Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Глава 11. Этнодемографические процессы в европейских странах дальнего зарубежья

  В настоящей главе предполагается рассмотреть демографические, миграционные и этнические процессы, идущие в различных странах Европы, кроме республик бывшего СССР. Это территориальное пространство площадью 4,9 млн кв. км и с населением 514 млн человек прежде именовалось у нас Зарубежной Европой, а теперь называется европейским дальним зарубежьем. На данной территории располагаются следующие независимые государства: Финляндия, Швеция, Норвегия, Дания, Исландия, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Ирландия, Нидерланды, Бельгия, Люксембург, Франция, Монако, Андорра, Испания, Португалия, Италия, Сан-Марино, Ватикан, Мальта, Греция, Швейцария, Лихтенштейн, Австрия, Германия, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Румыния, Болгария, Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, Югославия (Сербия и Черногория), Македония, Албания. Двенадцать последних государств часто называют посткоммунистическими, поскольку еще недавно в них находились у власти (а в Югославии и теперь находятся) коммунисты. Следует также выделить пять крайне малых по площади (от 44 га до 453 км2) и численности населения (от 1 тыс. до 52 тыс. человек) стран, иногда именуемых государствами-карликами: Ватикан, Сан-Марино, Лихтенштейн, Монако, Андорру.
  Помимо перечисленных выше независимых государств, в Европе сохранилось еще несколько территорий, не являющихся самостоятельными: Фарерские о-ва, считающиеся автономной частью Дании, Свальбард (архипелаг Шпицберген и о-в Медвежий), а также о-в Ян-Майен, управляемые Норвегией, Мэн, Нормандские о-ва (Джерси и Гернси) и Гибралтар, принадлежащие Великобритании.
  Если сравнивать Европу с другими частями света, то этническая ситуация в ней покажется относительно простой. В то время как в Азии, Африке, Америке, Океании живет по несколько сот или даже по тысяче и более этносов, в Европе насчитывается всего семь десятков народов (не считая довольно многочисленных недавних выходцев из других регионов мира).
  Не отличается большой сложностью и лингвистическая структура населения европейского дальнего зарубежья. Около 95% жителей этого региона относятся по языку к индоевропейской семье.
  Самая крупная группа индоевропейской семьи в регионе - романская. К ней принадлежит 37% всего населения. Этносы данной группы проживают в основном на юго-западе Европы и в бассейне нижнего Дуная. Это прежде всего такие крупные по численности европейские народы, как итальянцы (57 млн, в том числе 54 млн в Италии), французы (47 млн), испанцы (29 млн, в том числе 28 млн в Испании), румыны (21 млн), португальцы (12 млн, в том числе 10 млн в Португалии), каждый из которых имеет свое национальное государство. К той же группе относятся живущие главным образом на северо-востоке Испании каталонцы (8 млн), один из двух основных народов Бельгии валлоны (4 млн), занимающие северо-запад Испании галисийцы (3 млн), населяющие итальянский о-в Сардинию сардинцы (1,5 млн), расселенные на западе Швейцарии франкошвейцарцы. Романоязычны также фриулы и ладины (на северо-востоке Италии), корсиканцы (на принадлежащем Франции о-ве Корсика), италошвейцарцы и романши (восток Швейцарии), нормандцы (Нормандские о-ва), аромуны, или каракача- ны (Югославия, Греция и другие страны), меглениты (север Греции), истрорумыны (запад Хорватии), саммаринеси (Сан-Марино), андоррцы (Андорра), монегаски (Монако), льянито, или гибралтарцы (Гибралтар).
  Не все перечисленные народы имеют свои собственные языки. Валлоны, франкошвейцарцы и нормандцы говорят на французском языке (последние из них двуязычны: говорят также на английском), корсиканцы, италошвейцарцы и саммаринеси - на итальянском, андоррцы - на каталанском, гибралтарцы - на испанском (наряду с английским), монегаски - на причудливой смеси итальянского и французского языков. Некоторые лингвисты считают галисийский диалектом португальского языка, аромунский, мегленский и истрорумынский - диалектами румынского языка, а романшский, ладинский и фриульский - одним ретороманским языком. Многие южные французы в быту употребляют особый окситанский (провансальский) язык.
  Романской группе лишь немного уступает по численности германская группа (36% населения региона), ареал которой находится на севере, северо-западе и в центре Европы. К ней относятся немцы (75 млн, в том числе 73 млн в Германии), англичане (45 млн), голландцы (12 млн), шведы (8 млн), австрийцы (7 млн), фламандцы (7 млн), датчане (5 млн), шотландцы (5 млн), норвежцы (4 млн), германошвейцарцы (4 млн), люксембуржцы (0,3 млн), исландцы (около 0,3 млн), лихтенштейнцы. Все эти народы имеют свои государства (англичане - совместно с шотландцами, фламандцы - с валлонами, германошвейцарцы - с франко- швейцарцами, италошвейцарцами и ретороманцами). К германской группе принадлежат также эльзасцы (1,4 млн на востоке Франции), фризы (на севере Нидерландов), фарерцы (Фарерские о-ва), мэнцы (о-в Мэн).
  Весьма своеобразен этнический и политический статус шотландо- и англоирландцев, неточно называемых иногда ольстерцами. Это потомки шотландских и английских переселенцев в Ирландию, к настоящему времени существенно обособившиеся от материнских этносов.
  В состав германской языковой группы условно могут быть включены и проживающие во Франции, Англии и других европейских странах евреи (1,4 млн человек). Будучи семитами по происхождению, большинство европейских евреев на протяжении ряда веков имели в качестве своего родного языка идиш, являющийся ответвлением от средневекового верхненемецкого языка (у небольшой части европейских евреев, живших в Югославии, Румынии, Болгарии и Греции, родным был близкий к испанскому язык ладино). Однако в настоящее время большая часть европейских евреев говорит на языке той страны, в которой живет (французском, английском и др.).
  Среди народов германской группы целый ряд говорит на немецком либо английском языках. На немецком языке, помимо немцев, говорят австрийцы, германошвейцарцы, лихтенштейнцы, люксембуржцы, эльзасцы. Впрочем, практически все эльзасцы являются билингвами, хорошо владея одновременно и немецким, и французским языками. Люксембуржцы же фактически трехъязычны, так как, кроме немецкого и французского языков, знают также специфический лётцебургский (люксембургский) диалект, имеющий свою письменность. Есть попытка развивать письменность и на распространенном в Швейцарии алеманском диалекте немецкого языка (так называемый свицердюйц) и таким образом этнолингвистически обособить германошвейцарцев от остального немецкоязычного населения.
  Непроста языковая ситуация и в самой Германии. Хотя литературный язык у немцев один, тем не менее в стране функционируют два родственных, но взаимонепонимаемых разговорных языка: верхненемецкий, или хохдойч (на основе которого создан немецкий литературный язык), и нижненемецкий, или платтдойч. Последний очень близок голландскому языку (фактически голландский - один из его диалектов), но в то время как голландский является развитым литературным языком, нижненемецкий таковым не стал (хотя кое-какая литература на нем и создана).
  На английском языке, кроме англичан, в настоящее время говорят также шотландцы, шотландо- и англоирландцы, а также мэнцы. Последние, являясь по происхождению (как, впрочем, и шотландцы) кельтским народом, еще в XIX в. употребляли свой собственный язык, но в настоящее время он полностью вымер.
  Своеобразно положение в Норвегии, где языковая ситуация в определенном плане диаметрально противоположна ситуации в Германии. Здесь при одном разговорном языке созданы два литературных: очень близкий к датскому букмол (прежнее название риксмол) и нюношк (старое название лансмол), в основу которого положены западнонорвежские говоры. Стремление "объединить" два эти языка привела лишь к созданию третьего литературного языка самношк, правда, не получившего сколько-нибудь широкого распространения (с 50-х годов попытка заменить два ранее созданных литературных языка самнощ- ком была оставлена).
  Третья по численности языковая группа в регионе - славянская (17% всего населения). Она объединяет поляков (38 млн), чехов (10 млн), болгар (9 млн), сербов (9 млн), словаков (5 млн), хорватов (5 млн), славян-мусульман (2 млн), словенцев (2 млн), македонцев (1,6 млн), черногорцев (0,6 млн), украинцев (0,5 млн), белорусов (0,2 млн), лужичан (0,1 млн) . Славяне дальнего зарубежья сосредоточены в восточной части Центральной Европы, а также на Балканском полуострове. Все перечисленные народы, кроме украинцев, белорусов и лужичан, имеют в регионе свои государственные образования (республики Сербия и Черногория объединены в федерацию - Союзную Республику Югославию), Босния и Герцеговина является полиэтническим государством, в котором чересполосно расселены славяне- мусульмане, сербы и хорваты6. Кстати, сербы и хорваты, славяне- мусульмане, а также черногорцы говорят на одном сербскохорватском языке.
  Все другие группы индоевропейской семьи в европейском регионе малочисленны. Так, к греческой группе, представленной живущими на юге Балканского п-ва греками (10 млн), относится 2% населения этого региона, к кельтской группе, в которую входят живущие на Британских о-вах ирландцы (6 млн), уэльсцы, гэлы и расселенные на северо-западе Франции бретонцы, - 1,5%, к албанской группе, состоящей из одного народа - албанцев (5 млн), - 1% (из перечисленных народов имеют свои государства греки, ирландцы и албанцы). Есть в рассматриваемом регионе небольшое число представителей также входящей в состав индоевропейской семьи индоарийской группы (0,5% населения), но они не относятся к коренному населению Европы (цыгане, предки которых переселились в Европу несколько веков назад, и так называемые индопакистанцы - недавние мигранты из Индии и Пакистана и их дети).
  Помимо индоевропейской семьи8, в Европе представлены уральско- юкагирская, афразийская и алтайская семьи, а также занимающие изолированное положение по своему языку баски, однако все эти этнолингвистические общности не сравнимы по численности с индоевропейцами.
  К уральско-юкагирской семье, точнее, к ее финно-угорской группе (3,7% населения региона) относятся венгры (13 млн), финны (5 млн), создавшие свои независимые государства, и живущий на севере Скандинавии и Финляндии (а частично, и в России) небольшой народ саамы.
  К афразийской, или семито-хамитской, семье в рассматриваемом регионе относится семитская группа (0,5% населения). К ней принадлежат мигрировавшие в разные страны Европы (главным образом, во Францию) алжирские, марокканские, тунисские и прочие арабы (2 млн), а также небольшой, но имеющий свое государство народ - мальтийцы.
  Алтайская семья представлена тюркской группой (0,6% населения), подавляющее большинство которой образуют турки (2 млн), расселенные в основном в Германии и некоторых балканских странах (Болгарии, Македонии, Греции и др.)9.
  Баски (0,2% населения региона), язык которых, как указывалось, не принадлежит ни к одной из языковых семей, живут в западных Пиренеях, по обеим сторонам испано-французской границы.
  В зависимости от доли самого крупного народа в населении все государства европейского дальнего зарубежья (кроме государств-кар- ликов) могут быть разделены на 7 групп (табл. 7).
  Таким образом, из перечисленной 31 страны только в одной - Боснии и Герцеговине — ни один из этносов не образует абсолютного большинства населения.
  Несмотря на относительную простоту этнического состава населения большинства стран европейского дальнего зарубежья, в подавляющем большинстве из них имеются большие или меньшие по численности национальные меньшинства. Даже в большинстве стран первой группы, где основной этнос составляет более 95% населения, есть нацменьшинства. Отсутствуют они лишь в Португалии10, Исландии, Ирландии, на Мальте, а также в Люксембурге (однако в последнем находится крупная группа иммигрантов; небольшие группы иммигрантов имеются и в других перечисленных странах).
  В Венгрии к национальным меньшинствам относятся хорваты, словаки, немцы и румыны, в Польше - украинцы, белорусы, словаки и литовцы, в Дании - немцы, в Норвегии - саамы и финны, в Албании - греки, аромуны и др., в Греции - македонцы, турки, аромуны и меглениты, в Чехии — поляки и немцы, в Словении — хорваты и венгры, в Италии - сардинцы, фриулы, французы, южные тирольцы, словенцы,

Таблица 7.  Доля самого крупного народа в населении различных государств европейского дальнего зарубежья

Таблица 7. Доля самого крупного народа в населении различных государств европейского дальнего зарубежья

албанцы, греки, хорваты и саури, в Германии - лужичане, датчане и фризы, в Финляндии - шведы и саамы, в Швеции - финны и саамы, в Австрии - словенцы, хорваты и венгры, в Болгарии - турки, македонцы, аромуны, гагаузы и др., в Румынии - венгры, немцы, украинцы, сербы и др., в Словакии - венгры и украинцы, во Франции - эльзасцы, бретонцы, корсиканцы, каталонцы, фламандцы, баски, а также итальянцы, в Нидерландах - фламандцы, фризы и немцы, в Хорватии - сербы, венгры, словенцы, чехи и итальянцы, в Великобритании - шотландцы и гэлы (Шотландия), шотландо- и англоир- ландцы (Северная Ирландия), уэльсцы (Уэльс), в Испании - каталонцы, галисийцы и баски, в Македонии - албанцы и турки, в Югославии (Сербии и Черногории) - албанцы, венгры, славяне-мусульмане, словаки, румыны, болгары, русины14, аромуны и др., в Швейцарии - франкошвейцарцы, италошвейцарцы и ретороманцы, в Бельгии - валлоны и немцы.
  В большинстве стран Европы есть, кроме того, большие или меньшие группы евреев и цыган.
  В Боснии и Герцеговине, где, как указывалось, ни одни народ не составляет абсолютного большинства, 44% населения образуют славяне-мусульмане, 31% - сербы и 17% - хорваты.
  Из четырех европейских государств-карликов (для Ватикана, в населении которого значительную часть составляет католическое духовенство разных национальностей, делать подобные оценки не имеет смысла) сравнительно высока доля коренного народа в Сан-Марино и Лихтенштейне, удельный же вес коренных жителей в Монако и Андорре, в связи с большим притоком иммигрантов, сравнительно невелик (соответственно 20 и 14%).
  В британских самоуправляющихся владениях Джерси, Гернси и Мэн, а также в автономной области Дании - Фарерских о-вах - население состоит в основном из небольших коренных этносов, в норвежском владении - о-ве Ян-Майен - постоянного населения не имеется, в другом владении Норвегии - Свальбарде - на угольных копях и в различных учреждениях работают русские (65% населения) и норвежцы (35%). Что же касается английского владения Гибралтара, то льянито, местные уроженцы смешанного испанско-итальянско-португальско- мальтийского происхождения, составляют около 2/3 населения, остальное же приходится на выходцев из Великобритании, Испании, Марокко и других стран.
  Поскольку в подавляющем большинстве европейских государств есть национальные меньшинства, а также иммигранты, во всех этих странах существуют национальные проблемы, однако степень остроты их сильно различается.
  Для защиты прав некоторых из перечисленных выше национальных меньшинств заключены двусторонние или многосторонние соглашения, например, специальными договорами гарантированы права датчан в Германии и немцев в Дании, немецкоязычного населения Южного Тироля, хорватов и словенцев в Австрии, шведского населения Аландских о-вов в Финляндии. Не всегда такого рода соглашения эффективны. Так, несмотря на наличие англоирландского соглашения о правах ирландского католического меньшинства в Северной Ирландии, национальное противостояние в этом регионе очень сильное. Не вполне благополучны и национальные взаимоотношения в Южном Тироле.
  Ряд стран пошел по пути предоставления нацменьшинствам языковокультурной, а иногда и политической автономии. Так, в Италии 5 историческим областям, обладающим большей или меньшей этнической спецификой (Валле-д'Аоста, Трентино-Альто-Адидже, Фриули-Венеция-Джулия, Сицилия, Сардиния) был предоставлен особый автономный статус.
  Сходным путем пытается решить свои национальные проблемы Испания, в составе которой создано 17 автономных областей, причем 4 области - Каталония, Страна Басков, Галисия и Андалусия (три первые из них населены в основном нацменьшинствами, андалусцы же представляют собой существенно обособленную субэтническую группу испанского народа) - получили большую степень автономии, чем другие.
  Самоуправлением пользуется в Соединенном Королевстве Северная Ирландия, определенной автономией - Шотландия.
  Согласно соглашению между Финляндией и Швецией пользуются автономией Аландские о-ва.
  Три государства Центральной Европы - Германия, Швейцария и Австрия - представляют собой федерации, однако федеративное устройство их базируется не на этнической основе, причем это относится даже к многонациональной Швейцарии, где этнические и кантональные границы далеко не совпадают.
  Элементы федерализма имеются и в государственном устройстве современной Бельгии, причем страна, с одной стороны, поделена на три общности (фламандско-, французско- и немецкоязычную), с другой- на три региона (фламандский, Брюссель и валлонский). В то время как субъекты общностей определяются своей языковой принадлежностью, субъекты регионов - принадлежностью территориальной. Так, если Фландрия одновременно включает и фламандскую общность и фламандский регион, то Валлония, состоя из валлонского региона, охватывает франкоязычную общность не полностью (она также представлена в Брюсселе).
  Федеративное устройство имели также Чехословакия и Югославия, но с крушением прежних режимов в большей части коммунистических стран Европы эти федерации вскоре распались. Своеобразным реликтом прежней Социалистической Федеративной Республики Югославии стала Союзная Республика Югославия, в составе которой остались лишь Сербия и Черногория.
  Из всех регионов мира численность населения Европы растет с наименьшей быстротой: Так, если население мира в целом в среднем увеличивалось за год с 1985 г. по 1990 г. на 1,7% (а население Африки - даже на 3%), то население европейского региона - лишь на 0,2%.
  Неблагоприятная демографическая ситуация сложилась в Европе только в последние десятилетия. Еще в XIX в. темпы прироста населения в этой части света были очень высокими, причем быстрое увеличение населения наблюдалось почти во всех европейских странах. Высокий прирост не могли даже сдержать потери от часто происходивших здесь войн и резко усилившаяся с середины XIX в. миграция за океан.
  Резкое снижение естественного прироста произошло в XX в., особенно во второй его половине, когда с 50-х годов рождаемость стала сильно сокращаться по целому ряду причин: из-за все усиливавшейся установки на малодетность, повышения образовательного уровня населения и связанного с этим более позднего заключения браков, появления эффективных противозачаточных средств, увеличения средней продолжительности жизни, приведшего к "постарению" возрастной структуры населения.
  Воспроизводство населения Европы в целом характеризуется низкой рождаемостью (13% в среднем за год в 1985-1990 гг.) и невысокой смертностью (11%). Однако по отдельным европейским странам демографические показатели заметно варьируются.
  По данным, приходящимся в основном на 1989 г. или 1990 г., из 27 существовавших тогда государств зарубежной Европы (не считая государств-карликов) рождаемость до 10% имела одна страна (Италия), 10,0-10,9% - 2.(Греция, Испания), 11,0-11,9% - 4 (ФРГ, Австрия, Венгрия, Португалия), 12,0-12,9% - 5 (ГДР, Дания, Швейцария, Болгария, Бельгия), 13,0-13,9% - 7 (Финляндия, Люксембург, Нидерланды, Чехо-Словакия, Румыния, Франция, Великобритания), 14,0-14,9%- 4 (Югославия, Норвегия, Польша, Швеция), 15,0-15,9% - 2 (Ирландия, Мальта). Кроме того, в двух странах рождаемость была сравнительно высокой: в Исландии (18,7%) и Албании (24,7%). Таким образом, в подавляющем большинстве европейских стран рождаемость колебалась от 11 до 15%, т.е. была довольно низкой.
  Наиболее низки показатели рождаемости в странах Южной Европы (Италии, Греции, Испании, Португалии), еще сравнительно недавно имевших относительно высокий коэффициент рождаемости. Это связано с тем, что в относительно небогатых южноевропейских странах значительно меньше, чем в ряде богатых государств Западной, Центральной и Северной Европы, выходцев из азиатских и африканских стран, и общая тенденция к снижению рождаемости, наблюдаемая в последние десятилетия в Европе, проявилась в них особенно заметно, так как не была компенсирована высокой рождаемостью среди иммигрантов, придерживающихся до сих пор традиций многодетности.
  Именно наличие в некоторых странах больших групп иммигрантов привело к тому, что в одной градации по показателю рождаемости оказались столь разные по своему политическому статусу и материальному благосостоянию государства, как Бельгия и Болгария, Франция и Румыния, Швеция и Югославия. Если в Бельгии, Франции и
  Швеции на увеличение коэффициента рождаемости повлияло присутствие значительного числа иностранных рабочих из развивающихся стран, то в остальных трех коэффициент рождаемости определяется в первую очередь их экономическим и культурным отставанием от наиболее развитых европейских государств (высокая рождаемость характерна прежде всего для бедных стран).
  В Исландии, стране с достаточно высоким уровнем жизни, довольно значительный коэффициент рождаемости был обусловлен как сохраняющимися традициями многодетности, так и относительно малым распространением существенно снижающих рождаемость венерических заболевании, что объясняется островной изоляцией (о чем шла речь в гл. 2) и малым числом прибывающих на остров временных иммигрантов.
  В Албании коэффициент рождаемости приближается к показателям бедных развивающихся стран, что соответствует уровню материального благосостояния этой страны, доведенной своими прежними правителями до экономической разрухи и нищеты.
  Выше уже говорилось, что в странах Европы, как, впрочем, и во многих других регионах мира, в последние годы наблюдалась четкая тенденция к снижению рождаемости. Особенно сильно снижалась рождаемость там, где она прежде была довольно высокой. Падение рождаемости в европейских странах обусловлено в первую очередь процессом "старения населения", заключающимся в заметном увеличении в связи с ростом средней продолжительности жизни доли лиц пожилого возраста. Однако падение рождаемости, достигнув определенной черты, должно приостановиться. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что в странах, достигших низкого уровня рождаемости, снижение этого коэффициента замедлилось.
  Показатели смертности в государствах европейского региона, по данным, приходящимся в основном на 1989 г. или 1990 г., также заметно варьировались. Так, смертность ниже 6% имела одна страна (Албания), 6,0-6,9% - одна (Исландия), 7,0-7,9% - также одна (Мальта), 8.0-8,9% - две (Испания, Нидерланды), 9,0-9,9% - семь (Югославия, Ирландия, Греция, Италия, Франция, Португалия, Швейцария), 10,010,9% - семь (Финляндия, Люксембург, Польша, Бельгия, Норвегия, Австрия, Румыния), 11,0-11,9% - шесть (Швеция, Великобритания, ФРГ, Чехо-Словакия, Дания, Болгарии), 12,0-12,9% - одна (ГДР), 13.0-13,9% - одна (Венгрия). Из приведенных цифр видно, что в подавляющем большинстве стран смертность колебалась в пределах от 9 до 12%с.
  Очень низкой смертностью выделяются Албания (5,7%) и Исландия (6,7%). В обеих странах такой коэффициент смертности тесно связан в первую очередь с характерной для них высокой рождаемостью, обусловливающей повышенную долю детей и лиц молодого возраста, т.е. возрастных когорт, для которых по их самой природе свойственна низкая смертность.
  Относительно высокая смертность в бывшей ГДР (12,4%) и Венгрии (13,7%) может быть объяснена массовым бегством из этих стран из-за неудовлетворенности условиями жизни лиц молодого возраста, что повысило долю пожилых людей, а как следствие этого, и смертность.
  В последние годы смертность в европейских странах изменялась сравнительно мало, приблизившись к минимальному уровню, который может быть достигнут соответствующей страной при существующей в ней возрастной структуре.
  Если общая смертность в очень большой степени зависит от возрастной структуры, то младенческая смертность является своеобразным индикатором качества жизни людей и прежде всего уровня развития здравоохранения. Показатели младенческой смертности в бывших социалистических странах в 2, 3, 4 и более раз выше, чем в большинстве других европейских стран. Если в Албании, Румынии, Югославии, Польше, Венгрии, Болгарии и Чехо-Словакии смертность детей в возрасте до 1 года соответственно составляла 31, 27, 20, 16, 15, 14 и 11 человек на тысячу рождавшихся детей, то в Италии, Великобритании, Австрии, Бельгии, Испании, Норвегии, Франции, Ирландии, Дании, Швейцарии, Финляндии, Швеции, Исландии она колебалась в пределах 8—4 на тысячу родившихся.
  Естественный прирост в европейских странах варьируется еще значительнее, чем рождаемость и смертность. В 1989 г. и 1990 г. амплитуда колебания этого показателя составляла почти 21% (от 19% в Албании до -1,9% в Венгрии). Помимо Албании естественный прирост высок также в Исландии (12,0%), причем в обоих случаях это обусловлено высокой рождаемостью при одновременной низкой смертности.
  Следующие по величине естественного прироста населения страны - Мальта (7,5%), Ирландия (6,0%) и Югославия (5,0%). Естественный прирост в пределах 4,9-4,0% имели Нидерланды, Франция и Польша, 3.9-3,0% - Швеция, Норвегия, Финляндия, Люксембург и Швейцария, 2.9-2% - Румыния, Великобритания, Португалия, Испания, Бельгия, 1.9-1,0% - Чехо-Словакия, 0,9-0,0% - Австрия, Греция, Болгария, Дания, Италия, ФРГ. Наконец, в двух бывших социалистических странах - ГДР и Венгрии - наблюдался отрицательный естественный прирост (соответственно -0,4 и -1,9%, т.е. попросту там началось вымирание населения).
  В целом можно констатировать, что для подавляющего большинства стран европейского дальнего зарубежья в 1989-1990 гг. был характерен низкий естественный прирост, причем в двух странах уже шла депопуляция. В отдельные годы депопуляция наблюдалась и в Австрии, ФРГ, Дании, близко подходили к этому порогу Великобритания и Швеция, причем некоторые из перечисленных стран вышли из демографического кризиса прежде всего за счет того, что все увеличивавшееся в них иммигрантское население давало достаточно высокий естественный прирост.
  В ряде стран Европы естественный прирост отдельных этнических компонентов населения существенно различается. Например, в Бельгии в течение длительного периода естественный прирост валлонов был заметно ниже естественного прироста фламандцев, в результате чего валлоны, составлявшие прежде большинство населения страны, со временем его утратили. В соседних Нидерландах для фламандцев также характерен относительно более высокий естественный прирост - в данном случае по сравнению с голландцами, и их удельный вес в населении постепенно увеличивается.
  Еще существеннее различия в естественном приросте между живущими в Сербии сербами и албанцами, что неуклонно повышает долю последних в общем населении республики.
  В другой республике бывшей Югославии - Боснии и Герцеговине - различие в естественном приросте между двумя ее наиболее многочисленными народами - сербами и славянами-мусульманами - привело к тому, что сербы, находясь вначале в этой республике в относительном большинстве, затем это большинство потеряли. Если в 1961 г. сербы составляли 44% населения Боснии и Герцеговины, а славяне- мусульмане - 27%, то через 30 лет, в 1991 г., доля первых упала до 31%, а вторых возросла до 44%.
  Гораздо более высок естественный прирост по сравнению с коренным населением у турок в Болгарии, вследствие чего доля турецкого населения этой страны быстро увеличивалась. Лишь массовая миграция турок из Болгарии в 1989 г. несколько нейтрализовала этот процесс.
  Из последних трех приведенных примеров видно, что мусульманские народы, как правило, имеют более высокий естественный прирост, чем живущие вместе с ними христианские этносы, что связано прежде всего с сохраняющейся у первых установкой на многодетность, а отчасти и с их несколько более низким материальным уровнем.
  В некоторых странах можно наблюдать и региональные различия в естественном приросте. Так, во Франции естественный прирост относительно высок в столичном районе и некоторых других регионах с повышенной долей лиц молодого возраста, в районах же с высоким процентом пожилых людей (таких районов в связи с оттоком молодежи в крупные города с течением времени становится все больше) имеет место даже убыль населения. Существенные различия в демографической ситуации в разных районах страны характерны также для Италии и Австрии.
  Как отмечалось выше, на изменение этнической, а порой и демографической ситуации в Европе стали все более влиять миграционные движения.
  В течение очень длительного времени большинству европейских стран была свойственна эмиграция. Высокая плотность населения, ограниченность годных для обработки земель вынуждали многих европейцев искать приложения своей рабочей силы за океаном: в Америке, Австралии, Южной Африке л т.д.
  Особенно массовые масштабы эмиграция приобрела с середины XIX в., когда из Европы хлынул многомиллионный поток людей. Однако к началу XX в. эмиграционные потоки постепенно уменьшаются. Основная часть мигрантов стала направляться из отставших в своем развитии стран Европы. Эмиграция вновь усилилась после второй мировой войны. С 1945 г. по 1970 г. Европу покинуло 8 млн человек, из которых 3 млн обосновалось в США, 2 млн в Канаде, 1,5 млн в Австралии и 1 млн в Аргентине.
  Если еще сравнительно недавно эмиграция из Европы была значительной, то в последние десятилетия из европейских стран на постоянное жительство или на длительное время уезжает сравнительно небольшое число людей. Однако эта небольшая по объему миграция наносит ряду стран Европы существенный урон, так как среди нынешних эмигрантов велик процент высококвалифицированных специалистов. Особенно страдает от этой так называемой утечки мозгов Великобритания, из которой в США уезжает много талантливых молодых ученых и технических специалистов высшего класса (оплата труда этой категории лиц в США намного выше, чем в Великобритании, а языковой барьер в данном случае отсутствует).
  В то время как эмиграция из Европы в последний годы не отличалась высокой интенсивностью, иммиграция в некоторые европейские страны приняла широкие масштабы. Среди иммигрантов особую группу образуют европейцы, вынужденные вернуться на родину после распада колониальных империй. Это англичане, французы, голландцы, португальцы, испанцы и другие, многие годы прожившие в странах Африки и Азии.
  Однако основной поток мигрантов составляют выходцы из развивающихся стран, устремляющиеся в Европу в надежде получить за свой труд гораздо более высокую оплату, чем на родине. Самую крупную группу среди них образуют приезжающие из Турции турки и курды (по разным источникам, последние составляют от 1/5 до 2/5 эмигрантов из этой страны); 4/5 всех иммигрантов в Европу из Турции обосновались в ФРГ. Во Францию едут в основном алжирцы, марокканцы, тунисцы, в меньшей степени выходцы из бывших французских колоний в Черной Африке. В Великобританию направляется поток переселенцев из бывших английских колоний в Карибском бассейне (Вест-Индии, Гайаны, Белиза), стран Южной Азии (прежде всего Индии и Пакистана) и отчасти из бывших английских колоний в Черной Африке.
  Самая большая группа цветных иммигрантов сосредоточена в Великобритании: 2 млн человек (почти 4% всего населения страны). Такое большое число не очень благополучных переселенцев (на 2% африканского населения Великобритании приходится свыше половины всех совершаемых здесь преступлений) вызывает у британских властей большую тревогу, и они периодически предпринимают попытки как-то сдержать приток в свою страну "цветных" иммигрантов. В частности, в 1986 г. в стране был установлен строгий визовый режим, призванный регулировать въезд граждан из ряда азиатских и африканских стран Содружества.
  Сходные проблемы встают перед Францией, где присутствие большого числа иммигрантов из развивающихся стран также существенно ухудшило криминогенную обстановку в стране. В середине 70-х годов под предлогом ухудшения экономического положения правительство временно приостановило иммиграцию. Но даже резкое ограничение въезда не привело к прекращению роста численности иностранцев в стране: рост этот продолжался за счет более высокой рождаемости среди иммигрантов и использования ими права на воссоединение семей.
  Появление двух указанных выше групп переселенцев (европейцев, возвращающихся на родину, и "цветных" иммигрантов, приезжающих на заработки) имело прямо противоположные этнические последствия: прибытие первых повысило удельный вес коренного народа в населении соответствующей страны, приезд же вторых существенно усложнил этническую структуру населения.
  Однако миграции из других частей света не являются для европейских стран главным видом территориальных перемещений. Значительно шире распространены внутрирегиональные межгосударственные миграции, которые начались давно. Уже в XIX в. некоторые наиболее развитые государства Европы стали испытывать недостаток трудовых ресурсов для развития ряда областей хозяйственной деятельности и для обеспечения прочих нужд, поэтому они были вынуждены "импортировать" из других европейских стран рабочую силу. Например, во Францию во второй половине XIX в. ежегодно въезжало 40-50 тыс. иностранцев, в основном рабочих.
  Определенный процент среди прибывавших во Францию иностранцев составляли политические беженцы. Именно Франция наряду со Швейцарией часто давала пристанище лицам, искавшим политическое убежище. Особенно много таких иммигрантов появилось во Франции в 1917-1939 гг. и было связано с образованием во многих европейских странах тоталитарных режимов. В эти годы в страну иммигрировало большое число русских, немцев, евреев, итальянцев, испанцев, представителей других национальностей.
  Большие территориальные перемещения населения произошли в Европе после окончания второй мировой войны. Так, крупная группа немецкоязычного населения была переселена из Польши, Чехословакии, Югославии, Румынии и Венгрии на территорию, где позже были образованы ФРГ и ГДР, а также в Австрию. Был произведен обмен населением между Чехословакией и Венгрией, Венгрией и Югославией, а также между некоторыми другими странами. Такая взаимная репатриация привела к существенному упрощению этнической структуры населения ряда стран.
  Если на протяжении первой половины XX в. движущей силой внешних миграций в Европе довольно часто были политические обстоятельства, то в последние несколько десятилетий межгосударственные миграции в этой части света в основном обусловливаются экономическими причинами. Существенные различия в уровнях развития экономики и заработной платы между разными европейскими государствами ведут к тому, что богатые страны притягивают рабочих и специалистов из бедных стран. Особенно много мигрантов устремляется во Францию, Великобританию, Германию, Швейцарию, Бельгию, Швецию, заметные группы иммигрантов из других стран Европы есть в Австрии и Люксембурге.
  Основной контингент европейских иммигрантов во Франции образуют переселенцы из стран Южной Европы: итальянцы, португальцы и выходцы из Испании (галисийцы и др.). Немало в стране и поляков.
  В Великобританию едут в первую очередь из соседней Ирландии, есть среди европейских иммигрантов также итальянцы, поляки и др.
  В Германии из иммигрантов европейского происхождения наиболее многочисленны итальянцы, греки, выходцы из Испании, португальцы, сербы, хорваты.
  В Швейцарии среди иностранных рабочих преобладают итальянцы и выходцы из Испании, в Бельгии - итальянцы, в Швеции - финны, в Австрии - хорваты, в Люксембурге - итальянцы и португальцы.
  На протяжении нескольких последних лет в две европейские страны - в Германию и Грецию - шла ограниченная по своим масштабам миграция из СССР: советские немцы и греки переселялись на свою историческую родину.
  В последние годы стала проявляться также тенденция к усилению миграционных потоков между высокоразвитыми государствами (Великобританией, Францией и др.), которые начали широко обмениваться специалистами и студентами.
  Кроме того, в самые последние годы резко возрос поток мигрантов из посткоммунистических стран, в том числе из некоторых республик бывшего СССР, в страны Центральной и Западной Европы. В 1992 г. только в одну Германию прибыло из посткоммунистических стран 130 тыс. человек, в том числе 107 тыс. мигрантов из стран СНГ. А за первую половину 1993 г. в Германию из стран бывшего СССР приехали еще свыше 100 тыс. человек. Если ранее мотивы миграции из "стран социализма" были в основном политическими18, то теперь основная причина выезда из тех же стран, сменивших свой политический режим, - их крайне тяжелое экономическое положение. В связи с тем, что миграции такого рода имеют тенденцию к усилению, правительства государств, куда устремляются мигранты, уже обдумывают меры, которые могли бы сдержать этот миграционный поток. Усилились и миграции между некоторыми посткоммунистическими странами.
  Внутренние миграции в европейских государствах наиболее интенсивны там, где наблюдаются значительные различия в экономическом развитии разных районов. Так, в Великобритании жители Шотландии, Уэльса и особенно Северной Ирландии, уровень жизни в которой сравнительно невысок, в значительном числе мигрируют в Англию. В Италии население переселяется из отсталых сельскохозяйственных южных районов в северную часть страны, и прежде всего в Милан и другие крупные североитальянские города. В Испании жители южных (Андалусии и др.) и западных областей (в первую очередь Галисии) едут в поисках работы на северо-восток (в Страну Басков, Каталонию и другие экономически развитые области).
  Еще сравнительно недавно во многих европейских государствах шел постоянный отток из сельской местности в города, однако в последние годы миграции из сел значительны лишь в странах со сравнительно невысоким уровнем урбанизации. Что же касается высокоразвитых и сильно урбанизированных государств, то для них наиболее характерны миграции между городами. Постепенно усиливаются миграции из городов в села (в развитых странах они составляют 15-25% всех перемещений). Переезжая из городов в пригороды, люди стремятся создать себе лучшие жилищные условия и попасть в более благоприятную экологическую среду. С переездом части жителей в пригородную сельскую местность во многих районах усиливаются маятниковые миграции, причем эти перемещения иногда даже носят характер внешних миграций (например, выезд из Франции на работу в Люксембург с регулярным возвращением вечером домой). Вообще с совершенствованием транспорта все чаще происходит разрыв между местом жительства, с одной стороны, и местом работы или учебы - с другой.
  Большое влияние на складывающуюся в Европе этнодемогра- фическую ситуацию оказывают протекающие в этой части света этнические процессы. Для большинства европейских стран в настоящее время наиболее характерны ассимиляционные процессы.
  Ассимиляции в Европе подвергаются, во-первых, национальные меньшинства и, во-вторых, некоторые группы иммигрантов.
  Национальные меньшинства, имеющиеся в ряде государств Европы, издавна живут в них и, как правило, либо двуязычны, либо вообще перешли на язык основного населения страны. Правда, большая часть из меньшинств расселена достаточно компактно, и это несколько задерживает их ассимиляцию. Часть интеллигенции малочисленных народов предпринимает меры, содействующие сохранению этносами языковой и этнокультурной самобытности, что также ограничивает скорость ассимиляционных процессов.
  На интенсивность ассимиляции воздействует проводимая в данной стране политика по национальному вопросу. Во Франции, например, государство придерживается установки, что все коренное население страны принадлежит к одной нации и фактически не признает самого существования национальных меньшинств, считая их областными группами французского народа, говорящими на своих особых языках.
  Такая политика форсирует процесс ассимиляции, и меньшинства в своем большинстве довольно быстро сокращаются в числе. Еще более жесткую политику в отношении национальных меньшинств проводила франкистская Испания (там даже запрещалось использовать местные языки), однако после ликвидации тоталитарного режима положение в стране резко изменилось, и, как отмечалось выше, национальные области получили значительную автономию, что, конечно, способствует сохранению языка и культуры национальных меньшинств.
  Сурово обходились с нацменьшинствами (особенно с наиболее крупными из них) прежние режимы в Румынии и Болгарии. В Болгарии в 1984 г. турки вообще были объявлены говорящими на турецком языке болгарами (кроме того, им были принудительно присвоены болгарские имена). Однако с падением тоталитарных режимов в этих странах попытки насильственной ассимиляции нацменьшинств были оставлены.
  В той или иной мере естественной ассимиляции подвергается подавляющее большинство нацменьшинств европейских стран. Так, расселенные в северных районах Норвегии, Швеции и Финляндии саамы (лопари) постепенно ассимилируются основным населением этих государств.
  В Великобритании живущие на крайнем севере гэлы быстро теряют свой родной язык и сливаются с основным, ныне англоязычным населением Шотландии, а часть уэльсцев постепенно "растворяется" среди англичан.
  Основные этносы Нидерландов, Германии и Дании ассимилируют живущих по побережью Северного моря фризов, причем в Дании этот процесс уже полностью завершен. Голландцы, кроме того, ассимилируют фламандцев.
  Во Франции не без влияния специфической государственной политики по национальному вопросу ассимиляция местных национальных меньшинств — бретонцев, фламандцев, эльзасцев, каталонцев и корсиканцев - идет довольно быстро. Вместе с тем среди части корсиканцев получило развитие националистическое движение, что несколько замедлило ассимиляционный процесс на о-ве Корсика.
  В Германии проживающие на востоке славяноязычные лужичане уже в течение многих веков постепенно ассимилируются окружающим немецким населением.
  В Италии ассимиляцией затронуты близкие к итальянцам сардинцы (некоторые исследователи считают, что они уже стали этнографической группой итальянского народа), говорящие на ретороманских диалектах фриулы и ладины, расселенные среди фриулов немецкоязычные саури, издавна живущие в Южной Италии албанцы и греки, так называемые молизанские хорваты, тоже давно переселившиеся в Италию, в историческую область Молизе, французы из области Валле- д'Аоста и каталонцы из города Альгеро на северо-западе о-ва Сардиния. Менее подвержено ассимиляции немецкоязычное население Южного Тироля, а также хорваты и словенцы, живущие в пограничных с Хорватией и Словенией районах. Наоборот, пантеллерийцы (жители о-ва Пантеллерия в Средиземном море), прежде говорившие на одном из диалектов арабского языка, полностью перешли на итальянский язык и влились в состав итальянского народа.
  В Швейцарии постепенно переходит на немецкий язык и сливается с германошвейцарцами ретороманское население (романши и ладины) кантона Граубюнден (Гриджоне).
  В Польше говорящие на особом языке и еще недавно составлявшие отдельную этническую общность кашубы уже почти полностью ассимилированы поляками.
  В Хорватии близки к полной ассимиляции хорватами романоязычные истрорумыны.
  В Югославии (Республике Сербии) наблюдается начальная стадия ассимиляции романоязычных аромун сербами.
  В Европе идет также дальнейшая внутриэтническая консолидация уже сложившихся европейских наций. Это особенно хорошо заметно там, где процесс сложения народа завершился не так уж давно. Например, в Германии все более стираются различия между такими субэтническими группами немецкого этноса, как баварцы, швабы, тюринги, саксонцы и др. Немцы Северной Германии, говорящие на особом нижненемецком языке, близком к голландскому, ныне практически сплошь двуязычны и в совершенстве владеют верхненемецким языком, давно ставшим литературным языком для всех немцев.
  В Италии все сильнее сближаются между собой прежде заметно различавшиеся в культурном и языковом отношении пьемонтцы, ломбардийцы, лигурийцы, венецианцы, романьоли, тосканцы, неаполитанцы, апулийцы, калабрийцы, сицилийцы и другие субэтнические группы итальянцев.
  Во Франции на юге страны французский язык все более вытесняет ранее господствовавший там окситанский, или провансальский, который пока еще достаточно широко распространен в сельской местности.
  Процессы этнической консолидации характерны и для некоторых других европейских народов.
  Гораздо осторожнее нужно говорить о наличии или отсутствии в европейских странах межэтнической интеграции. Некоторые прежде делавшиеся исследователями предположения о начале межэтнической интеграции в рамках ряда европейских многонациональных государств (Бельгия, Чехословакия, Югославия) дальнейшее развитие событий не подтвердило. С достаточным основанием можно утверждать лишь о начале межэтнической интеграции в пределах швейцарского государства.
  Все отмеченные выше протекающие в Европе этнические процессы относятся к процессам этнического объединения. Что же касается процессов этнического разделения, то они в настоящее время для европейских стран не характерны, хотя прежде и имели место. Так, процессом этнической сепарации было обусловлено появление таких скандинавских этносов, как фарерцы и исландцы, ведущих свое происхождение от группы норвежцев, переселившихся на необитаемые тогда Фарерские о-ва и в Исландию в IX-X вв.
  Этническая сепарация, вызванная политическим отчленением части этнического массива, привела к появлению таких этносов, как эльзасцы и корсиканцы, обособившиеся соответственно от немцев и итальянцев.

 
© www.txtb.ru