Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Только рождаемость может спасти Россию!

Борисов В.А.
(Московский педагогический государственный университет, Москва)

  Население России стремительно и неуклонно уменьшается, на 700-900 тысяч человек ежегодно. При этом оно также быстро стареет. Недавняя перепись населения 2002 г. выявила новый характер возрастной структуры населения. Впервые за всю историю нашей страны удельный вес населения старше трудоспособного возраста превысил удельный вес детей. Если по данным переписи 1989 г. доля населения моложе 15 лет в России составляла 24,5%, а в возрастах старше трудоспособного - 18,5%, то в октябре 2002 г. дети составили 18,2% общей численности населения страны, пожилые - 20,5%.
  Самая низкая доля детей в двух столицах - Москве и Санкт- Петербурге, 13,2 и 13,7% соответственно. По мнению многих демографов и социологов, столицы «задают моду» другим регионам во всех аспектах образа жизни с некоторым лагом во времени. Так что по этим «образцам» можно с большой уверенностью предсказать дальнейшее снижение рождаемости в стране.
  Среди российских демографов в настоящее время наиболее четко оформились две основные научные парадигмы в отношении перспектив демографического развития России и способов их исправления.
  Одна из них (А.Г.Вишневский, Е.М.Андреев, С.В.Захаров и др.) считают невозможным в обозримой перспективе повышение рождаемости в стране до уровня хотя бы простого воспроизводства населения. Они видят спасение России только в привлечении большого числа иммигрантов. Так, по мнению А.Г.Вишневского, выраженному им в относительно недавнем интервью газете «Известия» от 25 апреля 2004 г., для достижения указанной цели в Россию ежегодно должны въезжать и оставаться навсегда от 700 тыс. до 1 млн. человек. Он отдает себе отчет в том, что при реализации такого прогноза «к 2100 году более 60 процентов населения страны составят мигранты и потомки мигрантов» и что подобная ситуация может стать опасной.
  Другая парадигма (А.И.Антонов, В.А.Борисов, В.М.Медков, В.Н.Архангельский, А.Б.Синельников и др.) считают, что если бы даже идея полномасштабной иммиграции могла быть осуществимой, такая иммиграция могла бы привести к замене, поглощению российской нации нашествием мигрантов, весьма схожим с обыкновенной оккупацией аборигенного народа (народов) завоевателями.
  Поговорим немного подробнее о «миграционном» варианте решения проблемы депопуляции. Почему эта концепция представляется мне неприемлемой и неосуществимой?
  Во-первых, анализ данных Росстата о динамике внешней миграции показывает, что приток иммигрантов в Россию близок к исчерпанию. Максимального объема миграционный прирост достиг в 1994 г. - 811,1 тыс. человек. При этом положительное сальдо миграции из стран СНГ и Балтии составило 914,6 тыс. человек, а вне этих стран - отрицательное сальдо 105,0 тыс. человек. В последующие годы миграционный прирост как из стран СНГ и Балтии, так и вне этих стран неуклонно сокращался, оставаясь для первой категории стран положительным, а для второй - отрицательным. В итоге, в 2004 г. миграционный прирост в обмене со странами СНГ и Балтии составил всего 73,4 тыс. человек, а с прочими странами = - 34,0 тыс. человек.
  Кто эти люди, которые переезжают к нам в страну? Не нужно, думается, большой фантазии, чтобы понять, что это русские и русскоязычные, беженцы, вынужденно покидающие бывшие республики СССР, и для примерно половины из них эти страны, которые они покидают, как показывают исследования миграциологов, являются родиной.
  Сколько их там еще осталось, желающих или вынужденных покинуть свои родины и переселиться в Россию, которая вовсе не жаждет принять их с распростертыми объятьями? По некоторым оценкам, не более 15-20 млн. человек. Однако, было бы совершенно неразумным предположение, что все русскоязычные покинут насиженные места в странах их проживания и переселятся в Россию. Мне неизвестны никакие исследования миграциологов, в которых бы делались попытки рассчитать хотя бы приблизительную величину миграционного потенциала населения, могущего переселиться в Россию. Кстати, такой потенциал было бы полезно узнать, чтобы заблаговременно подготовиться к радушному приему этих иммигрантов.
  Но даже если все эти 15-20 млн. мигрантов переселились бы в Россию, это ничего не изменило бы в демографической трагедии страны. Для компенсации естественной убыли населения, согласно расчетам А.Г.Вишневского, необходимо было бы впустить в страну за ближайшие 45 лет, т.е. до 2050 г. 32-45 млн. мигрантов, а до 2100 г. соответственно 64-90 млн. мигрантов. Откуда же их взять столько? Да еще чтобы владели русским языком, были бы образованы, с хорошей квалификацией, именно тех профессий, которые нужны нашей стране, да с готовностью ехать туда, «куда пошлет их страна», - как об этом мечтают наши миграционные чиновники?
  Нет, такие прогнозы представляются нам совершенно беспочвенными, мечтаниями, достойными незабвенного Манилова. Более реальными представляются прогнозы, согласно которым приток мигрантов из стран СНГ и Балтии в ближайшие годы вовсе иссякнет, а отток населения (молодого и образованного) на Запад усилится (если жизнь в России не очеловечится в самое короткое время).
  Наша парадигма считает, что только значительное повышение рождаемости может спасти Россию от вымирания населения и от исчезновения ее с политической карты мира. И мы считаем также, что такое повышение возможно, если правительство страны и все общество в целом проявят политическую волю.
  Специалисты, много лет изучающие репродуктивное поведение людей и семей, факторы рождаемости, уже накопили достаточно научного багажа в этой области для того, чтобы перейти к следующему этапу: формулированию предложений по стимулированию рождаемости.
  Что мешает повышению рождаемости?
  1) Прежде всего, ужасающе низкий уровень жизни большинства нашего народа. По уровню жизни Россия значительно отстает от большинства экономически развитых стран и даже многих развивающихся (проще говоря, слаборазвитых). Это обусловлено не столько низкой производительностью труда народа, сколько несправедливым распределением ВВП (между потреблением и накоплением).
  Конечно, мы далеки от преувеличения роли уровня жизни в его влиянии на рождаемость. Автоматически повышение уровня жизни не приведет к повышению рождаемости. Но повышение уровня жизни создает платформу, опору, на которой может строиться эффективная демографическая политика, включающая факторы экономические, социальные, культурные, моральные и прочие. Уровень жизни - условие необходимое прежде всех остальных факторов, но недостаточное.
  Всероссийская микроперепись населения 1994 г. показала, что в среднем замужние женщины хотели бы иметь (при самых благоприятных условиях) 2,03 ребенка, реально же собираются родить 1,90. Уже только две эти цифры характеризуют глубину демографической деградации России.
  Ничтожная разница между средними желаемым и планируемым в браке числами детей, всего 0,13 ребенка, указывает на то, что и в сегодняшних, действительно трудных, жизненных обстоятельствах большинство российских семей имеет столько детей, сколько желает. Следовательно, проблема массовой российской малодетности вовсе не только в реалиях сегодняшней нашей жизни, как полагают некоторые наши политики, а в снижении самой потребности большинства семей иметь детей.
  2) Отсутствие положительной связи между числом детей и размерами дохода. Полезность детей для родителей - низкая, заработная плата родителей не связана с количеством иждивенцев у работника. В результате не случайно, понятия «многодетные» и «малообеспеченные» семьи стали синонимами.
  3) Затянувшаяся «чеченская» война, стоящая всему нашему обществу огромных потерь: человеческих, финансовых, моральных и прочих ресурсов, так необходимых нам для строительства жизни, в том числе и для проведения пронаталистской политики.
  4) Неправильная политика средств массовой информации, в угоду рекламодателям и низменным инстинктам малокультурной части общества пропагандирующим зоологический индивидуализм («возьми от жизни все!»), разводы как проявление, якобы, женской эмансипации, антисемейные формы отношений между полами, секс (включая и его «нетрадиционные» формы) и прочие эрзацы свободы. При этом обыкновенная семейная жизнь с несколькими детьми, без каких бы то ни было изысков, нередко осуждается в СМИ как «отсталый», «несовременный» образ жизни.
  5) Многолетняя борьба коммунистических властей в недавнем прошлом за «освобождение» миллионов женщин от «домашнего рабства», за вовлечение их в наемный низкооплачиваемый труд, который в действительности был способом понижения стоимости рабочей силы мужчины.
  6) В результате женщины постепенно теряли и теряют интерес к ведению домашнего хозяйства (в том числе и к рождению и воспитанию детей), а мужчины потеряли свой статус в семье (и, соответственно, как и женщины, теряют интерес к семейной жизни и воспитанию детей).
  7) Нарастание в стране в последние годы ксенофобии, антисемитизма, шовинизма повышает уровень тревожности больших масс населения, что также сказывается на здоровье населения и нежелании множества людей обременять себя большой семьей.
  Отсюда, исходя из вышеперечисленного, мы предлагаем следующие мероприятия, могущие, по нашему мнению, положительно повлиять на укрепление института семьи и повышение рождаемости (или, хотя бы, на торможение ее дальнейшего снижения):
  1) Необходимо, прежде всего, поднять уровень жизни населения не на проценты, а в разы (по расчетам специалистов Института по изучению уровня жизни в 3-4 раза).
  2) Система пособий должна постепенно ограничиваться обслуживанием недееспособных людей, семей, нуждающихся в помощи. Роль такой системы должна постепенно убывать. Нормальная семья должна иметь возможность жить на доходы от труда и воспитывать
  3- 4-х детей «за свой счет».
  3) Необходимо поднять общественный престиж семьи, домашнего хозяйства как важнейшего социального института, обыкновенной, «рутинной» семейной жизни, социальной роли мужа, отца, жены, матери. Общественный престиж женщины-домохозяйки, жены, матери не должен уступать роли передовицы труда.
  4) Пора понять, что труд матери, хозяйки дома, не менее важен для общества и государства, чем труд женщины на фабрике или в офисе. Поэтому женщина, вырастившая нескольких детей, должна получить право на трудовую пенсию, вместо нынешней «социальной».
  5) Нужно поощрять совместный труд и отдых супругов и родителей с детьми, создавать для этого благоприятные условия. Такая кооперация может способствовать сплочению семьи и укреплению социального института семьи.
  6) Нужно создавать в стране моральный климат, благоприятствующий демографической политике. Без благоприятного общественного мнения затраты ресурсов на проведение демографической политики окажутся безрезультатными. Об этом свидетельствует плачевный опыт пронаталистской политики в странах Восточной Европы, проводившейся в 1960-70 гг.
  7) Для этого надо переориентировать средства массовой информации на пропаганду «хороших» и «благополучных» многодетных семей, на пропаганду единственного пожизненного брака как положительной нормы.
  8) Соответственно нужно вести борьбу с пьянством, курением, развратом и прочими пороками, но не запретами, как предлагают коммунисты и Русская Православная Церковь, а пропагандой здорового образа жизни и созданием благоприятных условий для такой жизни.
  9) Нужно бороться с проявлениями политического экстремизма, ксенофобии, этнического шовинизма, за смягчение нравов миллионных народных масс, за снижение уровня тревожности, что будет благотворно влиять на здоровье населения и через него - на повышение рождаемости.
  Конечно, я понимаю, что предлагаемые меры - не обоснованы научно. Они предлагаются «навскидку», так сказать. Не для немедленной реализации, а для размышлений и поисков путей. Вероятно, возможны и другие подходы, и другие меры. Но надо иметь желание решить проблему и искать пути к такому решению.
  В заключение, позволю себе напомнить старую притчу о двух лягушках, попавших в банку с молоком. Одна из них в отчаянии сложила лапки и утонула. Другая сучила ножками и выжила.
  Думается, шансы поднять рождаемость до общественно необходимого уровня есть. По крайней мере - теоретически. А сколько их осталось - никто не может знать.

 
© www.txtb.ru