Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


3.3.2. Приватизация и отношение людей к современной элите

  Контроль над ресурсами, собственностью на различные материальные и нематериальные ценности определяет суть экономической власти, доминирующей над другими видами власти. По Бертрану Расселу, «власть может быть определена как реализация намеченных целей», в рассматриваемом нами случае - целей приватизации.
  Возможность распределять материальные ценности одновременно влияет на распределение позиций на социальной лестнице, позволяет обеспечить желаемые должности, льготы, привилегии. Однако обладание собственностью недостаточно для достижения поставленных целей; нужны легитимность, одобрение и поддержка гражданами властвующей элиты, что достигается завоеванием политической власти. Политическая власть обеспечивает для личности возможность принятия решений, их обязательность для всякой иной власти, проникновение в любые общественные процессы.
  Отсюда собственность не только предполагает, но и обязывает определенные круги людей бороться за политическую власть. Суть этого явления хорошо раскрыла О. С. Дейнека с помощью одного из высказываний Петерсона: «на какое - то время власть и собственность могут быть разделены - будь то силой или обманом - но разлучить их навсегда - никогда не удастся. Ведь ощутив болезненность такого разделения, собственность сразу же купит власть, либо власть захватит собственность».
  Нетрудно сделать и обратный вывод: чтобы лишить человека или какую-то социальную группу стремления к реальной власти надо либо лишить ее собственности, либо дискредитировать значение её индивидуалистических, личностных основ перед большинством населения. Наличие подобного политического подхода к собственности классическим образом проявилось в 1920-193 0гг. В уничтожении «кулака», наиболее активной и предприимчивой части крестьянства, большевики хорошо использовали психологию нищенского стиля жизни россиян, их ментальные особенности. П. Струве, имея в виду это, писал, что дух Октябрьской революции был направлен против собственности. Этому способствовало то, что в России не было утвердившейся идеи собственности и сама собственность не считалась фундаментальной ценностью общественного сознания масс. История показывает, что те страны, где нет повсеместно культивируемой ценности наиболее существенных результатов труда, а таковыми надо признать объекты собственности, отстают от стран с рыночным менталитетом, основанным на признании частной собственности.
  Сегодня в российском обществе собственность не только латентно (скрыто), но и зримо лежит в основе политических отношений между так называемой новой экономической и политической элитой и «низами» общества. Термин «элита» (от фр. elyte - лучшее, отборное) чаще употребляется для обозначения лучшего, совершенного в каком либо смысле. Например, элитные семена, элитные войска и т.п. В этом смысле данное понятие применимо к таким социальным группам, как аристократия (в феодальном и капиталистическом обществах), часть научной интеллигенции, для которой характерны наиболее высокие достижения, верхний слой деятелей литературы, деятелей других сфер культуры и искусства и т.п. Насколько же это слово можно отнести к экономической верхушке страны, надо судить по реальным результатам преобразований.
  В ряде зарубежных стран понятие элиты собственников связывают не только и не столько с уровнем богатства, но и с происхождением, генеалогией человека. Особенно это характерно для Англии, в которой лишь 7% богачей можно отнести к категории self-made man - собственников «сделавших самих себя». Три четверти богатых унаследовали от 25 тыс. фунтов до 250 тыс., остальные - больше. В элите собственников в Англии выделяются 3 группы:
  - традиционная аристократия, т.е. титулованные землевладельцы;
  - потомки лондонских финансистов XIX века, создавших крупные компании;
  - наследники предпринимателей из Северной Англии, разбогатевших на текстильной промышленности.
  Убеждения в том, что «старые деньги», полученные в наследство, имеют больше ценности, чем заработанные лично, что богатство не является целью само по себе, а становится способом вступления в высшее общество, до сих пор характеризуют сущность менталитета английской элиты. Поэтому попасть в ее число чрезвычайно сложно. Для этого нужно родиться в определенной семье и учиться в Итоне или Хэрроу, Оксфорде или Кембридже.
  Естественно, подобные «мерки» нельзя приложить к российскому обществу. Но они наводят на мысль о наличии каких-то иных критериев элитарности. В частности, для элиты свойственны не только обладание собственностью и конкретные социально - экономические и политические качества, но и психологическая оформленность. Н.С. Пряжников выделяет следующие обобщенные характеристики "элитарности" как общественного феномена [67, с. 20-21]:
  1) Престижный род деятельности или образ жизни.
  2) Возможность влиять на сознание и на жизнь многих людей (власть, в том числе и власть над сознанием, над помыслами людей).
  3) Труднодоступность данной деятельности или образа жизни (высокий социально-профессиональный статус, высокое место в общественной иерархии, а также трудность удержания уже достигнутого статуса, что порождает в среде элиты многочисленные склоки, амбиции, выяснение отношений и что вызывает особый интерес у представителей массы).
  4) Таинственность, загадочность, непонятность элиты, связанная с особыми качествами (образованием, манерами поведения) людей, пребывающих в "высших слоях", и с особыми правилами взаимоотношений между этими людьми.
  5) Элита может позволить себе частично отступать от общественных и моральных норм, т.е. позволить себе "запретное".
  6) Известность, знаменитость элиты (это может быть не только "имя" человека, но и простое упоминание престижной социально-профессиональной прослойки, например, "топ - менеджер", специалисты электронного бизнеса, брокеры, "фотомодель", "продюсер", "юрист в коммерческой фирме", а ранее - "физик-ядерщик", "геолог", "разведчик".).
  7) К основным характеристикам элитарности как общественного феномена можно добавить и высокие достижения в какой-либо области деятельности, и успешную карьеру (даже без особых достижений), и особые привилегии (в том числе и незаслуженные), и многое другое, что отличает простого человека от "избранного судьбой" (а может и самостоятельного избравшего, построившего свою судьбу.).
  Интересный взгляд на элитные группы в современной России высказывает известный олигарх Б.Березовский. Причём под элитой он понимает «группу влияния, обладающую общими для её членов стратегическими интересами». Вот его дифференциация элиты.
  1. Самая мощная - это региональная элита: губернаторы (президенты), региональные политики и бизнес, связанный с ними.
  2. Бюрократия, стратегический интерес которой - стремление обслуживать, интересы силы и возможности быть частью этой силы. Среди психологических характеристик этой группы: боязнь любой инициативы, неуверенность в себе, стремление переложить ответственность на других. Автор отмечает динамику связи бюрократа с собственностью. В начальном периоде приватизации он не верил в частную собственность и за взятки перераспределял государственную. Сегодня, обнаружив, что собственность уже поделена, он убедился в реальности частной собственности, активно включился в процесс её перераспределения. Но поскольку государственной собственности осталось мало, бюрократу приходится покушаться на частную собственность, и в этом его серьёзная опасность.
  3. Олигархи, т.е. федеральный бизнес, количество которых небольшое, но они обладают огромным влиянием. Основной стратегический приоритет этой элиты - сохранение капиталов. Это отличает их от просто богатых, главный приоритет у которых состоит в приумножении капиталов.
  4. Спецслужбы, стратегический интерес которых в распоряжении и использовании силовых рычагов власти.
  5. Армия, в которой наблюдается прежде всего стремление быть силой, необходимой для защиты интересов Отечества во внешнем мире.
  Названные пять элитных групп активно участвуют в принятии государственных решений. Кроме того, есть три элиты, которые лишь сопровождают принятие решений.
  6. Журналисты, как проводники мнений от основной части общества и элит к власти и обратно.
  7. Церковь, стратегический приоритет которой в духовном и моральном лидерстве в нации.
  8. Интеллигенция. Она относится к последней группе элит имен о потому, что оказывает меньше всего влияния и на общество и на власть, и приоритеты её в период катаклизмов - лишь в самосохранении [см. Коммерсант, 25.08.2003].
  Напоминаем, что своеобразие взгляда «олигарха» на сущность элиты в том, что выделяет её по возможностям влияния на общество и власть. Кроме того, субъективизм данной точки зрения проявляется в стремлении поставить на первые места в иерархии элит те из них, которые, по его мнению, могут существенно мешать собственникам и предпринимателям наращивать свои капиталы в России.
  Показав на данном примере определённую условность в выделении элитных групп, авторы настоящей книги остаются по данному вопросу на позициях, уже высказанных ранее [см. 38].
  По субъективным притязаниям и некоторым признакам реальной предрасположенности в российском обществе можно выделить:
  • Политическую элиту - лица, находящиеся на высших государственных должностях (в центре и регионах) и приближенные к ним единомышленники и сотрудники из руководства партий, общественных движений и т.п.
  • Номенклатурную элиту - федеральные и региональные чиновники высокого класса, обслуживающие лиц из числа политической элиты. Они находятся как бы «в тени», но на самом деле оказывают определенное влияние на принятие важных решений.
  • Элиту эффективных профессиональных групп: в основном, руководство отраслей и предприятий, обеспечивающих стабильную прибыль - нефтяники, энергетики, металлурги, газовики и т.п. Сюда же можно отнести обогатившихся граждан, работающих в банках, торговле, в других успешных коммерческих структурах. Особое место, на наш взгляд, в профессиональной элите занимают специалисты, правоприменительных и правоохранительных органов, поскольку зачастую их деятельность связана с охраной и защитой собственности и свободы граждан.
  • Научную элиту - чаще всего руководители высших и средних учебных заведений, известные своими научными достижениями и открытиями ученые и преподаватели.
  • Творческую элиту - известные эстрадные «звезды», заслуженные деятели искусств, писатели, художники, музыканты, выдающиеся спортсмены - все те, чьими личными успехами восхищаются и восторгаются люди из масс, чьим поступкам и действиям подражают.
  • Армейскую элиту - армейские чины, занимающие высшие должности в военных структурах как на федеральном, так и на региональном уровнях.
  Естественно, субъективные притязания на «элитарность» далеко не всегда подтверждаются соответствующими делами «лучших», но на сегодня имеются лишь весьма размытые критерии, по которым человека можно или нельзя «зачислить» в состав элиты.
  Если за таковую основу взять способствование созданию объектов собственности, в том числе интеллектуальной, то далеко не все представители элит смогут отвечать этому критерию, а немалому числу из них можно присвоить статус «разрушителей» собственности. Но в целом для нас важнее другое: сознание своей «элитарности» подогревает и в самой социальной группе, и у её отдельных представителей желание добиться более высокого статуса и власти.
  В последнее время в приложении к наиболее «крутой» экономической элите стал использоваться термин «олигархи». В. С. Мухин так дифференцирует данное понятие: «Отличительным признаком «олигарха» от простого крупного собственника, по нашему мнению, является факт приобретения и использования им медиаресурсов, а также попытки получить политическое влияние, создавая во властных и законодательных органах свои собственные группы влияния» [54, с. 4]. С такой дефиницией вполне можно согласиться, добавив только признание наличия у олигархов своеобразной психологии, отличающейся от психологии других элитных групп. Это отличие связано с осознанием своей всесильности и все- властности, с чем сегодня часто (и нередко успешно) борется политическая и номенклатурная элита.
  Одновременно наблюдается тенденция приобщить олигархов к проблемам общества, сделать их партнерами в политическом управлении и решении экономических проблем страны. И это вполне объективный процесс динамики взаимодействия властных структур и крупных собственников.
  Попытки осмыслить изменения в сознании социальных групп и «массового человека» в связи с процессами реформирования общества, появлением новых страт и перераспределением собственности наблюдаются сегодня у многих исследователей. В частности, В.
  В. Крамник выделяет по отношению к рыночным реформам три основных психологических типа: старых, новых и средних русских и считает, что знать особенности и динамику их ценностей и интересов - значит, понять и осмыслить психокультурные предпосылки российской власти. Среди выделенных им ментальных, деловых и экономических установок старых, средних и новых русских [см.47, с.110-114] мы включаем в таблицу лишь установки, связанные с собственностью и экономикой (см. табл. 10).

Таблица 10. Установки, связанные с собственностью и экономикой у «новых», «старых» и «средних» русских

Таблица 10. Установки, связанные с собственностью и экономикой у «новых», «старых» и «средних» русских

  Рассматривая таблицу, в основу которой положены обобщенные В. Крамником установки разных социальных слоев, хочется констатировать, что менталитет истинной российской элиты не может быть выражением позиций одного какого - то слоя, а должен стать интеграцией наиболее эффективных установок, способствующих развитию и стабилизации всего общества.
  Сопоставляя деятельности зарубежных фирм с реальными действиями отдельных «захватчиков» собственности, нетрудно понять, что сегодня чрезвычайно актуально нивелировать представления людей из массы о том, что многие «отборные» личности нашей страны по своим качествам имеют слабые возможности претендовать на статус элиты. В частности:
  • из-за своих нравственных свойств (честность, порядочность и т.п.) они не могут оказывать лидерское влияние на людей,
  • происхождение их высокого социально - профессионального статуса для представителей массы сомнительно,
  • для многих известна их ординарность, отсутствие «избранности» и, тем более, таинственности,
  • многие представители экономической и политической элиты действительно известны своими аморальными и противоправными действиями и поступками.
  Данные реалии, укоренившиеся в сознании многих членов общества, особенно из числа малоимущих, подогревают мнение о том, что существенная часть нашей элиты в большей степени «нацелена» на пятый пункт признаков элитности, показанных Н.С. Пряжниковым, - отход от моральных и правовых норм, - и, к сожалению, в значительном объеме.
  Результаты приватизации позволяют видеть, что немало отечественных «лучших», т.е. «элиты» совсем не проявили свою компетентность и хозяйственность, а выбились в «люди» за счет продажи за бесценок богатств страны и обнищания населения, а также благодаря спекулятивным сделкам. «Простой народ» сомневается, можно ли величать элитой людей, которые в одночасье становились миллионерами и миллиардерами, учитывая, что нередко это делалось беззаконным и безнравственным путем. У многих социально активных индивидов так же встает вопрос и о лицах политической верхушки страны, дискредитировавших себя в годы приватизации и финансовых манипуляций: «Можно ли называть элитой тех государственных чиновников вчерашнего и сегодняшнего дня, в результате действий и преступных бездействий которых разрушено и расхищено достояние, нажитое в тяжелейших условиях огромными усилиями народа?». Психолог В. Л. Васильев приводит слова западного консультанта российских реформаторов Дж. Сакса, в которых указывается одна из главных причин поражения реформ в середине и конце 90-х годов: «... российское руководство превзошло самые фантастичные представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей».
  О конкретных фактах детерминации такого положения «приватизационными» причинами мы уже говорили. Можно добавить примеры «заботы» государственных чиновников о сверхприбылях финансовых спекулянтов. Практически весь федеральный бюджет в то время был развернут не в сторону человека и не в сторону развития производства, как должно быть, а в сторону обеспечения сверхприбыли финансовых спекулянтов. Им обеспечивали 100 % годовых, а в мире норма - не более 5 - 7 % [56, с. 319]. Факты и примеры подобного рода предопределяют суть психолого-политических отношений людей из разных страт современного российского общества к проблеме элитности российских нуворишей.
  В качестве иллюстрации особенностей отношения к «новым русским» со стороны разных социальных групп остановимся на результатах одного из опросов.
  В нашем исследовании 2001 года респондентам (500 человек по репрезентативной по возрасту и полу выборке) был задан вопрос: «Как, по Вашему мнению, относятся люди к тем, кто смог быстро и без особых усилий сделать себе «капитал», стать богатым?»
  Полученные данные интересны не только в общем плане, но и в зависимости от уровня материальной обеспеченности людей. Этот момент мы покажем в связи с субъективной оценкой респондентами уровня своих доходов (см. табл. 11). Таблица показывает, что лиц, или положительно, или нейтрально относящихся (1,3,5 варианты ответов в сумме) к быстрому обогащению «счастливчиков» в целом немало - более трети опрошенных. Такие лица, особенно по третьему и пятому ответу, более - менее равномерно «распределены» в разных по доходу группах. В отношениях «зависти» и «негодования» есть определенные психологические нюансы. Во- первых, ярко прослеживается повышение «негодующей» оценки рассматриваемого факта в связи с понижением уровня доходов у опрашиваемых. Те, кто так или иначе многое потерял в своем материальном обеспечении, острее воспринимает «неправедность» богатства других. У групп с низкими доходами также низка оценка «нормальности» появления «новых богатых» (9,7%), тогда как в группе с высокими доходами уровень такой оценки приближается к 25%. Интересен еще один психологический момент: количество «молчаливо негодующих» заметно больше среди женщин (45,5%), чем среди мужчин (35,2%). Это скорее всего эффект более «острого» и эмоционального восприятия женщинами разного рода социальных несправедливостей.

Таблица 11. Отношение к «новым богатым» в зависимости от уровня доходов респондентов

Таблица 11. Отношение к «новым богатым» в зависимости от уровня доходов респондентов

  Во-вторых, мнение о «завистниках» больше распространяется среди лиц, имеющих средний и выше среднего уровня доходов. На наш взгляд, это своеобразный защитный механизм людей, которым в большей или меньшей мере сопутствует удача в делах. Они сами, добиваясь повышения своего благосостояния, видят в «завистниках» представителей социальных групп, неспособных к предпринимательству и деловитости.
  Понятно, что особо необходимо проводить анализ реакций различных категорий людей по варианту «молчаливого негодования». Ведь именно эти установки больше всего могут спровоцировать социальные коллизии и конфликты в обществе между различными группами. Покажем в связи с этим заметные отклонения от средних данных по 4-му варианту ответа в разрезе разных категорий опрошенных (см. рис. 7).

Рис. 7. Заметные отклонения от среднего показателя по ответу о «молчаливом негодовании»

Рис. 7. Заметные отклонения от среднего показателя по ответу о «молчаливом негодовании»

  Стоит обратить внимание читателей на то обстоятельство, что основной детерминантой негативного отношения к «внезапно обогатившимся» людям, у респондентов кроме уровня их доходов, является возраст: чем он выше, тем больше выражено молчаливое негодование. В группах же до 40 лет процент «негодующих» колеблется около 30. Целесообразно хотя бы кратко разобраться в причинах такого отношения, ведь «молодёжь - будущее страны», и это будущее должно уходить от конфронтации.
  Во-первых, здесь действует психологический фактор «надежды на себя», на свои собственные возможности. Молодые люди обладают высокой самооценкой и самомнением, поэтому они считают, что богатство - это прежде всего результат индивидуальных заслуг, а значит не стоит «негодовать» на тех, кто когда-то отличился своей личной предприимчивостью. Во-вторых, как отмечают психологи, показанное отношение молодёжи к богатству чаще всего не зависит от собственного социоэкономического положения. Например, молодые граждане Великобритании из рабочего класса разделяют сосвоими сверстниками из более обеспеченных слоёв позитивные взгляды на богатых и негативное восприятие менее бедных, хотя тем самым они бросают отрицательный свет на свою жизнь и идентичность со своими родителями [см. 23. с.33-34]. В-третьих, молодёжь всегда более критично относится к деятельности своих «предков» и она чаще готова списать многие парадоксы современной жизни на их «ошибки». В таком случае зачем негодовать, когда одни «обошли» других в богатстве и славе: пусть сами взрослые разбираются в таких деталях и нюансах и не вовлекают в это молодёжь. Иными словами, можно сказать, что, скорее всего, современная молодежь ориентирована на иное понимание социальной справедливости, она, прежде всего, ценит результат, достигаемый за счет собственной экономической активности и предприимчивости. И это уже стабилизирующий общество момент, как и то обстоятельство, что среди молодежи значительно больше лиц, подчеркивающих варианты ответа: «понимают, что появление богатых - это необходимый этап в развитии общества». Таким же формально «примиряющим» обстоятельством послужит отход основной массы пожилых людей, имеющих отрицательное отношение к собственникам, от активной экономической и политической деятельности. Но все же рецидивы негативного отношения к «новым богатым» часто будут проявляться в разных слоях российского общества.
  Ряд приведенных выше фактов, в том числе тот, что треть опрошенных вполне нормально относится к «новым богатым», показывают, что с реалиями развития и становления российской элиты нельзя не считаться. Отсюда возникает необходимость рассмотреть некоторые особенности этого процесса.
  Сегодня можно говорить, что процесс формирования экономической и политической элиты на основе перераспределения собственности в данный период еще совсем не закончен и в нем могут происходить заметные метаморфозы. В связи с этим попытаемся смоделировать этапы развития элиты или «представительницы» социальной группы и дать их краткую характеристику (см. рис. 8).
  В представленном рисунке читателя, скорее всего, заинтересуют какие-то результирующие моменты процесса формирования российской элиты. Обращаясь к сегодняшнему дню, уверенно можно сказать, что векторы развития этого процесса имеют и ту и другую тенденции: «интеграция» и «пауки в банке».
  О первой тенденции свидетельствуют реальные усилия и наблюдающиеся сдвиги в экономическом и правовом положении некоторых производственных и коммерческих отраслей, которые детерминированы и хозяйственниками, и в чем-то властными структурами.

Рис. 8. Этапы развития российской элиты как социальной группы

Рис. 8. Этапы развития российской элиты как социальной группы

  Свидетельством вторых можно назвать «кричащие факты» манипулирования собственностью во многих государственных и экономических структурах.
  Коррупционность значительного числа лиц из отечественной элиты подчеркивается не только в российских, но и во «вселенских» масштабах. Международная антикоррупционная организация Transparency International обнародовала новые расчеты индекса восприятия коррупции. Расчеты, которые организация делает ежегодно, показывают, что в России и при президенте Ельцине, и при президенте Путине уровень коррупции остается практически постоянным.
  Индекс восприятия коррупции (ИВК) отражает мнения предпринимателей и специалистов как временно работающих в стране, так и живущих в ней. В 2002 году из 102 стран Россия по величине ИВК оказалась на 71-м месте, между Индией и Танзанией (чем больше место, тем хуже). В 2001 году в опросе участвовала 91 страна, и Россия оказалась на 79-м месте. В 2000 году из 90 стран она оказалась 82-й. Формально показатели улучшаются, однако, как выразилась директор российского отделения Transparency International Елена Панфилова, «с лилипутской динамикой». И главное, что показатели все равно очень плохие. А к хорошим результатам с такой динамикой Россия будет идти еще очень долго.
  Новый индекс дополняет индекс взяткодателей (ИВ), который Transparency International представила в мае. По ИВ Россия оказалась на 21-м месте из 21 возможного. Это означает, что коррупция и взятки процветают не только внутри страны. Коррупционная психология экспортируется за рубеж - российские компании оказались наиболее расположены к тому, чтобы давать взятки в других странах.
  Руководитель Transparency International Питер Айген (Peter Ei- gen) заявил: «Коррумпированные политические элиты развивающегося мира, работая рука об руку с алчными предпринимателями и нечистоплотными инвесторами, ставят личную выгоду выше благоденствия своих граждан и экономического развития своих стран. Везде - от незаконной вырубки лесов до основанной на рабском труде добычи алмазов - мы видим расхищение богатств земли, мешающее устойчивому развитию» [см. Коммерсант, 30.09.2000].
  Коррупция и злоупотребления в присвоении государственной собственности в их разных формах дополняется различного рода приемами физической и экономической «расправы» с конкурентами. В частности, в последнее время весьма часто в данных целях стали использоваться положения закона о банкротстве, действующего в РФ. Банкротство можно начинать из-за любого копеечного долга. Значительное количество российских платежеспособных компаний были признаны банкротами по «наводке» конкурентов только из-за неоплаченных вовремя счетов. И этого в ряде случаев было легко добиться. Важно лишь, чтобы в суде была хорошая поддержка. Но судьи - тоже люди, они могут и рискнуть поддержать самую нелепую жалобу, если, во-первых, она не будет прямо противоречить букве закона, а во-вторых, если риск будет оправдан... такая судебная поддержка, понятно, дорого стоит, в-третьих, в силу запугивания, шантажа и т.п. А ведь в делах о банкротстве решается судьба собственности, которая стоит десятки и сотни миллионов долларов. Корень проблемы в том, что очевидное несовершенство закона о банкротстве соединилось с несовершенством судебной системы. Закон стал, с одной стороны, привлекательным и дешевым инструментом передела собственности, а с другой - кормушкой для чиновников и нечестных судей. В конце 2001 года тогдашний руководитель службы РФ по финансовому оздоровлению Т. Трофилова заявляла, что, по ее данным, треть банкротств в 2000 году были заказными. Если такие цифры есть в официальной статистике, то реально они гораздо выше. Данная практика особо отражается на инвестиционном климате в России, когда иностранные компании не стремятся в Россию со своей собственностью.
  Немецкий коммерсант Андерес Зеелинк, который по заданию своего банка изучал возможность инвестиций в акции российских газовых предприятий, высказался весьма откровенно: « Я не смогу убедить мой банк потратить деньги в стране, где такое бывает, - говорит бизнесмен. - Я имею в виду то, как у вас используется банкротство. Крупный газовый холдинг «Роспан» был захвачен у его законных владельцев с помощью назначения управляющего по делу о несостоятельности холдинга. При этом акционеры были готовы вернуть все долги кредиторам, но те не захотели получать деньги, а хотели отстранить владельцев и управлять добычей газа сами. У вас банкротство используется для борьбы за контроль над нормально работающим прибыльным холдингом. Для меня это настоящее извращение самих устоев бизнеса».
  Вот еще одно мнение, высказанное английским бизнесменом: «Когда я смотрю на происходящее в России, то вспоминаю поговорку, что аппетит приходит во время еды. Сейчас где-то в Сибири нехорошие парни пытаются захватывать прибыльные газовые предприятия путем ложного банкротства. Допустим, у них получится. Им захочется еще. Но ведь российская привлекательная собственность уже практически вся поделена. Значит, они неизбежно обратят свои взоры на то, что создано в России иностранцами. Так что пока я не увижу, что захваты российских предприятий путем ложных банкротств прекратились - не дам ни пенни» [газета «Комсомольская правда» от 30.04.02].
  Названные и другие «разборки» в российской экономической элите могут прекратиться только через введение комплекса мер. То, что Президент России в своём послании 2002 года остановился на необходимости принятия нового закона о банкротстве - безусловно, хороший сигнал для инвесторов. Фактически это означает, что инвестиционный климат в России может измениться к лучшему. Но пока это, по - видимому, вопрос не такого уж близкого будущего.
  Стоит напомнить читателю, что цивилизованные страны, столкнувшись с подобного рода проблемами, решают их на четкой и устоявшейся правовой и этической основе. В частности, об этом говорят принятые законы и этические кодексы деловых людей. Конкретный пример по США: до 14 августа 2002 года крупнейшие американские компании должны были подать в Комиссию по ценным бумагам и (SEC) текст клятвы, скрепленной личной подписью генерального и финансового директора, которая подтверждает правильность финансовой документации компании: «насколько нам известно, в отчетных данных и никакие важные данные не были сокрыты». Клятва дописывалась в присутствии нотариусов. Этот день деловые люди Америки окрестили «честной средой».
  В соответствии с законом Сарбэйса-Оксли, если руководитель компании публично не принес специальную клятву, что его финансовая отчетность соответствует действительности, ему грозит до пяти лет тюрьмы и штраф до $500 тыс. Если же клятва была принесена, а в отчетности нашлись ошибки - до десяти лет тюремного заключения плюс штраф до $1 млн. Подобного рода борьба с коррумпированностью и нечестностью в бизнесе сегодня широко развертывается в мире. Важно то, что по таким законам, например в США, должны действовать и зарубежные предприниматели.
  Ради справедливости надо сказать, что подвижки в эту сторону наблюдаются и у нашей экономической элиты. Так, по инициативе и с подачи российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) появилась хартия корпоративной и деловой этики. Бюро правления РСПП утвердило ее на своем заседании в октябре 2002 года. С этого момента она действует. Там заложена нерушимость частной собственности, смысл которой: на чужое не посягай; другие постулаты: не используй правоохранительные и другие государственные органы в конкурентной борьбе, не используй PR, не будируй социальные вопросы в интересах своей конкурентной борьбы. И еще очень важный пункт: в своих действиях опирайся не на букву закона, а на дух закона.

 
© www.txtb.ru