Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


4.1.2. Актуальные проблемы собственности на землю

  Вопрос о земле всегда был одним из самых важных в истории России. При этом страсти касались не только экономических аспектов владения и пользования землей, но и проистекающих отсюда политических вопросов, а также нравственного отношения к земле. Если брать сугубо экономическую сторону, то рынок земли в России имеет грандиозные возможности для своего развития, и не только из-за огромных ее территорий. По данным Федеральной службы земельного кадастра России, на 2002 год пашни и пастбища в стране принадлежат:
  • государству и муниципалитетам - 69,1 % (в том числе - земли запаса и сельхоз. угодья в черте поселков и городов);
  • гражданам России - 29,3 % (в основном, фермерские участки и земельные паи сельчан);
  • юридическим лицам - 1,6 % (сюда относятся прежде всего земли птицефабрик, конезаводов и подсобные хозяйства заводов и институтов).
  Земля может быть продана каждым из субъектов владения, поэтому возможны самые различные инварианты «перетоков» сельхозугодий в качестве объектов собственности.
  Несмотря на то, что Гос. Дума России приняла закон о частной собственности на сельхозугодья (поля, луга и т.п.), спор о целесообразности такого типа собственности в нашей стране вряд ли завершился и он активизируется в периоды разных политических и предвыборных кампаний. В связи с этим полезно вспомнить наиболее значимые аргументы, которые звучали «за» и «против» такого подхода в различных дискуссиях. Сведем их в таблицу (см. табл.12).
  Особо следует подчеркнуть вне таблицы тот момент, что без вовлечения земельных ресурсов в рыночный оборот невозможно выявить реальную эффективность хозяйствования. Этот факт, являющийся экономической аксиомой, психологически многими россиянами не осознается либо его замалчивание используется для целенаправленного манипулирования людьми.

Таблица 12. Собственность на сельхоз. угодья в России: аргументы «за» и против

Таблица 12. Собственность на сельхоз. угодья в России: аргументы «за» и против

  В общем плане таблица дает право выделить, так сказать, «заглавные» психолого-экономические проблемы собственности на землю, включая собственность на сельхозугодия:
  • становление хозяина земли и его стимулирование государственными и другими инвестициями;
  • судьба различного рода коллективных хозяйств и эффективность использования ими земельного ресурса;
  • правовое ограждение российских земель от «зарубежных» хозяев, неэффективно использующих эти ресурсы.
  Попытаемся на основе некоторых исследований хотя бы частично рассмотреть эти вопросы.
  Если затронуть проблему становления настоящего хозяина земли, то вполне резонно предполагать, что чем «ближе» человек к «реальной» земле, т.е. к сельхоз. угодьям, которые рядом с его домом, так сказать, «под боком», тем скорее он оценит роль и значение собственности на них. Чувство «хозяина сельхозугодий» у коренного горожанина мало что дает в социальном плане для реального использования земель и даже может этому повредить.
  Этот момент мы в середине 90-х годов попытались выяснить, разделив наших респондентов на группы по основному месту жительства, задав им вопрос о поддержке (отсутствии таковой) частной собственности на сельхозугодия. Результаты отражены в таблице (см. табл. 13).

Таблица 13. Оценка возможности передачи земли в частную собственность респондентами из разных населенных пунктов

Таблица 13. Оценка возможности передачи земли в частную собственность респондентами из разных населенных пунктов

  Даже поверхностный взгляд на приведенные цифры позволяет утверждать, что горожане в силу своей слабой причастности к проблемам принципиальных земельных отношений (кроме, естественно, садовых и дачных участков и участков под индивидуальное строительство) были более осторожными и консервативными в высказывании мнений за частную собственность на сельхозугодья, чем жители сел, особенно небольших. Именно в деревне, где землю можно было использовать наиболее эффективно и где кроме нее не было другой «кормилицы», все более и более вызревало сознание о необходимых предпосылках подлинно хозяйского отношения к земле, о праве человека на частную собственность по сельхозугодиям.
  Таким образом, массовое сознание многих людей, «близких» к земле, не разрывало «чувство хозяина» с «правом собственности», хотя и в то время, и сегодня реальность давала мало шансов на полноценную обработку земли индивидуальному «землеробу». К пониманию нужности и значимости частной собственности на землю приводило, на наш взгляд, еще одно обстоятельство: многие крестьяне видели «массовое крушение» колхозов и совхозов, вызванное экономическим кризисом, а также серьезные изменения в трудовой мотивации работников агропромышленного комплекса, вовлеченных в коллективные хозяйства. Все это отражалось на эффективности использования земель. В связи с этим в 1995 и 1996 годах мы задавали нашим респондентам вопрос об эффективности использования земли, закрепленной за разными хозяевами. Были получены следующие результаты (см. табл.14).

Таблица 14. Оценка эффективности использования земель (в %)

Таблица 14. Оценка эффективности использования земель (в %)

  Начиная краткий анализ таблицы, подчеркнем, что чрезвычайно «трагична» оценка людьми характера использования земель колхозов и совхозов: лишь четвертая часть респондентов отозвалась об этом более-менее положительно. Эта общая тенденция, понятно, была вызвана материальными (сельхозмашины и инвентарь) и финансовыми причинами (отсутствие оборотных средств, зарплаты и т.д.), что во многом сохраняется и сегодня. Положение «фермерской» земли было хотя и несколько лучше, но также в целом, с точки зрения оценки эффективности ее использования, не выдерживало критики. И только на индивидуальных, дачных и садовых участках был виден настоящий хозяин.
  Но, осуществляя анализ проблемы по прошествии почти десяти лет (начало 2006 года), необходимо уточнить: положение некоторых коллективных хозяйств (в том числе колхозов и совхозов) оказалось весьма стабильным, и люди в таких хозяйствах весьма часто оценивают использование своих земель как вполне эффективное и рентабельное. Поэтому «аграрии» из таких хозяйств не могут дать сугубо отрицательную оценку коллективным формам владения землей. И даже сегодня после принятия закона о купле/продаже сельхозугодий немало людей будут стремиться сохранять коллективные формы сотрудничества, выраженные в виде акционерных обществ, агрохолдингов и кооперативных объединений. По-видимому, действительность приведет нам в скором времени немало примеров, когда люди, приобретшие участки сельхозугодий, будут объединяться в укрупненные хозяйства прежде всего имеющих эффективное управление. «Разъединиться, чтобы объединиться на более совершенной основе» - с таким подходом российская практика встречалась уже не раз. И говоря, к примеру, об успешности деятельности крупных агрохолдингов и других агро-объединений в других государствах, мы должны признать, что путь к аналогичному хозяйствованию в нашей стране может идти как от индивидуального, так и от коллективного собственника.
  При этом в наших условиях невозможно не учитывать то, что на громадных российских пространствах (не принимая во внимание территорию бывшего СССР) проживали, проживают и будут проживать народы, у которых сложились собственные уклады владения землей, особенности основных видов деятельности (скотоводство, охота, рыболовство, морской промысел и т.д.) и свои традиции распределения национального богатства (каким бы малым оно ни было). У большинства таких народов, особенно в Сибири и на Севере (бурят, эвенков, якутов, сойотов, тофов), исконные виды производства, хозяйствования, промыслов не только не требовали, но и даже не предполагали частной собственности на землю, и основные природные ресурсы (речные и морские территории, лес, пушной и иной зверь) не «продавались». Естественно, отношение данных народов к частной собственности на эти ресурсы и сегодня будет в чем-то специфическим. И это, вполне возможно, будет не настаивание на обобществлении разных угодий, а, напротив, требование их передачи в собственность семейной или родовой общины, а то и передачи конкретному хозяину. Стремление сохранить достояние, использованное предками и завещанное ими, может выливаться в различные формы.
  В порядке детализации отношения сельских жителей к частной собственности на землю весьма целесообразно обратиться к двум интересным результатам, полученным В. П. Позняковым также в девяностых годах в двух хозяйствах Нижегородской области. В исследовании, в частности, выявлялась связь между оценками респондентами своей деловой активности и их отношением к разделу земли на индивидуальные паи (см. табл. 15).

Таблица 15. Распределение оценок деловой активности сельскими жителями с учетом их отношения к разделу земли (в %)

Таблица 15. Распределение оценок деловой активности сельскими жителями с учетом их отношения к разделу земли (в %)

  Таблица показывает, что из 28,4% опрошенных, выразивших положительное отношение к разделу земли, три четверти лиц данной категории отмечают рост своей деловой активности, тогда как у жителей, указавших на свое отрицательное отношение к разделу земли (54,3%), активность возросла лишь у каждого пятого (60, с.107-108). Эти тенденции уже в те годы отражали рост деловой активности у тех, кто стремился быть настоящим хозяином земли. Их (тенденции) уверенно можно экстраполировать и в сегодняшний день.
  Исследование В. П. Познякова показало также, что лица, положительно относящиеся к разделу земли, более удовлетворены результатами своей хозяйственной деятельности: высокую и среднюю степень удовлетворенности показали 24,7% крестьян из 28,4% лиц этой категории. Среди лиц, высказавших свое отрицательное отношение к разделу земли, удовлетворенных своей хозяйственной деятельностью, в высокой и средней степени было всего лишь 2,5% (из 54,3).
  Рассматривая реалии 90-х годов, надо вспомнить и об экономической роли приусадебного земледелия в советскую эпоху. В зарубежных исследованиях второй трети двадцатого века обращалось внимание на так называемые private plot (частные участки) - наглядный пример частного предпринимательства, существовавшего в СССР. Уже тогда было ясно, что сельчане собирают на них более высокие урожаи, чем в колхозном или совхозном секторе, и что частный сектор дает значительную часть овощей, фруктов, молока, мяса и яиц, производимых в стране. Негласно установилось мнение о том, что подобные хозяйства представляли собой неотъемлемую часть советской сельскохозяйственной экономики. Они решали по меньшей мере два рода задач. С одной стороны, нередко продукция с частных участков шла на так называемые колхозные рынки, принося своим хозяевам определенную прибыль. Сельчане становились негласными частными предпринимателями с соответствующей психологией. И такой подход прослеживается не только в деревне.
  Интересное размышление о связи отношения к собственности и эффективности экономики, в т.ч. аграрного производства приводит известный российский психолог А. В. Филиппов. Рассматривая собственность как самовыражение индивидуальности, мерило индивидуальности, её сущность, он показывает, что утрата данной сущности в социалистический период хозяйствования послужила жесткой преградой для нарастания творческого потенциала индивидуальности. Наоборот, многие успехи даже в обобществленной экономике, считает он, были связаны с гласным и негласным возвратом к собственническим интересам человека: «только отступая от социальной адекватности собственности в пользу индивидуальности в советское время были получены действительно выдающиеся результаты как в науке, так и в промышленности. И лучшим показателем неудач в связи с подавлением индивидуальности служат хронические провалы в сельском хозяйстве, которое всё основывается на индивидуальности, особой чувствительности и особой психологии отношений с природой. Даже в том случае, когда оно (сельское хозяйство) высоко индустриализовано» (90, с.229-230).
  В то же время делать сугубо однозначный вывод о только положительном значении коренной индивидуализации сельского хозяйства вряд ли целесообразно. Научно - практический анализ взаимосвязи отношения жителей села к частной собственности на землю, связи между развитием их «чувства хозяина» и деловой активностью, показывает, что эффективность труда на земле люди зачастую увязывают с подлинным владением, пользованием и распоряжением земельными ресурсами. Конечно настоящий хозяин на земле может быть не только индивидуалистом, но и коллективистом, если несколько хозяев нашли удобную форму своего экономического сотрудничества, эффективные методы совместного управления совместной собственностью.
  При анализе психологии собственника на землю в настоящее время нельзя уходить от тех объективных проблем, которые существенно мешают становлению настоящего хозяина земли. К ним можно отнести:
  • диспаритет цен на сельхозпродукцию и средства обработки земли: тракторы, сеялки, другой необходимый инвентарь (например, только за последние годы цены на зерноуборочные комбайны выросли в 5-6 раз, в то время как цены на зерно и другую продукцию села растут «черепашьими шагами» и кое-где даже снижаются); в 2005 году стоимость пшеницы на российских биржах колебалась в пределах 3-х рублей за килограмм, тогда как мировые цены составляют 150 долларов за тонну (около 4,3 руб. за 1 кг);
  • устаревание технического парка сельхозпредприятий и фермеров;
  • необоснованные скачки в стоимости нефтепродуктов(в начале девяностых годов прошлого века литр дизельного топлива стоил вдвое дороже, чем килограмм зерна, а в 2005 году стоимость «солярки « превышала эту цифру уже в 5-6 раз);
  • сокращение из-за отсутствия необходимых средств численности племенного скота и возможностей селекции элитных сортов сельхозрастений;
  • отсутствия возможностей для закупки минеральных удобрений и ядохимикатов для борьбы с вредителями и болезнями растений, сорняками, паразитами сельхозживотных и т.д.;
  • деятельность «перекупщиков» в сельской местности, которые усугубляют диспаритет цен на продукцию агропромышленного комплекса и т. д.
  Кроме того, нельзя не отметить низкую культуру деревенских жителей во многих российских глубинках, особый их менталитет, который ведёт к отсутствию желания работать «много и хорошо», пьянству и алкоголизму, упованию только на судьбу и власти, а не на собственные силы и инициативу.
  Вместе с тем, наличие в стране коллективных и индивидуальных аграрных хозяйств, которые «вошли в рынок», научились рационально и рентабельно использовать свою собственность, эффективно работать и «делать деньги», использовать с пользой для себя пусть и небольшие средства бюджетной поддержки, - всё это говорит о том, что есть возможности для изменения положения на селе. При целенаправленной государственной помощи в решении показанных выше проблем, при льготном кредитовании аграриев вполне могут вернуться российские земельные традиции, когда «воля и труд человека дивные дивы творят».
  И ещё одно. Учитывая общинную психологию российского крестьянина, а также высокую рентабельность акционированных агрокомплексов за рубежом, необходимо способствовать развитию коллективной собственности на землю там, где это поддерживается всеми жителями. В этом вопросе есть немало оптимальных рычагов, о которых мы ещё скажем в разделе о совместной собственности.
  Завершить раздел о российских проблемах владения, пользования и распоряжения собственностью на землю, несмотря на всю их остроту, все же хочется на оптимистической ноте. Сегодня, как никогда, нужна вера в настоящее и будущее людей, чьими усилиями и стараниями жила и живет страна. Вера, стоящая выше любых негативных мнений, ситуаций и обстоятельств. Приведем в качестве одного из доводов танку японского поэта И. Такубоку, написанную им о своих соотечественниках около века назад:
  Поля продают,
  Дома продают,
  Пьют вино беспробудно...
  Так гибнут люди в деревне моей...
  Что ж сердце тянется к ним?

 
© www.txtb.ru