему мысли о бесплодности поисков из-за отсутствия искомых предметов;
  • умышленного отвлечения внимания следователя посторонним разговорами различными просьбами, жалобами или через попытки хождения по месту обыска под видом какой-либо срочной необходимости;
  • дезориентации следователя относительно объектов, подлежащих осмотру, вплоть до его прямого обмана;
  • совершения провокационных действий, высказывания всевозможных угроз и оскорблений в адрес следователя, чтобы вывести его из состояния равновесия и т. д.
  Приведенные примеры тактики маскировочных действий обыскиваемого могут быть успешно нейтрализованы лишь в том случае, если следователь основательно профессионально и психологически подготовлен к проведению обыска, то есть его линия поведения базируется:
  - на продуманном плане действий: когда и как начать обыск, что и где с учетом характера предметов и ценностей, а также с учетом индивидуальных особенностей обыскиваемых лиц (их сообразительности, профессиональных навыков, любительских занятий и т. п.) искать;
  - обеспечении устойчивости познавательной и эмоциональноволевой сферы, позволяющих профессионально целенаправленно вести длительный и трудоемкий процесс поиска важных улик;
  - постоянном наблюдении за всеми происходящими во время обыска событиями, разговорами его участников и непосредственными реакциями на них обыскиваемых;
  - применении адекватных психологических методов и приемов воздействия на обыскиваемых, которые пытаются провоцировать конфликтные ситуации или демонстрировать маскировочноотвлекающее поведение.
  Психологические исследования свидетельствуют, что эффективность действий следователя будет высокой, если он в ходе обыска не только учел возможное поведение обыскиваемого при устройстве тайников (например, бросающиеся в глаза «приманки» в виде двойного тайника, находящиеся на виду вроде бы обычные предметы, расчет на брезгливость и пр.), но и проверяет непроизвольные реакции обыскиваемого на действия участников обыска. В последнем случае следует применять следующие тактико-психологические методы:
  - метод беседы («словесной разведки»), суть которого состоит в том, что следователь, прежде чем начать обследование какого-либо объекта, интересуется у обыскиваемого, что там находится, и наблюдает за его реакцией;
  - метод испытания, когда следователь через некоторое время вновь возвращается к обследованному объекту, осмотр которого прервал с появлением у обыскиваемого непроизвольной реакции;
  - метод сравнения, позволяющий выявить в осматриваемых предметах малосущественные различия (например, неоднородность окраски, мало заметные модификации типовых бытовых предметов и пр.).
  В многочисленных публикациях по криминалистике и следственной психологии обращается внимание на возможность использования и многих других технико-криминалистических и тактикопсихологических методов и приемов проведения обыска, а также на важность соблюдения этики поведения, в том числе при возникновении конфликтной ситуации по «инициативе» обыскиваемого. Представляется, что способность следователя поддерживать высокий уровень рефлексивного мышления, наблюдательность, настойчивость и бдительность, а также умение психологически грамотно противодействовать обыскиваемому часто и обеспечивают результативность обыска. При этом именно «психологическое переигрывание обыскиваемого» (например, за счет частого переключения его внимания, включения в какие-либо внешние перемещения, задавание косвенных вопросов и т. п.) может повышать аффектогенность его психического состояния, а в итоге создавать невозможность демонстрировать маскирующую активность.
  Психология предъявления для опознания. Психологические предпосылки эффективности данного следственного действия закладываются еще в ходе допроса, где выделяются признаки запечатленных объектов, психологические особенности восприятия и памяти лица, которому в последующем для опознания могут быть предъявлены в числе других ранее наблюдаемые люди, их фотографии, вещи, предметы или силуэты отдельных объектов.
  Реализация психологически обоснованной линии поведения следователя при предъявлении для опознания должна строиться с учетом основных видов психологических закономерностей и механизмов узнавания. Зная об особенностях двух видов узнавания - симультанного (мгновенного, синтетического) и сукцессивного (постепенного, аналитического), следователь не должен считать какой-либо из них более надежным, так как они есть прежде всего выражение индивидуальнопсихологических особенностей человека в области восприятия, запе- чатления, сохранения и воспроизводства из памяти ранее наблюдающегося и сравнение его с предъявленным при опознании.
  Для правильной оценки результатов опознания большое значение имеют, во-первых, учет субъективных и объективных условий, повлиявших на запечатление ранее воспринимавшихся объектов, во-вторых, моделирование опознания в соответствии с рекомендациями психологической науки по узнаванию ранее наблюдавшегося.
  В первом случае, готовясь к проведению следственного действия - предъявления для опознания - следователь должен учесть влияние на функционирование восприятия и памяти привлекаемого лица следующих условий:
  - благоприятность/неблагоприятность физических условий восприятия (недостаточная или хорошая освещенность объекта, малое или большое расстояние до объекта, ракурс, в котором он воспринимается и пр.);
  - продолжительность и частота восприятия объекта;
  - состояние и пороги чувствительности органов чувств лица, которое будет привлекаться для опознания;
  - психофизиологическое состояние, которое было у лица, привлекаемого к опознанию в момент совершения преступления;
  - уровень мотивации восприятия и запоминания тех или иных объектов, связанный как с установками и интересами личности, так и закономерностями функционирования конкретных познавательных процессов (восприятия, внимания, памяти и др.).
  Учтя указанные моменты, следователь может более адекватно прогнозировать ход и возможные результаты предъявления для опознания. Моделирование же самого процесса опознания должно вестись как с учетом отношения опознаваемого к данному следственному действию, так и его субъективных возможностей быть объективным. Так, в ситуации предъявления для опознания сложности обычно возрастают: во-первых, из-за действия большого количества разнообразных внешних факторов; во-вторых, из-за боязни опознающего допустить ошибку, так как могут возникнуть различные уголовно-правовые и нравственные последствия; в-третьих, из-за перегруженности обстановки опознания (например, при одновременном предъявлении больших групп людей предметов).
  Участие в предъявлении для опознания, наряду с собственно опознанием, содержит в себе еще и отдельные элементы осмотра, допроса и даже в какой-то мере следственного эксперимента. В этой связи возможно ложное опознание и ложное неопознание. Первое часто бывает следствием различных внушающих воздействий, второе же - из-за того, что, с одной стороны, при первичном восприятии объекта не были вычленены его существенные опознавательные признаки, а с другой - возможно произошло забывание признаков в напряженности опознания.
  При производстве опознания следователь должен предотвращать или изобличать преднамеренные маскировки заинтересованным лицом своих опознавательных признаков. В случае столкновения с фактом преднамеренно ложного опознания, что часто заметно по тактике поведения опознавающего, следователь должен оказать на него соответствующее рационально правовое убеждение или специальное психотехническое воздействие, которое способствовало бы отказу от лжи.
  Психология следственного эксперимента. Опытная проверка возможностей и особенностей осуществления определенного действия, события или явления служит цели подтверждения или опровержения следственной версии и собранных по делу доказательств, а также получения новых фактов, важных для расследования, при одновременном предъявлении больших групп людей, предметов).
  На практике проводятся различные виды следственного эксперимента:
  а) по установлению возможности наблюдения, восприятия какого-либо факта, явления;
  б) по установлению возможности совершения какого-либо действия;
  в) по установлению возможности существования какого-либо явления;
  г) по установлению механизма события в целом или отдельных его деталей;
  д) по установлению процесса образования следов события;
  е) по определению наличия или отсутствия профессиональных или преступных навыков.
  Несмотря на тактические особенности проведения конкретных видов следственных экспериментов все они имеют общие психологические предпосылки, влияющие на их эффективность. Так, планируя следственный эксперимент, следователь должен не только опытно подобрать условия, соответствующие внешней объективной стороне имевшего место события (то же место, время суток, погодные условия, первоначальные средства действия и пр.), но и психологически подготовить будущих участников, в том числе с целью возникновения у них стремления добросовестно помочь следователю и преодоления причин, которые могут помешать проявлению естественности поведения.
  Учитывая, что субъективные факторы могут вносить искажения ситуативно-фонового характера, то для установления вероятности того или иного развития действий, событий, явлений по возможности требуется многократно моделировать условия опытов, чтобы вскрыть всю вариативность в поведении конкретного субъекта и нивелировать влияние привходящих обстоятельств.
  Все решающие для уголовного дела диагностические эксперименты, связанные с выяснением субъективной стороны преступления, целесообразно проводить с участием специалиста-психолога. Он может выступить не только экспертом по психологическому моделированию, но и оценщиком психологической достоверности поведения привлеченных к следственному эксперименту лиц.
  Итак, рассмотрение особенностей проведения основных следственных действий убедительно показывает, что их эффективность во многом предопределяется, с одной стороны, уровнем психологической подготовленности следователей, а с другой - необходимостью более активного привлечения специалистов-психологов к психологическому обеспечению следственной деятельности, участию в профессионально-экспертной верификации и в расширении собранных доказательств.

 
© www.txtb.ru