Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


3. Социальная среда и реализация прав и свобод личности

  Характеристика содержания механизма реализации субъективных прав и свобод закономерно предполагает рассмотреть ту социальную среду, которая влияет на него. Названный механизм так или иначе обусловлен составляющими реализацию явлениями и вне их не существует. В данное время наблюдается тенденция исследования прав человека в их взаимосвязи именно с различными социальными явлениями.
  Под социальной средой в широком смысле понимают общественные условия, оказывающие на личность прямое или косвенное воздействие. Имеются в виду те общественные условия, которые детерминируют поведение человека, осуществляющего свои права и свободы, а также поведение других, участвующих в этом процессе лиц.
  Всякие нормы, как и содержащие субъективные права, создаются и действуют, справедливо подчеркивается не «в пустоте», а в реальной совокупности общественных отношений, на основе и в рамках окружающего бытия, которое во всех своих проявлениях опосредует эффективность действия норм.
  В юридической науке вопрос роли социальной среды в реализации социальных прав и свобод личности получил развернутое освещение. Это освещение осуществляется главным образом через призму их гарантирования, т. е. позитивно воздействующих на реализацию факторов.
  Здесь имеют место две причины. Во-первых, субъективные социальные права неразрывно связаны с гарантиями и без них утрачивают квинтэссенцию содержания как обеспеченную возможность получения индивидом определенных благ. Это принципиальное положение обойти вниманием в рассмотрении данного вопроса попросту нельзя. Во-вторых, изучение вопроса правового статуса граждан в советский период базировалось на официальной идеологической посылке о том, что «условия социализма» по сути и есть гарантии прав гражданина. Отмечались, безусловно, некоторые, устраняемые в текущем порядке «издержки» и «недостатки» (правонарушения, проявления бесхозяйственности, бюрократизма, несознательности и др.).
  Развиваемая на общецивилизованных демократических началах современная отечественная теория права отказалась от такого рода постулатов, построенных на догматическом историческом материализме и абсолютизации классовых антагонизмов. Жизнь доказала, что любая социальная среда для прав человека должна рассматриваться в совокупности как позитивных, так и объективно существующих нежелательных явлений. Между тем позитивные явления всегда неизменны в своей научной оценке в качестве гарантий прав человека. С некоторыми вариациями, но достаточно прочно утвердились определенные, ставшие хрестоматийными классификации указанных гарантий.
  Большинство позиций ученых объединено пониманием того, что система гарантирования складывается из общесоциальных условий, а также юридических и других специальных средств, которые придают правам и свободам личности характер реально воплотимых на практике, обеспечивают их правомерное и полноценное использование, а в необходимых случаях и охрану.
  Разумеется, за рамками гарантий прав и свобод остаются отдельные отрицательные факторы в той или иной сфере общественных отношений. Однако их анализ и учет крайне важен для их же устранения, для решения вопросов совершенствования механизма реализации прав и свобод человека и гражданина.
  За короткий отрезок времени Россия осуществила глобальный прорыв из авторитарного, административно-командного прошлого. Страна отказалась от системы, сковывавшей политическую и духовную свободу, хозяйственную инициативу и предприимчивость граждан.
  Ушла в прошлое жестко централизованная, оторвавшая производство от нужд общества и потребностей людей неповоротливая структура управления, исчезла государственная организованность жизни с ее мелочно-бюрократическим контролем за гражданами и нетерпимостью к инакомыслию.
  Начато формирование политической и экономической систем, отвечающих критериям современной цивилизации и исторически доказавших свою прогрессивность. Права и свободы человека, получив утвердительную конституционную базу, начали обретать реальные народовластные очертания.
  Между тем сложные процессы общественных преобразований при всей их демократической направленности и гуманистической ориентации применительно к правам и свободам человека и гражданина обусловили не только успешные, но и противоположные результаты, обнаружили старые и выявили новые болезни российского общества.
  Раньше важнейшие права на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, объединение, собственность, свободу слова, совести и другие открыто или закамуфлированно попирались тоталитарной системой. Теперь же, казалось бы, с уже достигнутым формальным раскрепощением людей, свойственным правовому государству, при очевидных достижениях в реализации гражданами многих политических и других прав и свобод, появились неспрогнозированные издержки, злоупотребления, нерезультативность реализации прав, вызванные, главным образом, ослаблением системы их гарантий.
  Так, очевидное благо — свобода слова — нередко стало использоваться для распространения заведомо недостоверной информации, национальной нетерпимости, худших образцов массовой зарубежной культуры и др. Участие в политической деятельности нередко осуществляется через создание амбициозных квазипартий и движений с узкокорыстными интересами, а борьба за депутатский мандат подчас преследует цель получить иммунитет от санкций за противозаконные действия.
  Общеизвестны множественные факты недобросовестного обогащения путем использования экономической и предпринимательской свободы. Наибольший же срыв произошел в реализации ряда экономических и социальных прав из-за отсутствия их необходимой материальной основы.
  Большой ущерб правам и свободам личности наносят формально демократические, но не управляемые надлежащим образом процессы, несогласованность законодательства центра и регионов, нормативная неурегулированность на должном уровне порядка реализации прав, бюрократический произвол, некомпетентность и неисполнительность чиновников.
  К сожалению, россиянам пришлось столкнуться с экстремальными ситуациями, воздвигающими почти непреодолимые препятствия для осуществления прав. Яркой иллюстрацией служит Чечня, где кроме военных погибло много мирного населения, а значит, оказалось необеспеченным первейшее право каждого на жизнь. К тому же десятки тысяч людей лишились жилища, собственности, возможности свободно передвигаться и жить в родном краю, участвовать в общественной жизни и т. д.
  Возросшая за последние годы преступность, особенно такие ее проявления, как терроризм, взятие заложников, бандитизм, заказные убийства, вселяет в людей страх и тревогу за безопасность свою и близких. Это, в свою очередь, не может не влиять на намерения граждан полноценно использовать свои права на участие в политической жизни, предпринимательскую деятельность, право на отдых и собственность и т. д.
  Утрачивается вера в действенность в государственные права, охранительные структуры, которые расширяются, видоизменяются, их КПД остается невысоким, в том числе в деле защиты прав человека и гражданина.
  Проблемой остаются незавершенности и сбои в механизме правового регулирования юридического статуса личности. Никого уже не удивляет положение, когда хороший закон вступает в силу, а цели его не достигаются, когда права и свободы провозглашаются, а лежащие в их основе блага реально половинчаты или отсутствуют вовсе. Показательны здесь распространившиеся в стране задержки в выдаче заработной платы, пенсий, пособий и т. д. Можно привести пример и с сохраняющейся декларативностью ст. 52 Конституции России, согласно которой потерпевшим от преступлений и злоупотреблений властью государство обязано обеспечивать компенсацию причиненного ущерба. Характерен описанный в процессе случай с гражданином, который по незаконному осуждению провел в местах лишения свободы около двух лет, но будучи оправданным так и не добился своего «непосредственно действующего» конституционного права на компенсацию даже на уровне Верховного суда по причине отсутствия процедурной урегулированности решения таких вопросов.
  Приведенный пример очень напоминает печально памятную практику «действия» ст. 58 Конституции СССР, как собственно и всего советского законодательства, долгие годы отрицавшего право человека на предъявление исков государству либо имевшего мозаичный и несовершенный характер в части урегулирования ответственности властей перед индивидом в сфере управления и правосудия.
  Плохой общественный фон для реализации прав и свобод личности, помимо неотработанности социально-юридических механизмов их защиты, дополняется тем, что ответственные за применение нормативных актов компетентные субъекты нередко не соблюдают жестких требований конституционной законности, особенно непререкаемости положения о ценности человека и его прав. Трудно утверждается принцип повышенной, неотвратимой ответственности должностных лиц, других работников властных органов, которые не исполняют законы, указы, решения судов, пренебрегают правами человека и т. д. Не случаен на этот счет Указ Президента Российской Федерации от 6 июня 1996 г. № 810 «О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы», нацеленный на решительное исправление сложившегося положения.
  Действие юридического механизма реализации прав и свобод личности, как уже отмечалось, не только неотделимо от социального, но и вследствие деструктивности последнего может сводиться к нулю. История показывает, что отсутствие должного уровня благосостояния граждан, длительное отсутствие признаков его роста на фоне бездуховности, роскошной жизни немногих, бессилия государственной власти перед преступностью, принятие ею решений, с которыми никто не считается, способно приводить к социальным потрясениям, массовым протестам, беспорядкам и др.
  Теория и практика формирования основ правового статуса личности на принципах демократии и правовой государственности в целом утвердились в некоторых стандартах содержания общенациональных гарантий, без которых правовой статус, входящие в него права и свободы человека и гражданина остаются лишь красивыми нормотворческими формулировками. Названные гарантии чаще всего классифицируются на экономические, политические, духовные (идеологические т. е. согласно основным сферам общественной жизни).
  Экономическими гарантиями осуществления прав и свобод личности выступают материальные богатства и блага общества, национальный доход, уровень доходов граждан. Сюда же относятся развитость экономики во всех ее проявлениях, включая рыночные, мощность производственно-технического потенциала, единство экономического пространства, беспри- пятственное перемещение товаров и услуг и т. д.
  Исключительно важную роль в обеспечении прав и свобод человека и гражданина играет непосредственно социально-экономическая политика и хозяйственные функции государства. Российское государство обозначается в Конституции как социальное (ст. 7). Это предопределяет в качестве конечного и главного его назначения служение человеку и его правам.
  Речь идет здесь не о вмешательстве, а о государственном содействии, цель которого — выполнение обязанности правительств по отношению к человеку, зафиксированной в ст. 25 Всеобщей декларации прав человека и ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, обеспечить каждому достойный уровень жизни. Именно для этого социальное государство призвано регулировать отношения труда и капитала, корректировать неблагоприятные экономические процессы, не допускать крайней поляризации общества по уровню доходов, в частности через эффективную систему налогообложения, заниматься охраной труда и здоровья людей, поддерживать культурный и интеллектуальный потенциал общества, устанавливать минимально достаточный размер заработной платы, малообеспеченным гражданам оказывать материальную помощь, осуществлять иные меры социальной защиты населения.
  Принимаемые сейчас в России широкие меры по оздоровлению экономики есть залог упрочения материальной базы правового статуса личности, повышения ее благосостояния через реализацию экономических, социальных, культурных и других прав и свобод личности.
  Россия находится на пути перехода к устойчивому развитию. Одним из основных условий перехода к устойчивому развитию является обеспечение прав и свобод граждан. Движение к этой цели предполагает формирование открытого общества, включающего в качестве системных элементов правовое государство, рыночное хозяйство и гражданское общество. Здесь очевидна взаимосвязь личностных, экономических и политических факторов.
  Важнейшей политической гарантией прав и свобод личности, безусловно, является демократия, развитость ее институтов и форм, обеспечивающих подлинное народовластие, участие граждан в делах общества и государства, прежде всего, посредством использования своих политических прав и свобод.
  В этом смысле особо значимо закрепление демократического правового устройства России, республиканской формы правления (ст. 1), человека и его прав и свобод в качестве высшей ценности (ст. 2), суверенитета и всевластности народа (ст. 3), целостности территории (ст. 4), равноправия субъектов Российской Федерации (ст. 5).
  Полноценное осуществление прав и свобод человека призваны обеспечивать системы свободных выборов, политическое многообразие, разделения властей на законодательную, исполнительную, судебную, иные системы «сдержек» и «противовесов». Гарантом реальности демократического правового положения личности выступает вовсе не тоталитарное, но сильное государство, признающее во взаимоотношениях с личностью ее приоритет на основе верховенства права, поддерживающее политическую стабильность в обществе, способное при необходимости эффективно защищать демократию, претворять в жизнь официально принимаемые юридические акты всеми законными средствами.
  К сожалению, современная посткоммунистическая российская государственность на этот счет подчас обнаруживает слабость, и проблема настоятельно требует самого серьезного решения. Без сомнения, верно поддерживается в науке, что для свободы человека в равной мере опасна как абсолютизация власти, так и ее отсутствие, разрушение, ведущее к деградации личности, хаосу.
  В конечном счете вопрос зависимости прав человека от демократичности организации и деятельности политической власти имеет не менее фундаментальную обратную сторону: государство не существует как правовое вообще вне воплощения его определяющего принципа — приоритета прав человека.
  Самостоятельными видами гарантий прав и свобод личности являются духовные, в том числе идеологические. Это уровень культуры общества, его научный и творческий потенциал, образованность, нравственные установки его членов. В качестве особого гаранта Конституция выделяет признание в России идеологического многообразия и в то же время одно- значно запрещает разжигать социальную, расовую, национальную и религиозную рознь (ч. ч. 1, 2, 5 ст. 13). Составной частью духовно-идеологических гарантий служит общественное и индивидуальное правосознание, политико-правовая культура общества, отдельных граждан, включая должностных лиц, призванных обеспечить защиту прав.
  Задачей остается преодоление стереотипов прошлого многолетнего видения человеком его «советского социалистического образца». Годы тоталитаризма не могли не сформировать свойственную ему личность, которой присущи пассивное принятие режима, вера в незыблемость традиционных образцов поведения, слепое подчинение власти, упрощенный взгляд на мир как разделенный на четко разграниченные категории добра и зла, убежденность в справедливости приоритета общественного блага над личным, уверенность в близком светлом будущем и др.
  Неотъемлемое условие реальности прав и результативности осуществления — знание их людьми, осмысление их высокой ценности, умение правильно использовать и защищать, уважение прав окружающих.
  Среди идеологических факторов обеспечения субъективных прав большое значение имеют прогрессивные политикоправовые концепции, научно-теоретические разработки в области прав и свобод человека и гражданина. Велика роль юридического воспитания граждан в духе соблюдения законности и правопорядка.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Теория государства и права / Под. ред. М.И. Марченко. М. : Изд-во МГУ, 1987.
  2. Энциклопедия социальной работы: В 3 т: Пер. с англ. М., 1995.
  3. Власть и право. Из истории русской мысли. Л., 1990.
  4. Ковлер А.И Исторические формы демократии: проблемы политико-правовой теории. М.: Наука, 1996.
  5. Лукьянова Г.А. Закон как источник советского государственного права. М. : Изд-во МГУ, 1988.
  6. Явич Л.С. Сущность права, Социально-философское понимание генезиса развития и функционирования юридической формы общественных отношений. М.: Изд-во МГУ, 1985.
  7. Яковлев В.Ф. Правовая реформа: тенденции и перспективы // Советское государство и право. 1994. № 4.
  8. Фабриус Ф. Права человека и европейская политика. М., 1995.
  9. Эффективность правовых норм. М., 1980. С. 76.
  10. Жуков В.И., Прохоров В.Л. Взгляд на Россию первой половины 90-х годов // Социологические исследования. 1996. № 6. С. 32-40.
  11. Политология: власть, демократия, личность. 1994. С. 138-139.
  12. Лобанов М. Судебная ошибка не стоит ломаного гроша / / Известия. 1995. 26 янв.
  13. Бойцова В.В., Бойцова Л.В. Интерпретация принципа ответственности государства за ущерб, причиненный гражданам, в практике Конституционного суда Российской Федерации // Государство и право. 1996. № 4. С. 49—50.
  14. Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 24. С. 2868
  15. Демидов А.И. Власть в единстве и многообразии ее измерений // Государство и право. 1995. №11. С. 10—11.
  16. Общая теория прав человека. М., 1996. С. 68—75.

 
© www.txtb.ru