Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Глава 9. Этнодемографические процессы в Российской Федерации

  Анализ путей этнодемографического развития страны невозможен без предварительного ознакомления с этническим составом ее населения.
  Всего в России (площадь 17,1 млн км2) на 1 января 1994 г. проживало 148 млн человек. Этническая структура населения России очень сложна. В материалах последней переписи населения Российской Федерации 1989 г. было выделено 128 народов (как и во всем бывшем СССР). Однако эта цифра не определяет действительного числа живущих в стране этносов. С одной стороны, в материалах переписи приведены данные о 18 малочисленных национальных группах численностью менее 1 тыс. человек, которые не принадлежат к коренному населению России и не образуют компактных этнических массивов (афганцы, словаки, караимы, дунгане, итальянцы, японцы и др.). С другой стороны, в переписных материалах не выделены и включены в состав более крупных этносов по меньшей мере 28 коренных народов (16 малочисленных этносов Дагестана, в том числе 13 андо-цезских народов, арчинцы, кубачинцы и кайтагцы; живущие в Краснодарском крае шапсуги; расселенные в Европейской части России водь, бесермяне и нагайбаки; обитающие на Алтае и в других районах Сибири тубалары, кумандинцы, челканцы, телеуты и чулымцы; живущие на Дальнем Востоке алюторцы, кереки и тазы).
  Таким образом, в Российской Федерации живет, если не считать совсем малочисленных некоренных национальных групп, 137 народов.
  Наиболее высок удельный вес в населении России народов индоевропейской языковой семьи. Особенно многочисленна в ней славянская группа, к которой относится основной народ страны - русские, очень близкие к ним по языку и культуре украинцы и белорусы, а также поляки, чехи, болгары, сербы. К балтийской группе индоевропейской семьи принадлежат литовцы и латыши, к германской- немцы, к романской - молдаване и румыны, а также обосновавшиеся в России испанцы и кубинцы, к греческой - греки, к иранской - осетины, горские евреи (часть из них назвала себя при проведении переписи татами), курды, таджики, среднеазиатские (бухарские) евреи, персы, к индоарийской - цыгане, к армянской - армяне. Особое положение в языковом отношении занимают евреи, родным языком которых был близкий к немецкому идиш, а ныне стал по большей части русский (идиш, по данным переписи 1989 г., считало своим родным языком только 9% живущих в России евреев).
  Вслед за народами индоевропейской семьи идут по численности этносы алтайской семьи, представленной тюркской, монгольской, тунгусо-маньчжурской и корейской группами. К тюркской группе относятся татары, нагайбаки (говорящие на татарском языке, но придерживающиеся православия), крымские татары, башкиры, балкарцы, карачаевцы, кумыки, ногайцы, казахи, каракалпаки, киргизы, азербайджанцы, турки, гагаузы, туркмены, узбеки, уйгуры, алтайцы, тубалары, кумандинцы, челканцы, телеуты, чулымцы, шорцы, хакасы, тувинцы, тофа- лары, якуты, долганы, чуваши, к монгольской группе - буряты, халха- монголы, калмыки, к тунгусо-маньчжурской группе - эвенки, эвены, негидальцы, нанайцы, ульчи, ороки, орочи, удэгейцы и близкие к ним по происхождению тазы, к корейской группе - корейцы.
  Немало в России и народов уральско-юкагирской языковой семьи, подразделяющейся на финно-угорскую, самодийскую и юкагирскую группы. Наиболее многочисленна среди них финно-угорская группа. К ней принадлежат карелы, финны (в основном так называемые ин- германландцы), ижорцы, эстонцы, водь, вепсы, саамы, марийцы, мордва, удмурты, бесермяне (говорящие на удмуртском языке, но отличные от удмуртов по происхождению), коми, коми-пермяки, манси, ханты, венгры. Самодийскую группу образуют ненцы, энцы, нганасаны, селькупы, юкагирскую - юкагиры и чуванцы (чуванцы прежде говорили на языке, очень близком к юкагирскому, но затем перешли либо на русский, либо на чукотский).
  Северокавказская языковая семья ограничена территорией Северного Кавказа. Она делится на абхазско-адыгскую и нахско-дагестанскую группы. В первую входят кабардинцы, черкесы, адыгейцы и шапсуги (иногда эти четыре близких этноса считают единым народом), абазины и абхазы, во вторую - чеченцы (включая аккинцев), ингуши, аварцы, 13 андо-цезских народов (андийцы, ботлихцы, годоберинцы, кванадинцы, или багулалы, ахвахцы, каратинцы, тиндинцы, чамалинцы, цезы, гинухцы, хваршинцы, бежтинцы, гунзибцы), арчинцы, лакцы, даргинцы, кубачинцы, кайтагцы, табасараны, лезгины, агулы, рутульцы, цахуры, удины.
  Остальные языковые семьи невелики по численности. К чукотско- камчатской языковой семье относятся чукчи, коряки, алюторцы (алюторцев иногда считают этнографической группой коряков), кереки и ительмены, к эскимосско-алеутской - эскимосы и алеуты, к картвельской - грузины и грузинские евреи, к афразийской (семито-хамитской) - ассирийцы и арабы, к сино-тибетской - китайцы, к австроазиатской - вьетнамцы.
  Два народа России - кеты и нивхи - говорят на изолированных языках.
  Основной народ России - русские - насчитывали, по данным переписи 1989 г., 120 млн. Это составило 81,5% от общего числа жителей Российской Федерации, равного в год переписи 147 млн человек.
  Доля других народов в общем населении страны намного ниже (см. табл. 6).
  Перечисленные 36 народов численностью 100 тыс. человек и более в целом составили в 1989 г. свыше 17% населения России. Оставшиеся 100 небольших по численности этносов вместе с совсем малочисленными национальными группами численностью менее 1 тыс. человек образуют лишь немногим более 1% населения страны. Однако и среди этих этносов различия в численности очень большие: наряду с народами, насчитывающими по несколько десятков тысяч человек (поляки, табасараны, греки, хакасы, балкарцы, ногайцы, литовцы, алтайцы, черкесы и др.), есть и народы численностью всего в несколько сот человек (орочи, тофалары, алеуты, негидальцы, ороки, энцы и др.).
  Столетия совместного проживания в одной стране привели к тому, что многие народы России живут вперемежку друг с другом. Тем не менее во всех без исключения крупных регионах Российской Федерации (Северном, Северо-Западном, Центральном, Центрально-Черноземном, Волго-Вятском, Поволжском, Уральском, Северо-Кавказском, ЗападноСибирском, Восточно-Сибирском, Дальневосточном) подавляющее большинство населения - русские. В краях и областях РФ русские составляют от 72 (Астраханская, Оренбургская и Магаданская области) до 97% населения (Курская, Орловская, Тамбовская и Липецкая области). Русским принадлежит большинство населения и во всех, кроме двух (Коми-Пермяцкого и Агинского Бурятского) автономных округах, а также в Еврейской автономной области. Русские образуют абсолютное большинство населения также в 9 из 21 республики, входящей в состав РФ (в Хакасии, Карелии, Бурятии, Адыгее, Мордовии, на Алтае, в Удмуртии, Коми, Саха) и относительное большинство в трех республиках (в Марий Эл, Карачаево-Черкесии и Башкортостане)2.
  В некоторых национально-территориальных образованиях русские составляют подавляющее большинство населения. Например, в Еврейской автономной области доля русских - 83%, в Республике Хакасия- 79, Республике Карелия - 74, Республике Бурятия - 70%.
  К числу относительно крупных народов, достаточно компактно расселенных, относятся также тувинцы (доля концентрации в своей республике - 96%), якуты (96%), кабардинцы (94%), аварцы (91% в

Таблица 6. Народы Российской Федерации, насчитывающие свыше 100 тыс. человек (кроме русских)

Таблица 6. Народы Российской Федерации, насчитывающие свыше 100 тыс. человек (кроме русских)

Дагестане), балкарцы (90%), калмыки (88%), коми (87%), лакцы (86% в Дагестане), карачаевцы (86%), алтайцы (85%), кумыки (84% в Дагестане), табасараны (84% в Дагестане), осетины (83%), чеченцы (82% в неразделенной тогда еще Чечено-Ингушетии), хакасы (80%), лезгины (79% в Дагестане), даргинцы (79% в Дагестане), черкесы (79%), адыгейцы (78%), ингуши (76% в Чечено-Ингушетии).
  Таким образом, высокая доля концентрации на своей исходной территории свойственна прежде всего народам Северного Кавказа, что связано с относительно поздним вхождением этого региона в состав России.
  Из народов, имеющих свои республики, невысокая доля концентрации населения в своем национально-государственном образовании характерна для мордвы (29%), татар (32%), марийцев (50%) и чувашей (51%), т.е. для этносов Поволжья, отличающихся крайней дисперсностью расселения. Такая дисперсность обусловлена давним освоением русскими этой территории, а также значительной миграционной подвижностью поволжских народов.
  Чрезвычайно низка доля концентрации в своем национально-территориальном образовании евреев (1,7% в Еврейской автономной области, при 33% в Москве и 20% в Санкт-Петербурге), что убедительно свидетельствует об искусственном характере этого образования.
  Что касается малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, имеющих свои автономные округа, то степень концентрации их в этих образованиях заметно колеблется. Так, если 87% ненцев сосредоточено в трех ненецких округах (один из них у ненцев общий с другим этносом), то в Эвенкийском автономном округе сконцентрировано лишь около 12% эвенков; у большинства же народов доля лиц, проживающих в своих округах, составляет 75-80%. Однако удельный вес малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в общем населении округов, названных по их имени, невысок: от 1,4% в Ханты-Мансийском автономном округе до 16% в Корякском.
  Высокой рассредоточенностью населения отличаются большинство народов, не имеющих своих национально-государственных и национально-территориальных образований. Первое место здесь принадлежит, безусловно, цыганам, что связано с их кочевническими традициями. Проживая во всех административно-территориальных образованиях России, они нигде не образуют сколько-нибудь значительного процента населения. Выше всего их доля в населении Ставропольского края, но и там она составляет лишь 0,5%.
  Дисперсно расселены и такие национальные группы, как немцы, поляки, корейцы. Например, немцы, хотя и образуют более или менее крупные группы в ряде областей и краев Западной и Восточной Сибири, Урала, однако даже в двух районах самой высокой концентрации немецкого населения - Омской области и Алтайском крае - сосредоточено соответственно только 16 и 15% всех немцев России. В Омской области они составляют лишь немногим более 6% общего населения, в Алтайском крае — около 5%.
  Поляки также разбросаны по многим областям России, причем наиболее крупные их группы имеются в Санкт-Петербурге (8% всего польского населения РФ), Москве (7%) и Калининградской области (около 5%). Однако даже в районах своего преимущественного сосредоточения поляки образуют в общем населении лишь десятые и сотые доли процента.
  Корейцы при общей дисперсности своего расселения, все же сконцентрированы по большей части в двух регионах страны: на Дальнем Востоке и Северном Кавказе. В Сахалинской области живет 33% всех российских корейцев, и они составляют там 5% населения.
  Довольно компактные этнические массивы образуют проживающие в России греки (в Краснодарском и Ставропольском краях) и финны (в Республике Карелия и Ленинградской области). В то же время представители некоторых других европейских народов (болгары, румыны, венгры и т.д.) расселены по территории страны весьма разбросано. Дисперсный характер расселения свойствен живущим в России гагаузам, ассирийцам, курдам.
  Малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока, не имеющие своих автономий (эвены, шорцы, нанайцы, нивхи, селькупы, ульчи, ительмены, удэгейцы, саамы, эскимосы, чуванцы, нганасаны, юкагиры, кеты, тофалары, орочи, алеуты, негидальцы, ороки, энцы, телеуты, чулымцы, алюторцы, кереки, тазы), расселены достаточно компактными этническими массивами, хотя в большинстве случаев каждый этнос образует по несколько территориально разобщенных этнических массивов.
  Дисперсное расселение характерно и для проживающих в России представителей ряда основных этносов бывших союзных республик СССР. Украинцы, являющиеся третьей по численности этнической группой РФ, имеются в более или менее значительном числе почти во всех областях, краях и республиках. Наиболее высока доля украинцев в населении Магаданской (15%), Мурманской (9%), Тюменской областей (8%), Республики Коми (8%), Приморского края (8%), Калининградской области (7%), Республики Саха (7%), Амурской области (7%), Хабаровского края (6%), Белгородской области (5%). Некоторая "приуроченность" украинского населения к суровым, северным районам была обусловлена как интенсивной вольной миграцией с Украины на заработки, так и имевшим место в прошлом насильственным переселением в места ссылки.
  Широко (хотя и не в такой степени, как украинцы) расселены по территории России белорусы. Самая значительная белорусская группа - в Санкт-Петербурге, а наиболее высокий удельный вес белорусов в населении Калининградской области (8%) и Республики Карелия (7%).
  Дисперсное расселение свойственно и живущим в Российской Федерации грузинам, узбекам, киргизам и таджикам.
  Живущие в России казахи, в отличие от предыдущих национальных групп, в основном тяготеют к пограничным с Казахстаном областям: Астраханской (20% всех казахов в России и 13% всего населения области), Оренбургской (соответственно 18 и 5%), Омской (12 и 4%), Саратовской (12 и 3%) и др.
  Довольно компактно расселены армяне, сосредоточенные преимущественно на Северном Кавказе: в Краснодарском крае (32% всех армян в России и 4% населения края), Ставропольском крае (соответственно 13 и 3%), Ростовской области (12 и 1,5%) и т.д.
  Азербайджанцы живут в разных регионах России, однако лишь в Республике Дагестан они образуют компактный этнический массив (22% всех азербайджанцев в России и 4% населения республики).
  Некоторые народы, ранее имевшие союзные республики в составе СССР, - молдаване, литовцы, латыши, эстонцы, туркмены, хотя и образуют в ряде районов России небольшие компактные этнические массивы (молдаване - в Ростовской области и Краснодарском крае, прибалтийские народы - в Красноярском крае и Омской области, туркмены - в Ставропольском крае), однако в основной своей части расселены дисперсно.
  Знакомство с этнической структурой населения России и расселением ее народов позволит лучше понять направленность и темпы идущих в ней демографических, миграционных и этнических процессов.
  Однако перед тем, как перейти к характеристике этих процессов, рассмотрим динамику численности разных народов, проживающих в Российской Федерации, за 30-летний период. Этот обзор будет иметь в известной мере формально-статистический характер, так как глубинные причины, вызвавшие эту динамику, можно выявить лишь после анализа конкретных демографических, миграционных и этнических процессов.
  Численность всего населения России увеличилась за 30-летие между переписями 1959 и 1989 гг. в 1,25 раза (с 117,5 млн до 147,0 млн), однако темпы роста численности разных народов страны были весьма различными.
  По темпам прироста за рассматриваемый 30-летний период все народы России можно поделить на две основные группы: имеющие прирост более высокий, чем средний показатель по стране, и имеющие прирост ниже среднего показателя.
  Прирост русских был немного ниже среднего по России - их численность увеличилась в 1,2 раза, что привело к уменьшению доли основного народа страны в общем населении республики с 83,3 до 81,5%. Близкий к русским прирост (примерно в 1,2 раза) имели чуваши, удмурты, коми, ханты, эвенки и корейцы, несколько более низкий (в 1,1 раза) - три малочисленных народа: шорцы, кеты и орочи. Немцы, коми-пермяки и саамы почти не увеличились в численности, а ряд живших в России этнических общностей - мордва, карелы, вепсы, селькупы, поляки и евреи — уменьшились в своем числе. Причины этого уменьшения были различными, и о них будет сказано ниже.
  Немного выше среднего (в 1,3 раза) прирост был в данный период у украинцев, марийцев, манси, нивхов. Прирост в 1,4 раза имели татары, башкиры, белорусы, хакасы, удэгейцы, коряки, чукчи. В 1,5 раза увеличилось число цахуров, тофаларов, ненцев, нанайцев, эскимосов, ульчей, в 1,6 раза- осетин, адыгейцев, калмыков, алтайцев, якутов, алеутов, в 1,7 раза- бурят, долган, казахов, в 1,8 раза- черкесов, лакцев, нганасан, в 1,9 раза- кабардинцев, эвенов. Почти вдвое возросла численность греков и ногайцев. Наконец, очень высокий прирост (в 2 раза и более), по данным переписей 1959 и 1989 гг., был у тувинцев, армян, кумыков, карачаевцев, цыган, аварцев, ительменов, балкарцев, лезгин, грузин, даргинцев, юкагиров, табасаранов, агулов, молдаван, рутульцев. Еще больше возросла численность чеченцев и ингушей (более чем в 3 раза), узбеков и азербайджанцев (более чем в 4 раза!).
  Не торопясь с детальным анализом приведенных данных, который будет сделан ниже, ограничимся пока лишь несколькими предварительными выводами. Так, уменьшение численности характерно прежде всего для народов, которые выделяются дисперсным расселением. Невысокий прирост, помимо русских, других восточнославянских народов, был свойствен также народам Поволжья. У большей части народов Сибири и Дальнего Востока, вопреки бытующим представлениям об их вымирании, по данным переписи, наблюдался не очень высокий, но достаточно стабильный прирост; правда, полностью полагаться на эти сведения нельзя, так как наличие льгот для северных народов ведет к тому, что к ним нередко причисляют себя лица, не имеющие на то должных оснований. Исключительно высокий прирост характерен для большинства этносов Северного Кавказа вследствие высокой рождаемости (правда, более чем трехкратное увеличение чеченцев и ингушей связано и с другой причиной - с возвращением на родину некоторых до того не вернувшихся семей, незаконно депортированных Сталиным в Казахстан и другие республики). Что же касается более чем четырехкратного увеличения численности в России узбеков и азербайджанцев, то оно обусловлено миграцией представителей этих народов в российские города.
  Как известно, на динамику численности народов воздействуют демографические, миграционные и этнические процессы.
  Демографическая ситуация в России в конце XIX в. отличалась очень высокой рождаемостью (около 50%), высокой смертностью (более 30%) и большим по сравнению со странами Европы естественным приростом (около 20%). Очень высокая рождаемость была обусловлена повсеместно распространенными ранними браками и почти полным отсутствием планирования размеров семьи. Заметной дифференциации рождаемости по этническому признаку не было.
  Уровень же смертности у разных народов заметно варьировал, и эти различия в первую очередь были вызваны сильной дифференциацией в показателях младенческой смертности. Повышенная младенческая смертность наблюдалась у русских, что было связано с распространенным на селе обычаем давать ребенку едва ли не с рождения наряду с материнским молоком жеваный хлеб, кашу и другую пищу, что оборачивалось частыми желудочными заболеваниями. У мусульманских же народов новорожденного ребенка кормили только грудью, причем период грудного вскармливания был у них довольно большим, что определяло более низкий уровень младенческой смертности.
  В первое десятилетие XX в. рождаемость несколько снизилась (до 45% в 1913 г. в Европейской части России). Немного понизился и уровень смертности (до 27%), что частично объясняется уменьшением рождаемости и связанным с ним некоторым уменьшением доли младенческой смертности, а также успехами в борьбе с эпидемиями.
  В дальнейшем большое снижение рождаемости (до 25%) было обусловлено первой мировой войной, причем одновременно резко возросла смертность. Такая тенденция продолжалась в последующие годы и была сопряжена с огромными потерями, вызванными гражданской войной, вспыхнувшими эпидемиями тифа и испанки, засухой. С октября 1917 г. до начала 1923 г. численность населения страны непрерывно падала как из-за резко повысившейся смертности, так и из- за эмиграции. В 20-3 0-е годы рост смертности был связан с гибелью людей во время коллективизации, не учитывавшей возможности страны форсированной индустриализации, а также из-за катастрофической засухи 1932-1933 гг. Миллионы жизней унесли массовые репрессии. По некоторым данным, в 1933 г. уровень смертности в России стал самым высоким в мире. Рост смертности сопровождался и снижением рождаемости. В результате резко упал естественный прирост.
  Снижение рождаемости было особенно характерно для русских, живших в промышленно развитых районах страны, несколько в меньшей степени - для украинцев. У народов Поволжья, меньше охваченных индустриализацией и урбанизацией, снижение уровня рождаемости было менее значительным. Довольно высокая рождаемость сохранялась также на Северном Кавказе, в Сибири, на Дальнем Востоке. На Северном Кавказе это было связано со стойко державшимися традициями ранних браков и многодетности. В Сибири и на Дальнем Востоке высокая рождаемость может быть объяснена относительно молодым составом населения, что в, свою очередь, обусловливалось постоянным притоком мигрантов.
  Огромные потери населению России нанесла вторая мировая война. Только прямые потери составили 16 млн. человек, вместе же с косвенными (резким уменьшением уровня рождаемости и увеличением уровня смертности гражданского населения) общие потери от войны достигли 45 млн человек.
  В первые послевоенные годы в России, как и повсюду в воевавших странах, происходило компенсационное повышение рождаемости, захватившее и начало 50-х годов.
  В те же годы наблюдалось еще более заметное снижение смертности, что привело к существенному увеличению естественного прироста. Наибольшим он был в Азиатской части Российской Федерации, наименьшим - в сильнее всего затронутых войной западных и центральных областях Европейской части.
  Однако со второй половины 50-х годов уровень рождаемости начал постепенно снижаться. Особенно существенным это снижение стало в 60-е годы. Одновременно проявилась тенденция к стабилизации и даже к некоторому повышению уровня смертности. Все это привело к уменьшению естественного прироста. Снижение рождаемости в 60-е годы объясняется тем, что в этот период в брачный возраст вступили поколения военных лет (1942-1945 гг.), численность которых сильно уступала предыдущим. Сказалось также все более практикующееся внутрисемейное планирование детности. В первую очередь отмеченная тенденция проявилась у русских, украинцев, некоторых народов Поволжья (мордвы, марийцев) и осетин. В то же время рождаемость у чеченцев, ингушей, даргинцев, лезгин, калмыков сохранялась на очень высоком уровне, относительно высокой была рождаемость у якутов и тувинцев. Примерно "серединное" положение по рождаемости занимали в конце 50-х - начале 60-х годов башкиры и некоторые народы Северного Кавказа, например, кабардинцы и аварцы. Говоря о демографическом поведении большинства коренных народов Сибири и Дальнего Востока, надо учитывать, что сведения об этих народах очень скупы и часто несовершенны. Однако можно предположить, что в те годы у них была как повышенная рождаемость, так и повышенная смертность (особенно младенческая) при среднем уровне естественного прироста.
  Стабилизация и даже некоторое повышение уровня смертности в России было обусловлено в первую очередь изменением возрастной структуры населения - его "постарением" - при одновременном исчерпании резервов снижения смертности за счет эпидемиологической революции. Известную роль в повышении смертности, вероятно, сыграло и все более широкое распространение алкоголизма.
  В последующие десятилетия основные демографические тенденции в целом сохранились. Некоторое же увеличение рождаемости в начале 80-х годов было обусловлено прежде всего тем обстоятельством, что в это время в репродуктивный период вступили когорты женщин 50-х годов рождения, отличавшиеся своей многочисленностью. С конца же 80-х годов вновь начинается заметный спад рождаемости, продолжающийся и поныне. На падение уровня рождаемости влияет как неблагоприятная возрастная структура населения, так и тяжелое экономическое положение. В 1992 г. коэффициент смертности (12,2%) даже превысил коэффициент рождаемости (10,7%), что свидетельствует о возможном начале депопуляции3. Причем уровень рождаемости основного народа России - русских - ниже, чем этот показатель у большинства других народов страны. В 1989 г. русские, составляя 81,5% населения республики, давали лишь 75% всех рождений. Печальна в РФ и ситуация с показателем младенческой смертности - 24 умерших в возрасте до одного года на тысячу родившихся, т.е. этот коэффициент в России в 3-4 раза выше, чем в странах Западной Европы.
  Тревожит и такой демографический показатель, как средняя продолжительность жизни, обнаруживающий тенденцию к снижению. Впервые проявившись в конце 60-х годов (у мужчин средняя продолжительность жизни начала сокращаться с 1966 г., у женщин - с 1968 г.), эта тенденция не преодолена до сих пор. Достигнув беспрецедентно низкой отметки к концу 70-х годов (61,5 года у мужчин и 73,2 года у женщин), этот показатель в середине 80-х годов, в период проведение антиалкогольной кампании, несколько повысился. Однако затем вновь продолжалось его снижение. В 1993 г. средняя продолжительность жизни россиян едва превышала 66 лет. Этот показатель на 5-10 лет ниже, чем в развитых странах Запада. Неприятной демографической особенностью России является то, что для нее характерен один из самых высоких в мире разрывов между средней продолжительностью жизни у мужчин и женщин. Жизнь мужчин в нашей стране в среднем более чем на 10 лет короче, чем жизнь женщин, тогда как по миру в целом этот разрыв составляет 3 года. И еще одна, весьма специфическая особенность России: в отличие от большинства других стран мира в ней средняя продолжительность жизни в городах выше, чем в сельской местности, что связано с тяжелыми условиями труда и быта в деревне.
  Показатели средней продолжительности жизни варьируют у разных народов. Средняя продолжительность жизни русских ниже, чем средняя продолжительность жизни в целом по России. Показатели средней продолжительности жизни у татар и немцев идентичны соответствующему показателю у русских. Во входящих в состав РФ республиках, кроме Калмыкии, этот показатель несколько выше, чем в целом по России. Однако такого рода данным полностью доверять нельзя, так как в некоторых республиках из-за несовершенства учета постоянно происходит недорегистрация смертных случаев. Низкие показатели продолжительности жизни отмечаются и у некоторых коренных народов Севера, хотя серьезных научных исследований, которые смогли бы внести полную ясность в демографическую ситуацию, существующую в данном регионе, к сожалению, пока не проводилось. Одной из основных причин высокой смертности и низкого показателя продолжительности жизни у некоторых северных народов является алкоголизм.
  Снижение показателей средней продолжительности жизни народов в России вызвано "омоложением" смертности (впрочем, одновременно с этим за счет сильного сокращения рождаемости наблюдается увеличение доли лиц пожилого возраста). Возрастные же характеристики смертности зависят прежде всего от качества жизни населения. Продолжительность жизни больше у людей с более высоким культурным и образовательным уровнем, так как они более рационально относятся к своему здоровью. Показательно, например, что смертность детей у матерей с высшим образованием в 2 раза ниже, чем соответствующий средний показатель по России. На здоровье населения и соответственно на продолжительность жизни непосредственное влияние оказывает также экологическая обстановка в местах обитания. В сильно загрязненных индустриальных районах на юге Сибири состояние здоровья населения очень плохое. На продолжительности жизни сказывается и то, насколько тот или другой народ приспособлен к жизни в данных природных условиях. Например, интенсивные миграции русских привели к тому, что некоторые из переселенцев оказались расселенными в районах, сильно отличающихся по природно-климатическим условиях от исходных мест обитания, что отразилось на показателе смертности: смертность русских в Сибири выше, чем в европейских областях.
  Как известно, основными причинами смертей ныне являются сердечно-сосудистые и онкологические заболевания, которые в последнее время все более "молодеют". Повышает смертность учащающийся производственный и бытовой травматизм, тесно связанный с распространением алкоголизма и плохим состоянием техники безопасности. Для этнодемографического анализа наибольший интерес представляет "этническая избирательность" болезней, обусловленная в основном особенностями питания. Так, у тюркских народов самый высокий в России уровень заболеваемости раком пищевода. У якутов, например, широкое распространение рака пищевода связано с постоянным употреблением в пищу замороженной рыбы, политой уксусом и посыпанной перцем.
  Для структуры населения России характерна диспропорция полов.
  В 1991 г. мужчины составляли лишь 47% населения РФ. Это еще дающие о себе знать последствия войны (естественно, что мужчин погибло во время нее значительно больше, чем женщин) и следствие большей продолжительности жизни женщин. Поэтому диспропорция полов характерна только для старших возрастов. В возрастных группах до 35 лет численность мужчин и женщин примерно равна. У разных народов соотношение мужчин и женщин неодинаково. У большинства этносов России женщины численно преобладают над мужчинами. Мужчин больше, чем женщин, у живущих в России азербайджанцев, узбеков, таджиков, туркмен, каракалпаков, уйгуров, турок-месхетинцев, курдов, лезгин, ингушей, ассирийцев, энцев. Преимущественно это мусульманские народы, кроме того, большинство из них не являются коренными жителями РФ. Хорошо известно, что для исламских стран и народов очень характерно преобладание мужчин. Диспропорция полов в пользу мужчин обычно свойственна и мигрантам.
  Миграционные процессы оказывают на динамику численности народов и на изменение этнического состава населения России еще большее влияние, чем различия в уровне естественного прироста. В начале XX в. переселение в основном шло в восточные слабо освоенные районы Российского государства, в результате чего в Сибири неуклонно росла доля русского населения. В Сибирь мигрировали также жители некоторых нерусских регионов страны, например Украины и Прибалтики. Значительное переселение из западных губерний России было связано с первой мировой войной, когда население эвакуировалось из прифронтовых областей. Эмиграция для России начала XX в. не была особенно характерной.
  Резкое усиление как внутренних, так и внешних миграций произошло после 1917 г. Так, огромные передвижки населения были связаны с гражданской войной. Кроме того, вскоре после установления советской власти были созданы первые звенья будущего ГУЛАГа (Соловецкие о-ва и др.), куда стали направлять потоки репрессированных. Резко усилилась эмиграция: большие группы населения выехали за границу, спасаясь от гражданской войны и боясь быть репрессированными. Значительное число лиц, и в том числе цвет русской интеллигенции, был насильственно выселен из страны. В этих вынужденных миграциях за рубеж участвовали представители самых разных народов, но прежде всего русские и украинцы. В период раскулачивания и проведения коллективизации было депортировано (в основном в Сибирь) около 10 млн крестьян. В связи с проводимой политикой ускоренной индустриализации страны началось массовое переселение из сельской местности в города (в том числе во вновь основанные), в результате чего сильно повысился процент городского населения. В 20-3 0-е годы в Казахстане, Средней Азии, Сибири и на Дальнем Востоке началось интенсивное строительство промышленных предприятий, и потребность в квалифицированных кадрах для работы на них вызвало массовые миграции русского населения в соответствующие регионы.
  В 30-е годы достигли своего апогея массовые репрессии: огромное число людей было этапировано в лагеря на север и восток страны. С этого же периода начали осуществляться депортации целых народов, изгонявшихся с территорий своего проживания.
  В марте 1930 г репрессиям подверглись финны-ингерманландцы (савакот и эвримейсет), жившие в Карельской АССР и Ленинградской области. Многие из них были причислены к "кулакам и подкулачникам", другие же перед финской войной квалифицированы как "ненадежный контингент вблизи границы". И первые и вторые были отправлены в лагеря или высланы в район Хибинских гор на Кольском полуострове, на Урал, в Сибирь, на Сахалин, в закаспийские районы. Репрессии против финнов, еще оставшихся в Ленинградской области и служивших в армии, продолжались и в годы воины. В 1942 г. были приняты указы "Об изъятии из действующей армии военнослужащих финской национальности и переводе их в рабочие колонны НКВД" (т.е. в концлагеря) и "Об обязательной эвакуации немецкого и финского населения из пограничных районов Ленинграда". Однако всех вывезти не успели, и 63 тыс. финнов-ингерманландцев, после того как район их расселения был оккупирован немецкими войсками, были переселены в Финляндию. Подавляющее их большинство (55 тыс. человек) после войны вернулись в СССР. Однако в родные деревни их не пустили, а расселили небольшими группами в Новгородской, Ярославской, Псковской и других областях.
  В августе 1937 г., в соответствии с поставленной И.В. Сталиным задачей о "зачистке приграничной территории от неблагонадежных элементов", из Хабаровского и Приморского краев, Читинской области и Бурят-Монгольской АССР было выслано в Казахстан и Среднюю Азию свыше 70 тыс. корейцев, а в октябре 1937 г. депортации подверглись новые группы корейского населения. Всего за этот период было выслано 120 тыс. корейцев. Несколько позже корейцев вывезли и из Европейской части России. В октябре вместе с корейцами выселили также 8 тыс. китайцев.
  В августе 1941 г. началась депортация немцев из Поволжья, Москвы, Воронежской и Тамбовской областей. В 1942 г. немцев выслали из Краснодарского края и Ростовской области. Всего в 1941-1942 гг. депортации подверглись более миллиона немцев. Большинство их отправили в Алтайский край, Омскую и Новосибирскую области (следует, впрочем, отметить, что немцы жили в некоторых районах Азиатской части России и прежде), а также в Казахстан и Киргизию.
  В 1942 г. наряду с немцами из Краснодарского края и Ростовской области в азиатские районы страны были высланы лица крымскотатарской, румынской и греческой национальности. Депортация греков продолжалась и позже. В 1949 г. они были выселены с Черноморского побережья Кавказа.
  В 1943 г. были изгнаны со своей родины карачаевцы. В 1944 г. с Кавказа в Казахстан и Среднюю Азию были высланы чеченцы, ингуши и балкарцы. В том же году из Ауховского района Дагестана в Казахстан и Киргизию депортировали чеченцев-аккинцев, а на их земли на сильно переселили аварцев и лакцев. В 1943-1944 гг. в Сибирь были высланы калмыки.
  В результате депортаций в Сибири, на Дальнем Востоке, в Коми АССР оказались представители и других народов: литовцы, латыши, эстонцы, молдаване, западные украинцы и западные белорусы.
  В конце 50-х - начале 60-х годов большинство депортированных вернулись в родные края.
  В годы войны большие передвижки населения были связаны с эвакуацией, в ходе которой на восток временно переселились многие жители Украины, Белоруссии, западных районов России. После изгнания немецких войск большая часть эвакуированных возвратилась домой.
  В послевоенные десятилетия произошли массовые миграции из России (прежде всего русских) в другие республики: в Казахстан, среднеазиатские республики, Латвию, Эстонию, Литву, Молдавию. Особенно интенсивный характер такие переселения приняли в 50-60-е годы. Эти миграции были связаны со строительством в указанных выше республиках большого числа новых предприятий, что вызвало острый дефицит рабочей силы. Переселения в Казахстан были в первую очередь обусловлены освоением целинных земель.
  В 70-80-е годы миграции из РФ несколько сократились. Одной из причин этого сокращения была возникшая в самой России нехватка рабочей силы, связанная с изменением возрастной структуры россиян: уменьшением в населении доли молодежи из-за снижения уровня рождаемости. Эти сложности с трудовыми ресурсами в России даже вызвали миграции в обратном направлении. Так, на российские промышленные предприятия стали приезжать выходцы из Средней Азии и Закавказья.
  В послевоенные десятилетия в России продолжались и внутренние миграции населения. В основном они были связаны с переездом сельских жителей в города и с переселением в восточные районы страны, прежде всего в районы месторождений нефти и других полезных ископаемых. Так, число жителей Тюменской области с 1959 по 1990 г. почти утроилось. Еще быстрее росло население Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов (соответственно в 10,5 и 8 раз4).
  В Европейской части России центрами притяжения мигрантов в рассматриваемый период были главным образом Москва и Московская область, Ленинград и его область, Кавказ. В преимущественно же аграрных регионах, в частности в областях, расположенных в Нечерноземной зоне, численность населения уменьшалась.
  В последние годы и особенно после распада СССР направление миграции сильно изменилось. Если раньше главный поток переселенцев устремлялся из России в другие республики, то теперь, наоборот, наблюдается приток русскоязычного населения в РФ. Такой обратный поток русских в Россию связан прежде всего с тем, что в новых независимых государствах, возникших на территории бывшего СССР, зачастую проводится явно дискриминационная политика по отношению к некоренному населению. И этот поток, по-видимому, будет расти. Кроме того, в Россию направляется также мощный поток переселенцев разных национальностей из районов межнациональных конфликтов.
  Только в 1993 г. в страну прибыло 2 млн. беженцев и экономических мигрантов. Это русские, армяне, азербайджанцы, грузины и представители многих других национальностей. По одному из прогнозов, в ближайшие 2 года в Россию прибудет около 4 млн. человек, в том числе из Средней Азии - 3 млн., из Прибалтики - 0,5 млн., с Кавказа - 0,4 млн. Едут в Россию и мигранты (причем многие из них нелегальные) из дальнего зарубежья. В 1993 г. только в Москве нелегально жили около 100 тыс. иностранцев, половину которых составляли китайцы, 15 тыс. - афганцы, 10 тыс. - иракцы, остальные - сомалийцы и представители других национальностей.
  Приток населения из стран ближнего зарубежья мог бы быть еще большим, если бы не кризисное состояние российской экономики, сильно затрудняющее создание нормальных условий жизни для переселенцев и беженцев. Сложная экономическая и политическая ситуация в России, несомненно, останавливает часть потенциальных мигрантов. Следует также учитывать, что крупномасштабное переселение, если к нему не быть подготовленным, может усугубить и без того напряженную обстановку. Однако миграции могут оказать и известное позитивное воздействие на экономику России, увеличив долю ее трудоспособного населения (особенно ценен приток высококвалифицированных специалистов) и улучшив демографическую ситуацию. Для решения проблем переселенцев создана Российская миграционная служба, призванная оказывать помощь беженцам и репатриантам в их обустройстве на новом месте.
  Трудности, переживаемые ныне Россией, а также нерешенность многих национальных вопросов приводят к усилению эмиграции в дальнее зарубежье. Резко возрос начавшийся еще несколько десятилетий назад выезд евреев и немцев, увеличивается эмиграция греков и финнов.
  Шедшие на протяжении последних десятилетий миграции привели к существенным изменениям в расселении народов. На протяжении многих лет росла абсолютная, а вплоть до конца 70-х годов и относительная численность русских, расселенных за пределами РФ. В 1959 г. русских, живших в других республиках СССР, насчитывалось 16 250 тыс. (13,8% их общего числа в СССР), в 1970 г. - 21 270 тыс. (16,5%), в 1979 г. - 23 875 тыс. (17,4%), в 1989 г. - 25 289 тыс. (17,2%). Лишь в самые последние годы по упомянутым выше причинам эта господствовавшая прежде тенденция пошла на убыль, а затем сменилась прямо противоположной.
  На протяжении длительного времени, с одной стороны, увеличивалась численность представителей коренных народов бывших автономных республик, живших за пределами своих национально-государственных образований; с другой стороны, массовые миграции русских на восток привели к тому, что удельный вес коренных народов во многих национально-государственных и национально-территориальных образованиях неуклонно снижался.
  Наряду с демографическими и миграционными процессами важную роль в динамике этнической структуры в РФ играют этнические процессы. Наши исследователи, как отмечалось выше, обычно подразделяют их на две основные типологические группы: этническое объединение и этническое разделение.
  В России в основном распространены этнообъединительные процессы. В прошлом российской истории были известны процессы этнической фузии (один из последних процессов такого рода - слияние нескольких близких по языку и культуре тюркоязычных племенных и территориальных групп в хакасский народ), однако теперь на территории РФ они отсутствуют.
  Зато для России характерна этническая консолидация. Ею затронуты почти все более или менее значительные по численности народы страны. Так, многие из существовавших прежде субэтнических групп русских либо прекратили свое существование (например, однодворцы), либо сильно приблизились в культурном отношении к основной части русского народа (например, поморы, а также ранее сильно обособленные субэтнические группы крайнего северо-востока страны: колым- чане, русские устьинцы, марковцы, камчадалы). Все слабее ощущаются различия между двумя основными субэтническими подразделениями чувашского народа: вирьял и анатри, между северными и южными удмуртами. Идет консолидация и других этносов Поволжья и Урала, народов Северного Кавказа (например, у осетин сплачиваются две основные их субэтнические группы - иронцы и дигорцы), этносов Сибири и Дальнего Востока (консолидируются восточные и западные буряты, разные группы калмыков, чукчей, коряков и т.д.).
  И все же темпы этнической консолидации не столь уж стремительны, как ранее утверждали некоторые исследователи. Так, еще очень далек от завершения процесс консолидации мордовского этноса, два субэтноса которого - мокша и эрзя - говорят на двух родственных, но не взаимопонимаемых языках (при встрече друг с другом представители этих субэтносов вынуждены использовать русский язык). Почти столь же далека от полного завершения и консолидация марийского народа, до сих пор пользующегося двумя разными литературными языками. Консолидацию хантыйского народа также затрудняют сильные языковые отличия. Продолжают сохранять большие хозяйственнокультурные различия северные и южные селькупы, территориально разобщенные друг от друга. Многие народы Сибири и Дальнего Востока до сих пор самоопределяют себя племенными и территориальными названиями.
  В некоторых случаях говорили об этнической консолидации этносов, сама целостность которых вызывает большие сомнения. Таковыми были, например, рассуждения об этнической консолидации якобы окончательно сложившегося татарского этноса, причем в его состав включались, наряду с казанскими татарами и мишарями, также астраханские татары, западносибирские татары, нагайбаки, а иногда даже и крымские татары. В действительности же вопрос о единстве всех татар сложен. Так, нагайбаки четко отделяют себя от татар, что, в частности, показали первичные материалы переписи 1989 г.: подавляющее большинство представителей этой этнической общности не назвали себя татарами, а указали свой собственный этноним. Признания себя самостоятельным этносом требуют и представители западносибирских татар, отличающихся от казанских татар не только своими диалектами, но и антропологическим типом (они более монголоидны). Кроме того, большинство этнических групп татар живет в значительном территориальном отрыве друг от друга, что, безусловно, затрудняет консолидационный процесс. Но даже живущие на смежных территориях казанские татары и мишари не обнаруживают особого взаимо- тяготения.
  Преждевременным было и высказывавшееся в ряде научных работ мнение о почти полной консолидации алтайского народа. Не говоря уже о телеутах, большая часть которых, живя обособленно от алтайцев в Кемеровской области, практически не могла участвовать в консоли- дационном процессе, и три северноалтайские этнические общности - кумандинцы, челканцы, тубалары, которых безоговорочно объединяли в единый этнос с южноалтайскими этническими группами, на самом деле до сих пор сохраняют свое собственное этническое самосознание и по крайней мере первые два из них претендуют на то, чтобы считаться самостоятельными народами.
  Широкое распространение получили в РФ процессы этнической ассимиляции. Объектами ассимиляции являются малочисленные этносы, народы, живущие в сильном территориальном смешении с другими народами, а также национальные группы (нередко состоящие из живущих обособленно представителей достаточно крупных и хорошо консолидированных этносов), для которых характерно дисперсное расселение. Важным каналом ассимиляционного процесса в России служат межэтнические браки, однако имеет место и "внесемейная" ассимиляция.
  На протяжении нескольких десятилетий само существование ассимиляционных процессов в нашей стране, как уже отмечалось, отвергалось, так как термину "ассимиляция" придавался некий негативный смысл. В результате порой искажали характер многих этнообъединительных процессов, и ко всем к ним прилагался термин "консолидация". Однако с 60-х годов термин "ассимиляция" стал вновь вводиться в научный оборот.
  Из малых народов России в XX в. были ассимилированы тюркоязычные сойоты, влившиеся в бурятский народ. Растворились среди окружающего русского населения близкие к кетам юги, процесс ассимиляции (языковой, а затем и этнической) частично затронул и многие другие малочисленные народы Сибири и Дальнего Востока. Так, по данным переписи 1989 г., русский язык считали родным 82% орочей, 80% ительменов, 76% нивхов, 72% алеутов, 71% чуванцев и т.д. Конечно, переход на другой язык еще не означает этнической ассимиляции данных групп (например, практически все чуванцы перешли на русский либо на чукотский язык, но сохраняют свое этническое самосознание), однако говорит о том, что предпосылки для такой ассимиляции созданы.
  Подвергаются частичной ассимиляции основным народом страны и некоторые народы Европейской части России, прежде всего мордва, карелы, финны-ингерманландцы, вепсы, живущие в сильном смешении с русскими. Выше уже говорилось о неуклонном уменьшении в последние годы численности мордвы, карел и финнов. Правда, резкое падение численности финнов-ингерманландцев объясняется не только ассимиляцией, но и переездом части из них в Эстонию после получения в конце 50-х годов соответствующего разрешения.
  Что касается вепсов, то в последних переписях в их численности были отмечены резкие перепады (1959 г. - 16 тыс., 1970 г. - 8 тыс., 1979 г. - около 8 тыс., 1989 г. - 12 тыс.), которые не отражали истинной динамики, а объяснялись, как уже отмечалось, грубым вмешательством во время проведения переписей 1970 и 1979 гг. Ленинградского и Вологодского обкомов партии, давших распоряжение фальсифицировать результаты переписи, записав часть вепсов русскими.
  Несмотря на достаточно компактный характер расселения, значительной ассимиляции, судя по данным переписей, подвергаются и коми-пермяки.
  Ассимиляция охватила также представителей многих этнических общностей, в основном сосредоточенных за пределами России, а в ней самой — расселенных дисперсно. Правда, скорость развития ассимиляционных процессов у разных живущих в России национальных групп различна. Быстрее всех сливаются с русскими представители двух близких им по языку и культуре восточнославянских народов - белорусов и украинцев (этот процесс можно назвать, как говорилось в гл. 8, этнической конверсацией). Обычно дети прибывших на жительство в Россию белорусов и украинцев считают своим родным языком русский и обладают определенными элементами русского этнического самосознания, хотя полному растворению их среди русского населения мешают пока еще существующие правила указания в паспортах национальной принадлежности, в соответствии с которыми последняя определяется не по самосознанию, а по национальности отца или матери. В 1989 г. 63% живущих в нашей стране белорусов и 57% украинцев считали своим родным языком русский. Дети, родившиеся в России в смешанных белорусско-русских и украинско-русских семьях, в подавляющем большинстве случаев называют себя русскими. Вместе с тем растворение среди русских украинцев существенно замедлено в тех районах, где последние живут компактными группами, а таких мест немало. Впрочем, темпы этнической конверсации украинцев и белорусов определить по данным переписи трудно, так как оба народа вплоть до последнего времени в широких масштабах мигрировали в Россию, и численность их там изменялась под воздействием как этнических, так и миграционных процессов (препятствует этому определению и принятый у нас порядок детерминации национальной принадлежности, о котором говорилось выше).
  Довольно быстрой ассимиляции подвергаются живущие в РФ представители других славянских народов: поляки, болгары, чехи, сербы. Все эти этносы живут в России дисперсно, что облегчает процесс их ассимиляции.
  Русский язык указали в качестве родного 75% поляков5, русскоязычно и подавляющее большинство болгар, чехов, сербов. Правда, языковая ассимиляция еще не говорит об ассимиляции этнической, и полному слиянию с русскими издавна живущим в России полякам и чехам мешает, помимо всего прочего, традиционная религиозная принадлежность.
  Представители других некоренных этносов России ассимилируются русскими в значительно более слабой степени. Так, немцы, несмотря на давнее проживание в нашей стране, и высокую долю лиц, перешедших на русский язык (58%), довольно стойко сохраняют свое этническое самосознание. Их численность за 30-летний период немного возросла, несмотря на существенные масштабы эмиграции в Германию. Сохранению немецкого этноса в немалой степени способствует то, что большая часть немцев расселена достаточно компактными группами.
  Еще медленнее протекает процесс ассимиляции корейцев, которому препятствует ярко выраженная культурная специфика этой этнической общности, а также и ее антропологическая обособленность. Хотя корейцы уже давно живут в России и большинство из них (63%) считают русский родным языком, они, как и немцы, хорошо сохраняют этническое самосознание и проявляют высокую внутриэтническую солидарность.
  Проявляют этническую стойкость и живущие в России представители тюркоязычных этносов, составляющих основное население нескольких республик бывшего СССР (казахи, азербайджанцы, узбеки), чему способствует их существенная культурная специфика. Подавляющее большинство представителей этих народов сохраняют свой национальный язык.
  Говоря об этнообъединительных процессах, необходимо сказать и о своеобразном по своему характеру этническом взаимодействии некоторых народов Дагестана. Там с крупнейшим народом республики - аварцами в определенной мере сблизились 13 малочисленных андоезских народов и арчинцы, а со вторым по численности народом - даргинцами - кайтагцы и кубачинцы. Относительно сущности этих двух процессов велись споры: одни исследователи считали их консолидацией, другие - ассимиляцией (вторая точка зрения, по-видимому, была несколько ближе к истине). Однако как бы ни квалифицировалось это этническое сближение, его результаты, вне всякого сомнения, сильно переоценивались, примем такая переоценка имела практические последствия: андо-цезов и арчинцев записывали при выдаче паспорта аварцами, кайтагцев и кубачинцев - даргинцами. На самом же деле, судя по всему, пока нет никакого основания утверждать, что андо-цезы и другие указанные выше малочисленные народы Дагестана уже влились в состав соседних крупных этносов: они стойко сохраняют свой язык и свое этническое самосознание.
  Сильно преувеличивалась и степень ассимиляции удмуртами живущих в их окружении бесермян, так как последние вплоть до настоящего времени претендуют называться самостоятельным этносом.
  Не вполне подтвердилось и мнение многих исследователей о том, что в рамках всего бывшего СССР широкие масштабы приобрел процесс межэтнической интеграции населения. И хотя определенное культурное взаимодействие народов бывшего СССР трудно отрицать, констатация появления некой интернациональной общности - советского народа была ошибочной.
  Процессы этнического разделения для России не особенно характерны. Из двух типов этих процессов - этнической парциации и этнической сепарации - в нашей стране представлен -лишь второй, состоящий в отделении от какого-либо народа его сравнительно небольшой части, со временем превращающейся в новый самостоятельный этнос.
  К процессам сепарации можно отнести выделение в самостоятельный народ нагайбаков, живущих ныне в Верхнеуральском районе Челябинской области. Эта группа крещеных татар, переселенная на Урал в конце XVIII в., на протяжении длительного времени территориально оторванная от основного казанскотатарского этнического массива и отличающаяся от него по религии, и прежде была слабо связана с остальными татарами, хотя в материалах последних переписей включалась в их состав. Ныне нагайбаки все решительнее требуют идентификации их в качестве отдельного этноса.
  Отдалились от своего материнского этноса и тазы, живущие в южной части Приморского края. Имея удэгейское происхождение, они в результате культурных контактов с китайцами сильно окитаились, а в последнее время заимствовали и многие элементы русской культуры.
  Проанализировав идущие на территории России демографические, миграционные и этнические процессы, попытаемся выявить относительную их роль в динамике этнического состава населения страны.
  Этнический аспект идущих в РФ демографических процессов, заключающийся в различии показателей естественного прироста у разных народов, проявляется в том, что доля в населении страны народов, для которых характерен невысокий (несколько более низкий, чем средний по стране) естественный прирост, постепенно снижается. Это прежде всего относится к русским, родственным им восточнославянским народам и другим этносам европейского происхождения. Близки к показателям естественного прироста русских и других европейских народов и соответствующие показатели у народов Поволжья.
  На другом полюсе стоят по своим демографическим показателям живущие в России представители народов Средней (Центральной) Азии, однако их численность невелика.
  Для кавказских народов также характерен высокий естественный прирост, хотя по этому показателю они все же существенно уступают среднеазиатам (среди народов кавказского происхождения несколько более низкий естественный прирост у грузин и армян).
  Два наиболее крупных сибирских народа - буряты и якуты — по показателям естественного прироста занимают среднее положение между европейскими и кавказскими народами. Что же касается подлинного естественного прироста малочисленных народов сибирско- дальневосточного региона, то о нем, как было отмечено выше, судить довольно трудно.
  Таким образом, из народов, имеющих показатели естественного прироста, существенно отличающиеся от среднего по стране, значительную долю в населении России образуют только кавказские этносы, и лишь их демографическое поведение оказывает заметное влияние на изменение этнической структуры населения страны. Быстрый рост численности народов Северного Кавказа в течение последних лет оказывал наряду с другими факторами заметное влияние на снижение процента русских в общем населении РФ. Одновременно неуклонно увеличивалась доля в населении России всех основных северокавказских народов: чеченцев, аварцев, осетин, кабардинцев, даргинцев, кумыков, лезгин, ингушей, карачаевцев, адыгейцев, лакцев, табаса- ранов, балкарцев, ногайцев, черкесов и др.
  Что же касается миграционных процессов, то влияние на динамику этнической структуры населения РФ оказывали в первую очередь межреспубликанские миграции внутри бывшего СССР и в значительно меньшей мере - эмиграция за его пределы. В Россию на протяжении многих лет наблюдался приток украинцев6, белорусов, армян, азербайджанцев, молдаван, грузин, узбеков и других основных народов бывших союзных республик. Впрочем, рост численности украинцев и белорусов за счет вновь прибывающих мигрантов несколько ограничивался протекавшим одновременно процессом конверсации ранее живших представителей этих народов.
  Как отмечалось выше, на протяжении многих десятилетий наблюдалась интенсивная миграция русских из РФ в другие союзные республики бывшего СССР. Это вместе со всеми отмеченными выше факторами несколько снижало долю русского населения РФ. Правда, в самые последние годы выезд русских за пределы России резко уменьшился, и, наоборот, часть русского населения бывших союзных республик вернулась на родину. Процесс возвращения русских в Россию продолжается и в настоящее время.
  Влияние выезда за пределы бывшего СССР (выезжали, главным образом, евреи, а также немцы, греки, армяне и др.) на динамику этнического состава населения России выразилось прежде всего в резком уменьшении как относительной, так и абсолютной численности евреев.
  Депортации не оказали существенного влияния на динамику этно- структуры, так как подавляющее большинство депортированных в Казахстан и Среднюю Азию затем вернулись обратно в Россию.
  Сильно влияли и продолжают влиять на изменение этнического состава населения РФ этнические процессы, хотя, как указывалось выше, действительная глубина этого влияния несколько затушевывается существующей фиксацией этнической принадлежности в паспортах. Активно идущая конверсация русскими части живущих в России украинцев и белорусов, а также ассимиляция мордвы, карел и представителей некоторых других народов вместе с начавшимся возвращением русских из ближнего зарубежья несколько сглаживают существующую тенденцию к снижению доли русских в населении РФ за счет сравнительно низкого их естественного прироста, наблюдавшегося еще недавно широкомасштабного выезда за пределы России и сильно увеличившегося в последнее время в связи с конфликтной ситуацией в ряде республик въезда инонациональных групп.

 
© www.txtb.ru