Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 3. Формирование научного определения правового понятия небесного тела

  Как было сказано, приведенное ранее определение понятия небесного тела (см. ст. 1 Соглашения о Луне 1979 г.) является скорее астрофизическим, а не правовым. Определение же правового понятия нуждается в развитии и совершенствовании.
  Хочется отметить, что еще до принятия Договора по космосу 1967 г. отечественный юрист-международник Г. П. Жуков говорил о необходимости градации всего внеземного вещества, находящегося в космическом пространстве с целью дифференциации правового режима данного вещества. Так, он отмечал, что «принципы космического права должны в равной степени распространяться на все небесные тела, пригодные для освоения и использования. Что касается микрометеоритов, метеоритов мелких размеров, а также комет, то они с точки зрения международно-правового регулирования с большим основанием могут быть отнесены к космическому пространству».
  Проанализируем ряд других определений понятия «небесное тело», имеющихся в науке международного космического права.
  «Существенным элементом юридического определения небесного тела, — подчеркивал аргентинский юрист М. Васкес, — является его возможность быть объектом права». Известный польский юрист М. Ляхс, отмечая, что небесное тело — это часть космического пространства, писал, что термин «небесное тело» принимается как всеобъемлющее определение для многих твердых тел в космическом пространстве». «С точки зрения космического права, — указывал венгерский юрист Д. Гал, — небесные тела — это Луна и планеты, их луны, астероиды (или планетоиды) нашей Солнечной системы, которые пригодны для посадки космических кораблей с экипажем или без экипажа, имеют естественное происхождение и не могут быть сдвинуты со своей небесной орбиты». Юриста, по мнению Д. Гала, интересует только сфера, где может осуществляться деятельность, регулируемая нормами права: Меркурий, Венера, Марс со спутниками Фобосом и Деймосом, Луна, а также множество астероидов. «С точки зрения космического права, — пишет Д. Гал, — к небесным телам следует отнести только те астероиды, которые пригодны для посадки, хотя с астрономической точки зрения все астероиды, несомненно, небесные тела».
  Необходимо отметить, что среди юристов нет единого мнения по вопросу об астероидах и их возможном использовании. Сами по себе эти тела представляют большой интерес и с экономической и с правовой точки зрения. Об использовании их для нужд человечества писалось довольно много. Предполагалось, что на астероидах можно строить космические станции, добывать полезные ископаемые.
  Например, разрабатывались проекты полетов к астероидам группы Аполлона и Амура с целью постепенной транспортировки небольших (сотни метров в поперечнике) астероидов в окрестности Земли. Вблизи треугольных точек либрации системы Солнце — Юпитер концентрируются астероиды так называемой Троянской группы. Под руководством Стенфордского университета (США) и Центра имени Эймса НАСА проводились исследования на предмет возможности создания в точках либрации космических поселений. Согласно результатам проведенных исследований, такое поселение с персоналом 10000 человек может быть создано уже в ближайшее время при затратах 100—200 млрд долларов и сроках строительства около 14 лет. Для создания поселения, по мнению исследователей, потребуется около 100 млн тонн материалов, главным образом с Луны и астероидов.
  Интересна перспектива использования никележелезных астероидов. На 90% они состоят из железа, на 9% — из никеля, остаток приходится на другие металлы, в том числе на золото, серебро, платину. Стоимость сырья, содержащегося в таком астероиде даже небольшого диаметра, оценивается очень высоко. С помощью атомных взрывов и ракет можно изменить орбиты этих астероидов таким образом, что они начнут вращаться вокруг любого другого, большего по размерам небесного тела Солнечной системы, превратившись в его спутников. Внутри такого «пойманного» астероида можно было бы оборудовать обитаемую космическую станцию, используя ее толщу как защитный экран от излучений Солнца и ударов метеоритных тел. Естественно, что такого рода космическая деятельность потребует в будущем специального правового регулирования, особенно в интересах предотвращения как международных споров, так и вредных последствий для человека.
  Известный интерес представляет следующее определение небесного тела, выработанное в 1964 г. Рабочей группой, созданной в рамках Международного института космического права:
  «Небесные тела — это естественные объекты в космическом пространстве, включая их газовые короны, которые не могут быть искусственно сдвинуты со своих постоянных естественных орбит».
  В дальнейшем, уже с учетом текста Договора по космосу 1967 г., определение было несколько развернуто: «Небесными телами по смыслу Договора по космосу являются все естественные объекты в космическом пространстве в пределах Солнечной системы, использование которых государством или группой государств не должно изменить их естественных орбит или их поглотить».
  Это последнее определение в большей степени отражает господствующие в международно-правовой доктрине космического права концепции. Как можно видеть, одной из характерных черт использования небесного тела считается такое их использование, в результате которого не изменяется их естественная орбита. Включается также и момент поглощения небесного тела. Указанные два момента выработанного Рабочей группой определения, на наш взгляд, недостаточно четко отражают все необходимые признаки понятия небесного тела, и сами по себе требуют определения. В частности, что это за небесные тела, орбиты которых можно или нельзя изменять? По-видимому, речь здесь идет о мелких астероидах и метеорах. Но если так рассуждать, то следует иметь в виду, что с дальнейшим прогрессом науки и техники человечество сможет изменять орбиты небесных тел все большего размера. Возможно, в будущем наука решит, что в интересах развития все же целесообразно изменить их орбиты. В таком случае встает проблема правовых последствий такой деятельности. Представляется, что действия, правовая природа которых пока не выяснена, не должны включаться в качестве признака в разрабатываемое определение понятия.
  Болгарский юрист Марко Марков под термином «небесное тело» понимает любой естественный космический объект, который пригоден для освоения человеком и использование которого можно контролировать научными и техническими средствами. Однако в этом довольно удачном определении отсутствует указание на задачи и цели, которые ставят перед собой государства при исследовании и освоении небесных тел, а также то, какое именно освоение имеет в виду М. Марков (создание на таком объекте обитаемой станции или тотальное его использование в качестве строительного материала).
  В своем определении понятия «небесного тела» российский юрист Г. П. Жуков отмечает, что исходя из международных документов «под небесными телами имеются в виду естественные космические тела определенной величины с твердой поверхностью». По-видимому, включая в свое определение признак «твердой поверхности» автор хотел подчеркнуть, что такие небесные тела, как Солнце и кометы не охватываются определением небесного тела с юридической точки зрения. Но в таком случае как быть с такими планетами-гигантами Солнечной системы, как Юпитер, Сатурн, Уран и Нептун, которые под данное Г. П. Жуковым определение по объективным причинам не подпадают.
  У названных четырех планет средняя плотность их вещества очень мала — близка к плотности воды, а у Сатурна даже ниже (0,7). Однако ни у кого не вызывает сомнений, что это именно небесные тела (хотя и не имеющие твердой поверхности) как с астрофизической, так и с правовой точки зрения. В определении, данном Г. П. Жуковым неясным остается и признак «определенной величины», сам по себе еще нуждающийся в определении.
  Один из ведущих российских юристов-международников работающих в области космического права, Э. Г. Василевская (Жукова) пишет следующее: «Представляется, что наиболее существенный момент в определении понятия «небесное тело» состоит в том, что оно является объектом деятельности государств, осуществляемой в мирных целях и направленной на расширение знаний о Вселенной». Она дает следующее определение правового понятия «небесное тело»: «Космическое право понимает под небесными телами естественные необитаемые космические тела, которые государства вправе использовать исключительно в мирных целях». И здесь, к нашему сожалению, сказанное Э. Г. Василевской не отражает тех признаков, которые должны содержаться в понятии небесного тела. Во-первых, «объектом деятельности государств, осуществляемой в мирных целях и направленной на расширение знаний о Вселенной» может быть любой объект природного происхождения, находящийся в космическом пространстве, в том числе и метеорные тела. Что же касается выделенного ею признака «необитаемые», то на наш взгляд, в случае обнаружения признаков жизни на каком-либо небесном теле, в том числе и разумной, космическая деятельность человека в отношении такого небесного тела, наряду с другими нормами, будет регламентирована специальными нормами — lex specialis, выработанными международным сообществом для таких случаев. Но исключать такие небесные тела из категории небесных тел в юридическом смысле, на наш взгляд, неправомерно.
  В чем же заключается важность разграничения астрономического и правового понятий небесного тела?
  Статья II Договора по космосу 1967 г. и п. 2 ст. 11 Соглашения о Луне 1979 г. запрещают какое бы то ни было национальное присвоение Луны и других небесных тел.
  В соответствии с п. 3 ст. 11 Соглашения о Луне, «поверхность или недра Луны, а также участки ее поверхности или недр или природные ресурсы там, где они находятся, не могут быть собственностью какого-либо государства, международной, межправительственной или неправительственной организации, национальной организации или неправительственного учреждения или любого физического лица. Размещение на поверхности Луны или в ее недрах персонала, космических аппаратов, оборудования, установок, станций и сооружений, включая конструкции, неразрывно связанные с ее поверхностью или недрами, не создает право собственности на поверхность или недра Луны или их участки». При этом же, согласно п. 2 ст. 6 этого же Соглашения, «при проведении научных исследований в соответствии с положениями настоящего Соглашения государства-участники имеют право собирать на Луне образцы минеральных и других веществ и вывозить их с Луны. Такие образцы остаются в распоряжении тех государств-участников, которые обеспечили их сбор, и могут использоваться ими для научных целей».
  Однако предположим, что государство, при осуществлении им исследовательской деятельности в космическом пространстве обнаружило самостоятельный космический объект природного происхождения относительно небольших размеров — метеорное тело либо мелкий астероид. Вещество, из которого состоит такой обнаруженный природный объект, может представлять существенный интерес для государства-исследователя и всего человечества как в научных, так и в исключительно прикладных целях. Государство-исследователь могло бы воспользоваться рассмотренным нами выше правом на сбор образцов минеральных и других веществ и правом их вывоза (п. 2 ст. 6 Соглашения). Принимая во внимание сравнительно небольшие размеры обнаруженного небесного тела, при определенном уровне развития космической техники транспортировка природного объекта в конкретное место для стационарного изучения, исследования и разработки не представит особого труда.
  Но, захват последнего противоречил бы требованиям ст. II Договора по космосу и ст. 11 Соглашения о Луне, приведенные нормы станут правовым препятствием транспортировки обнаруженного объекта целиком к месту его разработки и эксплуатации. Ведь другие государства уже не смогут воспользоваться таким же правом по объективным причинам. Такое положение вещей будет иметь место в случае, если астрофизическое и правовое понятия небесного тела будут полностью совпадать, а, следовательно, правовой режим небесных тел будет в полном объеме распространяться на все внеземное вещество, находящееся в космическом пространстве. Кроме того, подобное ограничение с неизбежностью станет препятствием для поступательного развития науки и космических технологий, так как повторная встреча в неизмеримых просторах космоса с интересующим объектом небольших размеров была бы равна нулю.
  Если руководствоваться ныне существующим положением вещей в аспекте их международно-правового регулирования, то такой находящийся в космическом пространстве природный объект следует признать небесным телом независимо от его размеров, от того, находится ли он на постоянной орбите, которую можно с точностью определить, либо «блуждает» в пространстве, а также от степени его пригодности для постоянного использования и исследования.
  Что следует понимать под степенью пригодности естественного природного объекта для его постоянного исследования и использования?
  Прежде всего, это потенциальная возможность его длительной, а не разовой эксплуатации и использования. Далее, данный объект должен быть пригоден для размещения на его поверхности либо на его орбите обитаемой либо необитаемой исследовательской станции.
  Постольку, поскольку согласно ст. I Договора по космосу 1967 г., «исследование и использование космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, осуществляются на благо и в интересах всех стран, независимо от степени их экономического или научного развития, и являются достоянием всего человечества», действия государства- исследователя космоса не должны ущемлять прав и интересов других государств.
  Поэтому представляется, что такой природный объект должен быть не пригоден для его постоянного исследования и использования, в том числе и для длительной эксплуатации его природных ресурсов.
  Рассмотрим пример. Так, на астероиде Гермес, имеющем в поперечнике около 1 км, ничтожная гравитация: расчеты показывают, что сила тяжести на нем приблизительно в 10000 раз меньше, чем на Земле, т.е. практически отсутствует. Находящийся на Гермесе космонавт в скафандре при неосторожном движении мог бы преодолеть силу притяжения и, оторвавшись от поверхности астероида, улететь в межпланетное пространство.
  Но Гермес нами приведен лишь в качестве примера и как свидетельство того, что не каждый естественный объект, находящийся в космическом пространстве, пригоден для его постоянного стационарного исследования и использования. Здесь имеется в виду размещение на таком объекте либо на его орбите исследовательских или иных станций. Подобные объекты в силу своих размеров годятся для их использования лишь в качестве сырья, материалов, т. е. для использования разового. А ведь между орбитами Марса и Юпитера вращаются тысячи природных тел, далеко не достигающих по своим размерам и массе таких же параметров Гермеса!
  Само собой разумеется, что в силу небольших размеров и мизерной гравитации ни на поверхности таких тел, ни на их орбитах невозможно оборудовать обитаемую исследовательскую станцию.
  Кроме того, транспортировка такого природного объекта к месту его разработки (находящегося, например, на орбите одной из планет Солнечной системы) никоим образом не будет ущемлять прав других государств в области освоения и использования ресурсов космоса. При наличии в космосе достаточного количества других подобных естественных объектов, они вполне смогут воспользоваться такой же возможностью.
  Следовательно, необходимо разграничить понятия небесного тела в астрофизическом и правовом смысле. Для последнего будет в полной степени действовать весь режим ограничений прав, предусмотренный действующими международными актами. Внеземное же вещество, находящееся в космическом пространстве, не подпадающее под понятие небесного тела, должно иметь иной правовой режим, например, аналогичный правовому режиму космического пространства в целом, либо с определенными особенностями.
  Недалек тот день, когда человечество начнет активную разработку природных ресурсов Луны, планет и других небесных тел Солнечной системы. Именно благодаря активному использованию ресурсов космоса человек сможет решить назревшую энергетическую проблему, проблему природных ресурсов. Эксплуатация ресурсов космоса позволит человечеству развиваться, не причиняя ущерба колыбели человечества — Земле.
  Мы знаем, что для образования понятия необходимо выделить существенные признаки предмета. Как известно, содержание понятия представляет собой совокупность существенных признаков предмета, поэтому раскрыть содержание какого-либо понятия — значит указать его существенные признаки. А логическая операция, раскрывающая содержание понятия, называется определением.
  В связи с этим при разграничении астрономического и правового понятий небесного тела, при определении последнего необходимо выделить:
  а) небесные тела;
  б) природные ресурсы космоса.
  Представляется, что определение правового понятия «небесное тело» должно включать в себя следующие признаки:
  — это естественный объект природного происхождения;
  — данный объект должен быть пригодным для освоения и использования;
  — постоянное нахождение объекта в Солнечной системе на орбите вокруг Солнца, либо на орбите вокруг иного, большего по размерам небесного тела (планеты), позволяющее определить координаты его местоположения и присвоить обозначение (название, индекс) для последующей идентификации;
  — наличие достаточной гравитации, необходимой для оборудования на поверхности либо на орбите такого объекта обитаемой станции.
  Итак, сгруппируем выделенные признаки и дадим системное определение правового понятия небесного тела.
  Под небесным телом понимается пригодный для освоения и использования естественный объект природного происхождения, находящийся в космическом пространстве на орбите вокруг Солнца, либо на орбите вокруг иного, большего по размерам небесного тела, обладающий достаточной гравитацией, необходимой для оборудования на данном природном объекте или на его орбите обитаемой космической станции.
  Таким образом, под выделенное определение правового понятия небесного тела не будут подпадать мелкие, не обладающие достаточной гравитацией астероиды, а также метеорные тела, кометы, которые необходимо отнести к природным ресурсам космического пространства.
  Здесь же особо необходимо отметить, что не следует смешивать понятия природных ресурсов Луны и планет (небесных тел в правовом смысле) и природных ресурсов космического пространства, так как эти понятия имеют разное юридическое содержание.
  Так, если правовой режим природных ресурсов небесных тел неотделим от правового режима самих небесных тел, то на природные ресурсы космического пространства должен распространяться иной правовой режим, как мы видим, отличный от правового режима небесных тел.
  Что мы понимаем под природными ресурсами вообще?
  Природные ресурсы включают в себя те элементы природы и виды энергии, которые непосредственно участвуют в материальном производстве, составляя основу производимой продукции при данном уровне развития производительных сил.
  Экономическая градация природных ресурсов с точки зрения их исчерпаемости предусматривает такие две группы ресурсов, как исчерпаемые и неисчерпаемые. В условиях Земли к неисчерпаемым природным ресурсам относятся только солнечная энергия, энергия приливов и отливов и т. п. К исчерпаемым же природным ресурсам, которые, в свою очередь, могут быть воспроизводимыми и невоспроизводимыми, относятся в том числе полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы.
  И если в условиях Земли вещественно-выраженные природные ресурсы (рудные, топливные и т. п.) попадают в разряд исчерпаемых, то в условиях космического пространства они практически неисчерпаемы, что для человечества весьма значимо.
  Таким образом, на наш взгляд, любое внеземное вещество, находящееся в космическом пространстве и не подпадающее под правовое понятие небесного тела надлежит отнести к категории природных ресурсов космического пространства.

 
© www.txtb.ru