Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Возможность социального регулирования проблемы суицида

Жданова Д.
(Росток, Германия / Санкт-Петербург, Россия)

  В последние годы наблюдается тенденция к некоторому снижению коэффициента смертности в России, однако, этот показатель все еще значительно выше, нежели в других развитых странах. Разница в смертности по причине суицида между Россией и другими индустриальными державами еще выше. По рейтингу ВОЗ Россия занимает второе, после Литвы, место по количеству суицидов. В среднем, это 40,1 на 100000 человек. В крупных городах этот показатель еще выше. К примеру, в 2003 г. в Москве зафиксировано 1130, а в Санкт-Петербурге 825 смертных случаев в результате самоубийства.
  Общее число суицидальных смертей у мужчин в 1996 г. составляло около 50 тысяч в год, это 4,44% от общего количества смертей у мужчин, затем доля суицидов в общей смертности снижалась и к 2003 году составила уже 3,41%; у женщин количество самоубийств численно ниже, но тенденция схожа (0,97% и 0,78% соответственно).
  В динамике групп суицидального риска просматривается одинаковая тенденция для мужчин и женщин, что нехарактерно для других развитых стран. Группа риска относительно стабильна по возрасту, хотя в 90-е гг. произошло смещение к более молодому возрасту. Аналогичный сдвиг произошел в Японии во время экономического бума в 70-е гг.
  Согласно Э.Дюркгейму суицид - явление социальное, следовательно, подвержено изменению посредством социального воздействия. Подобное воздействие осуществляются по трем основным каналам: через микросоциум, социальные институты и других индивидов, не входящих в первую группу. Непосредственно межличностным общением управлять с позиции социума крайне сложно, однако, при помощи социальных институтов эта задача эта задача осуществима опосредованно.
  Основных средств такого воздействия три, причем они тесно взаимодействуют между собой. Это создание общественного мнения, создание и функционирование законодательной системы и системы административного регулирования и информационное воздействие.
  Общественное мнение большей частью формируется под влиянием законодательства и информационного воздействия, поэтому перейдем непосредственно к ним.
  К законодательному и административному воздействию, прежде всего, относятся государственные законы и социальные нормы (к примеру, религиозные ограничения). Однако, последние исследования показывают, что подобные ограничения приводят не столько к снижению, сколько к сокрытию самоубийств. Известен общий для всех крупных государств феномен разницы уровня суицидальной смертности на севере и юге страны. Но дело здесь не столько в разнице уровня суицидальной активности, сколько в разнице в степени сокрытия факта суицида. На более социальнозависимом юге самоубийства чаще скрываются или маскируются под несчастные случаи.
  Законодательную базу составляет единственная статья закона:
  Доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего - наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на срок до пяти лет (УК РФ, Раздел VII, Глава 16, Статья 110. Доведение до самоубийства).
  Как видим, она может трактоваться неоднозначно, доказательство по ней осложнено, и, как следствие, применяется она редко. Законов же, ограничивающих в той или иной мере пропаганду самоубийства в России просто не существует.
  Остается информация. Межличностное общение регулируется сверху только посредством формирования общественного мнения.
  Остальные составляющие государство не только может, но и должно регулировать, если речь идет о жизни и здоровье десятков тысяч его граждан. Напомним, в России ежегодно 50-60 тысяч человек сводят счеты с жизнью.
  Формировать несуицидальное мировоззрение необходимо начиная со школьной скамьи, однако, образовательные программы, за исключением узкоспециальных курсов ВУЗов, также не касаются этого вопроса.
  СМИ - наиболее действенный путь сегодня для формирования общественного мнения. Однако, по многочисленным исследованиям (David Phillips, Steven Stack), после опубликования истории о самоубийствах количество последних резко возрастает. К примеру, после сообщений о суициде Мерлин Монро, доля суицидов в США возросла на 12%. Чем больше подобных историй будет публиковаться, тем выше будет уровень суицидальной активности, особенно в соответствующей географической области.
  Данный феномен замечен давно и был назван “эффектом Верте- ра”, по имени литературного героя Гете, совершившего суицид, который позже был неоднократно симмитирован после выхода книги.
  Количество суицидов возрастает непосредственно после публикации историй о суицидах в газетах. И чем больше тираж издания, опубликовавшего историю, тем больше возрастает количество суицидов. Кроме того, возрастание количества несчастных случаев, транспортных аварий идет по той же схеме, а возраст водителей- одиночек, попавших в аварии после публикаций кореллирует с возрастом лиц, описанных в историях. Количество аварий в автомобилях без пассажиров возрастает сильнее, нежели остальных типов аварий непосредственно после публикации о самоубийстве одиночки. Согласно Филлипсу, итог публикаций историй о суицидах и суицидах, сопряженных с убийством третьих лиц в прессе строго кореллирует с числом аварий и аварий с многочисленными жертвами (P=.003 - вероятность ошибки при газетных публикациях и Р=.082 - в вечерних новостях), а количество крушений самолетов с множественными жертвами диспропорционально возрастают в областях, где были растиражированы публикации SМ-историй” (Р=.0213).
  Пик смертей приходится на 3 и 8 день после публикации. На третий день их количество возрастает на 31%. Самая острая реакция - на сообщения в вечерних теленовостях и, особенно, на первых полосах газет. Причем корреляция между авариями и публикациями в прессе выше, нежели между авариями и освещением в новостях.
  Однако, контролировать подобную информацию в СМИ не в наших силах, поскольку данные действия расцениваются как цензурирование, а закон о СМИ содержит статью о недопустимости цензуры.
  Прочтенная информация, в силу особенностей восприятия, воспринимается индивидом как внутренняя речь, то есть может быть им воспринята при определенных условиях как подталкивание к действию. Этим качеством обладает и информация, поступающая через интернет. Сегодня группа риска стоит очень близко к возрастной группе, наиболее часто посещающей интернет (рис.1), и несовпадение здесь, скорее, по причине меньшей доступности интернета для подростков.
  Контролировать информацию в сети сложно, однако, это не является невыполнимой задачей. Если мы сравним результат поиска по слову “самоубийство” в популярной российской (www.rambler.ru www.yandex.ru) и “suicide” в англоязычной (www.google.com) системе поиска в интернет, мы увидим, что на англоязычная поисковая система в первых строках выдает сайты, занимающиеся активной превентивной работой в данной области. В российской сети они тоже есть, и немало, но попасть на них гораздо сложнее, чем в “Клуб самоубийств”.
  На типичный запрос суицидента “хочу покончить с жизнью” в первую очередь поиск выдает рецепты, каким образом это лучше сделать. Информации о способах и методах самоубийства в российской сети очень много. Существуют многочисленные сайты, рассказывающие об этом в шутливой манере, при этом у читающего притупляется естественный страх смерти. Есть серьезные, почти исследовательские сайты о методах самоубийства или практичноделовые, подробно описывающие возможные последствия и побочные эффекты. На многих страницах информация подается в заигры- вающе-провокационной манере, что особенно опасно в случае подросткового кризиса. Также для подростков определенную психосоциальную опасность представляют сайты, где суицид преподносится в романтических тонах.
  Запрета на подачу подобной информации нет. На большинстве подобных сайтов существуют чаты и форумы, на которых посетителя тщательно обрабатывают и вовлекают в клубы самоубийц. Реально привлечь к ответственности автора подобного сайта, если его удастся найти и доказать причастность, можно только по двум статьям, о причинении смерти по неосторожности.
  На западе уже разработаны рекомендации для СМИ, содержащие общие рекомендации к публикациям о самоубийствах, Reporting on Suicide: Recommendations for the Media, однако в России их не только не придерживаются, но и не переводят на русский язык. Данные рекомендации были разработаны при сотрудничестве большого числа ученых и различных научных и социальных институтов из разных стран мира. Приведем основные положения этого документа (полный текст на английском языке можно прочесть в интернете: http://www.afsp.org/education/recommendations/5/1.htm ).
  - Некоторые описания самоубийства в новостях приводят к поведенческому "заражению самоубийством" или "копированию" самоубийств
  - Исследования показывают, что случайная романтизация, идеализирование самоубийства или тех, кто оканчивает свою жизнь самоубийством, изображение самоубийства как героического или романтического акта может содействовать идентификации с жертвой
  - Описание методов самоубийства в СМИ может подтолкнуть восприимчивых лиц к их повторению. Клиницисты считают наиболее опасным подробное описание техник. Исследования показывают, что подробные описания или иллюстрации самоубийств провоцируют имитацию
  - Представление самоубийства в как непонятного действия нездорового или преуспевающего человека может подтолкнуть к идентификации с жертвой
  Также, стоит обращать серьезное внимание на лексику, используемую в публикации. Предпочтительно не ссылаться на самоубийство в заголовке статьи. Если смертный случай самоубийства произошел не на публике, причина смертного случая должна быть сообщена только в самой истории, а не в ее названии. В случаях смертей, затрагивающих все общество, например, знаменитых людей, или тех, кто может затрагивать ограниченный круг людей, к примеру, в малых городах, выбирать следующие выражения для заголовков: " Мэрилин Монро умерла в 36," или "Джон Смит умер в 48." Рассуждения о том, как они умерли, должны располагаться внутри статьи. Также, предпочтительно описывать умершего как "умершего от самоубийства", а не в как "самоубийцу" или "покончившего жизнь самоубийством", поскольку два последних выражения принижают человека перед образом смерти, или ассоциируются с криминальным или греховным поведением. А при приведении стати- стики противопоставление "смерти от самоубийства" и "несмертельных попыток" более предпочтительна, чем использования терминов "успешный", " безуспешный" или "проваленный."
  Также стоит проводить серьезную работу в СМИ, Интернете, на телевидении с целью превенции суицида. Стоит публиковать информацию о сигналах, предупреждающих о самоубийстве и о том, как обращаться со спасенными людьми. Необходимо развеивать романтический ореол вокруг мифов о самоубийствах, особенно в молодежной среде. Нужно создавать социальную рекламу, рассказывающую, о действиях, которые можно и нужно предпринимать для предотвращения самоубийств и о людях, которые преодолели отчаяние без попытки самоубийства.
  На протяжении целой эпохи ценность человеческой жизни в СССР принижалась, что закономерно привело к трагическим последствиям. Сегодня как никогда остро встает вопрос о необходимости регулирования суицидальной смертности в России. Суицид молодого человека - это не только трагедия для семьи и близких, это экономическая потеря государства, которое не получает нового работоспособного члена. Поэтому встает необходимость разработки всесторонней программы, направленной на регулирование суицидальной активности.

Рис.1. Доля пользователей интернета и пропорция суицидов в общей смертности по возрастным группам.

Рис.1. Доля пользователей интернета и пропорция суицидов в общей смертности по возрастным группам.

 
© www.txtb.ru