Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Глава 6. ОТ ПСИХОЛОГИИ СОБСТВЕННОСТИ К ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

  Материал, включенный в данный раздел, сориентирован на читателя, который заинтересовался психологическими аспектами собственности и в целом экономики, и желает углубить свои знания по данным вопросам. В нем авторы дают своеобразный обзор литературы по психолого-экономической проблематике. Рассматриваются и кратко анализируются книги, в которых изложены основные направления и положения взаимосвязи экономики и психологии. Любой читатель для расширения своих познаний может обратиться к рекомендованным источникам.
  В последние годы в России очень быстрыми темпами развивается пограничная научная и в то же время учебная дисциплина, которая получила название экономическая психология. Сегодня в арсенале российских психологов уже имеется около 10 учебников и учебных пособий по данному предмету (см.9, 19, 72, 86, 101, 102), выпускаются солидные научные труды по рассматриваемому вопросу (см. 21, 28, 38, 59, 63, 71, 99, 105 и др.) Интерес к экономической психологии растёт во всех сферах экономической деятельности, и причины этого факта нуждаются в анализе: вызвано ли развитие данной дисциплины кратковременными конъюнктурными соображениями или это всё же устойчивая и необратимая тенденция. Попытаемся разобраться в этом вопросе.
  Точкой соприкосновения интересов экономики и психологии в качестве наук является факт, что в любой экономической системе действует человек со своими эмоциями, потребностями, целевыми установками, представлениями, способностями и т.п. Экономическое поведение человека (его труд, приобретение товаров, обращение к специалистам по услуговой деятельности: парикмахер, повар, официант, туроператор) часто определяется внутренними установками и стремлениями конкретного индивида, поэтому психологический фактор в экономике обычно играет весьма значительную роль. К примеру, какой бы товар человеку не навязывали, окончательное решение покупать его или не покупать принимает сам человек. Это может проявляться и в массовом порядке. Так, бойкот каких-либо товаров, вызванный негативными установками к какому-то производителю или даже государству и поддержанный патриотическими чувствами многих людей, может вызвать резкое сокращение их сбыта, несмотря на высокое качество изделий или продукции.
  В первые годы становления психологии в качестве научной дисциплины (последние десятилетия XIX века) она почти не взаимодействовала с экономикой. Но эта «неестественность» вскоре была подмечена известными мыслителями за рубежом, в связи с чем возникло понимание необходимости интеграции экономических и психологических дисциплин. Уже в 1902 году в Париже вышла двухтомная работа французского ученого Г.Тарда «Экономическая психология», в которой он заложил основы психологии социально-ориентированной экономической жизни.
  «Отцом экономической психологии» в Германии принято называть П.Мюнстерберга, издавшего в 1912 году свой объемный труд «Психология и экономика», внесший существенный вклад в дело научной кооперации между «национальной экономией» и психологией.
  В дальнейшем объединение позиций и взглядов экономики и психологии стала характерной чертой работ многих зарубежных исследователей. Ф.Тейлор, Г.Файоль, Л.Джильбрет, Э.Мэйо, Д.Морено и другие теоретики и практики показали пример учета психологического (человеческого) фактора в научной организации труда и управления производством (менеджменте); Г.Капона посвятил свои работы прежде всего экономическому поведению потребителей и предпринимателей, в том числе иррациональности (неразумности, явной неподчиняемости законам логики) действий покупателей. Ф.Котлер исследовал социально-психологическую дифференциацию потребностей и запросов покупателей в интересах маркетинговой деятельности (организации сбыта) и прежде всего в сегментировании (разделение на части) рынка; Лауреат нобелевской премии Г.Беккер подверг детальному анализу социальнопсихологические механизмы экономического поведения людей, в том числе девиантного (отклоняющегося). В целом за рубежом во второй половине XX века сложилась традиция рассматривать экономические проблемы неотрывно от их социальнопсихологических детерминант.
  В 1980-е годы английские, голландские, скандинавские экономисты и психологи, объединившись в международную ассоциацию экономической психологии (МАЭП), стали инициаторами выпуска регулярного издания "Журнал экономической психологии". Появление ассоциации и её журнала стимулировало выход в свет коллективных научных трудов, словарей, учебников и учебных пособий, отражающих проблемы экономической психологии и базирующихся на современном уровне психологических исследований.
  Конец XX и начало XXI века в мировой практике хозяйственных и рыночных отношений ознаменовались еще более тесной интеграцией экономической и психологической науки в решении актуальных проблем социально-экономического развития. Ярким свидетельством признания значимости подобного рода подходов стало присуждение Нобелевской премии 2002 года в области экономики двум ученым. Половина данной премии была вручена психологу из Принстонского университета (штат Нью-Джерси, США) Даниэлю Канеману, а вторая часть - экономисту-экспериментатору университета Джорджа Мэйсона (Вирджиния, США) Вернону Смиту. Оба ученых изучают влияние психологических факторов на экономическое поведение. Они занимаются экспериментальной проверкой экономического парадокса - почему в сугубо рациональной деловой сфере предприниматели и потребители зачастую ведут себя иррационально, а подчас совершенно неразумно. Объясняя суть исследований Д. Канемана и сам парадокс ситуации, агентство Рейтер приводит пример покупателя, который тратит на бензин четыре доллара, отправляясь в супермаркет, где нужный ему товар стоит на 3 доллара дешевле, чем в ближайшей лавке.
  Приведенные выше факты, как отдалённые так и современные, - это своего рода иллюстрации плодотворности сотрудничества экономической и психологической науки для решения проблем социальной практики. Не менее значимые результаты для производства и бизнеса дают интегрированные исследования в области разработки корпоративной культуры и совершенствования морально-психологического климата в корпорациях и фирмах, в повышении производительности труда, в маркетинге и рекламе, в росте качества разного рода услуг для населения и т. д.
  В отечественной практике такие подходы вплоть до середины 80-х годов ХХ века тормозились идеологическими и методологическими установками. «Использовавшаяся в СССР марксистская школа политической экономии объявляла психологический аспект в экономическом анализе антинаучным субъективизмом» (83, с.16). Именно это обстоятельство обусловило тот принципиально негативный момент, когда интересы, запросы и желания производителя, предпринимателя, покупателя и пользователя весьма и весьма незначительно учитывались во всех областях советской экономики.
  В результате одна из основополагающих идей рыночной экономики: «производство эффективно лишь тогда, когда оно становится производством «адресных» товаров и услуг, отвечающих потребностям, взыскательным вкусам и запросам современного потребителя», обеспечивалась весьма и весьма незначительно, приводя к заполнению рынков, магазинов, предприятий обслуживания мало кому нужными и неконкурентоспособными изделиями и услугами.
  Стремление к преодолению разрыва между экономической и психологической теорией и практикой в отечественной науке наблюдалось прежде всего в таких дисциплинах как психология управления и организационная психология, а также эргономике, психологии труда и инженерной психологии. Данные дисциплины в различных вариантах рассматривали психологические основы управленческих процессов (психология трудового (производственного) коллектива, психология личности и деятельности руководителя, психология делового общения, психология принятия управленческих решений и т.п.). Эргономика, как и психология труда и инженерная психология, изучала человека или (группу людей) и его (их) деятельность в условиях современного производства с целью оптимизации орудий, условий, процесса труда и информационного взаимодействия. Их основными объектами исследования выступали системы «человек-орудие», «человек-компьютер», «человек- машина», «человек-человек». Многие положения, сформулированные и проверенные экспериментальным путем в данных дисциплинах, способствовали росту эффективности производства, гуманизации трудовых отношений, улучшению эксплуатации техники.
  В последние годы в нашей стране, естественно, не без влияния общественных тенденций и работ международной ассоциации экономической психологии началось непосредственное взаимодействие экономической и психологической наук, причем усилия к их интеграции идут с той и с другой стороны. Так, психологами и социологами был подготовлен ряд работ, на которые мы уже ссылались. Но более всего необходимость учета психологического знания в экономике почувствовали сами экономисты-профессионалы, подготовив для экономических вузов ряд учебников и учебных пособий, которые касаются как общих проблем экономической психологии, так и частных вопросов: личное потребление, психология денег и психология бизнеса и др. (см. 9, 83, 99, 102 и др.).
  Таким образом, есть весомые аргументы утверждать, что «лёд тронулся» и в скором времени можно ожидать улучшения качества подготовки и переподготовки в психолого-экономическом плане и студентов и «рядовых» экономистов, и руководителей подразделений. Вместе с тем в начальном периоде этого процесса неизбежно возникает вопрос о конкретном содержании курса экономической психологии, который с подачи разных авторов может выглядеть неодинаково. Выяснение этого вопроса важно не только для определения предмета и структуры экономической психологии, но и для того, чтобы в русле задач нашего учебного пособия выявить, какое место в экономической психологии занимает категория собственности. Остановимся в связи с этим на некоторых индивидуальных и коллективных работах.
  В первую очередь надо отметить тот факт, что актуальные и оригинальные работы «первопроходцев» А.И.Китова (41), В. Д.Попова (62) и некоторых других авторов в 80-е годы ХХ века оказались практически мало востребованными из-за существующей в государстве недооценки психологических аспектов экономики, в частности значения частной собственности, скорее даже её отрицания. Идеологическая машина партии и государства тех лет требовала от авторов всяческого принижения частнособственнической психологии и выставления капиталистических порядков в качестве «загнивающих» и антигуманных. А.И. Китов и В. Д. Попов как компетентные исследователи, понимали, что собственность - это основа экономической жизни страны, но вынуждены были подавать ее проблематику только в желательном, а значит - одностороннем идеологическом контексте. Ограниченность данной постановки вопроса постарались впоследствии преодолеть как сами названные авторы, так и другие отечественные учёные (см. 40, 63).
  О.С. Дейнека в своих монографии и учебном пособии, анализируя зарубежную литературу, пишет, что экономическая психология исследует процессы и механизмы, лежащие в основе потребления или других типов экономического поведения. Она занимается предпочтениями, выбором, решениями в деловой и хозяйственной сферах и влияющими на них факторами, так же как и последствиями решений и выборов по отношению к удовлетворению потребностей человека. Эти исследования могут проводиться на различных уровнях: от домашнего хозяйства и индивидуального потребления до макроуровня целых наций.
  В западноевропейской и американской науке, - отмечает автор, - экономическая психология включает в себя три крупных раздела, проблематика которых порождается тремя типами экономической реальности, а именно:
  - рынок (это, прежде всего психология потребителя и психология ведения домашнего хозяйства);
  - бизнес (поведение и психологические особенности предпринимателя, заключение сделок, ведение переговоров, конкуренция, коммерческая тайна и пр.);
  - отношение «общество - гражданин» (налоги, прибыли, инфляция, безработица, воздействие на население, проводимой экономической политики).
  Данной структурой охватываются микро- и макроэкономический уровни экономики.
  О.С. Дейнека свою книгу строит в следующем плане: 1) человек в мире вещей и экономическая психология; 2) экономическое сознание; 3) психология денег; экономическая власть и ее формы; 4) психология предпринимательства; 5) личность и рынок.
  Другой автор В.М. Соколинский, занимающийся экономопсихологической тематикой, не дает однозначного определения рассматриваемой дисциплине, хотя считает, что экономическая психология должна заниматься изучением экономических проблем, исходя из сознательного и неосознаваемого поведения человека. Он высказывает мысль о том, что влияние психологических факторов на хозяйственную жизнь можно анализировать, используя микро- и макроэкономические ракурсы. В первом случае предметом экономической психологии является изучение экономического поведения индивида, группы, социального слоя в масштабах рабочего места, производственного участка, фирмы, концерна. Во втором случае мысль учёных и практиков направляется на экономическое поведение населения и (или) соответствующие действия государственных институтов.
  Опираясь на данные позиции, В.М. Соколинский строит разделы своего учебного пособия по экономической психологии следующим образом: предмет, структура и этапы становления экономической психологии; личность в экономике: основы экономического поведения человека, типология экономического поведения; психологические аспекты макроэкономики: психологическая сущность денег, психология доходов и сбережений, психологические аспекты экономической политики, психология восприятия и оценки государственных доходов и расходов, психологические аспекты теневой экономики; психологические аспекты микроэкономики: психология отбора и стимулирования человека в трудовой деятельности, удовлетворенность трудом и ее психологическое содержание, психологические основы рынка и потребления. В.М.Соколинским рассматриваются также некоторые прикладные аспекты экономической психологии.
  М.К.Бункина и В.А.Семенов считают, что экономическая психология, «родителями» которой являются экономика (теоретическая и прикладная) и психология, включает следующие взаимосвязанные аспекты изучения: побуждения или мотивы деятельности экономического человека; экономическое сознание личности, формирующиеся на основе жизненных переживаний, накопленного опыта преодоления трудностей; бессознательное начало в психике индивида и масс (иллюзии, страхи и психозы), возникающие из-за закрепившихся в памяти событий, взаимосвязей, эмоций; экономическое поведение, активные волевые действия, целенаправленно изменяющие окружающую среду.
  Структуру же своего учебного пособия по экономической психологии они выстраивают по-другому, чем В.М. Соколинский и другие авторы. Вот основные моменты их позиций.
  1. Субъективно-психологическая школа, в экономике.
  2. Психологический фактор в экономическом анализе (теория рациональных ожиданий, психология денег, налоги и поведение налогоплательщика, психология экономического прогнозирования).
  3. Проблема выбора в экономической политике (теория общественного выбора, противоречия социальной политики, проблема бедности, система «паблик-рилейшнз» в экономической сфере).
  4. Национально экономическая психология (формирование национальной психологии, об азиатском способе производства, российская экономика на исходе девятнадцатого столетия и т.д.)
  Авторы учебного пособия для вузов «Социальная психология» (под редакцией А. Л .Журавлева) в специальной главе, посвященной экономической психологии, проводят мысль о том, что предметом данной науки являются психологические закономерности экономического поведения человека, связанного с производством, распределением, обменом и потреблением товаров и услуг. Экономическая психология, по их мнению, изучает закономерности взаимодействия и взаимные влияния экономических факторов и психологических феноменов в регуляции экономического поведения. Социально-психологический анализ экономических явлений может проводиться на разных уровнях: макроэкономическом, мезоэкономическом и микроэкономическом. В качестве субъектов экономического поведения могут выступать индивиды, большие и малые группы. Спецификой экономической психологии авторы считают исключительное внимание к субъективным, осознаваемым и неосознаваемым явлениям, связанным с отражением человеком экономической сферы жизнедеятельности и регуляцией его экономического поведения.
  Заметной среди работ по рассматриваемой проблематике стала монография санкт - петербургских учёных «Экономическая психология» под ред. доктора экономических наук, кандидата психологических наук И.В. Андреевой. В работе особое внимание уделено социокультурному подходу к экономико-психологическим проблемам. Авторы считают, «что зародившаяся на Западе экономическая психология заявила о себе, как о науке субъективных представлений об экономической реальности, которые, прежде всего сказываются на принятии решений субъектом экономической деятельности. Он руководствуется не теоретическими положениями экономических наук, а своими представлениями об экономической реальности, которые могут значительно отклоняться от экономических расчётов» [102, с.29]. Плодотворной является идея исследователей о том, что данная область знания является междисциплинарной: «Базовая фундаментальная составляющая экономической психологии - общая и дифференциальная психологии, социальная психология, этническая психология и социология, а также специальные научно-практические дисциплины» [там же, с.42].
  В монографии имеются следующие разделы по основным проблемам экономической психологии:
  - психология предпринимательства;
  - общие проблемы психологии денег;
  - психология инвестиционной деятельности;
  - психология экономического поведения на рынке труда;
  - проявление психологических факторов в сфере производства;
  - экономическая психология и управление;
  - психология рекламы.
  Авторы книги не выделили особого раздела о психологии собственности. Но всё же они, проводя сравнение ценностей хозяйственной деятельности в рыночной и «советской» экономике, в качестве их коренных различий показали следующее:
  - рыночная экономика: признание частной собственности в качестве основной ценности и закрепление этого признания в нормативной культуре общества (законах);
  - советская экономика: признание высшей ценностью общенародной (государственной) собственности и репрессивная борьба с любой иной собственностью [102, с.62].
  В разделе «Социокультурный подход к экономикопсихологическим проблемам» исследователи детализировали данные положения на примерах отношения к собственности властных структур, конкретных хозяйственников и рядовых граждан «социалистического общества», показывая идеологическую подоплёку этого негативного в целом явления.
  В 2001 году в Санкт-Петербурге появилась в свет монография Машкова В.Н. «Психология экономики». Он рассматривает свою работу как своего рода введение в психологическую экономику, поставив цель проанализировать основополагающие проблемы экономической теории с позиций психологии. Автор стремится преодолеть существенный, по его мнению, недостаток, согласно которому «имеющиеся психологические разработки по экономической проблематике, как правило, не стыкуются с принятыми экономическими категориями и понятиями, не адаптированы к экономической терминологии, что не способствует привлечению к ним внимания экономистов» (52, с.6). Анализ психологических вопросов экономики В.Н. Машков осуществляет по четырем главам-направлениям:
  1. Психологические аспекты общеметодологических проблем экономической теории.
  2. Психологические проблемы производства и предложения товаров и услуг.
  3. Психологические проблемы экономики потребления.
  4. Психологические проблемы экономической политики.
  На наш взгляд, автор данной монографии вполне успешно справляется с поставленной задачей показать психологическую обусловленность экономических проблем, необходимость участия психологии в их разрешении.
  В 2005 году в учебном пособии «Психологическая экономика» экономист Б. А. Райзберг сформулировал свое отношение к «психологической экономике», которую он трактует как «часть экономической науки, изучающую экономические объекты, процессы, отношения, возникающие и складывающиеся под воздействием индивидуальной, групповой или общественной психологии. Если экономическая психология рассматривает, каким образом экономика влияет на психологию, то психологическая экономика рассматривает воздействие психологии на экономику, т.е. хозяйственную систему обеспечения жизнедеятельности. Понятно, что психологическая экономика тесно связана с экономической психологией, по сути это две стороны одной медали, две части единой экономикопсихологической науки» [72, с. 7].
  Автор считает, что психологическая экономика как наука призвана в меру возможного выделять, различать:
  - объективные экономические процессы и закономерности, не зависящие от воли и сознания людей (объективная экономика);
  - осознанные рациональные экономические действия, опирающиеся на институты права, морали, на общепризнанные нормы экономического общежития, добротные исторические традиции, свободно высказанную волю народа (позитивная экономика);
  - сознательные и подсознательные, явные и скрытые экономические ухищрения во имя сугубо личных, семейных, узкогрупповых, клановых интересов, наносящих ущерб другим людям, ущемляющих их законные права, попирающие их свободу и достойное существование (негативная экономика).
  Пособие включает в себя следующие главы:
  1. Связь экономики с психологией
  2. Экономические и психологические законы
  3. Психологическая ориентация экономического поведения
  4. Психология денежных отношений и денежного поведения
  5. Психология труда и трудового поведения
  6. Управленческая психология
  7. Психология противостояния, противоборства, сотрудничества
  8. Психология риска, страха, неуверенности
  В книге импонирует прежде всего оригинальный подход экономиста к психологическим реалиям хозяйствования, а так же детализация некоторых важных аспектов, затронутых в работах по экономической психологии.
  В 2003 году было опубликовано объёмное учебное пособие доктора психологических наук, профессора Спасенникова В.В. «Экономическая психология». В нём автор выделил три основные главы:
  1. Введение в экономическую психологию, её роль и место в обществе;
  2. Основные проблемы экономической психологии созидательной деятельности;
  3. Основные проблемы экономической психологии на финансовом рынке и рынке труда.
  В главах данной книги В.В.Спасенников показал ряд важнейших вопросов современной российской экономической психологии:
  - политическая и экономическая психология власти как особой формы социальных отношений и проблемы формирования политического и экономического сознания социума;
  - экономико-психологические проблемы инновационных стратегий научно-технического развития и охраны интеллектуальной собственности;
  - экономическая психология восприятия доходов и сбережений и особенности финансового поведения населения;
  - экономико-психологические факторы функционирования финансовых рынков и биржевое поведение на рынке ценных бумаг и т.д.
  В своей работе В.В.Спасенников обращает более заметное внимание категории «собственность». В частности, в ней представлен раздел «Экономическое сознание и отношение людей к собственности как базовые понятия экономической психологии». Такой подход стал отражением общих тенденций российских психологоэкономических исследований последнего времени, когда появилось осознание, что «постсоветское» массовое экономическое сознание непродуктивно рассматривать вне анализа психологии собственности и собственника.
  Заканчивая краткий анализ литературы по относительно новой для России проблеме, отметим следующее. Имеющиеся и заметные с первого взгляда различия позиций авторов проанализированных монографий и пособий по экономической психологии никак нельзя считать каким-то негативным явлением. Данное «многообразие» показывает, что практически в любой экономической проблеме имеется ее психологический аспект, а отсюда содержание курсов экономической психологии может быть самым разнообразным, и в этом нет ничего плохого. Вместе с тем, с целью систематизации подачи материала в учебном процессе тем, кто в нем заинтересован, необходимо добиться, чтобы проблематика экономической психологии была максимально самостоятельной и не копировала, не «перепевала» разделы и темы таких дисциплин, как социальная психология, психология управления, психология делового общения и т.п.
  Важно подчеркнуть тот факт, что многие авторы в качестве предмета экономической психологии, ее стержневого элемента выделяют понятие «экономическое поведение». С данным утверждением можно согласиться, с уточнением, что экономическая психология рассматривает поведение экономического субъекта в его разных ипостасях: виды, направления, уровни и т.д. и т.п. В связи с этим экономическая психология может изучать те психологические ресурсы и резервы личности и группы, которые становятся предпосылкой и (или) условием эффективности экономических поведения и деятельности, предопределяют использование и накопление различных видов собственности (прежде всего частной и общественной), а также способствуют развитию экономического мышления. Психологическому анализу целесообразно так же подвергать конкретные экономические реалии такие, как цена и стоимость, прибыль, распределение и перераспределение доходов, маркетинг и реклама, налоги и налогообложение, рынок и деньги, в виду прежде всего особенности их восприятия и понимания людьми.
  Анализ приведенных учебников и учебных пособий показал, что только в немногих из них более-менее детально поднимается проблема собственности в ее психолого-экономическом значении. Важно понять, почему это происходит, по каким причинам и психологи, и экономисты до последнего времени не уделяли должного внимания этой весьма важной в экономической жизнедеятельности общества категории. Но прежде чем обратиться к этому вопросу, рассмотрим еще один аспект экономической психологии, поскольку он самым непосредственным образом влияет на отношении людей к собственности, как в далёком прошлом, так и в современных ситуациях. Речь идет об этнопсихологической специфике восприятия и понимания людьми экономических реалий.
  Адам Смит после публикации в 1776 году книги «Исследование о природе и причине богатства народов» стал одним из основателей экономической науки, заложив понимание важнейших закономерностей рационального и эффективного хозяйствования. Экономическая теория стала развиваться подобно математике, физике, химии, как универсальная «космополитическая» дисциплина с едиными или, по крайней мере, близкими терминами и законами. Одной из важнейших целей экономической науки стало исследование того общего, что делало разные народы богатыми и благосостоятельными. Но, в общем движение к этой цели, у каждого народа были свои отдельные дороги и тропинки, по которым шли люди, стремясь прийти к богатству наравне с другими, но одновременно сократить, не растерять свою оригинальность и уникальность, не изменить сложившимся традициям. Эти своеобразные "дороги и тропинки" зависели от географии местности и особенностей климата (горы, степи, лес или тундра) где они проживали, от условий труда и быта, от социальной истории народов, от традиций и норм владения собственностью, от дружбы или вражды "соседей" и еще от многих и многих причин. Следование своеобразными маршрутами порождало отличительные, оригинальные черты в психологии народа, а последние, в свою очередь, поддерживали и укрепляли самобытные формы и методы хозяйствования. И сегодня, несмотря на всеобщее стремление к универсализации мировой экономики немало народов еще не могут или уже не хотят предавать забвению свои традиционные формы хозяйственной деятельности, их нетривиальные результаты.
  Более того, насытившись "всласть" типовыми, трафаретными, банальными товарами и услугами (автомашины, телевизоры, видеокамеры, компьютеры, бытовые приборы и т.п.), состоятельные космополиты всех народов все чаще начинают обращать свой взор на нестандартные, уникальные продукты труда, услуги сервиса и гостеприимства не только у экзотичных аборигенов, но и у своих консервативных, рутинных сограждан, чьим образом жизни и складом национального ума они еще совсем недавно помыкали. Растет понимание, что за всем оригинальным в материальной, вещной среде стоит, прежде всего, самобытность психологии народов или, говоря научным языком - их этнопсихологии.
  Приведём ещё два важных аргумента в поддержку этнопсихологического подхода в экономике. Во-первых, стоит обратить особое внимание на значимую деталь работы классика экономической мысли А. Смита. Если обращаться к лингвистическим тонкостям, то название его книги было бы точнее перевести не как «Богатство народов», а как «Богатство наций», поскольку в отличие от английского языка в русском языке понятия «народ» и «нация» различаются. Адам Смит, ранее написавший, что естественные (и божественные) законы морали составляют фундамент экономических отношений, не случайно в заглавии своего труда поставил термин «нация». Можно условно говорить, что уже в первых работах известного мыслителя дано «добро» на развитие национально ориентированной экономической теории. Данное обстоятельство подкрепляется в России тем, что в академических кругах психологов страны признано становление пограничной дисциплины «экономическая этнопсихология», у которой свой специфический предмет изучения» [см. 66, с.12, 545-614; 19].
  В общем плане можно сказать, что экономическая этнопсихология изучает особенности психологии и традиций хозяйствования и быта разных народов, которые, в свою очередь, влияют на своеобразие экономической деятельности и образа жизни данных народов и их этнических групп. Такой подход, во-первых, дает возможность сравнить различные по типам управления и собственности системы хозяйствования на основе их эффективности и рентабельности, чтобы взять в будущие экономические структуры все рациональное и уникальное из каждой системы. Например, и американские, и японские корпорации обоюдно выиграли, когда начали перенимать друг у друга некоторые национальные элементы в организации производства различной продукции. Во-вторых, изучение субъективных аспектов экономики разных народов позволяет выявлять, оберегать и селекционировать не только традиционные виды хозяйственной деятельности, но и механизмы сохранения деловой и житейской психологии разных этнических групп и этносов в целом. Для России это особенно актуально, если брать во внимание положение «малых» народов Севера, Сибири, Дальнего Востока и т. п.
  Последний момент в связи с чрезмерной унификацией общества имеет непреходящее значение. Здесь можно привести такое сравнение: в мировой экономике все большую роль начинают играть малые предприятия, мелкие фирмы: они имеют более высокие возможности удовлетворять самым взыскательным, привередливым вкусам потребителей в нестандартных товарах и услугах. Они хороши, потому что уникальны и индивидуальны. Точно так же уникальность и индивидуальность психологии каждого народа, ее духовных и материализированных продуктов становятся бесценным достоянием мирового сообщества. И как в конкретных фирмах и корпорациях основой основ является коллективная и (или) индивидуальная собственность, так и психологию любого народа нельзя рассматривать без учета специфики отношения его экономических субъектов к собственности.
  Но самым важным, на наш взгляд, для этнопсихологического подхода к экономическим вопросам современности является то, что перестройка сознания людей в русле происходящих рыночных реформ не может не учитывать, с одной стороны, существовавших прежде национальных привычек, традиций, умений и навыков владеть, пользоваться и распоряжаться собственностью, и в силу этого, уровня готовности индивидов воспринимать и осваивать новые тенденции в экономическом развитии общества, в том числе способности становиться эффективными собственниками. С другой стороны, развитое национальное самосознание, понимание собственной самобытности и особенных национальных качеств, побуждает представителей этноса изыскивать своеобразную «траекторию полёта» в экономическом развитии, а не просто обезьянничать, т.е. копировать, заимствовать чужие нормы и принципы хозяйствования без критического анализа возможностей их переноса на данную национальную почву. Например, Китайская Народная республика в 80-х годах ХХ века заявила, что она будет строить «социализм с китайским лицом» и довольно-таки успешно идёт по этому экономическому пути. Какой «капитализм» строит Россия с начала 90-х годов, заимствуя его элементы у других народов, причём из рыночных «механизмов» совершенно разных, об этом сегодня не могут сказать многие отечественные экономисты.
  У данного вопроса есть ещё одна не менее важная сторона. Если мы искусственно настраиваем этнически ориентированное массовое сознание на «западные» или иные шаблоны, мы тем самым даём искажённую основу для понимания собственной общественной психологии, а значит в практической деятельности нацеливаемая на заведомо неточные ориентиры работы с людьми. Это практически наблюдается в том, что многие общепринятые в странах, давно перешедших к рыночной экономике, понятия и деловые образцы теории и практики бизнеса, маркетинга, менеджмента, рекламы и других областей жизнедеятельности мы совершенно некритично стараемся «внедрить» в неподготовленное сознание основной массы россиян. Никто сегодня ещё не подсчитал, сколько сбоев дали различные интересные, нужные и на «западный манер» сделанные проекты и бизнес-планы только из-за особенностей психологии российского обывателя, «новых русских» или отечественных чиновников.
  Обращаясь непосредственно к анализу значения и проблем собственности в экономической психологии и этнопсихологии, вновь вернемся к мысли о том, что богатство человека всегда будет зависеть не только от социальных и этнических факторов, но в высокой степени от некоторых особенностей его личности. Лауреат Нобелевской премии Герберт Саймон - профессор университета Карнеги-Меллон (США) в своей мемориальной лекции напомнил мысль Альфреда Маршалла о том, что экономика должна быть психологической наукой и привел его конкретное высказывание: «политическая экономия или экономическая наука занимается исследованием нормальной жизнедеятельности человеческого общества; она изучает ту часть индивидуальных и общественных действий, которая теснейшим образом связана с созданием и использованием материальных основ благосостояния.
  Следовательно, она, с одной стороны, представляет собой исследование богатства, а с другой - образует исследования человека. Человеческий характер формировался в процессе повседневного труда и под воздействием создаваемых им в этом процессе материальных ресурсов, причем в гораздо большей степени, чем под влиянием любых других факторов, исключая религиозные идеалы» (76, с.25)
  Поскольку отношение к богатству - это отношение к аккумулированной человеком, группами и обществом собственности, в зарубежной теории и практике эти аспекты постоянно имелись в виду при психолого-экономическом анализе жизненных реалий (хотя, надо признать, в несколько завуалированном виде). Но, к сожалению, подобный подход отсутствовал при анализе проблемы «социалистической» собственности. Он, к тому же, резко усугублялся тем, что «советская» экономическая наука весьма негативно относилась к категории «частная собственность» и рассматривала ее в сугубо критическом плане, как феномен характерный лишь для буржуазного, капиталистического общества. К примеру, один из первых исследователей проблем экономической психологии A. И.Китов подчеркивал негативный характер частнособственнической психологии человека и предполагал ее неизбежное исчезновение. В связи с этим он писал (во вполне естественном для того времени идеологическом контексте): «Полное преодоление частнособственнической психологии произойдет лишь на этапе строительства зрелого коммунистического общества. Однако отсюда вовсе не следует, будто постепенное приближение нынешних социалистических экономически отношений к зрелым коммунистическим само собой отбросит частнособственническую психологию» [41, с.200].
  В «перестроечный» и «постперестроечный» периоды психологии и экономисты стали понимать необходимость отхода от односторонней оценки значения и «механизмов» частной собственности.
  В 1989 году известный российский философ и психолог B. Д.Попов в своей книге «Психология и экономика» задавался следующими вопросами. «Бродит ли по стране «призрак частной собственности»? Если такой призрак и маячит, то насколько он перспективно опасен для нашего общества, ведь в Венгрии, ГДР, Болгарии имеется опыт частной практики? При этом возникает и другой вопрос: а не происходит ли у нас пугливое смещение, подмена личной - частной собственностью» [62, с.112]. Но сама жизнь быстро нашла ответы на эти вопросы. «Воскрешение» института частной собственности в нашей стране в очень короткое время, осуществленная по-российски приватизация, принятие законов о собственности в целом, об интеллектуальной собственности, об обороте сельскохозяйственных земель и т.п. - все эти возникшие практически за последнее десятилетие реалии во многом изменили и массовое сознание, и взгляды каждого индивида на собственность как экономическую категорию.
  В социально-психологическом плане важен тот факт, что нивелирование собственности в России и некоторых других государствах стало одним из основных камней преткновения во взаимоотношениях «социалистических» стран (вернее их властей) с другими обществами. Хотя большинство граждан капиталистических стран не обладали собственностью на средства производства, а имели в личном владении различные атрибуты индивидуальной собственности - дома, машины, холодильники телевизора и т.п., они все же были ярыми сторонниками частной собственности. Известнейший психолог Запада Э. Фромм писал по этому поводу: «и так же как член феодального общества считал выпады против феодальной системы безнравственными и беспочвенными, и так и рядовой член капиталистического общества считает выпад против частной собственности признаком варварства и бесчеловечности. Ненависть и отвращение, которые имеют многие люди в капиталистических странах по отношению к странам коммунистическим, в значительной мере основаны на том, что они негативно относятся к прямым признакам частной собственности» [92, с.334-335]. Таким образом, психологический негативизм к странам и лицам, отрицающим значение частной собственности, был одним из базисов международных экономических отношений, а вслед за ними и соответствующей политики.
  Казалось бы, что в условиях реформ в России, в реальностях рыночной экономики такие мнения сходят и сойдут на нет. В первый период осуществляемых реформ так и было. Но, к сожалению, на их место нередко «заступают» другие стереотипы, связанные с собственностью, но уже в совершенно ином плане. Во-первых, гражданам западных стран на основе многочисленных примеров стало ясно, что осуществлённая в России приватизация, появление в стране олигархов и ярко выраженных «социальных низов» - это зачастую несправедливая и негуманная по международным меркам реалия. Во-вторых, свой вклад в оценку проблемы внёс богатый российский собственник, ставший довольно-таки массовым явлением в зарубежных странах. Российский нувориш, по западным меркам «скакнувший из грязи - в князи», бесцеремонно скупающий недвижимость в европейских и иных государствах, подчас с русской бесшабашностью и мотовством, расшвыривающий «шальные» деньги», - такой человек в нравственном отношении более неприемлем для иностранного обывателя, чем далекий «коммунистический ортодокс», идейно отрицающий значение собственности, но которому собственное государство не давало возможности выезжать из-за «железного занавеса».
  Но, несмотря на обилие проблем в рыночных преобразованиях России, обратного пути к полному отрицанию значения «частная собственность» в экономическом развитии уже нет и не будет. В этой связи актуальной задачей становится анализ как позитивных влияний собственности на деятельность человека и его личные характеристики с тем, чтобы помогать становлению психологии истинного собственника.
  Сегодня многие вопросы хозяйственной жизнедеятельности россиян невозможно эффективно решать, не учитывая метаморфоз их отношений к собственности. Люди из разных социальных слоёв и категорий общества, из конкретных сфер экономики, работающие на предприятиях государственной, частной, коллективной собственности и т.д. зачастую специфично, своеобразно относятся к острым вопросам современной экономики. Но большинство из них, как это принято во всем цивилизованном мире, уже не приемлют открытого принижения или отрицания частной собственности. Еще Ф.М. Достоевский писал: «Без труда и без законной, нормальной собственности человек не может жить, превращается в зверя».
  Зарубежные авторы с осторожностью относятся к анализу темы собственности. Здесь сказывается, прежде всего, понимание ее влияния на социальное расслоение людей и отсюда детерминацию конфликтности межличностных отношений. Но все же уйти от проблемы мало кто может. Так, А.Фернам и М.Аргайл в достаточно современной работе: «Деньги. Психология денег и финансового поведения» выделили специальную главу «Собственность», в которой рассмотрели следующие аспекты: деньги и имущество (почему мы нуждаемся в собственности, имущество, которое используется для улучшения качества жизни); межгрупповые имущественные различия; некоторые из главных видов собственности и т.д.
  В России психолого-экономическим анализом отношений собственности, как было показано выше, занимается формирующаяся в отечественной науке дисциплина «Экономическая психология», в русле которой работают и авторы данной книги. Ради справедливости надо отметить то, что более-менее полный анализ проблемы собственности в психолого-экономическом ракурсе начался после выхода в «постперестроечный» период ряда работ наших коллег - экономистов и психологов. Одними из первых среди психологов к анализу тех или иных проблем собственности обратились сотрудники лаборатории социально - экономической психологии ИП РАН Е.Д. Дорофеев, А.Л. Журавлев, Е.В. Журавлева, А.С. Коцюба, В. П. Позняков, В.А. Хащенко, Е.В. Шорохова и др. Почти одновременно проблему стали рассматривать В. Д. Попов и Л. Д. Хвесюк, О.С. Дейнека и др. Среди экономистов психологоэкономические аспекты собственности затрагивали Д.Д. Бояркин, Г.Ю. Ивлева, В.М. Соколинский, Л.В. Шульгина и др. В 2002 г. в России появилась первая крупная монография по данному вопросу [см.38]. Внимание исследователей было обращено и на индивидуальную и на коллективную собственность в ее влиянии на характеристики человека, повышение или снижение эффективности его труда, на особенности межличностных отношений.
  В частности, в серии исследований, выполненных В. П. Позняковым в 1987-1995 гг. на предприятиях агропромышленного комплекса ряда областей центральной России, изучалась динамика социально-психологических явлений в условиях изменения отношений собственности. Исследование поступательного развития внутригрупповых и межгрупповых отношений в производственной организации в условиях перехода на арендный подряд показало, что они складываются как сочетание процессов межгрупповой дифференциации (различение «мы» и «они» по разным подразделениям) и внутригрупповой интеграции (возникающее единство «я» и «моё сообщество»). Это связано с выделением и обособлением первичных трудовых коллективов, выступающих субъектами групповой собственности и совместной экономической деятельности. Как выяснил исследователь, совместная групповая собственность на средства производства сама по себе не является достаточным условием психологической интеграции коллектива, установлением единства «я» и «мы». Напротив, в сложных, напряженных условиях она может выступать фактором противоречий и конфликтов как внутри первичных коллективов, так и между ними.
  Для примера можно привести еще одно исследование, которое рассмотрело попытки повышения эффективности производства на основе коллективной собственности. В нем показано, как на строительном предприятии проводился эксперимент по развитию корпоративного управления собственностью. Основная цель эксперимента - расширение круга ассоциированных собственников, чтобы, в конечном счете, увеличить отдачу от использования имеющейся в компании собственности. В. Д. Попов и Л. Д. Хвесюк, обосновывая «Психологическую культуру управления отношениями собственности» на данном предприятии, выдвинули ряд основных концептуальных положений, среди которых:
  • отношения собственности, сложившиеся в результате приватизации в нашей стране, не отвечают менталитету, особенностям национального характера, доминантам глубинной психологии российского народа, и на первых порах воспринимаются как внешне навязанное явление (хотя необходимо признать, что менталитет, особенно в периоды серьёзных социальных изменений - это вещь пластическая и динамическая и может быть подвергнут значительным метаморфозам; но этот момент необходимо предварительно тщательно изучать);
  • ведущим звеном в корпоративных формах развития отношений собственности (как объекте корпоративного управления) выступает общинность как ментальный для россиян вид социальнопсихологической связи между людьми, образующаяся для достижения общих экономических целей.
  Эти аспекты целесообразно иметь в виду экономистам и менеджерам, разрабатывающим вопросы эффективного управления корпоративной собственностью в современной России.
  Наиболее ёмкий обобщающий анализ роли и значения категории собственность в экономической психологии проведён в первом томе коллективной работы Института психологии РАН «Проблемы экономической психологии» в 2004 году. Определив главными феноменами данной науки экономическое сознание и экономическое поведение, авторы ряда статей книги показали в их структуре конкретные проявления отношений собственности. В частности, среди объектов, осваиваемых экономическим сознанием, названы:
  • различная собственность и её собственники;
  • деньги, твёрдая валюта или драгоценности, различные ценные бумаги как эквивалент денег;
  • богатство и богатые люди, бедность и бедные люди и т.д.
  К конкретным проявлениям экономического поведения в свою очередь отнесены: реальные выборы форм экономической активности (коллективной или индивидуальной формы собственности, специфики наёмного труда, направлений предпринимательской деятельности и т.п.), конкретные формы экономического поведения: потребительского, сберегающего, инвестиционного и т.д. (65 , с.5-6). В данном контексте не трудно заметить, что экономическое поведение во многих случаях предуготовлено специфичностью отношений собственности. Например, возможность инвестировать средства в производство может кроме государства только имеющий соответствующие активы и настроенный на их эффективное использование собственник.
  В сборнике «Проблемы экономической психологии» введён специальный раздел (второй по своему расположению) «Психология отношений собственности», в который включены три статьи: «Личность и группа в системе отношений собственности» (А.И.Китов), «Психология собственности как область исследований в экономической психологии» (А. Д. Карнышев), «Особенности экономического сознания работников предприятий с разными формами собственности» (А. Л.Журавлёв). В каждой из статей рассматриваются специфические аспекты психологии собственности и собственника, а вкупе они показывают возможные направления анализа проблемы собственности в экономической психологии. Данное обстоятельство является ещё одним подтверждением того, что недооценка острых вопросов собственности в российской науке и практике преодолена.
  Проведённый в главе анализ позволяет выделить психологию собственности в качестве специфического раздела экономической психологии. Данный раздел изучает взаимовлияние личности и собственности. Конкретно это проявляется, с одной стороны, во влиянии собственности на психологические характеристики человека, а с другой - во влиянии индивидуальных и групповых особенностей людей на реализацию отношений собственности. Экономическое сознание в данном случае проявляется как отношение человека к разным объектам и субъектам собственности, включая других людей, с которыми ему приходится взаимодействовать. Экономическое поведение же реализуется через различные поступки и действия, посредством которых человек увеличивает или уменьшает свои имущество и недвижимость, управляет и манипулирует партнёрами и сотрудниками с целью получения преимуществ и выгод для себя как собственника. Таков общий подход к вопросу о содержании экономической психологии собственности, и он должен детализироваться через раскрытие конкретных проблем.
  В заключение подытожим некоторые, изложенные в настоящей главе, позиции.
  Ряд областей экономической теории и практики традиционно включают в себя психологические аспекты и не могут эффективно рассматриваться вне их. В таких областях давно возникло осознание того, что субъективные характеристики человека и социальных групп - это вторая неотъемлемая сторона любых экономических реалий. Именно на этих сторонах экономической жизни сосредоточивает своё внимание развивающаяся научная дисциплина - экономическая психология.
  Резкое изменение экономических отношений в России, прежде всего установление частной собственности, приватизация государственных предприятий, акционирование, «включение рыночных механизмов регулирования экономики и т.д., предопределили соответствующие изменения не только в позициях и установках индивида, но и в массовом сознании общества. При этом метаморфозы позиций отечественных субъектов экономической деятельности во многом не соответствуют экономическому сознанию зарубежного гражданина из цивилизованных стран, отличаются своей спецификой и своеобразием».
  Во многих областях экономики при практическом решении хозяйственных вопросов срабатывают не столько экономические, сколько социально-психологические закономерности. Это касается прежде всего процесса приватизации, где клановые, родственные, земляческие, этнические связи, криминальная направленность отдельных индивидов предопределили характер перехода государственной собственности в частную, в результате чего зачастую не было получено не только ожидаемого, но и вообще никакого эффекта. Приватизация во многих отраслях не привела к появлению «хозяина нового типа», а, наоборот, способствовала развитию психологии завистничества, отчуждения одних социальных групп от других, отчужденности от общественных экономических интересов.
  Психология собственника - россиянина, заметно отличается от аналогичного феномена в развитых странах. Все это ставит перед обществом серьезнейшую задачу - каким образом развить правильные, положительные тенденции в сознании российского гражданина, нейтрализовать негативное влияние произошедших перемен. Но в любом случае этому должны предшествовать теоретические и практические исследования и наработки, четко регистрирующие современное состояние сознания «экономического человека», психологическую базу последующих изменений. В решении всех этих задач существенная роль принадлежит экономической психологии.

 
© www.txtb.ru