Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Глава 7. Этнические аспекты смертности  

   В предыдущей главе речь шла о том, что показатели рождаемости у разных народов существенно различаются и что этническая принадлежность сама по себе не определяет уровня рождаемости. То же можно сказать и о смертности. К тому же различия в показателях смертности у разных этносов гораздо меньше (по крайней мере в последние десятилетия), чем в показателях рождаемости. Таким образом, этническому аспекту смертности не стоит придавать особенно большое значение. Это, конечно, не означает, что он вообще никак себя не проявляет: известны, например, болезни, распространенные преимущественно у определенных народов, бывает также, что у живущих по соседству народов показатели смертности и продолжительности жизни заметно различаются. Поэтому, рассматривая факторы, влияющие на смертность, все же необходимо подчеркивать и их этнический аспект (если он, конечно, прослеживается).
  Большинство народов, кроме самых крупных, а также дисперсно расселенных, живут в пределах какой-нибудь одной географической зоны. Поэтому анализ этнических аспектов смертности целесообразно начать с природного фактора. В зависимости от среды обитания у разных народов часто распространены неодинаковые болезни, причем некоторые из них могут существенно влиять на смертность. Природную обусловленность имеют прежде всего паразитарные заболевания.
  Например, малярией болеют только во влажных болотистых районах - местах обитания малярийного комара, сонная болезнь (или африканский трипаносомоз) известна только в Тропической Африке (там, где есть условия для размножения мухи це-це). Имеется и много других болезней, распространенных лишь в жарких странах ("тропические болезни"). К их числу относятся, в частности, шистосоматоз (передается микроорганизмами, живущими в воде), филяриатоз (его разносят кровососущие насекомые), фрамбезия (возбудителем ее является один из видов спирохеты).
  Некоторые же инфекционные заболевания, такие, как грипп, распространены повсеместно, и им подвержены все народы. По числу смертельных исходов грипп вышел на первое место среди инфекционных болезней. Это произошло после того, как медицине удалось найти эффективные средства лечения ИЛИ предупреждения многих тяжелых болезней, свирепствовавших ранее и уносивших жизни миллионов людей. Практически полностью удалось победить черную оспу (последние очаги ее находились в Эфиопии и Сомали). Сильно уменьшились случаи заболевания чумой. Возникающие время от времени вспышки этого заболевания удается быстро локализовать и ликвидировать.
  Ограничилось распространение таких смертоносных болезней как сыпной, брюшной тиф, холера. Их эпидемии возникают в основном лишь в бедных развивающихся странах.
  Все усиливавшиеся контакты между народами побочным последствием имели и расширение ареалов болезней. При этом нередко случалось, что для народов, прежде не знавших ту или иную болезнь, она оказывалась гораздо страшнее и чаще приводила к смертельному исходу, чем в местах своего прежнего распространения. Это было связано с тем, что в тех районах, где болезнь свирепствовала давно, у человека за столетия и даже тысячелетия вырабатывался определенный иммунитет, в новых же условиях люди, не имея иммунитета, оказывались безоружными перед недугом. Корь, например, сравнительно безобидна только для европейских народов. В Океании же, где до прихода европейцев ею не болели, от нее в XIX в. умирала значительная часть заболевших. Так, население острова Эроманга во время эпидемии кори в 1859-1861 гг. сократилось почти на треть. На архипелаге же Фиджи в 1875 г. от кори погибла четвертая часть всех коренных жителей.
  В то время как в борьбе со многими инфекционными болезнями человечеству удалось добиться впечатляющих успехов, сведя некоторые из них до минимума, из Африки стало распространяться новое страшное заболевание - СПИД, который за его 100-процентный летальный исход и полное бессилие перед ним медицины нарекли чумой XX века. Реально угрожая всему человечеству, СПИД пока распространен среди различных народов очень неравномерно. Больше всего им поражена Тропическая Африка, много инфицированных в США (особенно среди негритянской части населения). Значительно меньше больных СПИДом в странах Европы и Латинской Америки. В Азии до недавнего времени заболевания СПИДом были очень редки, теперь же его очаги появились и в ряде азиатских стран (в Гонконге, Таиланде и др.), причем в Азии он распространяется очень быстрыми темпами.
  В ходе последних наблюдений за этой болезнью выяснилась примечательная деталь: среди африканских народов при огромном числе инфицированных (и, следовательно, передающих при половых контактах болезнь) оказалось относительно немного больных в активной форме (у остальных этносов соотношение инфицированных и больных заметно отличается). Возможно, организм африканцев, от которых, по- видимому, и началось распространение этой болезни, смог к ней как-то приспособиться.
  Отдельные человеческие популяции не только выработали иммунитет к некоторым заболеваниям, но и антропологически адаптировались к жизни в определенных условиях, хотя в разной степени2. Так, черная кожа негроидов хорошо предохраняет их от заболеваний, вызванных повышенной солнечной радиацией, узкий выступающий нос у европеоидов в какой-то мере защищает их зимой от переохлаждения морозным воздухом.
  Адаптация к местным климатическим условиям не всегда ярко выражена. Тем не менее люди, оказывающиеся в результате миграций в районах с непривычным для них климатом, в большей степени, чем местные жители, подвержены некоторым заболеваниям. Например, в Африке европейцы гораздо чаще заболевают раком кожи, чем негры. Африканцы же в странах с умеренным климатом менее стойки, чем европейцы, к воспалению легких и простудным заболеваниям. Когда же среди иммигрантов в какой-то стране преобладают лица определенной национальности (например, в бывших английских колониях в Африке подавляющее большинство среди европейцев составляют англичане, в бывших французских владениях - французы и т.д.), то заболеваемость и смертность от некоторых болезней приобретают и этнический аспект. В результате прежней изоляции человеческих популяций у них сложились свои особые генотипы3. В связи с этим отдельные генетические, или наследственные, заболевания также оказались географически, а иногда и этнически ограниченными. Так, серповидно-клеточная анемия встречается только у народов Африки. Некоторые другие генетические заболевания (например, болезнь Дауна), хотя и не являются регионально ограниченными, распространены у разных народов в неодинаковой степени. Вероятность передачи ребенку генетического заболевания увеличивается, когда у народов существуют традиции, допускающие или даже поощряющие браки между родственниками (двоюродными братьями и сестрами, дядями и племянницами и т.д.). Например, родственные браки очень распространены у народов Индии. В определенной степени такая традиция обусловлена тем, что у индуистов запрещено вступать в брак представителям разных каст. Кузенные браки довольно часты и у евреев.
  Вероятность того, что аномальный ген имеется у обоих родителей и соответственно может передаться их потомству, повышается и у небольших этнических общностей. У этносов обычно преобладают эндогамные браки, и при небольшой численности народа повышается доля браков между родственниками. У крупных этносов межрод- ственные браки бывают довольно распространены в замкнутых сельских общинах.
  Иногда влияние генетического фактора может проявиться весьма неожиданно. Во время второй мировой войны в страны Дальнего Востока были завезены новые лекарственные препараты против малярии. Однако вскоре обнаружилось, что у некоторых больных они вызывают тяжелую форму анемии, в то время как для других пациентов совершенно безвредны. Позже было установлено, что отрицательная реакция вызывалась наличием у отдельных людей не известного до этого гена.
  По мере все большего нарушения былой эндогамности народов этнически ограниченных наследственных заболеваний почти не осталось. Тем не менее немногочисленные примеры такого рода все же привести можно. Так, вилюйским энцефаломиелитом, или "бохорором"4, как традиционно называют этот недуг местные жители, болеют только так называемые вилюйские якуты, в прошлом представлявшие собой изолированную группу якутского этноса. Раньше "бохорор" считали инфекционной болезнью, что отразилось и в ее официальном названии (миелиты — это болезни, вызываемые особыми вирусами). Затем более заслуживающей доверия стала версия о наследственном характере этого заболевания, - в пользу которой говорит и тот факт, что "бохорором" никогда не заболевают представители других народов, живущих вместе с якутами в Вилюйском районе (русские, украинцы, эвенки, эвены), и даже потомки от смешанных браков якутов с неякутами.
  Еще одной болезнью, распространенной лишь у одного народа, является куру, или "смеющаяся смерть"5. Ею болеют женщины, а также дети племени фор в Папуа-Новой Гвинее. И хотя некоторые медики отрицают генетическую природу этого заболевания, оно тем не менее представляет известный интерес как пример этнически ограниченного недуга.
  Кроме природных и генетических факторов (обусловливающих распространение неодинаковых болезней у разных народов), на уровень смертности также влияют и социально-экономические факторы.
  Как это ни выглядит на первый взгляд парадоксальным, но сейчас общая смертность во многих развитых странах, имеющих прекрасные медицинские учреждения, выше, чем в некоторых развивающихся странах. А связано это с тем, что смертность в очень большой степени зависит от возрастной структуры6. Повозрастные же показатели смертности (и особенно коэффициент младенческой смертности, на который социально-экономические условия оказывают особенно большое влияние) в экономически развитых странах ниже, чем в бедных развивающихся государствах , хотя за последние десятилетия эти различия существенно уменьшились. Это произошло в результате так называемой эпидемиологической революции, начавшейся в 50-60-е годы во многих развивающихся странах.
  В развитых странах эпидемиологическая революция началась гораздо раньше. В своем развитии она прошла несколько этапов. На первом этапе были осуществлены такие мероприятия, как введение в практику массовых прививок от инфекционных болезней, широкое применение дезинфекции, санитарно-гигиенический контроль за водой, пищей и т.д. Все эти мероприятия создали достаточно надежный заслон на пути эпидемий и сократили смертность от инфекционных болезней. Результатом первого этапа эпидемиологической революции было резкое уменьшение уровня смертности, особенно детской, и заметное увеличение продолжительности жизни. Начало эпидемиологической революции положили открытия французского ученого, основателя современной микробиологии и иммунологии Л. Пастера (1822—1895 гг.). Им были получены вакцины против сибирской язвы, бешенства и разработаны методы практической вакцинации, а также асептики и антисептики. В наиболее передовых странах Европы и Северной Америки первый этап эпидемиологической революции пришелся на конец XIX - начало XX в., в большинстве же развивающихся стран, как уже говорилось, на середину нынешнего столетия. Надо также отметить, что во многих азиатских и африканских странах эпидемиологической революцией не было охвачено население глубинных районов, да и проводилась она в этих странах не всегда достаточно последовательно.
  И все же антиэпидемические мероприятия и там дали неплохие результаты: во второй половине XX в. уровень смертности в подавляющем большинстве развивающихся стран сильно понизился. Между тем в наиболее развитых странах, где инфекционные болезни были в основном побеждены, с 50-х годов начался второй этап эпидемиологической революции. Поскольку там на первый план в качестве причин смерти выдвинулись хронические заболевания, то основными мероприятиями второго этапа эпидемиологической революции8 стали профилактические и гигиенические мероприятия, пропаганда здорового образа жизни, разработка эффективных способов диагностики и лечения. Для второго этапа характерно менее стремительное падение смертности и некоторое замедление наметившегося ранее роста продолжительности жизни. В развитых странах этот этап эпидемиологической революции ознаменовался в первую очередь снижением смертности от сердечно-сосудистых и опухолевых заболеваний. Из-за того, что мероприятия, проводимые на втором этапе эпидемиологической революции, имеют долгосрочный характер и требуют гораздо большей затраты средств, они оказались многим бедным странам недоступными. Передовые же страны подходят к третьему этапу эпидемиологической революции, когда приоритетным направлением в борьбе за здоровье людей становятся не собственно медицинские мероприятия, а улучшение качества жизни. Вообще в Европе и Северной Америке здоровью населения придают очень большое значение, и в 1987 г. в Оттаве даже была принята специальная хартия "Промоции здоровья".
  В результате больших различий в уровне здравоохранения структуры смертности у народов развитых и развивающихся стран сильно отличаются друг от друга. У народов развивающихся стран по- прежнему (как в прошлом у всех народов мира) основной причиной смерти являются инфекционные заболевания. В развитых же странах первое место среди причин смерти занимают сердечно-сосудистые недуги, второе — раковые заболевания, третье - болезни нервной системы и лишь четвертое место — инфекционные заболевания.
  Более низкие показатели повозрастной смертности и большая продолжительность жизни у народов, живущих в богатых процветающих странах, связаны также с достаточностью и полноценностью питания, которые являются непременным условием здоровья человека. В большинстве же отставших в своем развитии государств проблема питания до сих пор не решена, и во многих странах Азии и Африки периодически, а в некоторых из них (например, в Сомали) и достаточно регулярно случается голод.
  На уровень смертности очень существенное влияние оказывают жилищные условия населения (здесь важно как число человек, живущих в одном помещении, так и наличие в квартирах удобств - горячей воды, канализации, отопления и т.п.).
  В целом благосостояние оказывает очень большое влияние на смертность и продолжительность жизни. Швейцарский демограф Херш даже ввел в научный оборот выражение "неравенство перед смертью". Однако все же не следует думать, что благосостояние оказывает на смертность всегда совершенно одинаковое влияние. У народов, находящихся на достаточно низкой стадии культурного развития, не освоивших еще эффективных способов борьбы с инфекционными болезнями и имеющих неудовлетворительные (по современным представлениям) санитарно-гигиенические условия, фактор благосостояния оказывает на смертность относительно слабое влияние: эпидемии, например, не обходят на своем пути и богатых. Не столь уж существенно (хотя совсем по другим причинам) благосостояние воздействует на смертность и у наиболее развитых народов: там абсолютному большинству населения доступны полноценное питание, квалифицированное медицинское обслуживание, приличные жилищные условия. Что касается развивающихся стран, где успешно проведены некоторые меры по улучшению медикосанитарных условий, то фактор благосостояния оказывает в них довольно значительное влияние на смертность.
  Определенная зависимость имеет место между смертностью и культурно-образовательным уровнем. Более образованные люди в целом рациональнее относятся к своему здоровью, большее значение придают профилактическим мероприятиям, стремятся вести здоровый образ жизни. Сложилась даже своеобразная дифференциация болезней у людей, относящихся к разным социальным группам. Люди из социально продвинутых групп чаще страдают от болезней сердца, гипертонии, атеросклероза, рака почек и мочевого пузыря, а представители низких социальных слоев больше подвержены туберкулезу, сифилису, алкоголизму, циррозу печени, раку желудка; пневмонии, бронхиту. Поскольку в многонациональных странах доля лиц с высшим образованием у разных этносов часто заметно варьирует и нередко отдельные народы занимают определенные социальные ниши, то культурно-образовательные факторы смертности иногда имеют хорошо выраженный этнический аспект.
  Культурно-образовательный уровень довольно тесно связан с распределением населения по занятиям, причем эта связь несколько нарушает достаточно четкую зависимость между смертностью и культурно-образовательным уровнем. Дело в том, что у лиц, занимающих наиболее высокие посты, смертность выше, а продолжительность жизни несколько короче, чем у работников среднего звена. Здесь, судя по всему, сказываются нервные перегрузки, частые стрессовые ситуации, вызванные тем, что на людях, занимающих высокие должности, лежит большая личная ответственность.
  Традиционные занятия народов также оказывают воздействие на смертность. Установлено, что смертность у бродячих охотников и собирателей выше, чем у их оседлых соседей. Для ряда занятий характерны "свои" специфические болезни, существенно влияющие на общую картину смертности. Рисоводы, работающие на залитых водой чеках, часто болеют кишечными болезнями. Народы, занимающиеся разведением крупного рогатого скота, подвержены заболеванию сибирской язвой.
  На смертность в определенной степени влияют и некоторые элементы материальной и духовной культуры, хотя, безусловно, в культуре любого этноса гораздо больше полезных и рациональных элементов, чем вредных, что связано с тем, что традиционная культура в течение длительного времени адаптируется к конкретным условиям существования народа. Поэтому чаще к негативным последствиям приводит не следование традиции, а наоборот, ее разрушение. Например, проводившаяся на Кавказе кампания по переселению с гор на плоскость некоторых этнических групп нередко приводила к ломке всей системы их жизнеобеспечения, разрушала веками сложившуюся культуру. Такие изменения культурной модели иногда приводили к росту смертности.
  Тем не менее можно привести отдельные примеры, когда какие-то элементы присущей народам традиционной культуры способствуют возникновению определенных заболеваний и повышают смертность. Известно, что система питания каждого народа вырабатывается в течение веков, хорошо отражая возможности окружающей среды. К ней со временем приспосабливается и сам человеческий организм. Например, у эскимосов, несмотря на то что они питаются в основном только мясом и рыбой, содержание в крови холестерина не увеличивается, т.е. у них не создается предрасположенность к сердечнососудистым заболеваниям. Однако в системе питания могут быть и вредные для здоровья традиции, приводящие к тому, что какой-то народ чаще, чем другие, страдает от определенных болезней. Например, народы, употребляющие очень острую пищу, более подвержены раку пищеварительного тракта . Риск раковых заболеваний возрастает и при приеме слишком горячей еды, а также частого использования в пищевом рационе копченостей. Обычай некоторых этнических групп, занимающихся рыболовством, есть сырую рыбу, приводит к глистным инвазиям.
  Особое значение имеют бытующие у некоторых народов традиции питания женщин во время беременности и после родов, поскольку вредные обычаи в этой области ведут к повышенной детской смертности. Еще опаснее некоторые традиции вскармливания младенцев. Очень ранние прикормы (чуть ли не с первых дней) ребенка "взрослой пищей" часто приводят к заражению малыша различными кишечными инфекциями и резко повышают младенческую смертность.
  Весьма большое влияние на смертность оказывают традиции употребления алкогольных напитков. Замечено, что различные народы имеют неодинаковую реакцию на эти напитки и соответственно разную предрасположенность к алкоголизму. У народов, живущих в районах выращивания винограда и давно занимающихся виноделием, алкоголизм встречается реже: за века их организм выработал своеобразную защитную реакцию. Народы же, относительно поздно познакомившиеся со спиртными напитками, такой защитной реакции не приобрели и при постоянном употреблении алкоголя быстро спиваются. Такая трагедия, в частности, происходит с коренными народами Севера России.
  К вредным традициям, широко распространенным у некоторых народов, можно отнести и курение, повышающее возможность заболевания раком легких, горла и полости рта. Особенно опасно курение с использованием сильных наркотических веществ. Традиционное употребление сильных наркотиков было распространено во многих регионах Азии (в Китае, Индии, Юго-Восточной и Юго-Западной Азии), в Северной Африке и Северной Америке.
  Опасны для здоровья и такие традиции, как жевание листьев кустарника кока (характерно для индейцев, живущих в Андах), бетеля (распространено у народов Юго-Восточной Азии и Океании) или наса11 (бытует у народов Центральной Азии).
  Традиционные жилища народов в целом также обычно хорошо приспособлены к местным условиям, однако, как и пища, могут включать и некоторые вредные элементы. У многих народов тропических стран, в частности стран Юго-Восточной Азии, распространены жилища на сваях. В них, с одной стороны, улучшается аэрация, но с другой стороны, в образующемся между землей и полом пространстве заводятся крысы - переносчики инфекционных болезней. Японское традиционное жилище, раздвижные стены которого состоят из рам, оклеенных вощеной бумагой или картоном, не отапливается, что учащает случаи простудных заболеваний и туберкулеза (который прежде среди молодых японцев был очень широко распространен).
  Одежда народов также в основном соответствует местным природно-климатическим условиям, однако, подобно другим элементам материальной культуры, может иметь и отдельные негативные компоненты.
  У некоторых народов существуют или существовали в прошлом и довольно экстравагантные традиции, небезопасные для здоровья человека, а потому способные влиять на смертность. У одной из этнических групп нага, живущих в Мьянме, признаком женской красоты считается очень длинная шея. Чтобы ее удлинить, на шею надевают специальные кольца, постепенно увеличивая их число. Если же по какой-то причине их приходилось снимать, то часто происходил перелом шеи. В Китае в подражание одной из императриц, имевшей крохотную ножку, маленьким девочкам туго забинтовывали ступни, подгибая внутрь пальцы. В результате кости ступни постепенно деформировались и приводили к инвалидности.
  Первые медицинские представления, попытки врачевания появились у людей в очень глубокой древности и постепенно совершенствовались. В результате практически у всех этносов сложились целые комплексы народной медицины. Основу ее у любого народа, бесспорно, составляют экспериментально добытые знания и полезные навыки: целители использовали лекарственные растения и другие природные материалы, делали довольно сложные операции и знали другие приемы лечения болезней. Вместе с тем не способные лечить многие болезни и не понимающие их природу, эти лекари иногда прибегали к способам врачевания, приносившим вред, а иногда и смерть. Например, на о-ве Увеа (в Тихом океане) вплоть до середины XIX в. всем новорожденным делали трепанацию черепа: считалось, что этой операцией создаются условия для выхода духа болезни из тела человека на протяжении всей его последующей жизни.
  Из-за непонимания появления на свет близнецов у некоторых народов сложилось крайне отрицательное отношение к ним вплоть до убийства одного из них, а то и всех родившихся.
  В Индии и Китае раньше широко практиковался обычай убийства новорожденных девочек, если в семье уже была дочь. Вообще для народов с сильными патриархальными традициями весьма характерно пренебрежительное отношение к женщинам и девочкам. Девочки, особенно в бедных семьях, получают гораздо худший уход, чем мальчики, их ограничивают в пище, в случае болезни нередко не приглашают лекаря. Поэтому у таких народов смертность девочек обычно намного выше, чем мальчиков, а смертность женщин (из-за их бытовых тягот) существенно превосходит смертность мужчин. В результате в странах с патриархальными устоями (особенно в мусульманских) наблюдается сильная диспропорция полов. В Ливии, например, на 1000 мужчин приходится 880 женщин.
  Еще одним жестоким обычаем, распространенным у ряда племен (например, атапасков), была практика убийства (или "добровольного" самоубийства) стариков. Этот обычай был связан с трудностями обеспечения едой всех членов рода. У некоторых народов Океании и особенно Африки вплоть до недавнего времени существовал каннибализм (кое-где он встречается и поныне). На смертность влиял и распространенный у многих племен Африки, Юго-Восточной Азии, Океании и Южной Америки обычай "охоты за головами". Обильную "жатву" собирала широко распространенная в прошлом (и не изжитая полностью вплоть до настоящего времени) кровная месть, в процессе которой порой истреблялись целые семьи и даже роды.
  На смертность влияют и установки некоторых нехристианских конфессий. У индуистов существовало крайне негативное отношение к вдовам. В связи с этим у них даже возник обычай самосожжения вдов, и хотя еще во времена Британской Индии он был официально запрещен, рецидивы его не так уж редки. В случае, если вдова не покончит жизнь самосожжением, ее ожидает весьма незавидная доля (что, очевидно, также служило дополнительным стимулом к самосожжению). После смерти мужа вдова должна навсегда облачиться в особую, очень скромную одежду, снять все украшения, которые ей впредь носить запрещено, потреблять пищу только один раз в день, да и то самую простую. С вдовой мало общаются, и она постоянно чувствует порицание со стороны общества.
  В свое время влияло на смертность и одно из положений японской национальной религии - синтоизма, согласно которому воины, избравшие добровольную смерть за родину, - камикадзе - становились богами, и их души поселялись в самом почитаемом храме - Ясукуни.
  Некоторые религиозные обычаи могут оказывать на смертность не прямое, а опосредованное влияние. Например, у мусульман, иудаистов, а также приверженцев многих африканских племенных верований существует обряд обрезания. Если он производится с соблюдением медицинских норм, то может считаться даже полезным в гигиеническом смысле, тем более, что он распространен у народов, живущих преимущественно в жарких, а часто и в безводных районах. Однако нередко этот обряд совершается в антисанитарных условиях, вызывая различные инфекции и даже приводя к смерти ребенка.
  Весьма способствует повышению смертности установка на отказ от обращения к медицине, которой придерживается секта, известная под названием "Христианская наука"12, но по своему вероучению очень далекая от подлинного христианства. Последователи секты отвергают существование материи, не признают они также смерть и болезни, считая их всего лишь плодами неправильного мышления. Поэтому своим сторонникам они запрещают обращаться к врачам, считая, что человек должен выработать правильное мышление.
  Запрет лечиться (правда, по несколько иным причинам) содержится и в учении одной радикальной голландской деноминации - Христианских реформатских церквей в Нидерландах. Последователи этой церковной организации довели до крайности кальвинистское учение о предопределении и считают лечение нарушением воли Божьей. В стране разразился настоящий скандал, когда вследствие отказа родителей - сторонников этой деноминации обратиться к врачам погибла большая группа маленьких детей.
  К политическим факторам смертности относятся прежде всего войны. В большинстве случаев они носят ярко выраженный этнический аспект. Величина потерь в войнах в разные исторические периоды была весьма различной. У многих первобытных племен существовало неписаное правило прекращать войну после первой крови. В древности и средневековье войны также не отличались особой кровопро- литностью. Лишь в последнее столетие жертвы от войн стали исчисляться миллионами и даже десятками миллионов. Во время войны люди гибнут не только непосредственно от военных действий, но и от часто вспыхивающих эпидемий, от недоедания и истощения. Вплоть до первой мировой войны большую смертность давали не потери на полях сражений, а широкое распространение во время войн эпидемий. А поскольку эпидемии не знают государственных границ, то они перекидывались и на невоюющие страны, что приводило к повышению смертности у народов, не участвовавших в войне.
  Многочисленными были и потери, связанные с колониальной экспансией. В результате колониальных завоеваний много людей погибло не только на войне, но и от новых, ранее не известных завоеванным народам болезней. Некоторые аборигенные народы вообще исчезли с лица земли, например, такие индейские народы, как тайрона, мочика, а также тасманийцы и др. Оттеснение во время освоения Америки индейцев в наименее пригодные для жизни районы (резервации) также привело к росту смертности среди аборигенов.
  Смертность африканских народов резко возросла после начала работорговли. Рабы вывозились в Америку для работы на создаваемых там плантациях. Одни из них гибли еще в пути, другие быстро умирали из-за тяжелых условии работы на плантациях. По ориентировочным подсчетам, всего в XVII-XVIII вв. от работорговли пострадало до 100 млн человек. Работорговля вызывала вооруженные конфликты между самими африканскими племенами. Так, народ фанги, живший на территории современной Ганы, активно занимался посреднической деятельностью, снабжая работорговцев захваченными представителями соседних племен.
  Непосредственное воздействие на смертность оказывают межнациональные конфликты13. Крайним проявлением национальной (или религиозной, расовой) розни является геноцид - физическое уничтожение людей определенной национальности, религии или расы. Самые известные случаи геноцида (из-за своей массовости и жестокости) - уничтожение турками и курдами в Османской империи в 1915 г. более 1,5 млн армян и истребление немецкими национал-социалистами в годы второй мировой войны евреев и цыган.
  Увеличивает дифференциацию показателя смертности по отдельным этносам и проводимая государством политика репрессий против определенного народа (или группы народов). Особенно прославился такого рода политикой сталинский режим, по воле которого целые народы подвергались депортации.
  Так же как при анализе факторов, влияющих на рождаемость, при изучении факторов, воздействующих на смертность, следует учитывать, что они действуют не изолированно друг от друга, а в совокупности, "накладываясь" один на другой. Уже говорилось, как влияет на показатель смертности взаимосвязь таких характеристик, как образование и род занятия. Отмечалось и то, что в военное время обычно учащаются эпидемии, т.е. политический фактор, сопрягается с природно-биологическим. С другой стороны, роль последнего фактора несколько снижается по мере совершенствования здравоохранения, развитие которого, в свою очередь, зависит от общего культурного и экономического состояния страны.
  С прогрессом человечества показатели смертности у разных народов несколько выравниваются. Ныне различия в этих показателях не столь существенны, как полвека назад. Кроме того, из-за больших различий в возрастной структуре населения в разных частях света и странах мира коэффициенты общей смертности вообще вряд ли целесообразно сравнивать15. Так, по показателю общей смертности Европа занимает второе место в мире (после Африки). В то же время в Европе самая большая в мире средняя продолжительность жизни. Такое кажущееся на первый взгляд противоречие связано с тем, что в этом регионе очень высока доля лиц пожилого возраста (как из-за очень низкой рождаемости, так и вследствие большой продолжительности жизни), которым в силу самой природы свойственна более высокая смертность, чем молодым.
  Что же касается младенческой смертности, то здесь различия между развитыми и развивающимися странами выступают очень резко. В некоторых странах Европы и в Японии детей в возрасте до одного года умирает за год в десятки раз меньше, чем во многих африканских странах. Поэтому при определении младенческой смертности в развитых и развивающихся странах, как уже, отмечалось, применяются даже несколько отличные формулы.
  Их можно сопоставлять лишь при анализе демографической ситуации в странах одного региона, где возрастная структура населения более или менее сходна.

 
© www.txtb.ru