Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 2. Правовое положение космических объектов на поверхности небесного тела

  При осуществлении деятельности на поверхности небесного тела особое значение приобретают вопросы правового положения космических объектов, функционирующих на поверхности небесных тел: космических аппаратов, а также обитаемых научно-исследовательских станций и поселений. Сюда следует отнести вопросы правового регулирования использования площади, необходимой для обеспечения потребностей космического объекта, сбора образцов минеральных и других веществ, создания «зон безопасности» вокруг линий станции, доступа во все районы небесного тела, посещения космических объектов других государств и т. д.
  Размещенный на Луне или ином небесном теле пилотируемый объект, запущенный в космическое пространство, должен быть соответствующим образом зарегистрирован. Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство, 1975 г., не выделяя специальных случаев регистрации объектов, доставленных на Луну, либо сооруженных на ее поверхности или в недрах, определяет общий порядок регистрации объектов, запускаемых в космос. Однако положение ст. II Конвенции, в котором говорится о запуске объектов на орбиту вокруг Земли «или дальше в космическое пространство», следует считать также охватывающим Луну и другие небесные тела. Поэтому при доставке пилотируемых объектов на одно из небесных тел действует общий порядок регистрации, устанавливаемый ст. II, III и IV Конвенции о регистрации.
  При этом в соответствии с п. 1 ст. II Конвенции осуществляется национальная регистрация объекта «путем записи» в соответствующем регистре, о чем запускающее государство информирует Генерального секретаря ООН. Ст. III и IV определяют порядок регистрации на международном уровне: государство регистрации предоставляет «в ближайший практически осуществимый срок» информацию о каждом космическом объекте, занесенном в его регистр, включающую среди прочего информацию об общем назначении космического объекта. Такая информация заносится Генеральным секретарем ООН в реестр, к которому в соответствии с п. 2 ст. III «обеспечивается полный и открытый доступ». Генеральному секретарю может быть передана дополнительная информация об объектах, в том числе о тех, которые больше не находятся на орбите вокруг Земли (п. 2 и 3 ст. IV). Последнее, на наш взгляд, распространяется и на объекты на Луне, которые по каким-то причинам были оставлены людьми (незапланированный или вынужденный отлет с Луны на другом объекте, оставление объекта людьми для выполнения определенных функций и т. д.).
  Конвенцией предусматриваются, кроме того, случаи запуска космических объектов двумя или более странами. Однако ситуация может стать более сложной, если на Луне будет сооружена станция несколькими государствами, но при этом запускающим является одно государство, аппаратура создана и изготовлена другим, а экипаж космического корабля на Луне включает граждан третьих государств. В таких случаях по ст. II Конвенции государства совместно определяют, какое из них зарегистрирует объект.
  Важнейшее место при определении режима объектов на Луне занимает ст. III Договора по космосу 1967 г., предписывающая государствам при осуществлении деятельности на Луне руководствоваться нормами международного права, включая Устав ООН, интересами поддержания мира и безопасности и развития международного сотрудничества и взаимопонимания. Положения этой статьи имеют особое значение ввиду глобального характера исследования и использования космического пространства, включая деятельность пилотируемых объектов на Луне. Результаты этой деятельности представляют интерес для всех государств. Однако при определенных условиях некоторые виды космической деятельности могут представлять опасность для других государств.
  Следует особо отметить, что в соответствии со ст. II Договора по космосу ни одно государство не будет предъявлять правовых притязаний на суверенитет над территорией небесного тела. Однако согласно ст. VIII государство сохраняет свои права собственности на имущество на небесных телах, а также юрисдикцию над персоналом станции, прибывшим для обслуживания станции и проведения научных исследований. Таким образом, размещение на поверхности небесного тела или в его недрах одним из государств своего космического объекта никоим образом не означает распространения данным государством своего суверенитета на занимаемую территорию.
  Как уже отмечалось, ст. I Договора по космосу, провозгласила, что Луна и другие небесные тела открыты без всякой дискриминации на основе равенства и в соответствии с международным правом для исследования и использования всеми государствами «при свободном доступе во все районы небесных тел». Для того чтобы такая свобода могла быть реализована на практике, Договором предусмотрены определенные ограничения, одно из которых — соблюдение основных принципов и норм общего международного права, предусматриваемое упомянутой ст. III.
  В Договоре по космосу (ст. I) содержится положение о свободе научных исследований на Луне, подтверждаемое в ст. 6 Соглашения 1979 г., в которой, кроме того, регламентируется порядок проведения этих исследований. Конкретизируя указанное положение Договора 1967 г., Соглашение о Луне предусматривает такой порядок, при котором каждое заинтересованное государство-участник вправе осуществлять свою деятельность «в любом месте ее поверхности или недр при условии соблюдения положений настоящего Соглашения (ст. 8, п. 1)». В частности, при осуществлении посадки космических объектов на Луне на ней могут быть размещены персонал, любое оборудование и сооружения, которые могут «свободно передвигаться или быть перемещены» на поверхности или в недрах Луны (ст. 8 п. 1).
  Как и ст. IX Договора по космосу, ст. 8 (п. 3) Соглашения 1979 г. предписывает государствам действовать на Луне таким образом, чтобы «не создавать помех для деятельности» других государств-участников Соглашения.
  Перед создателями обитаемой научной базы возникнет множество сложнейших проблем, и прежде всего проблема жизнеобеспечения космонавтов и обитателей первого лунного поселения. Однако немалое значение будут иметь и правовые проблемы, которые встанут при сооружении на Луне научно-исследовательских станций.
  Ст. 9 Соглашения предусматривает право государств-участников создавать на Луне «обитаемые и необитаемые станции», однако при условии, что они будут использовать только такую площадь, которая необходима для обеспечения потребности станции. При этом они «немедленно информируют Генерального секретаря ООН о месторасположении и целях этой станции». В дальнейшем с интервалами в один год соответствующее государство информирует Генерального секретаря также и о том, продолжается ли использование станции и изменились ли ее цели.
  Это последнее положение раскрывается в п. 2 ст. 9 Соглашения о Луне, устанавливающем требование располагать станции таким образом, чтобы не препятствовать свободному доступу персонала, аппаратов и другого оборудования «во все районы Луны в соответствии с положениями настоящего Соглашения или ст. I Договора» по космосу.
  В случае, если деятельность на станции все же создаст какие-либо помехи для другого государства, вступает в действие ст. 15 (п. 2 и 3), предусматривающая проведение консультаций между двумя заинтересованными государствами, в которых может принять участие любой другой участник Соглашения.
  Представляется, что положение об обязанности не препятствовать свободному доступу во все районы Луны особенно важно, если на Луне функционирует пилотируемый космический объект. Для персонала станции или научной лаборатории площадь, необходимая «для обеспечения потребностей этой станции», может иметь существенное, жизненно-важное значение. Можно предположить, например, когда в определенном районе Луны расположены запасы необходимых для данной станции ресурсов. В таких районах могут располагаться и наиболее удобные стартовые площадки для возвращения на Землю либо приема объектов, прилетевших с Земли.
  В будущем, когда деятельность на лунных станциях станет регулярной и достаточно активной, может встать вопрос о целесообразности выделения в случае необходимости дополнительной площади вокруг или вблизи этих станций, на которую будет распространяться определенная юрисдикция государства регистрации. Такая необходимость может диктоваться рядом причин. Возможна ситуация, при которой эта площадь нужна для обеспечения безопасности космического объекта и его персонала. Так, может возникнуть необходимость вывести людей в аварийных случаях или при проведении особо опасных экспериментов, может потребоваться дополнительная площадь для того, чтобы временно сложить часть материалов, подготовленных для отправки на Землю. Вероятны и другие причины для выделения дополнительных площадей, которые Э. Г. Василевская называет «зонами безопасности» (специальными зонами, зонами особого интереса).
  Установление такой зоны должно носить, на наш взгляд, временный характер, подобно тому, как это делается при проведении учений в определенных районах открытого моря, о чем государства заранее оповещаются. Такие зоны, правовой режим которых потребуется четко определить, должны, по аналогии с воздушным правом, иметь «разумные размеры» с тем, чтобы не создавать помех для нормального и безопасного функционирования станций и персонала других стран, как это предусматривается в соответствующих статьях Договора по космосу и Соглашения 1979 г. В случае необходимости заинтересованное государство может согласовывать все свои действия с государством, станция которого находится вблизи соответствующей зоны.
  Э. Г. Василевская отмечает, что «при этом права, вытекающие из юрисдикции и контроля над такими объектами, не следует понимать расширительно. Они должны осуществляться в пределах, необходимых для существования и функционирования пилотируемого объекта. Как справедливо указывалось в литературе, сохранение юрисдикции над космическим объектом на Луне не приводит к установлению суверенитета над районом, подобно тому, как осуществление капитаном корабля, плывущего в открытом море, своего рода юрисдикции в пространстве, окружающем корабль (например, для предотвращения столкновений с другими кораблями) не создает вокруг него территориальных вод».
  По видимому, при определении их правового режима значительную роль будет иметь принцип взаимности. Добавим, что в таких зонах государство регистрации, вероятно, должно пользоваться определенными властными полномочиями по юрисдикции и контролю над любым объектом и его экипажем, попадающим в эту зону. Посещение их не может быть произвольным и должно регламентироваться специальными нормами, подобными тем, которые регулируют порядок посещения самих станций.
  Особое место в правовом регулировании деятельности на небесных телах занимают вопросы, связанные с будущей эксплуатацией и промышленным использованием сырьевых и энергетических внеземных природных ресурсов. Предполагается, что при этом будет проводиться получение материалов для космической индустрии и обитаемых поселений, будут созданы научно-исследовательские и иные станции с самыми разнообразными функциями — обсерватории и лаборатории, комплексы для организации некоторых видов производства, требующих условий вакуума, станции для эксплуатации природных ресурсов, как используемых на месте, так и отправляемых на Землю. С указанной целью после выбора подходящего места на поверхности будут сооружаться специальные базы, которые могут быть использованы для добычи сырьевых ресурсов, сооружения промышленных комплексов, представляющих опасность на Земле, обеспечения потребности связи.

 
© www.txtb.ru