Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей

  В соответствии и на основании ст. 335 УПК РФ законодателем вводится новое понятие - вступительные заявления государственного обвинителя и защитника, с которых начинается судебное следствие. Исходя из содержания ч. 1 - 3 ст. 335, вступительное заявление государственного обвинителя состоит из двух частей: изложения резолютивной части обвинительного заключения (постановления о привлечении в качестве обвиняемого) и предложения о порядке исследования доказательств по делу.
  Вступительное заявление защитника также состоит из двух частей - изложения согласованной с подсудимым позиции по предъявленному обвинению и предложения о порядке исследования доказательств.
  В ст. 446 УПК РСФСР было четко указано, что, оглашая резолютивную часть обвинительного заключения, государственный обвинитель не вправе упоминать о фактах судимости подсудимых.
  Следует обратить внимание, что в ч. 1 и 2 ст. 335 УПК РФ такого прямого запрета не содержится, однако это вытекает в целом из содержания статьи. Так, в ч. 2 указано, что государственный обвинитель излагает лишь сущность предъявленного обвинения, а в ч. 8 - что данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Запрещается исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в виновности подсудимого.
  Представляется, что упоминания о судимости могут быть допустимы лишь в случаях, когда это входит в предмет исследования сущности предъявленного обвинения. Например, наряду с обвинением в убийстве при отягчающих обстоятельствах, подсудимому предъявлено обвинение в насилии в отношении сотрудника управления исполнения наказания или осужденного с целью воспрепятствовать его исправлению (ст. 321 УК РФ).
  В данном случае обвинение - объективная сторона преступления - состоит в том, что субъектом может быть лишь лицо, осужденное по приговору суда и отбывающее наказание в местах лишения свободы.
  Исходя из положений ст. 324 УПК РФ, согласно которой производство в суде с участием присяжных заседателей ведется в общем порядке с учетом особенностей, предусмотренных гл. 42, следует придти к выводу, что поскольку сторона обвинения первой представляет доказательства, а очередность исследования этих доказательств определяется стороной обвинения, то первыми исследуются доказательства, представленные стороной обвинения. И лишь после исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты. Если в уголовном деле участвуют несколько подсудимых, то очередность исследования доказательств, представленных защитой, определяется судом, с учетом мнения сторон.
  Таким образом, из смысла ст. 274 и ч. 2 и 3 ст. 335 следует, что первыми исследуются доказательства, представленные государственным обвинителем в предложенном им порядке, а затем доказательства защиты, также в порядке, предложенном защитой, предварительно согласованном с подсудимым.
  Такой порядок исследования доказательств соответствует конституционному положению о презумпции невиновности и о недопустимости возложения на обвиняемого обязанности доказывать свою невиновность (ст. 49 Конституции РФ) и общим положениям Уголовного процессуального кодекса (ст. 14).
  Часть 4 ст. 335 определяет порядок реализации права присяжных заседателей на участие в исследовании доказательств. В частности, если в ст. 333 указано, что присяжные заседатели имеют право задавать через председательствующего вопросы допрашиваемым лицам, то ч. 4 ст. 335 конкретизирует, что указанные вопросы излагаются письменно и подаются председательствующему через старшину. Суть вопроса, изложенного присяжным заседателем, согласно ч. 4 формулируется председательствующим, и лишь затем в такой формулировке вопрос задается допрашиваемому лицу. Председательствующему предоставлено также право отвести вопросы, не относящиеся к предъявленному обвинению.
  При этом письменные вопросы присяжных заседателей должны в обязательном порядке приобщаться к протоколу судебного заседания. В случае формулировки председательствующим вопросов, изложенных присяжными заседателями, они приобщаются к протоколу судебного заседания, а вопросы, сформулированные председательствующим, отражаются в протоколе судебного заседания. Такой порядок отражения данных судебного следствия дает возможность кассационной инстанции проверить с достаточной полнотой доводы кассационных жалоб и представлений на необъективность ведения процесса.
  Сам порядок допроса подсудимых, потерпевших, свидетелей, экспертов и другие процессуальные действия в процессе судебного следствия регламентированы гл. 37.
  Согласно ст. 50 Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона. В соответствии с ч. 3 ст. 7 УПК нарушение норм в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств. Такие доказательства теряют юридическую силу и не могут исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства (ч. 5 ст. 235).
  Недопустимые доказательства исключаются председательствующим судьей в стадии предварительного слушания по ходатайству сторон. О порядке заявлений и разрешений таких ходатайств см. ст. 234 - 236 УПК РФ.
  Если в ходе предварительного слушания исключались какие-либо доказательства как полученные с нарушением закона, то об их существовании в соответствии с ч. 6 ст. 235 запрещается сообщать присяжным заседателям при судебном разбирательстве. Нарушение этого требования является одним из оснований отмены приговора, поскольку исследование недопустимых доказательств может повлиять на принятие решения коллегией присяжных заседателей. На необходимость принятия председательствующим судьей мер, исключающих возможность ознакомления присяжных заседателей с недопустимыми доказательствами, было обращено внимание постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации.
  Доказательства, недопустимость которых была выявлена в ходе судебного разбирательства, исключаются из уголовного дела как по собственной инициативе судьи, так и по ходатайству сторон. Несколько по иному была сформулирована ст. 435 УПК РСФСР, которая прямо обязывала председательствующего судью решить вопрос об исключении из разбирательства в суде присяжных всякого доказательства, полученного с нарушением закона. Часть 5 ст. 335 УПК РФ хотя и не указывает на обязательность исключения судьей недопустимых доказательств, а говорит лишь о том, что судья исключает такие доказательства; обязательность этого требования вытекает из содержания ст. 7, гарантирующей законность при производстве по уголовному делу. Это же требование содержалось и в ст. 69 ч. 3 УПК РСФСР. Исследование при судебном разбирательстве недопустимых доказательств с участием коллегии присяжных заседателей является основанием для отмены приговора.
  Представляется, что положения ч. 7 ст. 235, согласно которой при рассмотрении уголовного дела по существу суд, по ходатайству стороны, вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым, распространяются и на рассмотрение дел судами с участием коллегии присяжных заседателей. Исключения из этого правила для таких судов законодателем не предусмотрено, поэтому и процедура фактического разрешения вопроса о допустимости доказательств должна быть единой. Такое решение вопроса не противоречит и требованиям ст. 324, регламентирующей порядок производства в суде с участием присяжных заседателей. Следует отметить, что ч. 5 ст. 446 УПК РСФСР также предусматривалось разрешение ходатайств об исследовании доказательств, исключенных ранее судьей из разбирательства.
  Обязательным условием процедуры обсуждения вопросов о допустимости доказательств в ходе судебного разбирательства является отсутствие при этом присяжных заседателей. Указанное требование закона призвано оградить присяжных заседателей от возможного влияния на существо принимаемых ими впоследствии решений о виновности подсудимого.
  По результатам обсуждения вопросов о допустимости доказательств судья обязан вынести мотивированное постановление.
  Части 7 и 8 ст. 335 УПК РФ определяют предмет и пределы доказывания в суде с участием присяжных заседателей. Компетенция присяжных заседателей изложена в ст. 299, 334 и 339. Указанные статьи строго ограничивают вопросы, которые могут разрешаться присяжными заседателями, а именно:
  1) о доказанности деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый;
  2) о доказанности совершения деяния подсудимым;
  3) о виновности подсудимого в совершении преступления;
  4) о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения в случае признания его виновным.
  С учетом компетенции присяжных заседателей в судебном заседании с их участием должны исследоваться лишь те обстоятельства дела, которые достаточны для разрешения поставленных перед ними вопросов в соответствии со ст. 339 УПК РФ.
  Соблюдение процедуры исследования доказательств возложено на председательствующего судью. Он должен проявлять особое внимание к вопросам устранения из исследования доказательств, хотя и относящихся к делу, но выходящих за пределы доказывания по уголовному делу с участием присяжных заседателей. Запрещая в суде с участием присяжных заседателей исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение у присяжных в отношении подсудимого, законодатель исходил из того, что в задачу присяжных заседателей входит лишь доказанность совершения подсудимым конкретного деяния. Для решения этого вопроса прежняя судимость, а также иные данные, запрещенные к исследованию в суде с участием присяжных заседателей и описанные в ч. 8, значения не имеют. Иное решение данного вопроса неизбежно приведет к несправедливой оценке присяжными заседателями обстоятельств совершения преступления. На важность ограждения присяжных заседателей от сведений, выходящих за рамки пределов доказывания, которые могут повлиять на их объективность и беспристрастность, обратил внимание Пленум Верховного Суда РФ.
  Данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется (см. п. 2 данной статьи). Необходимость исследования данных о личности подсудимого с участием присяжных заседателей может возникнуть также, например, по делу об убийстве из огнестрельного оружия при решении вопроса об ответственности подсудимого. Если подсудимый являлся опытным охотником, специалистом в области стрелкового оружия и т. д. и, таким образом, хорошо знал технические характеристики оружия, из которого производились эти выстрелы, его боевые свойства, то утверждения о том, что он рассчитывал на благополучный исход, т.е. не предвидел возможность поражения потерпевшего на определенном расстоянии дробовым зарядом, отчего наступила смерть последнего, будут восприняты присяжными заседателями иначе, нежели аналогичное утверждение лица, не обладающего такими познаниями.
  Представляя присяжным заседателям право высказывать свое мнение о снисхождении (ч. 4 ст. 339), влияющем на назначение наказания, законодатель связывал это не с данными о личности, а с обстоятельствами совершенного подсудимым преступления, степенью участия подсудимого в его совершении.
  Не должны исследоваться с участием присяжных заседателей данные о личности подсудимого, характеристики, справки о состоянии здоровья, семейном положении и все другие данные, способные вызвать предубеждения у присяжных в отношении подсудимого.

 
© www.txtb.ru