Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 3. Отношения собственности в лесном праве

  Основополагающим нормативным актом, регулирующим отношения собственности на лесной фонд и леса, не входящие в лесной фонд, участки лесного фонда, является Лесной кодекс РФ. Наряду с ним отношения собственности на указанные объекты регулируются земельным и гражданским законодательством Российской Федерации. Гражданское законодательство ( ст.210 ГК РФ) возлагает на собственника имущества обязанность нести бремя по содержанию принадлежащего ему имущества. Статья 18 Лесного кодекса РФ конкретизирует понятие “ бремени” содержания имущества применительно к лесам. Собственник лесов, лесного фонда, а также лесов, не входящих в лесной фонд, обязан нести затраты на охрану, защиту, воспроизводство и организацию рационального использования принадлежащих ему объектов лесных отношений. Правом собственника является получение доходов от использования лесного фонда и лесов, не входящих в лесной фонд.
  В федеральной собственности находятся лесной фонд и расположенные на землях обороны леса. Передача части лесного фонда в собственность субъектов Федерации допускается на основании федеральных законов. В соответствии со ст.1 федерального закона РФ “ Об обороне” леса и воды и другие природные ресурсы, предоставленные Вооруженным Силам Российской Федерации, другим войскам, воинским формированиям и органам, находятся в федеральной собственности.
  Лесное законодательство предусматривает возможность передачи части лесного фонда в собственность субъектов Федерации. Однако статья 19 Лесного кодекса РФ, устанавливающая это правило, не содержит указания на то, каким образом такая передача может быть осуществлена. Анализируя Водный кодекс РФ в части, регулирующий право государственной собственности на водные объекты, соответствующие положения Конституции РФ, можно предположить, что части лесного фонда могут быть переданы из федеральной собственности в собственность субъектов Федерации на основании федерального закона.
  Муниципальная собственность на леса допускается, но Лесной кодекс РФ не решает этот вопрос, относя его к ведению иных федеральных законов.
  Предусматривая возможность государственной собственности субъектов Федерации на участки лесного фонда, Лесной кодекс РФ ничего не говорит не только о порядке передачи участков лесного фонда в собственность субъектов РФ, муниципальную собственность, но и о возможности передачи участков лесного фонда из собственности субъектов Федерации и муниципальных образований в федеральную собственность. Вопрос об этом может возникнуть в связи с тем, что ст.1 ФЗ РФ “ Об обороне” предусматривает возможность того, что земли, леса, воды и другие природные ресурсы, находящиеся в собственности субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, в частной собственности, могут быть изъяты для нужд Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в соответствии с законодательством РФ. Приведенная норма не конкретизирует содержание термина “ изъятие”, под которым в рассматриваемом случае можно понимать прекращение права собственности на участки лесного фонда субъекта Федерации и муниципальных образований, либо известное ограничение прав пользования, не связанное с прекращением права собственности. Если речь идет о прекращении права собственности субъекта РФ на участки лесного фонда, то справедливо предположить, что поскольку их передача из федеральной собственности в собственность субъекта РФ должна осуществляться на основании федерального закона, постольку и обратный переход права собственности необходимо оформлять также федеральным законом. Что же касается прекращения права собственности на леса муниципальных образований, форму возврата их в федеральную собственность следует определять в соответствии с нормативным актом, которым эти леса были переданы из федеральной ( субъектов Федерации) собственности в собственность муниципальных образований.
  Ряд субъектов Российской Федерации в своих уставах ( конституциях), вопреки требованиям Лесного кодекса РФ, устанавливали право собственности субъекта Федерации на лесные ресурсы, расположенные на территории субъекта. Несоответствие Конституции РФ этих положений нормативных актов субъектов РФ установил Конституционный суд РФ.
  В своем Постановлении по делу о проверке конституционности Лесного кодекса РФ он отметил, что лесной фонд - ввиду его жизненно важной многофункциональной роли и значимости для общества в целом, необходимости обеспечения устойчивого развития (сбалансированного развития экономики и улучшения состояния окружающей природной среды в условиях возрастания глобального экологического значения лесов России и выполнения ею соответствующих международных обязательств), а также рационального использования этого природного ресурса в интересах Российской Федерации и ее субъектов - представляет собой публичное достояние многонационального народа России и как таковой является федеральной собственностью особого рода и имеет специальный правовой режим. В Постановлении было подчеркнуто, что, допуская возможность нахождения природных ресурсов в различных формах собственности, Конституция РФ вместе с тем не обязывает к тому, чтобы лесной фонд как особая часть лесных ресурсов находился в этих различных формах собственности. На этом основании суд сделал вывод о том, что в соответствии с действующим законодательством право собственности на лесной фонд не принадлежит субъектам Федерации. Конституция Российской Федерации не предопределяет и обязательной передачи лесного фонда в собственность субъектов РФ.
  Однако, несмотря на уже сделанный вывод о правах собственности на лесной фонд, Конституционный суд РФ в 2000г. был вынужден вновь вернуться к рассмотрению этого (и иных) вопросов в Определении от 27 июля 2000 г. № 92-0. Это было связано с тем, что провозгласив в своих республиках государственный суверенитет, Конституция Республики Адыгея устанавливала, что в ведении республики находится установление отношений собственности на природные ресурсы; Конституции республик Башкортостан, Ингушетии вводили правило, согласно которому земля, недра, природные богатства, другие ресурсы на территории республик являются достоянием ( собственностью) их многонационального народа; Конституции республик Коми, Северная Осетия - Алания устанавливали, что земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иной формах собственности в порядке и на условиях, предусмотренных законами Республик. Перечисленные республики устанавливали приоритет своего законодательства, регулирующего отношения по использованию природных ресурсов, перед федеральными законами. Конституционный суд РФ указал, что в соответствии с Конституцией РФ народам, проживающим на территории субъекта Федерации, должны быть гарантированы охрана и использование земли и других природных ресурсов как основы их жизни и деятельности, т. е. как естественного богатства, ценности ( достояния) всенародного значения. Поэтому с Российской Федерации и ее субъектов не снимается обязанность по охране и обеспечению использования земли и других природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующих территориях. Однако это не может означать, что право собственности на природные ресурсы принадлежит субъектам Федерации. Конституция РФ не предопределяет обязательной передачи всех природных ресурсов в собственность субъектов РФ и не предоставляет им полномочий по разграничению собственности на эти ресурсы. Следовательно, субъект РФ не вправе объявить своим достоянием (собственностью) природные ресурсы на своей территории и осуществлять такое регулирование отношений собственности на природные ресурсы, которое ограничивает их использование в интересах всех народов РФ, поскольку этим нарушается суверенитет Российской Федерации. Приведенные нормативные положения в отношении природных ресурсов и прав республик на них были признаны не соответствующими Конституции РФ и не подлежащими применению
  Древесно-кустарниковая растительность, определения которой Лесной кодекс РФ не дает, может находиться в собственности физических или юридических лиц, если она расположена на земельном участке, принадлежащем этим лицам на праве собственности. Согласно ст.20 ЛК РФ владение, пользование и распоряжение такой древесно-кустарниковой растительностью осуществляются собственником в соответствии с требованиями лесного законодательства РФ и законодательства РФ о растительном мире. Приведенная норма не в полной мере регулирует определяет режим древесно-кустарниковой растительности, поскольку, предполагая возможность ее гражданско-правового оборота, не содержит указания на необходимость регулирования соответствующих отношений нормами гражданского законодательства .
  Гражданское законодательство предусматривает возможность частной собственности на отдельные участки леса. Статья 261 ГК РФ устанавливает правило, в соответствии с которым право собственности на земельный участок распространяется и на находящиеся в границах этого участка поверхностный ( почвенный) слой и замкнутые водоемы, находящиеся на нем лес и растения ( если иное не установлено законом). На сегодня в качестве такого закона выступает Лесной кодекс РФ, не предусматривающий права частной собственности на участки леса и лесного фонда. Плоды, продукция, доходы, полученные в результате использования имущества, как устанавливает ст.136 ГК РФ, принадлежат лицу, использующему это имущество на законных основаниях. Лесной кодекса РФ в ст.20 говорит о том, что древесно-кустарниковая растительность, которая появилась в результате хозяйственной деятельности или естественным образом на земельном участке после передачи его в собственность гражданину или юридическому лицу, является его собственностью, которой он владеет, пользуется и распоряжается по своему усмотрению.

 
© www.txtb.ru