Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Глава 12. Этнодемографические процессы в азиатских странах дальнего зарубежья

  В главе будут рассмотрены демографические, миграционные и этнические процессы в Азии, кроме той ее части, которая прежде входила в состав СССР. Ранее эту территорию называли в нашей стране Зарубежной Азией, а теперь часто именуют азиатским дальним зарубежьем. Азия - самая большая и населенная часть света. Ее площадь - 43,4 млн км2, численность населения - 3,4 млрд человек. Общая площадь стран азиатского дальнего зарубежья - 26,6 млн км2, численность населения - 3,3 млрд человек. На данной территории расположены 38 независимых государств: Турция, Кипр, Сирия, Ливан, Израиль, Иордания, Саудовская Аравия, Йемен, Оман, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Катар, Бахрейн, Кувейт, Ирак, Иран, Афганистан, Пакистан, Индия, Бангладеш, Шри-Ланка, Мальдивская Республика, Непал, Бутан, Мьянма, Таиланд, Лаос, Камбоджа, Вьетнам, Малайзия, Сингапур, Индонезия, Бруней, Филиппины, Китай, Монголия, Северная Корея (Корейская Народно-Демократическая Республика), Южная Корея (Республика Корея), Япония.
  Кроме того, в Азии есть еще несколько стран, либо являющихся владениями других государств, либо находящихся под оккупацией. Это оккупированные Израилем Западный берег р. Иордан и Полоса Газы, аннексированный Индонезией Восточный Тимор, принадлежащий Великобритании Гонконг и принадлежащее Португалии Макао.
  Азиатское зарубежье подразделяется на несколько географических и историко-культурных регионов: Юго-Западную (или Западную), Южную, Юго-Восточную, Восточную и Центральную Азию. В состав Юго-Западной Азии входят Турция, Кипр, Сирия, Ливан, Израиль, Иордания, Саудовская Аравия, Йемен, Оман, ОАЭ, Катар, Бахрейн, Кувейт, Ирак, Иран, Афганистан, а также Западный берег р. Иордан и Полоса Газы, в состав Южной - Пакистан, Индия, Бангладеш, Шри- Ланка, Мальдивская Республика, Непал, Бутан, в состав Юго-Восточной - Мьянма (Бирма), Таиланд, Лаос, Камбоджа, Вьетнам, Малайзия, Сингапур, Индонезия, Бруней, Филиппины, а также Восточный Тимор, в состав Восточной и Центральной Азии - Китай, Монголия, Северная и Южная Корея, Япония, а также Гонконг и Макао.
  Разные азиатские регионы сильно отличаются друг от друга по степени сложности этнической структуры. Если в большинстве стран Юго-Западной Азии этнический состав населения сравнительно прост (исключение составляют лишь Иран и Афганистан), то основная часть стран Юго-Восточной Азии и крупнейшая из южноазиатских стран - Индия - обладают чрезвычайно сложной этнической структурой населения.
  В целом же Азия имеет весьма сложный этнический состав населения: в ней проживает около 1200 народов.
  В азиатском дальнем зарубежье живут этносы, принадлежащие ко многим языковым семьям: сино-тибетской (37% всего населения), индоевропейской (31%), алтайской (9%), дравидийской (7%), австронезийской (8%), австроазиатской (3%), паратайской (2%), афразийской (2%), мяо-яо (0,3%) и некоторым другим.
  Из народов сино-тибетской семьи своей численностью особо выделяются китайцы, насчитывающие свыше 1,1 млрд человек (что составляет более 1/5 всего населения мира). Подавляющее большинство китайцев (97%) сосредоточено в самом Китае, но крупные группы китайских эмигрантов и их потомков (так называемые хуацяо) имеются и в ряде стран Юго-Восточной Азии: Таиланде, Индонезии, Малайзии, Сингапуре, Вьетнаме, Филиппинах, Мьянме, Камбодже, причем в Сингапуре они составляют свыше 3/4 всего населения. Китайцы образуют также подавляющее большинство населения в двух колониях, пока еще сохраняющихся на территории Китая: Гонконге и Макао.
  Все остальные народы сино-тибетской семьи очень сильно уступают китайцам по численности. Наиболее значительны из них: хуй (9 млн), живущие в Китае и говорящие на китайском языке; бама, или бирманцы (34 млн), сосредоточенные в Мьянме; и, или ицзу (7 млн), тибетцы (5 млн), туцзя (6 млн), бай (1,7 млн), хани (1,3 млн), живущие главным образом в Китае; карены (около 4 млн), расселенные преимущественно в Мьянме; мейтхеи (1,4 млн), нага (1,1 млн)5, качари (1,1 млн), обитающие в Индии; таманг (1,1 млн), расселенные в основном в Непале; бхотия (1,3 млн), живущие в Бутане, Непале и Индии.
  Индоевропейская семья представлена в Азии главным образом двумя группами: индоарийской и иранской. К первой из них, сосредоточенной в Южной Азии, относятся проживающие преимущественно в Индии хиндустанцы (около 250 млн), бихарцы6 (около 100 млн), маратхи (68 млн), гуджаратцы (48 млн), ория (33 млн), раджастханцы (21 млн), ассамцы (15 млн), кашмирцы (4 млн), догра (около 4 млн), бхили (4 млн), пахари (3 млн), конкани (2,5 млн), гархвали (2 млн), кумауни (2 млн), гуджар (1 млн); расселенные в Бангладеш и Индии бенгальцы (200 млн); живущие в Пакистане и Индии панджабцы7 (107 млн); обитающие главным образом в Пакистане и частично в Индии синдхи (21 млн); основное население Шри-Ланки сингалы (13 млн); расселенные преимущественно в Непале непальцы (14 млн) и тхару (1 млн). К этой же группе относится и небольшой народ мальдивцы (0,2 млн), образующий почти все население Мальдивской Республики.
  Вторая группа индоевропейской семьи - иранская. Она распространена в Юго-Западной Азии, в прилегающих районах Южной Азии и менее многочисленна. К ней относятся: живущие в Пакистане и Афганистане пуштуны (30 млн); крупнейший народ Ирана персы (29 млн); расселенные в сопредельных районах Турции, Ирана, Ирака и Сирии курды (17 млн); обитающие в приграничных районах Пакистана, Ирана и Афганистана белуджи (6 млн); второй по численности народ Афганистана таджики (4 млн); занимающие центральные районы этой страны хазарейцы (2 млн); проживающие в Иране гилянцы (3 млн), мазандеранцы (2 млн), луры (3 млн), бахтиары (1 млн).
  Промежуточное положение между иранской и индоарийской группами занимает малочисленная нуристанская группа (общая численность около 50 тыс. человек), сосредоточенная в Афганистане.
  Имеются в Азии и представители других групп индоевропейской семьи: армянской (армяне в Иране, Турции, Ливане, Сирии и других странах - 0,7 млн), греческой (греки, главным образом на Кипре - 0,7 млн) и т.д.
  Алтайская семья распространена в Восточной и Центральной Азии и представлена пятью группами: японской, корейской, тюркской, монгольской и тунгусо-маньчжурской. К первой группе относится основной народ Японии японцы (124 млн), ко второй - коренные жители Северной и Южной Кореи корейцы (70 млн)8.
  Тюркская группа распространена в Юго-Западной и Центральной Азии. Наиболее крупные этносы группы: основной народ Турции турки (51 млн); живущие на северо-западе Ирана азербайджанцы (11 млн); дисперсно расселенные в пределах Ирана, Афганистана, Ирака и Турции туркмены (2 млн); обитающие в северной части Афганистана узбеки (2 млн); проживающие в Северо-Западном Китае уйгуры (7,5 млн) и казахи (1,2 млн).
  К монгольской группе принадлежат живущие в Китае и Монголии халха-монголы (7 млн) и ряд других сравнительно малочисленных народов.
  Тунгусо-маньчжурская группа объединяет дисперсно расселенных в Китае маньчжур (10 млн) и еще несколько малочисленных народов.
  Народы дравидийской языковой семьи сконцентрированы преимущественно в Южной Азии, если не считать дравидоязычных эмигрантов из Индии, обосновавшихся в Малайзии и Сингапуре, Наиболее крупными дравидийскими этносами являются телугу (76 млн), тамилы (66 млн), малаяли (36 млн), каннара (36 млн), тулу (2 млн), гонды (4 млн), ораон (2 млн), кхонд (около 1 млн), в подавляющем большинстве живущие в Индии, и брагуи, расселенные в основном в Пакистане среди белуджей. Тамилы живут также в Шри-Ланке, Малайзии и Сингапуре. На тамильском языке говорит и большая часть так называемых мавров (1,3 млн), проживающих в Шри-Ланке.
  Австронезийская языковая семья в основном представлена в странах Юго-Восточной Азии: Индонезии, Брунее, Восточном Тиморе, Филиппинах, Малайзии, Сингапуре и др. В Индонезии крупнейшими народами этой семьи являются: яванцы (свыше 90 млн), сунды (25 млн), мадурцы (И млн), индонезийские малайцы (11 млн), минангкабау (7 млн), буги (5 млн), батаки (4.5 млн), балийцы (4 млн), банджар (3 млн), ачех (3 млн), макасар (3 млн), сасак (2 млн), тораджа (1,5 млн), так называемые среднесуматранские малайцы (1,5 млн), горонтало (1,2 млн); на Филиппинах: бисайя (28 млн), тагалы (16 млн), илоки (7 млн), бикол (5 млн), пампанган (2 млн), пангасинан (1,5 млн), маранао (около 1 млн); в Малайзии, Сингапуре, Брунее, Таиланде и некоторых других странах - малайцы (11 млн).
  В составе австроазиатской семьи две основные группы - мон-кхмерская и мунда12. К первой относятся, в частности, такие крупные этносы, как важнейший народ Вьетнама вьеты (63 млн) и преобладающие в Камбодже кхмеры (10 млн), ко второй - расселенные в основном в Индии санталы (6 млн) и собственно мунда (2 млн).
  Паратайская семья, сконцентрированная в Индокитае и на юге Китая, объединяет, наряду с другими народами, крупнейший этнос Таиланда сиамцев (30 млн); живущих в Таиланде и Лаосе лао (18 млн); обитающих в северной части Мьянмы шан (3 млн); проживающих на севере Вьетнама тай (1,2 млн); расселенных в северной части Вьетнама и смежных районах Лаоса тхай (1,2 млн); живущих в южной части Китая чжуан (16 млн), буи (3 млн), тай13 (1,1 млн), дун (3 млн), ли (1,2 млн).
  К афразийской семье, представленной в Азии семитской группой, относятся прежде всего арабские народы Юго-Западной Азии: иракские арабы (15 млн), йеменские арабы (14 млн), арабы Саудовской Аравии (14 млн), сирийские арабы (12 млн), палестинские (6 млн), ливанские (2 млн), иорданские (2 млн), оманские (1,7 млн), кувейтские арабы (0,8 млн), арабы ОАЭ (0,5 млн), бахрейнские арабы (0,4 млн), катарские (0,2 млн). К семитской группе можно отнести также евреев Израиля (4 млн), многие из которых говорят на семитском языке иврит.
  Численность в азиатских странах представителей других языковых семей невелика. Отметим среди них лишь расселенных в южной части Китая и на севере Вьетнама и Лаоса мяо, или хмонг (8,5 млн), и яо (3 млн), образующих языковую семью мяо-яо.
  Конечно, здесь перечислены лишь самые крупные народы, в большинстве своем превышающие миллион человек. Помимо них в Азии имеются сотни средних и малых по численности народов, многие из которых до сих пор находятся на племенной стадии развития.
  Страны азиатского дальнего зарубежья в зависимости от доли самого крупного народа в их населении можно, как и страны европейского дальнего зарубежья, разделить на несколько групп (табл. 8).
  На первый взгляд, этническая структура населения стран азиатского дальнего зарубежья по своей сложности сравнительно мало отличается от структуры населения стран европейского дальнего зарубежья. В подавляющем большинстве азиатских стран, как и в европейских, крупнейший этнос образует абсолютное большинство населения. Лишь в пяти странах из 41 такого абсолютного большинства нет, причем в четырех из этих стран доля наиболее крупного этноса все же приближается к половине. Лишь в одной стране - Индии - доля крупнейшей этнической общности сравнительно невелика и составляет 28% всего населения.
  Однако отмеченное сходство во многих случаях чисто внешнее, поверхностное, поскольку этнической состав населения многих азиатских стран, несмотря на то, что крупнейший народ в них образует абсолютное большинство, гораздо более сложен, чем в европейских странах.
  Так, даже в Бангладеш, где основной этнос составляет 98% всего населения, имеется еще около 20 коренных народов. В Китае, где китайцы образуют 92% населения, в последней переписи выделено

Таблица 8. Доля самого крупного народа в населении различных стран азиатского дальнего зарубежья

Таблица 8. Доля самого крупного народа в населении различных стран азиатского дальнего зарубежья

56 этносов. Во Вьетнаме вьеты составляют 88% населения, однако общее число народов достигает 54. Весьма сложна также этническая структура населения в Камбодже, где живут 20-30 этносов (хотя доля основного народа - кхмеров в населении равна 87%), в Мьянме, число этносов которой разными специалистами оценивается от 50 до 14014 (крупнейший народ бама образует 75% населения), Иране, где расселено около 80 этносов (при доле основного народа персов - 74%), Непале с общим числом народов около 30 (крупнейший этнос - непальцы - составляет 55%), Афганистане, в котором живет свыше 40 народов (самый большой из них - пушгуны - образует 52% населения), Лаосе, где имеется свыше 50 этносов (лао, крупнейший из них, составляет 50%).
  Очень сложный этнический состав населения в Индонезии и на Филиппинах. В первой из них, по подсчетам разных специалистов, живет от 100 до 367 народов, а доля наиболее крупного этноса - яванцев - равна 46%. На Филиппинах расселено 93 народа, крупнейшим из которых являются бисайя (как уже говорилось, по мнению некоторых исследователей, это не единый народ, а группа близкородственных этносов), образующие 42% населения страны.
  Самая сложная этническая структура населения в Индии. Ученые выделяют здесь около 850 этносов. Наиболее крупная индийская этнолингвистическая общность - хиндустанцы (28% населения страны), представляющие собой не единый народ, а комплекс близких между собой этнотерриториальных групп, говорящих на разных диалектах языка хинди15.
  Относительно однородный состав населения из стран азиатского дальнего зарубежья имеют только Япония, Южная и Северная Корея, английская и португальская колонии на территории Китая - Гонконг и Макао, небольшое государство Мальдивская Республика, а также большинство арабских стран (за исключением Ирака). Однако даже из перечисленных стран далеко не все этнически гомогенны в строгом смысле этого слова. Так, в Японии есть национальное меньшинство - айны, в Сирии, помимо арабов, живут курды, армяне и адыги, в Ливане - армяне, в Иордании - адыги и чеченцы и т.д.
  В Китае наиболее крупными национальными меньшинствами (которые, несмотря на невысокую долю в населении (8%) занимают 50-60% территории страны) являются чжуан, маньчжуры, хуй, мяо, уйгуры, и (ицзу), туцзя, монголы и тибетцы, в Монголии - казахи, во Вьетнаме — тай, тхай, мыонг, китайцы и кхмеры, в Камбодже - вьеты и китайцы, в Лаосе - кхму (народ мон-кхмерской группы), хмонг (мяо) и тхай, в Таиланде - лао, китайцы и малайцы, в Мьянме - карены и шан, в Сингапуре - малайцы и тамилы, в Бангладеш - так называемые бихари, в Непале - бихарцы, в Бутане - гималайский народ гурунг и иммигранты-ассамцы, в Пакистане - пуштуны, синдхи и белуджи, в Шри-Ланке - тамилы и мавры, в Афганистане - таджики, хазарейцы и узбеки, в Иране - азербайджанцы, курды, гилянцы, луры, мазанде- ранцы и белуджи, в Ираке - курды, в Израиле - арабы, в Турции - курды, на Кипре - турки.
  Как уже отмечалось, в четырех странах Юго-Восточной Азии - в Малайзии, Индонезии, на Восточном Тиморе и Филиппинах — ни один народ не составляет большинства населения. В Малайзии, помимо малайцев, живут китайцы, тамилы, а также ибаны, кадазаны и другие австронезийские народы. В Индонезии за яванцами по численности следуют сунды, мадурцы, малайцы, минангкабау и китайцы. На Восточном Тиморе, кроме самого значительного этноса тетум, живут мамбаи (оба народа говорят на австронезийских языках), папуасский народ бунак и т.д. На Филиппинах, помимо бисайя, проживают тагалы, илоки, бикол и другие австронезийские народы.
  В Индии, самой сложной по этническому составу населения стране Азии и мира, кроме хиндустанцев, живет еще несколько очень крупных народов: индоарийские этнические общности бихарцы, бенгальцы, маратхи, гуджаратцы, ория, панджабцы, раджастханцы, ассамцы, дравидийские этносы телугу, тамилы, каннара, малаяли.
  Сложная этническая ситуация во многих государствах Азии, имеющая место экономическая и политическая конкуренция между некоторыми народами, дискриминация отдельных этносов в ряде стран ведут к тому, что там нередко возникает острое этническое противостояние вплоть до кровавых межэтнических и межконфессиональных конфликтов.
  Этнические противоречия характерны для большей части азиатских многонациональных государств, хотя степень остроты их от страны к стране сильно варьируется.
  Решительную борьбу за свои права ведет один из крупнейших народов Юго-Западной Азии - курды. Расселенные на стыке четырех стран - Турции, Ирана, Ирака и Сирии и не создавшие своего национального государства (хотя такая возможность после развала Оттоманской империи какое-то время имелась), курды подвергаются, по крайней мере, в первых трех из отмеченных стран явной национальной дискриминации.
  В Турции курды образуют, по разным оценкам, от 1/10 до 1/5 населения (точную численность курдов в этой стране определить очень трудно, так как турецкие власти даже не признают их особым народом и называют "говорящими на курдском языке турками"). В Турции до сих пор существует запрет говорить, писать и публиковать печатные работы на курдском языке. В Европейском Сообществе, членом которого является эта страна, неоднократно ставили вопрос о нарушении прав турецких курдов, однако реальных результатов все подобные инициативы не дали. Сильные притеснения курдов привели к тому, что радикальные курдские организации в Турции в течение ряда лет ведут вооруженную партизанскую борьбу с правительственными войсками.
  Такая борьба имеет место и в Ираке, где правительство, официально провозгласив Ирак двунациональным арабско-курдским государством (курды образуют примерно 1/5 населения) и формально предоставив автономию курдскому народу, на деле беспрестанно продолжало нарушать его элементарные права. Для борьбы с курдскими партизанами иракская армия использовала отравляющие вещества, тысячи деревень были сравнены с землей, курдские беженцы устремились в Турцию и Иран. Позже, однако, привходящие обстоятельства (разгром Ирака, последовавший за его агрессией в Кувейт) существенно изменили ситуацию, и курдам удалось установить реальный контроль над значительными районами в Северном Ираке.
  В Иране, где курды составляют около 1/10 населения, курдские повстанцы тоже вели вооруженную борьбу с притеснявшим их режимом, однако затем вынуждены были свернуть свою деятельность, ограничившись периодическими ночными диверсионными актами. Руководство Ирана сурово карало деятельность сил курдского сопротивления, многие его руководители были подвергнуты арестам и пыткам.
  В Иране, где установилась власть исламских фундаменталистов, репрессиям подвергаются не только национальные (курды, азербайджанцы, белуджи и др.), но и религиозные меньшинства. Объектами преследования являются, в частности, местные зороастрийцы (гебры) и особенно бахаисты (в середине 1985 г. свыше 700 их содержалось в иранских тюрьмах без предъявления какого-либо обвинения).
  На Кипре, как известно, уже в течение многих лет длится острое противостояние между двумя общинами этого острова - греками и турками (численное соотношение 4 : 1). В 1974 г. после вооруженного греко-турецкого конфликта на Кипре войска Турции высадились на острове и захватили свыше 1/3 его территории. Военные действия были остановлены при посредничестве ООН, однако конфликт на Кипре до сих пор не урегулирован, и остров остается поделенным на две зоны: греческую и турецкую.
  Еще более длительный характер имеет конфликт между арабскими странами, с одной стороны, и Израилем - с другой, который также возник на этнической основе. В результате нескольких войн между арабами и израильтянами (1948-1949, 1957, 1967, 1973 гг.) вся территория, отведенная ООН для создания Палестинского арабского государства оказалась оккупированной Израилем. Около 3 млн палестинцев находятся в эмиграции, нередко живя в очень тяжелых условиях.
  В Израиле, а также на оккупированных им арабских территориях имели место многочисленные ущемления прав арабов, дискриминация их в различных областях жизни (в оплате труда, выделяемых средствах на жилищное строительство, в развитии коммунального хозяйства, в здравоохранении, образовании и т.п.).
  В тяжелом положении находятся небольшие группы евреев, оставшиеся в арабских странах, где они существенно ограничены в гражданских правах (в Йемене, например, евреи обязаны носить особую одежду, чтобы выделяться среди мусульман, в Сирии они до недавнего времени были лишены права свободно выезжать из страны и т.д.).
  Имеющиеся в некоторых странах Юго-Западной Азии (в Иране, Ливане, Турции и др.) сравнительно малочисленные армянские колонии тоже нередко подвергаются дискриминационным акциям (в Турции в 70-х и последующих годах были введены ограничения на функционирование армянских общинных школ, в Ливане в ходе гражданской войны, несмотря на то, что армяне соблюдали в ней нейтралитет, 1 тыс. человек были убиты).
  Оставшиеся в Турции греки, вопреки постоянным заверениям властей об их защите, также порой подвергаются тем или иным притеснениям. Например, грекам не разрешают использовать родной язык в судах, их общественные и культурные организации не имеют права приобретать землю. Было также строго запрещено преподавание греческого языка в школах. Особенно усилилось дискриминационное отношение к грекам в Турции после кипрских событий 1974 г.
  В Афганистане издавна наблюдавшиеся национальные противоречия несколько отошли на задний план во время борьбы сил сопротивления с коммунистическим режимом и поддерживающими его советскими вооруженными силами. Однако национальное соперничество в этой стране даже в те годы полностью не прекращалось и возобновилось с новой силой после ухода советских войск. Многие из созданных силами сопротивления вооруженных формирований строились в значительной мере на этнической основе" (пуштунской, таджикской, узбекской, хазарейской и т.д.), и поэтому развернувшаяся в Афганистане междоусобная борьба носит в определенной степени межэтнический характер.
  Острая конфликтная ситуация в течение длительного времени (по крайней мере, с середины 70-х годов) существует в Ливане, правда противостояние в этой стране имеет скорее на этнические, а религиозные корни. Чрезвычайно сложный конфессиональный состав населения этой арабоязычной страны16, издавна наблюдавшаяся неприязнь между членами различных деноминаций привели к многолетней гражданской войне, сопровождаемой обоюдными жестокостями. Хотя основная линия конфронтации проходит между мусульманами (и прежде всего шиитами) и христианами (в первую очередь маронитами) нередко в процессе этой борьбы открываются новые фронты, в том числе и внутриконфессиональные (случалось, например, что шииты и друзы громили палестинцев, просирийская шиитская группировка Амаль сражалась с проиранской шиитской группировкой Хезболлах, воевали друг с другом и группы маронитов разной политической ориентации и т.д.).
  В ряде государств Южной Азии этнические противоречия приняли не менее острый характер, чем в странах Юго-Западной Азии. В Пакистане образующие меньшинство пуштуны, синдхи, а также белуджи с брагуи вели борьбу с преобладающими по численности панджабцами за конфедеративное устройство страны. Особое беспокойство у пакистанских властей вызывала выдвигавшаяся некоторыми пуштунами идея об объединении населенной этим народом Северо-Западной Пограничной провинции с Афганистаном в единое государство - Пуштунистан. В крупнейшем городе Пакистана Карачи сложилась сложная конфликтная ситуация, вызванная столкновениями между коренными жителями синдхами и мигрировавшими из Индии мусульманами, говорящими в основном на языке урду. Определенной дискриминации подвергаются в Пакистане религиозные меньшинства - индуисты, зороастрийцы, сикхи, бахаисты, иудаисты и особенно сторонники сильно обособившейся мусульманской секты ахмадие (3-4 млн человек). Ряд членов секты был приговорен к смертной казни.
  Непросты и межэтнические отношения в Индии, хотя индийское правительство прилагает немалые усилия к поддержанию в стране мира между населяющими ее народами. Прежде всего нужно отметить стремление некоторых этносов Индии, недовольных своим политическим или экономическим положением, к достижению большей автономии или независимости. Движения за выход из состава Индии имели место во многих ее штатах. В штате Тамилнаду тамилы были недовольны объявлением государственным языком Индии малораспространенного на юге страны хинди, позицией индийского правительства в этническом конфликте в Шри-Ланке между их сородичами и основным населением этой страны и т.д. В Ассаме сравнительно малочисленные ассамцы резко выступили против массовой миграции в их штат соседних бенгальцев. Небольшой народ нага на востоке Индии в течение длительного времени боролся за самостоятельность, и получение Нагалендом в 1963 г. статуса штата многих его жителей не удовлетворило. Весьма драматический характер приняли события в индийском штате Пенджаб, где сосредоточено сикхское конфессиональное меньшинство Индии. Экстремистски настроенная часть сикхского общества требует создания в Пенджабе независимого государства Халистан, широко применяя в своей борьбе методы терроризма. Наконец, в индийском штате Джамму и Кашмир (2/3 населения которого составляют мусульмане) разные политические группировки требуют либо присоединения к Пакистану, либо независимости, либо предоставления большей автономии (хотя этот штат пользуется несколько большей самостоятельностью, чем основная часть индийских штатов). Так же, как в соседнем Пенджабе, политическая борьба в Джамму и Кашмире нередко сопровождается актами насилия.
  Некоторые народы Индии, не имеющие собственных штатов, ведут борьбу за предоставление их родным землям статуса штата. Так, расселенные на северо-восточной окраине Западной Бенгалии непальцы требуют создания на их этнической территории штата Гуркхаленд, сан- талы и близкие им по культуре народы настаивают на вычленении из восточной и южной частей штата Бихар и прилегающих районов штатов Западная Бенгалия, Орисса и Мадхья-Прадеш нового штата Джаркханд, населенного в значительной части этими этносами, гонды, живущие в основном на юге штата Мадхья-Прадеш, также ставят вопрос о создании на территории своего расселения штата Гондвана, и т.д.
  Наряду с санталами и гондами в защиту своих прав выступают и другие отставшие в социальном, экономическом и культурном развитии народы Индии (так называемые адиваси): бхили, ораон, кхонд, мунда, хо, корку и др.
  Не менее остры в Индии и противоречия на религиозной почве. Выше уже говорилось о постоянно тревожащей страну сикхской проблеме. Несмотря на все принимаемые меры предосторожности, периодически происходят также вспышки индуистско-мусульманской розни (напомним, что в Индии живет около 100 млн мусульман, образующих 11% населения страны).
  Говоря об этнополитической обстановке в Индии, нельзя не упомянуть и о трениях, связанных с кастовым делением индийского общества. Особенно осложняет ситуацию в стране жестокая дискриминация так называемых неприкасаемых каст (которых ныне именуют эвфемистическими названиями - хариджаны, что означает "дети Бога", или далиты, т.е. угнетенные).
  Не лишена этнических и религиозных противоречий и такая страна, как Бангладеш. В настоящее время в весьма тяжелом положении находятся там так называемые бихари - преимущественно урдуязыч- ные мусульмане, мигрировавшие из Бихара и некоторых других регионов после раздела Британской Индии. Будучи сторонниками идеи единого Пакистана, они после выделения Бангладеш из состава этого государства стали подвергаться различным притеснениям. Пакистан обещал принять бихари на свою территорию, но свое обещание выполнил лишь частично.
  Недовольны своим положением и племена так называемого Горного Читтагонга, расположенного на юго-востоке Бангладеш. Они пользовались во времена Британской Индии значительной внутренней автономией, но позже были лишены этой привилегии. Особенно активно выступает за восстановление автономии крупнейший из народов Горного Читтагонга чакма, имеющий тибето-бирманское происхождение, но перешедший на бенгальский язык. Борьба чакма и некоторых других горных племен вылилась начиная с 70-х годов в партизанскую войну.
  Вооруженный характер приобрела и борьба основного национального меньшинства Шри-Ланки тамилов за автономию и свои гражданские права. Ожесточенные военные действия в этом государстве между тамилами и преобладающими по численности сингалами привели к вмешательству (с согласия правительства Шри-Ланки) индийских войск. И хотя противоборствующим сторонам удалось достичь компромиссного решения (Северной и Восточной провинции, где сосредоточена большая часть тамилов, была предоставлена автономия, тамильский язык получил в этих районах равноправное положение с сингальским языком и т.д.), не все участники конфликта как с тамильской, так и сингальской стороны согласились с этим урегулированием.
  Сложные национальные проблемы стоят перед странами ЮгоВосточной Азии. Этот историко-культурный регион принадлежит к числу сложнейших по этническому составу населения областей мира. В течение многих десятилетий в некоторых странах Юго-Восточной Азии национальные меньшинства ведут борьбу (в том числе и вооруженную) за автономию или независимость.
  В Мьянме вскоре после достижения страной независимости "освободительные армии" каренов, шанов и качинов начали вести борьбу за отделение и создание независимых государств. И хотя в этой борьбе были периоды особенно бурных вспышек и затухания, она не прекращается и по сей день. Особенно большую напористость проявляет самое крупное национальное меньшинство Мьянмы - карены.
  Сепаратистские тенденции в Маянме, Таиланде и Лаосе теснейшим образом связаны с существованием в пограничных районах этих государств и Китая так называемого Золотого треугольника - одного из главных мировых центров производства опиума. Горные племена, живущие на территории этого "треугольника", получают большие доходы от выращивания опийного мака и цепко держатся за важный источник своего существования.
  В северной, горной части Таиланда для большинства расселенных здесь племен (хмонг, или мяо, яо, кхму, катин, лису, лаху и др., исключение составляют только карены и акха) опийный мак является основной товарной культурой. Из-за возделывания мака у племен часто происходят вооруженные столкновения с властями, причем особенно упорные боевые действия вели в конце 60-х - начале 70-х годов так называемые красные мяо.
  Конфронтационные отношения сложились у народов хмонг и с коммунистическим правительством Лаоса. Крупная хмонгская вооруженная группировка под командованием генерала Вант Пао, хмонга по национальности, была хорошо вооружена американцами и в течение нескольких лет сражалась с лаосскими коммунистами, однако все же потерпела поражение и отступила в Таиланд, спорадически продолжая совершать оттуда партизанские рейды.
  Во Вьетнаме ряд горных народов также был втянут в политическую борьбу. На первых порах пришедшие к власти в Северном Вьетнаме коммунисты придерживались политики создания в зоне расселения национальных меньшинств автономных районов. Были созданы два таких района: Вьет-Бак, преимущественно населенный тай, нунг и яо и Тай-Мео, где преобладали тхай и мяо. Однако уже в 1978 г. автономные районы "в интересах ускорения построения социализма" были ликвидированы. В Южном Вьетнаме нацменьшинства горных районов (раде, зярай, бахнар, сэданг, сре и др.), которым в годы французского правления была предоставлена определенная степень автономии, были крайне недовольны размещением в их районах около полумиллиона беженцев-католиков из коммунистического Вьетнама, ограничением прав собственности на землю, ликвидацией особой административной и судебной системы для горцев, установленной колониальными властями, и прекращением преподавания на родных языках, и начали борьбу против южновьетнамских властей. Пришедшие в Южный Вьетнам американцы пытались как-то сгладить возникшие противоречия, но поддерживаемая ими политика создания "стратегических деревень" и связанная с ней катастрофическая депопуляция в этих районах привели к тому, что часть горцев стала оказывать помощь ведшим партизанскую войну на юге Вьетнама коммунистам. Однако после победы коммунистов в Южном Вьетнаме горцы довольно быстро разочаровались в реально проводимой ими политике и вновь начали вооруженную борьбу за свои права.
  В Малайзии и островной части Юго-Восточной Азии (в Индонезии, на Филиппинах) довольно остро стоит проблема взаимоотношений между малайцами и другими сравнительно развитыми австронезийскоязыч- ными народами, живущими на данной территории, с одной стороны, и первопоселенцами этих мест, намного уступающими более поздним пришельцам в социальном, экономическом и культурном развитии, - с другой. Первопоселенцы представляют собой малочисленные племена разного происхождения, и некоторые из них в расовом отношении весьма сильно отличаются от основной части населения: они низкорослы, более темнокожи, имеют курчавые или волнистые волосы и т.д. Основная угроза этим племенам исходит от сведения лесов, которые являются главным местом их расселения, а также от экспроприации занимаемых ими земельных участков в целях создания фермерских хозяйств по выращиванию товарных культур. В Малайзии эти отставшие в своем развитии народы, кроме того, страдают от попыток насильственной ассимиляции ("малаизации") и исламизации.
  Остры в некоторых странах Юго-Восточной Азии взаимоотношения между давними жителями, с одной стороны, и переселившимися сюда китайцами и их потомками - с другой.
  Если в Сингапуре китайцы, образующие, как уже отмечалось, свыше 3/4 населения, занимают ключевые позиции как в экономической, так и политической жизни этого островного государства, то в Малайзии, Индонезии и некоторых других странах они находятся в положении дискриминируемого национального меньшинства. В Малайзии, где китайцы составляют около 1/3 населения и в подавляющем своем большинстве являются малайзийскими гражданами, они ограничены в правах по сравнению с малайцами. В частности, для китайцев существуют специальные ограничительные квоты в вузах, им сложнее получить разрешение на создание коммерческого предприятия и т.д. (несмотря на все подобные ограничения, средний уровень жизни китайцев все же значительно выше уровня малайцев).
  Еще жестче политика в отношении китайского населения в Индонезии, где к тому же оно подвергалось в некоторые периоды жестоким преследованиям (во время погромов в 1965 г. были убиты многие тысячи китайцев).
  В тяжелое положение попали в последние десятилетия живущие на южных Молуккских островах амбонцы. Будучи в отличие от большинства индонезийцев-мусульман протестантами-реформатами, амбонцы пользовались в годы господства Нидерландов в Индонезии некоторыми льготами, многие из них служили в колониальной армии. После ликвидации голландской власти амбонцы создали Республику Южных Молуккских островов и поставили своей целью отделение от Индонезии. Движение за независимость было подавлено индонезийской армией, однако партизанская борьба продолжалась.
  Хотя китайские коммунисты провозгласили в 1931-1045 гг. право национальных меньшинств на самоопределение, этот лозунг не был осуществлен ими на практике. Все же после образования Китайской Народной Республики в ней стали создаваться автономные территории разного иерархического уровня. Самыми крупными среди них были пять автономных районов: Внутренней Монголии, Нинся-Хуйский, Синьцзян- Уйгурский, Чжуанский и Тибетский. Было провозглашено также полное равноправие всех национальностей Китая, поставлена цель преодолеть отсталость тех народов, которые по тем или иным причинам уступали китайцам в своем социальном, экономическом и культурном развитии. Однако в действиях руководства Китая уже на очень ранней стадии стали заметны некоторые тенденции к ограничению прав национальных меньшинств, а также стремление к их ассимиляции. Позже политика в отношении меньшинств стала носить откровенно шовинистический характер. В комитетах Коммунистической партии Китая в автономных районах на наиболее важные посты стали назначаться китайцы, а не представители нацменьшинств, в области расселения меньшинств, в частности в Синьцзян-Уйгурский и Тибетский автономные районы, где представители нацменьшинств пока еще составляют большинство населения, были переселены крупные группы китайцев. В Синьцзян- Уйгурском автономном районе отмечались многочисленные случаи побуждения уйгуров вступать в смешанные браки с китаянками. Подобные действия, конечно, не могли не вызвать возмущение и, в частности, привели к бегству значительных групп уйгурского населения за пределы Китая. Особенно сильное сопротивление наблюдалось в Тибете, где китайские власти пытались насадить среди весьма религиозного местного населения марксистско-ленинский атеизм. Из 34 тыс. монастырей, существовавших прежде в Тибете, к 1981 г. сохранилось только 13. Кроме того, во многих школах перестали преподавать тибетский язык, в тех же школах, где преподавание этого языка продолжалось, оно длилось только первые три года учебы. Почти перестали издаваться книги на тибетском языке, имеющем, как известно, древнюю письменность, Восстания в Тибете, происходившие и ранее, приобрели во второй половине 80-х годов почти что регулярный характер. За восстанием в 1987 г. последовали выступления в марте 1988 г., декабре 1988 г., марте 1989 г. Все они жестоко подавлялись.
  В Японии нацменьшинства живут в более благоприятных условиях, хотя и их положение далеко от идеального. Крупнейшая инонациональная группа страны - корейцы (около 700 тыс.), несмотря на то что 3/4 их родились на Японских о-вах и признают своим основным языком японский, до сих пор рассматриваются в качестве иностранцев, обязанных выполнять унизительную процедуру снятия отпечатков пальцев.
  Единственной группой Японии, которая может быть названа коренным нацменьшинством, являются айны (25 тыс.). Они страдают от пренебрежительного отношения со стороны значительной части японцев, которые считают их народом невысокой культуры (само слово "айну" приобрело на японском языке уничижительный оттенок). Уровень жизни айнов низок, возможность получить хорошую работу невелика. Высокая безработица характерна и для этнической группы японского народа рюкюсцев (окинавцев). Однако наиболее угнетенной частью японского общества продолжает оставаться своеобразная сословно-кастовая группа буракуминов (2-3 млн человек). Ни внешне, ни по языку буракумины не отличаются от остальных японцев, однако их нередко не желают принимать на достаточно престижную работу, а некоторые фирмы даже стараются обзавестись списками представителей этой группы, чтобы не брать их на свои предприятия. Эти предрассудки остались с того далекого времени, когда буракуминов воспринимали неполноценными людьми, могущими выполнять лишь ритуально нечистую работу (забивать животных, захоранивать трупы и т.д.). Одну из групп буракуминов, так называемых хинин, образовывали лица непрестижных профессий: нищие, проститутки, бродячие артисты, медиумы, предсказатели судьбы, а также странники и лица, скрывавшиеся от правосудия. Несмотря на то, что и профессии, и материальное положение буракуминов существенно изменились, предубежденность против них в японском обществе еще очень сильна.
  Столь подробное рассмотрение сложившихся в государствах Азии межэтнических, межкастовых и межконфессиональных отношений обусловлено тем, что они нередко сильно воздействуют на демографические, миграционные и этнические процессы в этих странах.
  Население Азии растет довольно быстро. В 1985-1990 гг. оно увеличивалось в среднем за год на 1,9%, т.е. почти в 5 раз быстрее, чем в Европе (в обоих случаях не приняты в расчет так называемые страны ближнего зарубежья), но в 1,5 раза медленнее, чем в Африке. Особенно быстрый его рост начался с середины XX в. В то время как за период 1940-4950 гг. население этой части света увеличилось на 10%, за период 1950-1960 гг. оно возросло на 20% и в следующем десятилетии - на 23%. С 1950 по 1970 г. численность жителей Азии стала больше на 660 млн. Такой быстрый рост объяснялся в первую очередь существенным снижением смертности в результате заметного повышения медико-санитарного состояния большинства азиатских стран. В частности, в них стали применяться более совершенные методы борьбы с паразитарными болезнями, была проведена широкая вакцинация населения, начали внедряться достаточно эффективные лекарства, усилился санитарный контроль. Однако постепенное снижение коэффициента смертности шло лишь до определенного предела, и дальнейшему его снижению стал препятствовать невысокий, а нередко и низкий уровень жизни в большинстве азиатских стран.
  Замедление темпов прироста населения частично обусловливалось также постепенным падением в азиатских странах уровня рождаемости. Это падение, в свою очередь, было связано с индустриализацией и урбанизацией ряда азиатских государств, повышением культурного и образовательного уровня значительной части населения, ослаблением патриархальных устоев.
  Во второй половине 70-х годов снижение рождаемости начало постепенно догонять снижение уровня смертности.
  И хотя рост населения азиатских стран несколько замедлился, это замедление не было во многих из них достаточным для того, чтобы смягчить появившуюся проблему перенаселения.
  В Азии по-прежнему сохраняются условия для роста населения, что сопряжено с имеющимися резервами для дальнейшего снижения смертности и с характерной для азиатских стран молодой возрастной структурой населения, которая будет еще длительное время обеспечивать относительно высокую рождаемость и пониженную смертность. "Старение" же азиатского населения совершается довольно медленно.
  Разные регионы Азии существенно различаются по темпам роста населения. Если население Восточной Азии за 1985-1990 гг. увеличивалось в среднем на 1,4% в год, то Юго-Восточной - возрастало на 2,0, Южной Азии (с Афганистаном и Ираном) - на 2,2, Западной Азии (без Ирана и Афганистана) - на 2,8%.
  Таким образом, Восточная Азии резко выделяется среди других азиатских стран существенно более низкими темпами роста населения. В первую очередь это обусловлено тем, что две самые крупные страны региона — Китай и Япония — имеют относительно невысокий прирост населения. Что касается Японии, то характерный для нее невысокий прирост связан с завершением в ней еще в 50-х годах перехода к современному типу воспроизводства населения с низкими показателями рождаемости, смертности и естественного прироста. Китай же предпринял огромные усилия для замедления темпов естественного прироста, использовав методы, совершенно неприемлемые для демократических стран (принудительная стерилизация, наказания за рождение "лишних" детей и т.п.), и это дало свои последствия.
  По коэффициенту рождаемости среди восточноазиатских стран резко выделяются Япония и Гонконг, имеющие рождаемость "европейского типа": соответственно 11 и 13%. Несколько более высок коэффициент рождаемости в Южной Корее: 16%. Что же касается соответствующих показателей в Китае, Северной Корее и особенно Монголии, то они намного выше: соответственно 22,24 и 36%17.
  Смертность во всех странах Восточной Азии очень низкая, и показатели ее сравнительно близки: в Северной Корее - 5%, в Южной Корее, Японии и Гонконге - 6, в Китае - 7 и Монголии - 9%.
  Из перечисленных стран наиболее низкий естественный прирост имеет Япония (5%), далее следуют Гонконг (7%), Южная Корея (10%), Китай (15%), Северная Корея (19%) и Монголия (27%).
  В соседнем историко-культурном регионе - Юго-Восточной Азии демографическая ситуация иная: для большинства стран региона характерна высокая рождаемость, низкая или умеренная смертность и довольно высокий естественный прирост. Рождаемость составляет свыше 40% в Лаосе, на Восточном Тиморе и в Камбодже, 30-40% - в Мьянме, на Филиппинах, во Вьетнаме и Малайзии, 20-30% - в Индонезии, Брунее и Таиланде, ниже 20%- лишь в Сингапуре.
  Коэффициент смертности в разных странах Юго-Восточой Азии колеблется довольно сильно: от самых низких в мире показателей - 4 и 5% соответственно в Брунее и Сингапуре - до одного из самых высоких в мире на Восточном Тиморе - 21%. Помимо Брунея и Сингапура, смертность ниже 10% имеют Малайзия, Таиланд, Филиппины, Индонезия, от 10 до 20%с - Вьетнам, Мьянма, Камбоджа, Лаос, т.е. большая часть стран Индокитая.
  Естественный прирост в большинстве стран Юго-Восточной Азии равен 20-23%. Исключение составляют, с одной стороны, Сингапур и Таиланд, где он ниже (соответственно 12 и 17%), с другой — Малайзия, Филиппины и Лаос, где он несколько выше (соответственно 26, 26 и 28%).
  Большая часть стран Южной Азии (Пакистан, Бангладеш, Мальдивская Республика, Непал, Бутан) имеют очень высокую рождаемость, колеблющуюся в пределах 39-44%. Лишь в двух государствах рождаемость существенно ниже: в Индии (31%) и Шри-Ланке (23%). В Индии это связано в первую очередь с комплексом разъяснительных мероприятий, призванных выработать у населения установку на ограничение рождаемости, а в Шри-Ланке, кроме того, с более высоким стандартом жизни по сравнению с другими южноазиатскими странами и более высоким образовательным уровнем.
  Смертность в южноазиатских государствах низкая или умеренная: от 6% в Шри-Ланке и 11% в Индии до 18% в Бутане. В Шри-Ланке очень низкая смертность объясняется теми же причинами, что и низкая рождаемость в этой стране.
  Естественный прирост в большинстве стран Южной Азии составляет от 20 до 30%. За указанные пределы выходят лишь две страны: Шри- Ланка, где этот показатель равен 17%, и Пакистан, где он достигает 32%.
  Две страны - Иран л Афганистан — исследователи относят либо к Южному, либо к Юго-Западному историко-культурным регионам Азии. Рождаемость в обеих этих странах очень высокая: 44% в Иране и 49% в Афганистане. Смертность же заметно различается: в Иране она очень низкая (8%), в Афганистане - высокая (23%). В данном случае сказывается гораздо более высокий уровень жизни в Иране (хотя по европейским масштабам и он скромен), и намного лучшее медикосанитарное состояние этой страны.
  Благодаря сочетанию высокой рождаемости и очень низкой смертности Иран принадлежит к числу стран с одним из самых высоких в мире коэффициентов естественного прироста: 35%. В Афганистане он существенно ниже, хотя все же достаточно высок: 26%.
  В странах Юго-Западной Азии высокая или умеренная рождаемость. Высокая рождаемость во многих странах региона связана с господством в них ислама — религии, дающей установку на многодетность. Лишь в одной стране - на Кипре, где преобладает немусульманское население, рождаемость ниже 20%. У половины стран региона рождаемость находится в пределах от 20 до 30%. В эту группу с умеренной рождаемостью входят Израиль, где, как и на Кипре, мусульмане находятся в меньшинстве, а также те арабские страны, в которых значительную часть населения (обычно даже большинство) составляют иммигранты18 (ОАЭ, Катар, Бахрейн, Кувейт), и Ливан, где много христиан и где рождаемость также несколько ограничивается постоянно междоусобной вооруженной борьбой. Рождаемость от 30 до 40% наблюдается в Турции, Саудовской Аравии, Иордании, от 40 до 50% - в Ираке, Омане, Сирии. Наконец, Йемен по рождаемости (52%) уступает во всем мире только одной стране - Малави (56%).
  Разброс показателей смертности в странах Юго-Западной Азии гораздо меньший: во всех государствах региона, кроме одного, коэффициент смертности ниже 10%. Правда, среди этих стран выделяется группа со "сверхнизкой" смертностью, составляющей менее 5%. Это - ОАЭ, Катар и Бахрейн с коэффициентом смертности 4% и Кувейт, имеющий на первый взгляд неправдоподобно низкую смертность - 2%. Такие чрезвычайно низкие показатели смертности обусловлены тем, что в указанных странах живет много иммигрантов, среди которых очень высокий процент составляют лица молодого возраста.
  Единственное государство Юго-Западной Азии, для которого характерна несколько повышенная смертность, - Йемен, являющийся самой бедной страной Арабского Востока с низким уровнем жизни и неудовлетворительным медико-санитарным состоянием.
  Высокая или умеренная рождаемость и очень низкая смертность обусловливает в большинстве стран Юго-Западной Азии высокий естественный прирост. Ниже всего он в двух преимущественно немусульманских странах: на Кипре - 10% и в Израиле - 16%. Еще в одной стране - ОАЭ, где велика доля иммигрантов, естественный прирост несколько ниже 20%. В Ливане, Турции, а также в ряде арабских государств Персидского залива, где высок процент некоренных жителей (Катар, Бахрейн, Кувейт), естественный прирост составляет от 20 до 30%. Наконец, в шести странах (Саудовская Аравия, Иордания, Ирак, Йемен, Сирия, Оман) естественный прирост превышает 30%. Последние три государства входят в число государств мира, где население в результате естественного воспроизводства растет наиболее быстро (Йемен - 36% в год, Сирия и Оман - 37%). Коэффициент младенческой смертности по разным странам Азии очень сильно колеблется: если в Японии этот показатель - один из самых низких в мире (4,5%), то в Афганистане, Непале, Бутане, Камбодже и Йемене он очень высок (соответственно 128, 128, 130, 132 и 182%).
  В большинстве стран Азии демографические показатели у разных народов не столь резко различаются между собой, чтобы на протяжении короткого периода существенно изменить их долю в общем населении. Одним из немногих исключений из этого общего правила являются достаточно большие различия в рождаемости и естественном приросте между евреями и арабами в Израиле (у арабов оба эти показателя почти вдвое выше, чем у евреев). Однако на динамику этнической ситуации в этой стране большое влияние оказывает не только этнический аспект демографических процессов, но и миграции, прежде всего въезд евреев, что несколько замедляет рост доли арабов в населении в результате их более высокого естественного прироста.
  Вообще миграции оказывают во многих азиатских странах существенное влияние на динамику этнического состава их населения. Значительные внешние миграции характерны для подавляющего большинства стран Азии, хотя масштабы их в разных странах все же сильно различаются.
  В течение длительного времени двумя основными источниками эмигрантов в Азии были две крупнейшие и наиболее населенные страны этой части света - Китай и Индия.
  Эмиграция из Китая, прежде всего в страны Юго-Восточной Азии, началась еще несколько веков назад. В последней четверти XIX - начале XX вв. миграционный поток из этой страны резко усилился. Миграция направлялась в Сиам (Таиланд), Нидерландскую Индию (теперешнюю Индонезию), на п-ов Малакку и о-в Сингапур, во Французский Индокитай (в нынешние Вьетнам, Камбоджу, в гораздо меньшей степени - в Лаос), в принадлежавшую Великобритании северную часть Борнео (ныне малайзийские штаты Саравак и Сабах и государство Бруней), на Филиппины, в США, Канаду, страны Океании (прежде всего на Гавайи и Таити) и т.д. В некоторых из стран, куда ехали китайские эмигранты (Таиланд, Индонезия, Малайзия, Сингапур), китайцы образовали колонии в несколько миллионов человек.
  Индийская эмиграция тоже началась очень давно. Первые группы южных индийцев (тамилов) в Шри-Ланке появились еще в 1 тысячелетии до н.э. Два тысячелетия назад началась эмиграция индийцев в Индонезию, уже много веков индийцы мигрируют в страны Индокитая. Однако массовая эмиграция индийцев в различные страны мира началась с конца 30-х годов XIX в. Наибольшее число эмигрантов выехало из Британской Индии в период с 1880 г. по 1929 г. Индийцы направлялись на принадлежавшие Великобритании о-в Цейлон (Шри-Ланку), п-ов Малакку, остров Сингапур, в Южную и Восточную Африку, на остров Маврикий, о-ва Фиджи в Океании. В некоторых из этих стран потомки выходцев из Индии ныне составляют значительную долю населения (на Маврикии - 68%, в Гайане - 51, на Фиджи - 50, Тринидаде и Тобаго - 40, в Суринаме - 38, Шри-Ланке - 19, Малайзии - 9, Сингапуре - 6%).
  В конце XIX - начале XX в. миграции шли и из некоторых других азиатских стран, хотя масштабы их были гораздо более скромными. Так, яванцы из Нидерландской Индии (Индонезии) ехали на п-ов Малакку и о-в Сингапур, в Нидерландскую Гвиану и на Новую Каледонию, японцы - на Гавайские о-ва, в США (Калифорнию и другие штаты) и некоторые страны Латинской Америки.
  Из сказанного видно, что в самой Азии основным районом притяжения эмигрантов была Юго-Восточная Азия и в меньшей мере о-в Цейлон. В результате миграций этнический состав населения таких стран, как Таиланд и особенно Малайя (западная часть теперешней Малайзии), Сингапур, претерпел существенные изменения. В Таиланде появилась значительная (свыше 1/10 населения страны и 2/5 населения столицы - Бангкока) и экономически очень влиятельная группа китайцев. В Малайе, где прежде почти все население составляли малайцы, находятся очень крупные группы китайского и индийского населения. Небольшой о-в Сингапур, который в начале XIX в. был почти не заселен, в настоящее время имеет почти трехмиллионное население, среди которого преобладают китайцы, но есть также малайцы и индийцы.
  XX век ознаменовался для многих стран Азии крупномасштабными миграциями, осуществленными по политическим причинам. Так, на востоке современной Турции находилась большая часть этнической территории армянского народа (другая часть была в составе России), и численность армян в Турции в начале XX в. составляла 2,5 млн человек. Однако во время первой мировой войны (начиная с 1915 г.) и в последующие годы в результате резни, организованной турецкими властями, погибло 1,5 млн армян, а большинство избежавших гибели либо спаслись бегством, либо были депортированы в соседние страны. В Турции армян осталось очень мало.
  После первой мировой войны, в соответствии с Лозаннским мирным договором, был произведен обмен населения между Турцией и Грецией. Из Турции в Грецию выехало более 1 млн греков, в Турцию же прибыло из Греции около 400 тыс. турок. Миграционный обмен между Турцией и странами Балканского п-ова продолжался и позже: после второй мировой войны значительная группа турок переехала на родину из Югославии и Болгарии19, а многие боснийцы, болгары и греки выехали из Турции.
  Организованные миграции имели место после второй мировой войны и в других странах. Так, свыше 6 млн японцев из Кореи, СевероВосточного Китая (Маньчжурии), с Южного Сахалина и из некоторых других районов Азии были депортированы на родину, а Японию покинуло более 1 млн корейцев.
  После раздела Британской Индии в середине 1947 г. на два государства - Индию и Пакистан (последний, как известно, состоял из двух частей - Западный Пакистан и Восточный Пакистан, однако вторая часть провозгласила себя в 1971 г. независимым государством под названием Бангладеш) - из обеих частей Пакистана в Индию переселилось свыше 10 млн человек, а из Индии в Западный Пакистан - около 7 млн и в Восточный Пакистан -1,3 млн. По этнокон- фессиональной принадлежности 5 млн мигрировавших в Индию были бенгальцами-индуистами, около 4 млн - панджабцами-сикхами, 1 млн - синдхами-индуистами и т.д. Мигрировавшие в Западный Пакистан были в своем подавляющем числе (около 6 млн) — панджабцами-мусуль- манами. В Бангладеш мигрировало говорящее на языке урду мусульманское население штата Бихар, а также некоторое число мусульман другой этнической принадлежности.
  Большие миграционные перемещения последовали и после создания в 1948 г. на части территории Палестины государства Израиль. С 1948 г. вплоть до настоящего времени в это новое государство прибыло из разных стран мира около 3 млн евреев. Только в 1990 г. и 1991 г. в Израиль переселилось 340 тыс. человек, в том числе 300 тыс. из распавшегося в 1991 г. СССР20, 24 тыс. из Эфиопии (так называемые фалаша) и 16 тыс. из других стран.
  Последовавшие за разделом Палестины арабо-израильские войны привели к тому, что около 3 млн палестинских арабов бежали с территории своего прежнего проживания в ряд стран Юго-Западной Азии.
  После подавления китайскими вооруженными силами восстания в Тибете, с 1959 г. началось бегство из этой страны больших групп местных жителей, и в настоящее время за рубежом, главным образом в Индии и Непале, находится около 100 тыс. тибетцев.
  Еще одна волна беженцев хлынула после создания государства Бангладеш. Во время попытки разгрома этого государства, предпринятого в 1971 г. вооруженными силами Пакистана, с территории Бангладеш бежало несколько миллионов человек, но уже в начале следующего года подавляющее большинство из них вернулось на родину. В то же время положение поддерживавших пакистанскую сторону бихари, как мы знаем, стало после поражения Пакистана непростым и большинство из них изъявило желание выехать в государство, по отношению к которому они проявили свою солидарность. Однако Пакистан согласился в разное время принять лишь четверть миллиона бихари, и многим из них пришлось остаться в Бангладеш.
  После событий 1974 г. на Кипре турецкими властями было переселено на этот остров значительное число турок, правда, многие из них из-за плохих условий жизни в оккупированной турецкими войсками северной части Кипра вернулись через некоторое время на родину. Тем не менее есть основания полагать, что свыше 30 тыс. переселенных на Кипр турок до сих пор остаются на острове.
  Как нам уже известно, после победы в 1975 г. лаосских коммунистов над генералом Ванг Пао он вместе со своими хмонгскими партизанами ушел в Таиланд, и в 1986 г. в этой стране насчитывалось около 40 тыс. хмонгских беженцев. Кроме того, 40 тыс. хмонгов (мяо) переселилось в США и 6-8 тыс. - во Францию.
  Значительные перемещения населения вызвал также приход в 1978г. коммунистов к власти в Афганистане и последовавший позже ввод советских войск. Множество афганцев бежало в соседние Пакистан (3 млн) и Иран (2,8 млн.). Вывод советских войск и победа сил исламской оппозиции создали условия для возвращения беженцев, и многие из них уже прибыли на родину.
  В последние десятилетия основным центром притяжения мигрантов в Азии были богатые нефтью арабские страны Персидского залива, прежде всего Саудовская Аравия, Кувейт21, ОАЭ и Катар. Мигрируют в эти государства в основном жители более бедных арабских стран, а также выходцы из Ирана, Пакистана, Индии, Бангладеш и даже некоторых государств Юго-Восточной и Восточной Азии. В Саудовской Аравии преобладают мигранты из Йемена, но есть также египтяне, палестинцы, персы, турки, переселенцы из Пакистана, индийцы, сиамцы, корейцы. В Кувейте среди иммигрантов больше всего палестинцев, им уступают выходцы из Ирака, Ливана, Сирии, Иордании, Йемена, Омана, а также Ирана, Индии, Пакистана, Таиланда. В ОАЭ мигрируют палестинцы и другие арабы, персы, жители Пакистана и Индии, в Катар - прежде всего палестинцы.
  В послевоенные годы, и особенно в последние три десятилетия, довольно большие масштабы приобрела миграция в Великобританию для занятия в основном невысоко оплачиваемых рабочих мест (шоферов, уборщиков и т.д.) выходцев из Индии, Пакистана и в меньшей мере Бангладеш. Хотя переселенцы из Индии и Пакистана принадлежат к различным народам этих стран, удельный вес представителей разных этносов среди индийских и пакистанских мигрантов далеко не одинаков.
  Так, очень большая часть всех живущих в Великобритании индийцев принадлежит к сикхской этноконфессиональной общине, хотя ее доля в общем населении Индии составляет менее 2%.
  Последние три десятилетия происходила также интенсивная миграция из Турции в поисках прилично оплачиваемой работы в Германию и в меньшей степени в Нидерланды, Францию, Данию и другие наиболее богатые страны Европы. В одной только Германии находится около 1,5 млн мигрантов из Турции, причем наряду с турками среди них несколько сот тысяч курдов.
  Внутренние миграции в азиатских странах оказывают влияние на этнодемографическую ситуацию в них только в тех случаях, когда эти переселения приводят к этническому перемешиванию населения.
  В определенной мере содействует этническому перемешиванию наблюдающаяся практически во всех странах Азии тенденция к переселению из сельских местностей в города. Поскольку в полиэт- ничных странах в города переезжают из сел, населенных разными народами, они превращаются в центры, где наиболее интенсивно происходят ассимиляционные и другие этнообъединительные процессы.
  Для некоторых азиатских стран характерно также перемещение из одних сельских районов в другие. Так, в Пакистане из Пенджаба и Северо-Западной Пограничной провинции в последние четыре десятилетия идет миграция в Синд и Белуджистан. В результате этого переселения в населении северной части Синда высок процент панджабцев, а среди жителей северных округов Белуджистана уже преобладают пуштуны.
  Значительные подвижки населения, влекущие за собой некоторые изменения его этнической структуры, характерны для Индии. Если такие штаты, как Уттар-Прадеш (коренные жители - хиндустанцы), Бихар (бихарцы), Пенджаб (панджабцы), Раджастхан (раджастханцы), Тамилнаду (тамилы), теряют своих жителей, то штаты Западная Бенгалия (бенгальцы), Ассам (ассамцы), Мадхья-Прадеш (хиндустанцы), Махараштра (маратхи), Карнатака (каннара) и столица государства - Дели (хиндустанцы), наоборот, привлекают население.
  В Индонезии имеют место организованные миграции с перенаселенной Явы (средняя плотность - около 800 человек на 1 км2) на менее плотно заселенные острова страны. Так, яванцами осваивается юго- восток Суматры, где они селятся по соседству с коренными народами реджанг и абунг, и Ириан-Джая, где их поселяют в районах обитания папуасов.
  Во Вьетнаме вьетов из густонаселенных дельтовых районов переселяют в горные районы, потесняя живущие там национальные меньшинства: тай, тхай, хмонг (мяо), яо и др.
  Широкий размах приобрели внутренние мирации на Филиппинах. Население из густонаселенных районов страны переселяется в местности с невысокой плотностью населения. Особенно много переселенцев среди бисайя. Со своих островов Самар, Лейте, Бохоль, Себу, Негрос, Панай они мигрируют на Минданао, где почти уже догнали по численности коренное население, Палаван, архипелаг Сулу. Переселяются с Лусона на другие о-ва Филиппин тагалы. Илоки, помимо своей исконной территории - северо-западной части Лусона, живут теперь также в долине р. Кагаян и на северо-западе центрального Лусона.
  Особенно существенные и во многом драматические последствия для этнической ситуации в стране имеют внутренние миграции, организуемые с начала 60-х годов властями Китая. Китайцев стали селить во все большем числе не только в автономном районе Внутренняя Монголия, куда их начали переселять уже давно и где они составляют ныне подавляющее большинство населения, но и в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, где раньше их было мало, но где теперь они образуют уже весьма значительную долю населения. Большие группы китайцев были переселены также в Тибет, и теперь в этом автономном районе их насчитывается, по неофициальным данным, около 400 тыс. человек.
  Весьма существенное влияние на изменение этнической структуры населения некоторых азиатских стран, помимо миграций, оказывают также процессы этнического развития, и прежде всего этнообъеди- нительные. Если для Европы наиболее характерны ассимиляционные процессы, то для Азии — консолидационные.
  Подавляющее большинство крупных и средних по численности азиатских этносов не достигло еще высокой степени консолидации: в их составе до сих пор имеются субэтнические группы, по некоторым своим особенностям довольно сильно отличающиеся от основного этнического массива. Ныне происходит консолидация таких этносов, постепенное стирание отличий, которые пока еще сохраняют их субэтнические группы. Например, все более сливаются с основной массой турецкого народа такие его субэтносы, ведущие кочевой и полукочевой образ жизни и сохраняющие патриархальный уклад, как юрюки, тахтаджи, зейбеки и др.
  Весьма интенсивно идет консолидация арабских народов Юго-Западной Азии. Хотя в Саудовской Аравии и некоторых других арабских странах часть арабов все еще сохраняют племенное деление, культурно-бытовые и диалектные различия между племенами неуклонно сглаживаются. Правда, консолидация ряда арабских этносов несколько осложнена их конфессиональной неоднородностью. Например, арабский народ Ирака разделен на две основные конфессиональные группы: шиитов, к которым принадлежит несколько более половины иракских арабов, и суннитов. Еще более резкие конфессиональные рубежи разделяют арабов Ливана. Некоторые из ливанских религиозных групп, например марониты и друзы, настолько выделяются среди прочих арабов Ливана, что фактически превратились в особые субэтно- конфессиональные общности. В южной части Йемена консолидация затруднена также тем, что часть населения, считая себя арабами, говорит на особых семитских языках, весьма отличных от арабского (махри, шхаури, харсуси, сокотри и др.).
  В Израиле идет процесс консолидации различных этнолингвистических групп евреев, из которых сформировалось население страны: так называемых сабра - уроженцев Палестины, лучше других групп усвоивших иврит, объявленный государственным языком; ашкеназов - выходцев из европейских (кроме некоторых южноевропейских) и американских стран, Южной Африки и Австралии; сефардов, живших прежде на Балканском п-ве и ряде стран Ближнего Востока, и т.д. Языковые и культурные различия между этими группами существенно замедляют процесс консолидации.
  С основной частью персидского народа, родным для которой является язык фарси, консолидируются субэтнические группы Центрального Ирана, говорящие на сильно отличающихся от фарси диалектах (хунсари, наини, натанзи, хури, семнани и др.)22, а также субэтнические группы провинции Фарс, также весьма существенно обособленные в языковом отношении23.
  Крупнейший народ Афганистана - пуштуны - становится все монолитнее за счет сплочения его субэтнических групп, являющихся племенными объединениями или племенами: дуррани, гильзаи, сафи, моманд, шинвари, хугиани, дзадран, дзадзи, мангал, вазир, какар и др. Происходит консолидация пуштунских племен и племенных объединений, расселенных в Пакистане: юсуфзаи, африди, тарклани, оракзаи, хоттак, а также живущие и в Афганистане моманд, вазир, какар и т.д.
  В Пакистане процессом консолидации охвачены племена, образующие народ белуджей: марри, бугти, ринд, рахшани, раис и др. Вместе с тем наличие у пуштунов и белуджей сильных пережитков родоплеменных институтов существенно замедляют у обоих этих народов консолидационные процессы.
  В Индии консолидация характерна для очень многих народов. Правда, у разных этносов она находится в различной стадии. Если у маратхов, гуджаратцев, ассамцев, ория и других народов, населяющих эту страну, консолидация зашла достаточно далеко, то у раджастханцев до полного слияния их многочисленных этнических групп (джодхпури, уджаини, аджмири, марвари, хараути, нимари и др.) еще далеко. Определенным тормозом консолидации раджастханцев является отсутствие у них собственного общепризнанного литературного языка (его функции выполняет "чужой" для этой этнической общности язык хинди). Сильно препятствует консолидации индийских этносов также их кастовое деление.
  Консолидация охватывает не только крупные индийские народы. Она имеет место у многих из средних по численности этносов, в первую очередь у тех, которые добились создания собственных штатов: кхаси и гаро (штат Мегхалая), нага (Нагаленд)24, мейтхеи, или манипури (Манипур), типера (Трипура), мизо, или лушеи (Мизорам).
  Консолидируются и некоторые средние по численности индийские народы, не имеющие своих отдельных штатов, особенно гонды и санталы (как мы помним, лидеры национальных движений, развернувшихся среди этих народов, ставят вопрос о создании отдельных населенных этими этносами штатов).
  Национальная консолидация имеет место также у основного народа Шри-Ланки - сингалов: все более сближаются две их субэтнические группы - прибрежные сингалы и горные сингалы, или кандийцы. Правда, этот процесс затрудняют значительные социальные и культурные различия между двумя группами.
  Внутреннее сплочение характерно для ряда крупных народов Индокитая, и прежде всего тех из них, в составе которых до сих пор имеются сильно обособленные субэтнические группы (так, у бама за последние десятилетия заметно сгладились отличия, пока существующие у таких субэтнических групп, как инта, камман мямма лэйя, мергуйцы, тавойцы).
  В Восточной Азии процесс консолидации идет, в частности, у двух крупнейших этносов этого региона. У японцев он заключается во все большем сближении с Основным японским этническим массивом суб- этнической группы рюкюсцев и сослосно-кастовой группы буракуминов (см. выше). У китайцев, для локальных групп которых характерны весьма сильные диалектные (до взаимонепонимаемосги) и культурные различия, одним из основных направлений консолидационного процесса является все более широкое распространение принятого в качестве языкового стандарта пекинского диалекта. Сглаживаются и сохраняющиеся у некоторых групп (например, у группы хакка, или кэцзя) культурные отличия.
  В некоторых странах Азии имеет место этнообъединительный процесс трансформационного характера - этническая фузия.
  Так, в Монголии наблюдается постепенное слияние основного этноса страны - халха-монголов с другими близкими ему по языку и культуре народами и этническими группами: дербетами, баятами, хошутами, захчинами, олетами, торгутами, хонгами, дархатами, хотогойтами и др.
  На Филиппинах начался процесс этнической фузии всех народов страны, однако сильные религиозно-культурные различия между равнинными прибрежными народами (тагалы, илоки, бикол, пангасинан, пампанган, ибанаг, самбал, бисайя), придерживающимися христианства, горными народами (ифугао, калинга, инибалои, канканаи, букиднон, субанон, манобо и др.), в значительной мере сохранившими традиционную культуру и верования, и так называемыми моро (маранао, магинданао, таусог, якан, сулу, самаль и др.), исповедующими ислам, будут сильно препятствовать его быстрому течению.
  Еще один пример этнической фузии - постепенное слияние близких между собой так называемых батакских народов Суматры (тоба- батаков, каро-батаков, сималунгун, пакпак, мандайлинг и ангкола) в один батакский этнос. Этот процесс близок к завершению, и некоторые исследователи уже считают батаков единым народом.
  На другом входящем в состав Индонезии о-ве - Калимантан происходит аналогичный процесс этнической фузии родственных даякских этносов, однако в отличие от предыдущего процесса он находится лишь в самой зачаточной стадии.
  В литературе высказывается мнение, что процесс этнического слияния характерен и для каждой из двух крупных индийских этнолингвистических общностей - хиндустанцев и бихарцев. Но если первые, представляющие совокупность близких по культуре и языку, но не имеющих общего самосознания локальных групп без четких этнических и лингвистических границ (феномен так называемой этнической и лингвистической непрерывности), в весьма отдаленной перспективе могут сложиться в единый этнос, то вторые скорее всего будут развиваться как три самостоятельных народа: бходжпурцы, магахи и майтхильцы.
  В отдельных странах Азии происходит межэтническая интеграция25. Речь идет в первую очередь о таких полиэтничных странах, как Пакистан и Индия, где, несмотря на сохраняющиеся этнические противоречия и даже сепаратистские устремления у отдельных этносов (например, у пуштунов в Пакистане, панджабцев-сикхов, тамилов, ассамцев и некоторых других народов в Индии), наряду с центробежными тенденциями налицо и весьма сильные тенденции к межэтнической интеграции. Вероятно, немалую роль в развитии интеграционных процессов в Индии и Пакистане играет исторически сложившееся и продолжающее сохраняться по сей день противостояние между двумя этими соседними гигантскими странами.
  Еще более четко межэтническая интеграция обозначилась в другой очень крупной азиатской стране - Индонезии, где после завоевания независимости стала, вне всякого сомнения, складываться национальнополитическая общность. Важную роль в этом интеграционном процессе играло широкое распространение малайского диалекта архипелага Риау, который стал именоваться индонезийским языком (бахаса индонесиа). Успех внедрения бахаса индонесиа в определенной мере связан с тем, что этот язык, и ранее в силу ряда обстоятельств достаточно широко распространенный на территории Нидерландской Индии (будущей Индонезии), являлся как бы "нейтральным" для подавляющего большинства населения страны (он был родным для сравнительно небольшой части населения). В этом отношении он явно выигрывал по сравнению с яванским языком, который, будучи языком яванского народа, составляющего почти половину населения Индонезии, давал, в случае придания ему государственного статуса, дополнительные большие преимущества крупнейшему народу страны.
  Некоторые исследователи, основываясь на том, что подавляющее большинство индонезийских народов говорит на австронезийских языках, пытались квалифицировать имеющий место в стране этнообъеди- нительный процесс как этническую фузию ("межэтническую консолидацию", по их терминологии). Однако такая точка зрения вряд ли верна. В отличие от языков Филиппин, которые сравнительно близки друг другу, многие австронезийские языки Индонезии весьма далеко отстоят друг от друга (не менее далеко, чем индоевропейские русский и английский языки), и происходящий в этой стране процесс, конечно, правильнее считать не этнической фузией, а межэтнической интеграцией.
  Хотя ассимиляционные процессы для большинства стран Азии менее характерны, чем для стран Европы, и особенно тех из них, где живет много эмигрантов, тем не менее в ряде азиатских государств происходит поглощение мелких этносов и этнических групп крупными народами страны. Например, в Турции турки ассимилируют туркмен26, так называемых черкесов , грузин-мусульман, лазов, часть арабов и другие мусульманские этнические группы.
  В арабских государствах также идет процесс ассимиляции: с коренным населением постепенно сливаются как мигранты из других арабских стран (этот процесс, который точнее назвать конверсацией, особенно интенсивен), так и иные мусульманские этнические группы (туркмены, турки, черкесы, представители различных африканских народов, пакистанцы, индийцы-мусульмане).
  В Иране персами ассимилируются гилянцы, мазандеранцы, луры, бахтиары, азербайджанцами - близкие к ним афшары, шахсевены и карапапахи, а отчасти живущие по соседству с ними талыши.
  В Афганистане в известной мере наблюдается таджикизация узбеков, ряда групп чараймаков, памирских народов, мунджанцев, парачи, части ормури и пуштунизация других групп чараймаков, нуристанских народов, части ормури, живущих в городах белуджей. В сельских местностях некоторых районов Южного Афганистана белуджи, наоборот, ассимилируют пуштунов.
  В Пакистане частичной ассимиляции окружающей этнической средой подвергаются мигрировавшие из Индии мусульмане и их потомки. В пакистанской провинции Белуджистан и в сопредельных областях Ирана и Афганистана ираноязычные белуджи постепенно ассимилируют тесно ассоциированный с ними в социальном, экономическом и культурном отношении дравидоязычный народ брагуи.
  В Индии идет ассимиляция основными этносами индийских штатов переселенцев из других районов страны, давно проживающих среди них, а также отдельных представителей малых народов (например, бхи- ли частично ассимилируются живущими по соседству с ними маратхами, гуджаратцами, раджастханцами, некоторые группы народов мунда, гондов и кхонда - ория28, часть гондов - хиндустанцами, маратхами и телугу).
  В Бангладеш восточные бенгальцы ассимилируют ряд малых народов страны, живущих в периферийных районах.
  В Мьянме основной народ уже в очень большой степени ассимилировал древних жителей этой страны монов, ассимилирована также часть чинов и некоторых других народов.
  Весьма специфичен этнообъединительный процесс, происходящий в Таиланде, где живущие на севере и востоке лао29 постепенно сливаются с основным этносом страны - сиамцами, или кхонтай. Этот процесс отличается от обычного ассимиляционного тем, что в культурном и языковом отношении оба народа очень близки (сиамский и лаосский языки взаимопонимаемы). Таким образом, в данном случае можно говорить об этнической конверсации.
  Ассимиляционные процессы характерны и для других стран Индокитая (например, кхмеры ассимилируют близких им по языку, но значительно отставших от них в культурном отношении так называемых горных кхмеров: мнонг, брао, стиенг и др.), а также для Индонезии (где сунды ассимилируют бадуй, яванцы - тенггер и т.д.).
  Широко развиты ассимиляционные процессы в Китае, где многие национальные меньшинства уже частично ассимилированы китайцами. Почти полностью перешли на китайский язык такие крупные этносы, как маньчжуры и туцзя, однако языковая ассимиляция их пока не сопровождается в полной мере ассимиляцией этнической (численность этих народов от переписи к переписи возрастает).
  В Японии объектом ассимиляции служат первопоселенцы Японских о-вов - айны.
  Процессы этнического разделения гораздо менее характерны для азиатских государств, чем этнообъединительные процессы. И тем не менее в некоторых странах они имеют место. Так, после политического раздела в 1947 г. Британской Индии по религиозному принципу бенгальский народ из-за своей конфессиональной неднородности оказался в составе двух разных государств. Дополнение религиозного обособления обособлением политическим привело к началу процесса этнической парциации: на месте единого народа формируются две новые нации - восточные бенгальцы (ныне называемые бангладешцами) и западные бенгальцы. Подобный же процесс начался после раздела между Индией и Пакистаном Пенджаба и последующего выделения из индийской части Пенджаба (опять-таки по религиозному принципу) штата Харья- на. Из единого панджабского народа стали формироваться три новых этноса: западные панджабцы (мусульмане) в Пакистане, центральные панджабцы (сикхи) в индийском штате Пенджаб и восточные панджабцы (индуисты) в штате Харьяна.
  Что касается второго типа этноразделительных процессов - этнической сепарации, то примером его в Азии может служить возникновение мальдивцев - населения ныне независимых Мальдивских о-вов. Этот народ произошел от потомков небольшой группы сингалов, переселившихся на Мальдивские о-ва со своей родины в III-I вв. до н.э.
  Ранний этап этнической сепарации наблюдается в Мьянме, где субэтническая группа бама - араканцы (рокай), среди которой широко распространен ислам (основная религия бама - буддизм), настолько отдалилась от основной части этноса, что некоторые исследователи считают их отдельным народом. Начальную стадию этнической сепарации можно видеть также в Сингапуре и Малайзии, где местные китайцы не только территориально и политически, но ив культурном отношении, а также по своему этническому самосознанию уже несколько обособились от материнского этноса.

 
© www.txtb.ru